Силы специальных операций России. Создание, становление, работа. Ссо в крыму


День сил специальных операций в России

День Сил специальных операций отмечается 27 февраля в числе профессиональных праздников и памятных дней в Вооруженных силах России в соответствие с указом президента РФ от 26 февраля 2015 года.

Копию памятника "вежливым людям" из Приамурья подарят главе КрымаВ этот день, 27 февраля 2014 года, люди в камуфляже без опознавательных знаков взяли под контроль здания Верховного совета и правительства Автономной республики Крым (на тот момент — в составе Украины), а в последующие дни аэропорт в Симферополе и другие стратегические объекты на полуострове. Они же способствовали поддержанию порядка и безопасности при проведении 16 марта 2014 года референдума по вопросу о воссоединении Крыма с Россией. Подчеркнутая корректность их поведения привела к появлению выражения "вежливые люди".

17 апреля, отвечая на вопросы граждан в ходе "прямой линии", президент РФ Владимир Путин подтвердил, что речь идет о российских военнослужащих, "корректно, решительно и профессионально" обеспечивших условия для свободного волеизъявления крымчан.

О создании в России Сил специальных операций (ССО) было впервые официально объявлено 6 марта 2013 года. Как сообщил начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Валерий Герасимов, после изучения практики формирования, подготовки и применения ССО ведущих государств мира, в структуре министерства обороны России создано соответствующее Командование.

В конце марта генерал Герасимов уточнил, что ССО МО РФ готовятся к применению "не только на территории страны, но и за ее пределами".

Крымчан просят пожертвовать деньги на памятник "Вежливым людям"В конце апреля 2013 года на горных полигонах в Кабардино-Балкарии ССО провели первое тактико-специальное учение, в ходе которого отрабатывалась переброска одного из подразделений ССО военно-транспортной и армейской авиацией и его парашютное десантирование с большой высоты в район выполнения специальных задач. Особое внимание было уделено слаженности действий в сложных условиях высокогорья с использованием новейшего альпинистского снаряжения и технических средств разведки, штатного и специального вооружения.

В середине мая 2013 года было объявлено, что в Рязанском высшем воздушно-десантном командном училище (РВВДКУ) будет воссоздан факультет специальной и войсковой разведки для подготовки офицерских кадров, в том числе, в интересах ССО.

В соответствии с директивой министра обороны РФ от 29 апреля 2013 года, в РВВДКУ была организована кафедра применения подразделений специального назначения.

Под специальными операциями как формой применения Вооруженных сил министерство обороны РФ понимает согласованные действия специально подготовленных и оснащенных сил, использующих методы и способы боевых действий, не характерные для обычных войск. Это разведывательно-диверсионные, подрывные, контртеррористические, контрдиверсионные, контрразведывательные, партизанские и антипартизанские действия.

Памятник "Вежливым людям" установят возле Госсовета КрымаССО содержатся в постоянной готовности к немедленному использованию и могут решать задачи в мирное время, в конфликтных ситуациях и в ходе войны, действуя как в составе разнородных сил на театре военных действий, так и самостоятельно. Проводимые ими операции, как правило, носят тайный характер и находятся под непосредственным контролем высшего военного руководства или главнокомандующих ВС на театрах войны.

По данным российских СМИ, о ССО в РФ начали говорить в 2008 году в ходе августовского конфликта с Грузией, когда эти силы начали действовать самостоятельно, подавляя элементы грузинской ПВО.

Сообщалось, что в 2009 году в подмосковном Солнечногорске был создан Центр специального назначения МО РФ "Сенеж" и сформирована одноименная боевая единица (отряд) ССО.

В марте 2013 года в подмосковном поселке Кубинка-2 началось создание еще одного ЦСН МО РФ, рассчитанного на 500 военнослужащих и подчиняющегося Командованию ССО.

В Симферополе выбрали макет памятника "Вежливым людям"Соединения и части ССО существуют во многих странах мира. В США с 1987 года действует Командование специальных операций (SOCOM), объединяющее специальные силы сухопутных войск, ВВС, ВМС и Корпуса морской пехоты, а также Объединенное командование специальных операций (JSOC), которое располагает собственными боевыми возможностями в лице группы "Дельта" и "морских котиков".

Французское Командование специальных операций (GCOS) было создано в 1992 году и управляет всеми подразделениями спецназначения, выполняющими задачи за пределами страны.

В Германии с 2001 года существует дивизия специальных операций (DSO), в состав которой вошли все мобильные подразделения и соединения быстрого реагирования, а также боевая группа спецназа KSK.

В 2007 году Силы специальных операций в качестве нового рода войск появились в Белоруссии, объединив две мобильные бригады и бригаду спецназначения.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

crimea.ria.ru

Силы специальных операций России. Создание, становление, работа

Говорить о таких закрытых темах и столь секретных подразделениях очень сложно. Поэтому, анализируя материалы открытой печати, мы очень постарались подготовить для Вас максимально выверенный, но интересный материал о героях «новой» России.

Силы специальных операций — высокоподвижная, специально обученная, технически оснащённая, хорошо экипированная армейская группировка сил Министерства обороны Российской Федерации, предназначенная для выполнения специальных задач с целью защиты интересов России (при необходимости, с применением военной силы) как внутри страны, так и за рубежом, как в мирное, так и в военное время, находящаяся в постоянной и высокой готовности к немедленному применению.

Министерство обороны Российской Федерации определяет термин «специальная операция» следующим образом: «Специальные операции войск (сил) — совокупность согласованных по целям, задачам, месту и времени специальных действий войск (сил), проводимых по единому замыслу и плану для достижения определённых целей. Специальные действия войск (сил) — мероприятия, проводимые специально назначенными, организованными, подготовленными и оснащёнными силами, применяющими не характерные для обычных сил методы и способы боевых действий (разведывательно-диверсионные, подрывные, контртеррористические, контрдиверсионные, контрразведывательные, партизанские, антипартизанские и другие действия).

Самая идея создания Сил Специальных Операций возникла ещё в период афганской войны. Инициатором создания спецназа, способного действовать в любой точке мира, стал генерал разведки Береговой, впервые предложивший объединить все подразделения специального назначения под единым командованием и придать силам ОСО (Особых Спец Операций) свою авиацию и создать отдельный штаб.

Реализовать задуманное генералу не дали. Бытует мнение, что лично Горбачев, весьма желавший дружбы с Западом, не дал одобрения на создание новой ударной силы Советской Армии, способной решать поставленные задачи в любой точке мира, в том числе Западного. Затем, тогдашний министр обороны Язов решил, что спецназов в каждых войсках хватает и при необходимости они смогут действовать слаженно. А когда на территории всего Советского Союза начались деструктивные процессы и известные всем события, думать о новом спецназе было некогда, да и некому.

Первая чеченская кампания, потом вторая, Беслан. Разрозненных сил различных силовых ведомств оказывалось недостаточно для успешного решения всего объема задач. ФСБ имело свой Центр специального назначения (ЦСН ФСБ) в состав которого, как и сегодня входят Управления «А» («Альфа»), «В» («Вымпел») и «С» (Служба специальных операций), у внутренних войск — отряд «Витязь», а в Минобороны — разрозненные бригады спецназа и разведчики, которые активно работали на Северном Кавказе.

Самая большая проблема с организацией и применением войск специального назначения была у армии. Бригады спецназа, дислоцированные в разных уголках страны, подчинялись исключительно окружному командованию. За действия спецназа отвечал тот, кто подписывал боевое распоряжение, — как правило, командующий округом и начальник штаба.

Если силы войскового спецназа применялись в Чечне, которая была объявлена зоной контртеррористической операции, то в таком случае они выполняли приказ командующего объединенной группировкой войск и сил на Северном Кавказе. Возникает резонный вопрос: если спецназ ГРУ оперативно подчиняется округу, то чем в данной ситуации занимается само Главное разведывательное управление, а конкретнее — 14-е управление, отвечающее за силы специальной разведки?

Как объясняют источники издания «Московский Комсомолец», в этом случае это управление ничего не решало, ни за что не отвечало. Действия ГРУ в данной ситуации носили рекомендательный характер. Это может показаться абсурдным, но даже начальник Главного разведуправления не имел права отдать приказ бригаде спецназа. Он мог лишь ходатайствовать перед прямым начальником, которому подчинялось подразделение.

В итоге в ходе боевых действий 14-е управление формировало задачу спецназу, но не осуществляло непосредственное руководство: оно определяло общую стратегию, а руководство осуществлялось через начальника разведки округа и окружные разведотделы.

Очень часто это приводило к печальным последствиям, «крайними» в которых, становились обычные офицеры спецназа.

В этот период проблемой создания ССО занимался полковник ГРУ Владимир Квачков, в последствии обвиненный в подготовке государственного переворота. Квачков, который прошел Афганистан, Таджикистан и чеченскую кампанию, вместе с коллегами тщательно разработал программу функционирования сил специальных операций в российских реалиях и представил тогдашнему начальнику Генштаба Юрию Балуевскому директиву «О создании войск специального назначения в структуре Министерства обороны». Проектом тот остался доволен во многом еще и потому, что реализовать его можно было сравнительно «малой кровью».

Изначально предполагалось создать Силы специальных операций на базе ГРУ. Когда распоряжение и информация дошли до тогдашнего начальника ГРУ Валентина Корабельникова, он заявил: «Не хватало мне еще солдатскими портянками заниматься». Тогда организацию решили создавать под прямым подчинением Генштабу. Таким образом получалось, что в руках начальника Генштаба могла появиться мощная структура для борьбы с терроризмом, а также для выполнения оперативных боевых задач в любой точке мира.

Директива о создании Сил специальных операций, как сообщает издание «Московский Комсомолец» была подписана генералом Балуевским за восемь дней до ареста Квачкова по подозрению в покушении на Анатолия Чубайса. После ареста Квачкова пять экземпляров секретной разработки, регламентирующие создание и этапы развитие ССО, были отозваны у адресатов и уничтожены. Дело опять задвинули в долгий ящик.

О силах специальных операций вспомнили после войны с Грузией в августе 2008 года. В очередной раз встал вопрос о низкой организации работы российских силовых структур, и, в частности, спецназа. Причем проблема была в осуществлении единого руководства и координации, ведь такого бардака, как во время тех событий, военные не видели со времен первой чеченской кампании.

Чёткость и слаженность действий, что закладывалось как краеугольная основа будущего подразделения, не всегда достигается профессионализмом сотрудников и новейшими вооружениями, всё чаще она носит «бумажный» характер. Именно поэтому, что в последствии окажется верным путем, основание ССО было решено начать не с формирования отряда и комплектации его личным составом, а с проработки нормативной базы, документов, директив и приказов.

В 2009 году ССО наконец появились на базе центра спецназа ГРУ в Солнечногорске. В Генштабе появилось руководство ССО во главе с бывшим сотрудником Управления «А» ЦСН ФСБ генералом Медоевым, которое подчинялось непосредственно начальнику Генерального штаба.

Лишь в 2011 году ССО производит первый набор офицерского состава на контрактную службу. Самое передовое отечественное и зарубежное вооружение, экипировка и технические средства поступают в распоряжение бойцов ССО.

Предполагалось, что в будущем в подчинение ССО передадут все бригады армейского спецназа. Но вышло по-другому. Вместо этого бригады передали в подчинение Сухопутным войскам, а две из них (легендарную 67-ю Бердскую и 12-ю Асбестовскую) в рамках оптимизации вообще расформировали: Однако этот проект по все специалисты, да и сами офицеры окрестили не иначе как «убийство спецназа».

При этом и само ГРУ «лихорадило» от новых реформаторских идей тогдашнего руководства Минобороны. После ухода Медоева (который, по слухам, не сошелся во мнениях с руководством) и приходом на эту должность Александра Мирошниченко в Кубинке был создан орган, дублирующий Солнечногорский центр спецназа. Его возглавил полковник Крутиков, который начинал свою карьеру со службы в афганском Кандагаре, затем служил в 67-й Бердской бригаде, был миротворцем в Африке, потом ушел в спецназ ФСБ и служил в Центре специального назначения ФСБ в Ессентуках. Весьма сложно сказать, для чего был создан аналогичный дублирующий центр, но скорее всего всё упиралось в бюджетные ассигнования.

Какими бы ни были причины подковерной схватки, сопровождавшей создание ССО, очевидно, что все они были сняты с уходом на покой Анатолия Сердюкова. Практически сразу же после назначения Сергея Шойгу генералы Генштаба принялись доказывать ему необходимость дать новому командованию «зеленый свет». Новый глава Министерства обороны инициативу военных профессионалов поддержал. Уже через пару месяцев — в марте 2013 года начальник Генерального штаба генерал армии Валерий Герасимов заявил, что Министерство обороны приступило к созданию сил специальных операций и уже сформировало соответствующее командование. По его словам, к такому решению в военном ведомстве пришли, изучив практику формирования, подготовки и применения сил специальных операций ведущих государств мира. В частности, подобные структуры есть в Германии, Франции, Канаде, а в США командование спецопераций (U.S Special Operations Command, USSOCOM или SOCOM) было создано еще в 1987 году.

Согласно сообщению информационного агентства РИА «Новости» глава Генштаба пояснил, что возрастающую роль сил специальных операций демонстрирует опыт войн и военных конфликтов XXI века. «Создано соответствующее командование, которое занимается плановой работой и выполняет мероприятия плана подготовки Вооруженных сил». Генерал подчеркнул, что уже разработан комплект руководящих документов, определяющих направления развития, способы подготовки и применения этих сил.

Как утверждает Wall Street Journal со ссылкой на источники в госдепартаменте США, начальник Генштаба Николай Макаров побывал в США в 2012 году, посетив штаб-квартиру командования сил специальных операций США во Флориде.

Автор портала «Lenta.ru» Илья Крамник в своей статье «иностранные корни российского спецназа» утверждает, что офицеры российских сил спецопераций знакомились на практике с организацией соответствующих структур в Италии, Франции, Германии, КНР и ряде других стран. Считается, что наибольшее влияние оказал французский и немецкий опыт. Информацию о современном состоянии ССО в перечисленных странах на русском языке можно найти, в частности, в недавно вышедшей книге «Между миром и войной: Силы специальных операций», изданной российским Центром анализа стратегий и технологий (ЦАСТ). Общее для всех перечисленных стран-лидеров НАТО — отдельное межвидовое командование ССО в непосредственном подчинении высшему руководству вооруженных сил.

О слепом копировании зарубежного опыта говорить не приходится. Несмотря на общее сходство задач и целей ССО в разных странах мира, в России есть свои особенности. В частности, в задачи российских ССО входит противодействие спецподразделениям противника, что не принято в западной доктрине.

По мнению, высказанному в статье Military Innovation Under Authoritarian Government — the Case of Russian Special Operations Forces старшего научного сотрудника Научно-исследовательского института Министерства обороны Норвегии Тора Букволла, перевод которой также выполнен ЦАСТ, западный взгляд состоит в том, что силы спецопераций теряют свои преимущества, если используются против сил, сходных по структуре и подготовке. В рамках этой доктрины силы общего назначения зачастую обладают значительным преимуществом в огневой мощи и поэтому более подходят для противодействия ССО противника, чем собственные формирования специального назначения.

Важное с политической точки зрения новшество российской доктрины — официально и публично провозглашенная возможность применения ССО за границами РФ. «Мы создали Силы специальных операций и готовим их к применению не только на территории страны, но и за ее пределами. Ход их боевой подготовки непрерывно отслеживается дежурной сменой Центра (оперативного управления Вооруженными силами России», — говорил начальник Генерального штаба Валерий Герасимов на встрече со своим китайским коллегой в марте 2013 года. Разумеется, советские и российские силы спецназначения применялись за рубежом и раньше, но, в отличие от западных стран, официально это никогда не комментировалось.

Одним из первых визуальных доказательств существования Сил специальных операций, стали кадры тактико-специального учения в Приэльбрусье, На высоте четыре с половиной километра, где обычному человеку просто трудно дышать, сотрудники специальных подразделений форсировали реки и штурмовали горные перевалы в полной боевой выкладке. В ходе учения были отработаны действия по переброске одного из подразделений ССО военно-транспортной и армейской авиацией, десантированию групп и груза ССО в район назначения

О нынешней структуре Командования ССО достоверной информации нет. Вероятнее всего, оно подчиняется напрямую начальнику Генерального штаба, а основной боевой единицей является спецназ «Сенеж» из подмосковного Солнечногорска. Кроме него к операциям ССО, предположительно, привлекаются 45-й отдельный полк ВДВ, некоторые роты бригад спецназа ГРУ, транспортная авиация. В начале 2012-го управление ССО было развернуто в командование, с планами увеличения численности подчиненных сил до девяти бригад. Также предполагалось увеличение численности частей спецназначения окружного подчинения.

После появления в сети Интернет видеоролика со своеобразным «видеоотчетом» об участии Сил специальных операций Минобороны в событиях в Крыму (подлинность которого не была ни подтверждена, ни опровергнута) стало понятно, что российский аналог американского Командования специальных операций (SOCOM) заработал на полную мощность. (статья о работе ССО в Крыму, скоро)

О самих силах специальных операций (ССО) с самого начала их существования ходят разные легенды. Одно известно точно, ССО есть и активно и продуктивно работают. География работы – государственная тайна. Набор в подразделение осуществляется из наиболее подготовленных сотрудников других спецподразделений силовых структур и Министерства обороны, основной костяк составляют бойцы спецназа Главного управления Генерального штаба Министерства Обороны РФ (ранее ГРУ ГШ). Ввиду схожего профиля деятельности, они наименее требовательны в плане переподготовки. Увы, на печальном опыте мы смогли узнать, что ССО набирает военнослужащих из лучших выпускников военных ВУЗов., примером подбора кадров и вместе с тем одним из символов спецназа стал Александр Прохоренко, погибший в боях за Сирийскую Пальмиру. (статья о деятельности ССО в Сирии)

 

Но одной Сирией зона действия ССО за пределами РФ не ограничивается — по имеющимся у «Lenta.ru» данным, спецназ применяется против террористов от Северной Африки до Афганистана, а также на территории некоторых бывших советских среднеазиатских республик. Как и в Сирии, операции ССО в этих районах проводятся с использованием технических средств разведки (в первую очередь спутниковой группировки и беспилотных аппаратов) и агентурной разведки.

Отличие ССО от подразделений спецназа («Альфа», «Вымпел» и др.) в том, что это не отдельные группы профессионально подготовленных военных, а высокоподвижная армейская группировка, предназначенная для выполнения специальных задач за рубежом и внутри страны. По сведениям «Российской газеты», одним из создателей и первым командиром ССО являлся полковник Олег Мартьянов (ныне член коллегии Военно-промышленной комиссии РФ).

Ежегодно, 27 февраля, начиная с 2015 года, в России отмечается «День Сил специальных операций ВС России». Этот памятный день установлен Указом Президента Российской Федерации В. В. Путина № 103 от 26 февраля 2015 года «Об установлении Дня Сил специальных операций», в народе она получила название «День вежливых людей». «Российская газета» связала этот памятный день с событиями, произошедшими 27 февраля 2014 года в Крыму.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

В настоящее время Министерство обороны предпочитает закупать обмундирование для своих сил специальных операций (ССО) за рубежом, так как бойцы крайне требовательны к вещевому обеспечению. Но импортозамещение идет полным ходом.

Исходя из фото, видеоматериалов и другой информации о деятельности ССО можно обозначить следующий перечень экипировки и технических средств, которыми комплектуются ССО:

перечень комплектов обмундирования ССО ВС РФ:

комплект обмундирования Arcteryx Leaf

комплект обмундирования специального имущества воинских частей Сил специального назначения для особо жаркого климата

комплект обмундирования Propper Multicam BDU

комплект обмундирования Tactical Performance ATACS FG Tactical Field Jacket / Tactical Combat Pants

комбинезон тактический защитный ФОРТ «Фортрес К14»

противоосколочный костюм ФОРТ «Рейд-Л»

водолазный комплект «Амфора» («Aqualung Amphora»)

гидрокостюм ГКН-7

баллистический шлема первого класса защиты «Спартанец»

противоосколочный шлем 6Б7-1М

противоосколочный шлем «Воин Кивер РСП»

бронещит «Веер-6»

разгрузочный жилет 6Ш112

бронежилет 6Б43

бронежилет «Редут-М»

тепловизионный монокуляр ПТ-2

активные наушники Peltor Com Tac XP

средства передвижения:

квадроцикл «Yamaha » 700

бронеавтомобиль Iveco LMV «Рысь»

многоцелевой вертолёт Ми-8МТВ-5

транспортный самолёт Ан-26

гидроцикл BRP SEA-DOO GTX LTD

гидроцикл BRP SEA-DOO RTX-215

ГАЗ-2330 «Тигр»

УАЗ-3132 «Гусар»

БТР-82А

Багги «Гепард»

КамАЗ-5350 «Мустанг»

Внедорожник Toyota Hilux

Источники:

news.ru

wikipedia.org

rg.ru

tass.ru/info/1796512

voenpolit.su

lenta.ru

i-korotchenko.livejournal.com/662520.html

Похожее

www.militarycolumnist.ru

ССО РФ в Крыму | Обозреватель 23 марта

<p>&lt;p&gt;Итак, Крымский полуостров! На протяжении 1990-х годов российскими законодательными органами неоднократно подымался вопрос относительно изменения статуса полуострова, однако, к изменению государственной принадлежности это не привело. Вплоть до 2014-го года Крым был частью Украины — до появления так называемых &quot;вежливых людей&quot; или, как их ещё принято называть, &quot;зеленые человечки&quot;.

В один день в конце февраля 2014-го года на территории Крыма появляются вооружённые люди в форме без знаков различия. Было много версий насчет того, кто эти &quot;зеленые человечки&quot; и откуда они взялись. Руководство РФ опровергало версию относительно принадлежности их к российским военным, намекая на желание самих крымчан стать частью России. Немного позже руководство России публично высказывалось, что пытается спасти русскоговорящее население Крыма от &quot;бандеровцев&quot;. Еще позже говорилось о некоем таинственном письме беглого президента Украины Януковича, в котором он просил Путина ввести войска на Украину.

Однако, несколько дней назад сам пресс-секретарь Путина шокировал мировое сообщество тем, что, как оказалось, &quot;никакого письма в администрацию президента не поступало&quot; и &quot;никакого подобного документа в администрации Президента не зарегистрировалось&quot;.

Выходит, что вторжение Вооруженных сил РФ на территорию Крымского полуострова было незаконным? И речь сейчас идет о воинских подразделениях, которые не базировались на полуострове согласно &quot;Харьковским соглашениям&quot;.

Кто же все-таки были эти борцы за свободу русскоязычного населения Крыма? Кем были те люди, которые в конце февраля 2014-го года блокировали воинские части регулярных войск Украины? Откуда на территории полуострова могли взяться бронеавтомобили &quot;Тигр&quot;?

Что касается внешнего вида этих &quot;вежливых человечков&quot;, они не были одеты в простую форму пехотной &quot;махры&quot;, которую может купить каждый в военторге. Это было новейшее обмундирование системы &quot;Ратник&quot;.

Ее называют &quot;комплектом солдата будущего&quot;. На амуниции бойца размещается коммуникатор, который определяет координаты солдата с помощью системы GPS и ГЛОНАСС. В состав экипировки &quot;Ратника&quot; также входит специальный многослойный шлем и бронежилет с керамическими бронепластинами. Все это способно остановить пули даже автомата Калашникова.

Данное техническое оснащение стоит на вооружении только у Сил специальных операций РФ (&quot;Сенеж&quot; в/ч 92154, &quot;Зазаборье&quot; или &quot;Куба&quot;, в/ч 01355).

ССО — это мощная оперативная боевая единица с отдельным командованием и материально-техническим обеспечением, подчиняющаяся напрямую президенту. Сегодня это одна из самых профессиональных, боеспособных и результативных военных организаций.

Россия тщательно готовилась к аннексии Крымского полуострова. Недаром в Крым были отправлены самые подготовленные подразделения Сил специальных операций РФ. Но факт остается фактом. Их никто не звал и все действия РФ были незаконны.&lt;/p&gt;</p>

Чуркин демонстрирует то самое, загадочное письмо Януковича

Бронеавтомобиль «Тигр» в Крыму

Экипировка «Ратник» на представителе российской армии в Крыму

Шеврон в/ч 92154, «Сенеж»

Шеврон КССО РФ

www.obozrevatel.com

Западный взгляд на российские силы специального назначения в Крыму и на Донбассе. Часть 1

Дружественный ресурс "Перископ.2" (periscope2.ru) опубликовал перевод небезынтересной статьи старшего научного сотрудника Организации оборонных исследований Норвегии (Forsvarets forskningsinstitutt – FFI) Тора Буквола (Tor Bukkvoll) "Russian Special Operations Forces in Crimea and Donbas". Статья посвящена применению российских сил специального назначения в ходе украинского кризиса. Предлагаем нашим читателям ознакомиться с западным взглядом на обозначенную проблему.

(c) marv.livejournal.com

Аннотация: Силы специального назначения сыграли важную роль в ходе российских военных действий против Украины. Если в Крыму они были главным образом задействованы в тайных операциях, то на Донбассе они выполняли более традиционные функции, такие как специальная разведка, военная помощь и прямые действия. Аннексия Крыма стала первым случаем, когда новые силы специального назначения выступили в лидирующей роли. На основе украинского опыта, несомненно, можно говорить о возросших возможностях России в сфере специальных операций. Данный факт, в свою очередь, может иметь последствия для планирования действий в особой обстановке (contingency planning) другими странами, включая США.

Данная статья исследует вопрос о роли сил специального назначения в ходе боевых действий России против Украины – в Крыму и на Донбассе. В первой части дается краткий обзор различных видов российских сил специальных операций и того, как данные силы вписываются в концепцию «гибридной» войны. Далее анализируются специальные операции России в Крыму и на Донбассе в разрезе стандартных категорий задач, выполняемых спецназом. В заключительной части обсуждается вопрос об уроках, которые другие страны, включая США, могут вынести из приведенных примеров Крыма и Донбасса.

В первую очередь необходимо кратко остановиться на вопросе об источниках. Учитывая особо секретный характер спецопераций, поиск достоверной информации представляется затруднительным. В данной ситуации это проявляется еще большей степени в связи с недавним характером событий и боязливостью российской прессы. За исключением нескольких СМИ и интернет-ресурсов, представители расследовательской  журналистики в современной России вынуждены молчать. Помимо официально подтвержденного факта применения специальных сил в Крыму и ареста двух офицеров спецназа ГРУ на Донбассе в мае 2015 года, информация в российских открытых источниках представлена слабо.

Следовательно, настоящая работа в большой степени основывается на украинских источниках. Поскольку Украина является одной из сторон конфликта, данные источники, очевидно, являются пристрастными. Использованные украинские источники можно считать относительно независимыми от правительства страны. Тем не менее они не объективны. Большая часть из них, по понятным причинам, отражает различную степень патриотизма, проявленную перед лицом российской военной агрессии.

С другой стороны, принимая во внимание тот факт, что присутствие российских военнослужащих на территории Украины явно имело место, мало причин полагать, что там не находятся и специальные силы. Ни одна современная армия не стала бы вовлекаться в иностранную операцию подобного масштаба без постановки задач для собственных специальных подразделений. Поэтому возможные искажения в анализе в связи с использованием украинских источников скорее будут относиться к деталям действий спецназа, а не к самому факту его присутствия.

Российские силы специального назначения в период реформ Сердюкова

В России много военных и полувоенных формирований, которые называются силами специального назначения или спецназом. Для данного исследования наиболее релевантными представляются спецназ Главного разведывательного управления, Федеральной службы безопасности, Службы внешней разведки, Силы специальных операций (ССО) и 45-я отдельная бригада специального назначения Воздушно-десантных войск. Нужно понимать, что специальные силы являются лишь частью в каждой из указанных организаций. В структуре ГРУ, ФСБ и СВР находятся различные подразделения, такие как разведывательная служба («агентура»), радиотехническая разведка и другие. Данные подразделения также включены в исследование, так как в своей работе они часто взаимодействуют с силами специального назначения. Однако нахождение в одной структуре не всегда гарантирует тесное сотрудничество. Хорошо известным является факт соперничества между спецназом и агентурой ГРУ.

Спецназ ГРУ, вероятно, является самым известным подразделением специальных сил в России. Данная организация была основана в 1950 году и сыграла важную роль в ходе российских военных операций в Афганистане и Чечне. Соответственно, подразделение имеет опыт участия в операциях скорее в качестве элитной группы легкой пехоты, чем специальных сил в нынешнем западном понимании данного термина. Таким образом, спецназ ГРУ сегодня правильнее было бы сравнивать с Рейнджерами Армии США, а не со спецподразделением «Дельта». Такая вспомогательная роль была в определенной мере формализована в период реформ министра Сердюкова. Обязанности спецназа ГРУ по предоставлению услуг другим военным структурам были расширены в ущерб более независимому положению, которым он обладал ранее.

Параллельно были образованы новые Силы специальных операций (ССО) в качестве военного инструмента, находящегося под непосредственным контролем политического руководства страны.  Спецназ ГРУ состоит из семи бригад, распределенных по стране, численностью около 1,500 человек каждая – боевые и вспомогательные подразделения вместе взятые. Кроме того, существуют четыре морских подразделения, по одному на каждый из флотов. Они, скорее всего, насчитывают около 500 военнослужащих в каждом.[1] Таким образом, общая численность войск составляет приблизительно 12,000 человек.[2] Спецназ ГРУ планировалось перевести на контрактную основу до конца 2014 года. Однако на сегодняшний день сложно найти подтверждение факту достижения данной цели. Служащие по призыву традиционного играли важную роль в спецназе ГРУ.

Силы специальных операций России в Сирии

Создание ССО было анонсировано начальником Генерального штаба генералом Валерием Герасимовым в марте 2013 года, однако сама идея находилась в разработке с 2009 года. Она основывалась на модели отряда специального назначения США «Дельта» (US Delta Force) и британской Особой воздушной службы (Special Air Service). Организация разделена на пять отделов специальных операций (special operations divisions) численностью по 50 военнослужащих в каждом, и общей численностью (включая вспомогательный подразделения) порядка 1,500 человек.[3] Учреждение ССО стало символом утраты ГРУ его институционального статуса. Новые специальные силы изначально были частью ГРУ, затем были выведены из его состава, а сейчас вновь официально находятся в структуре ГРУ, однако обладают гораздо большей автономией. Кроме того, пополнение личного состава осуществляется извне ГРУ. Ключевая стратегическая идея ССО заключается в том, что у политического руководства страны появляется небольшой и высококомпетентный военный инструмент для использования внутри государства и за его пределами в экстренных ситуациях, не требующих проведения широкомасштабных военных операций.

В структуре ФСБ имеется два подразделения специального назначения – «Альфа» и «Вымпел». «Альфа» состоит из пяти отделов в различных регионах России, а главной задачей подразделения является проведение контртеррористических операций. «Вымпел» состоит из четырех отделов и обеспечивает защиту стратегических объектов, таких как атомные станции. Данные специальные функции, тем не менее, никоим образом не означают, что вышеуказанные спецподразделения не могут быть использованы для выполнения иных задач. Общая численность «Альфы» и «Вымпела» составляет, вероятно, от 300 до 500 человек.[4]

45-я отдельная бригада специального назначения Воздушно-десантных войск в целом выполняет те же функции, что и спецназ ГРУ в структуре сухопутных войск, а морской спецназ ГРУ в структуре морской пехоты. Ее численность составляет около 700 человек.[5]

Наконец, у СВР также имеется свой спецназ численностью порядка 300 человек под названием «Заслон». Его основная задача заключается в защите российских госслужащих по всему миру, однако возможны и другие варианты применения.

Силы специального назначения и «гибридная» война

Существует немалое количество определений термина «гибридная» война, однако есть и те, кто отвергает данную концепцию. В отношении российской агрессии против Украины большое внимание было уделено невоенным средствам достижения стратегических целей. Важно, как отмечают некоторые исследователи, иметь в виду, что термин «гибридный» относится к методам, но не принципам или целям ведения войны.[6] Силы специального назначения по определению подразумевают использование военных методов. Использование спецназа в регулярных боевых действиях, таким образом, не подпадает под большинство определений «гибридной» войны. В качестве возможного контраргумента следует отметить, что применение спецназа для достижения политических целей в небоевых ситуациях вполне вписывается в концепцию «гибридной» войны.

Согласно классификации НАТО, специальные операции можно разделить на три основных типа: прямые действия (direct action), специальная разведка (special reconnaissance) и военная помощь.[7] Однако данная классификация не покрывает некоторые секретные «политические» задачи, которые силы специального назначения иногда выполняют. В связи с тем, что такой тип задач имеет особое значение в контексте этой работы, я дополнил концепцию НАТО пунктом о скрытых действиях (covert action).[8] Именно осуществление скрытых действий делает российские силы специального назначения инструментом «гибридной» войны. Далее мы рассмотрим участие российского спецназа в регулярных операций в Крыму и на Донбассе, а также его роль в небоевых действиях с целью влияния на локальную политическую ситуацию.

Крым

Крымская операция, несмотря на то, что она была проведена, вероятнее всего, в соответствии с планом действий в особых ситуациях, была неожиданной и прошла практически без непосредственных столкновений. Это значит, что российские силы специального назначения не осуществляли прямых действий, а также у них не было времени или необходимости в оказании военной помощи. Операция заключалась, главным образом, в скрытых действиях, скорее всего основанных на информации, собранной ранее разведывательными подразделениями, относящимися к Черноморскому флоту ВМФ России и местными агентами ФСБ и ГРУ. Возможно, имело место предварительное размещение подразделений специальной разведки ГРУ, однако данную информацию сложно подтвердить, используя открытые источники. Украинский военный обозреватель Дмитрий Тимчук утверждает, что ФСБ и ГРУ стали проявлять особую активность на территории Украины после вступления Виктора Януковича в должность президента страны в 2010 году. Он сменил фокус работы Службы безопасности Украины (СБУ) с контрразведки в отношении России на контрразведку в отношении Соединенных Штатов.[9] Было бы так же неверно утверждать о существенной роли российского спецназа в оказании военной помощи в Крыму, так как «силы самообороны Крыма», по всей видимости, выполняли декоративную функцию и служили прикрытием российских войск. Силы самообороны не имели важного военного значения.[10]

Около украинской военной базы в Евпатории, 9 марта 2014. (с) Reuters

Учитывая, что действия сил специального назначения по большей части являются скрытными, можно было понять, что недавно созданные ССО сыграли бы важную роль. По словам военных обозревателей Антона Лаврова и Алексея Никольского, взятие Крыма было первой крупной операцией, проведенных ССО[11].  В частности, силы спецопераций стояли за захватом местного парламента 27 февраля. Это позволило избрать российскую «марионетку» Сергея Аксенова председателем Совета министров Автономной Республики Крым. Более того, ССО возглавили захват  важных военных объектов ВСУ. Однако эти действия требовали большее количество личного состава, чем имевшееся в распоряжении ССО. Поэтому к силам спецопераций присоединился спецназ ГРУ и морская пехота. Однако именно ССО всегда стояли во главе операций[12].

В Крымской операции использовались скорость и внезапность для создания ситуации fait accompli (свершившийся факт) с целью затруднения военного ответа со стороны Украины. Действительно, победа России была обеспечена переброской дополнительных сил, однако изначальные действия ССО и других  «специальных» и «элитных» сил сыграло решающую роль[13]. От захвата парламента Крыма до подписания договора о включении Крыма в состав России прошло всего 19 дней. Семь дней спустя все подразделения ВСУ сложили оружие. Такие сроки серьезно отличают крымскую операцию от последовавших боевых действий в Донбассе.

Продолжение следует.

[2] Александр Чуриков, «Спецназ сольют воедино», Аргументы и Факты, 28 января 2010; Сергей Козлов, Спецназ ГРУ – Новейшая история, 2010, 310.[3] Alexey Nikolsky, “Russian Special Operations Forces: Further Development or Stagnation?” Moscow Defense Brief, No. 4, 2014, 25; Alexey Nikolsky, “Little, Green and Polite – The Creation of Russian Special Operations Forces”, in Brothers Armed – Military Aspects of the Crisis in Ukraine – Second Edition, ed. Colby Howard and Ruslan Pukhov, (Minneapolis, MN: East View Press, 2015), 128.[4] Точные цифры засекречены, однако некоторые расчеты представлены в открытых источниках. См. интервью бывшего полковника ФСБ Сергея Шаврина http://www.agentura.ru/press/about/jointprojects/mn/shavrin[8] США определяет «скрытые действия» как «любую активность США, направленную на оказание политического, экономического или военного влияния за рубежом, в случаях, когда роль правительства США намеренно не придается огласке». См. Aki J. Peritz and Eric Rosenbach, “Covert Action”, Belfer Center for Science and International Affairs Memorandum, July 2009,http://www.belfercenter.ksg.harvard.edu/publication/19149/covert_action.html[10] Такое впечатление сложилось после прочтения одной из наиболее детальных аналитических работ по теме операции в Крыму – Anton Lavrov, “Russian Again: The Military Operation for Crimea”, in Brothers Armed: Military Aspects of the Crisis in Ukraine – Second Edition, ed. Colby Howard and Ruslan Pukhov, 157-184[11] Ibid., p. 160; and Nikolsky, «Little, Green and Polite», 124.[12] Lavrov, “Russian Again”, 173-178.[13] В данном исследовании под «специальными силами»  понимаются входящие в ССО впоследствии реформ А. Сердюкова. «Элитными силами» называются ВДВ и Морская пехота. Они считаются элитными в том смысле, что в их личном составе высока доля профессиональных военнослужащих, а также в них более строгие критерии отбора.

bmpd.livejournal.com

Западный взгляд на российские силы специального назначения в Крыму и на Донбассе

Центр АСТ предлагает читателям ознакомиться с собственным переводом статьи старшего научного сотрудника Организации оборонных исследований Норвегии (Forsvarets forskningsinstitutt – FFI) Тора Буквола (Tor Bukkvoll), посвященной применению российских сил специального назначения в Крыму и на Донбассе.

Аннотация: Силы специального назначения сыграли важную роль в ходе российских военных действий против Украины. Если в Крыму они были главным образом задействованы в тайных операциях, то на Донбассе они выполняли более традиционные функции, такие как специальная разведка, военная помощь и прямые действия. Аннексия Крыма стала первым случаем, когда новые силы специального назначения выступили в лидирующей роли. На основе украинского опыта, несомненно, можно говорить о возросших возможностях России в сфере специальных операций. Данный факт, в свою очередь, может иметь последствия для планирования действий в особой обстановке (contingencyplanning) другими странами, включая США.

Данная статья исследует вопрос о роли сил специального назначения в ходе боевых действий России против Украины – в Крыму и на Донбассе. В первой части дается краткий обзор различных видов российских сил специальных операций и того, как данные силы вписываются в концепцию «гибридной» войны. Далее анализируются специальные операции России в Крыму и на Донбассе в разрезе стандартных категорий задач, выполняемых спецназом. В заключительной части обсуждается вопрос об уроках, которые другие страны, включая США, могут вынести из приведенных примеров Крыма и Донбасса.

В первую очередь необходимо кратко остановиться на вопросе об источниках. Учитывая особо секретный характер спецопераций, поиск достоверной информации представляется затруднительным. В данной ситуации это проявляется еще большей степени в связи с недавним характером событий и боязливостью российской прессы. За исключением нескольких СМИ и интернет-ресурсов, представители расследовательской журналистики в современной России вынуждены молчать. Помимо официально подтвержденного факта применения специальных сил в Крыму и ареста двух офицеров спецназа ГРУ на Донбассе в мае 2015 года, информация в российских открытых источниках представлена слабо.

Следовательно, настоящая работа в большой степени основывается на украинских источниках. Поскольку Украина является одной из сторон конфликта, данные источники, очевидно, являются пристрастными. Использованные украинские источники можно считать относительно независимыми от правительства страны. Тем не менее они не объективны. Большая часть из них, по понятным причинам, отражает различную степень патриотизма, проявленную перед лицом российской военной агрессии.

С другой стороны, принимая во внимание тот факт, что присутствие российских военнослужащих на территории Украины явно имело место, мало причин полагать, что там не находятся и специальные силы. Ни одна современная армия не стала бы вовлекаться в иностранную операцию подобного масштаба без постановки задач для собственных специальных подразделений. Поэтому возможные искажения в анализе в связи с использованием украинских источников скорее будут относиться к деталям действий спецназа, а не к самому факту его присутствия.

Российские силы специального назначения в период реформ Сердюкова

В России много военных и полувоенных формирований, которые называются силами специального назначения или спецназом. Для данного исследования наиболее релевантными представляются спецназ Главного разведывательного управления, Федеральной службы безопасности, Службы внешней разведки, Силы специальных операций (ССО) и 45-я отдельная бригада специального назначения Воздушно-десантных войск. Нужно понимать, что специальные силы являются лишь частью в каждой из указанных организаций. В структуре ГРУ, ФСБ и СВР находятся различные подразделения, такие как разведывательная служба («агентура»), радиотехническая разведка и другие. Данные подразделения также включены в исследование, так как в своей работе они часто взаимодействуют с силами специального назначения. Однако нахождение в одной структуре не всегда гарантирует тесное сотрудничество. Хорошо известным является факт соперничества между спецназом и агентурой ГРУ.

Спецназ ГРУ, вероятно, является самым известным подразделением специальных сил в России. Данная организация была основана в 1950 году и сыграла важную роль в ходе российских военных операций в Афганистане и Чечне. Соответственно, подразделение имеет опыт участия в операциях скорее в качестве элитной группы легкой пехоты, чем специальных сил в нынешнем западном понимании данного термина. Таким образом, спецназ ГРУ сегодня правильнее было бы сравнивать с Рейнджерами Армии США, а не со спецподразделением «Дельта». Такая вспомогательная роль была в определенной мере формализована в период реформ министра Сердюкова. Обязанности спецназа ГРУ по предоставлению услуг другим военным структурам были расширены в ущерб более независимому положению, которым он обладал ранее.

Параллельно были образованы новые Силы специальных операций (ССО) в качестве военного инструмента, находящегося под непосредственным контролем политического руководства страны. Спецназ ГРУ состоит из семи бригад, распределенных по стране, численностью около 1,500 человек каждая – боевые и вспомогательные подразделения вместе взятые. Кроме того, существуют четыре морских подразделения, по одному на каждый из флотов. Они, скорее всего, насчитывают около 500 военнослужащих в каждом.[1] Таким образом, общая численность войск составляет приблизительно 12,000 человек. Спецназ ГРУ планировалось перевести на контрактную основу до конца 2014 года. Однако на сегодняшний день сложно найти подтверждение факту достижения данной цели. Служащие по призыву традиционного играли важную роль в спецназе ГРУ.

Силы специальных операций России в Сирии

Создание ССО было анонсировано начальником Генерального штаба генералом Валерием Герасимовым в марте 2013 года, однако сама идея находилась в разработке с 2009 года. Она основывалась на модели отряда специального назначения США «Дельта» (US DeltaForce) и британской Особой воздушной службы (SpecialAirService). Организация разделена на пять отделов специальных операций (specialoperationsdivisions) численностью по 50 военнослужащих в каждом, и общей численностью (включая вспомогательный подразделения) порядка 1,500 человек. Учреждение ССО стало символом утраты ГРУ его институционального статуса. Новые специальные силы изначально были частью ГРУ, затем были выведены из его состава, а сейчас вновь официально находятся в структуре ГРУ, однако обладают гораздо большей автономией. Кроме того, пополнение личного состава осуществляется извне ГРУ. Ключевая стратегическая идея ССО заключается в том, что у политического руководства страны появляется небольшой и высококомпетентный военный инструмент для использования внутри государства и за его пределами в экстренных ситуациях, не требующих проведения широкомасштабных военных операций.

В структуре ФСБ имеется два подразделения специального назначения – «Альфа» и «Вымпел». «Альфа» состоит из пяти отделов в различных регионах России, а главной задачей подразделения является проведение контртеррористических операций. «Вымпел» состоит из четырех отделов и обеспечивает защиту стратегических объектов, таких как атомные станции. Данные специальные функции, тем не менее, никоим образом не означают, что вышеуказанные спецподразделения не могут быть использованы для выполнения иных задач. Общая численность «Альфы» и «Вымпела» составляет, вероятно, от 300 до 500 человек.

45-я отдельная бригада специального назначения Воздушно-десантных войск в целом выполняет те же функции, что и спецназ ГРУ в структуре сухопутных войск, а морской спецназ ГРУ в структуре морской пехоты. Ее численность составляет около 700 человек.

Наконец, у СВР также имеется свой спецназ численностью порядка 300 человек под названием «Заслон». Его основная задача заключается в защите российских госслужащих по всему миру, однако возможны и другие варианты применения.

Силы специального назначения и «гибридная» война

Существует немалое количество определений термина «гибридная» война, однако есть и те, кто отвергает данную концепцию. В отношении российской агрессии против Украины большое внимание было уделено невоенным средствам достижения стратегических целей. Важно, как отмечают некоторые исследователи, иметь в виду, что термин «гибридный» относится к методам, но не принципам или целям ведения войны. Силы специального назначения по определению подразумевают использование военных методов. Использование спецназа в регулярных боевых действиях, таким образом, не подпадает под большинство определений «гибридной» войны. В качестве возможного контраргумента следует отметить, что применение спецназа для достижения политических целей в небоевых ситуациях вполне вписывается в концепцию «гибридной» войны.

Согласно классификации НАТО, специальные операции можно разделить на три основных типа: прямые действия (directaction), специальная разведка (specialreconnaissance) и военная помощь. Однако данная классификация не покрывает некоторые секретные «политические» задачи, которые силы специального назначения иногда выполняют. В связи с тем, что такой тип задач имеет особое значение в контексте этой работы, я дополнил концепцию НАТО пунктом о скрытых действиях (covertaction). Именно осуществление скрытых действий делает российские силы специального назначения инструментом «гибридной» войны. Далее мы рассмотрим участие российского спецназа в регулярных операций в Крыму и на Донбассе, а также его роль в небоевых действиях с целью влияния на локальную политическую ситуацию.

Крым

Крымская операция, несмотря на то, что она была проведена, вероятнее всего, в соответствии с планом действий в особых ситуациях, была неожиданной и прошла практически без непосредственных столкновений. Это значит, что российские силы специального назначения не осуществляли прямых действий, а также у них не было времени или необходимости в оказании военной помощи. Операция заключалась, главным образом, в скрытых действиях, скорее всего основанных на информации, собранной ранее разведывательными подразделениями, относящимися к Черноморскому флоту ВМФ России и местными агентами ФСБ и ГРУ. Возможно, имело место предварительное размещение подразделений специальной разведки ГРУ, однако данную информацию сложно подтвердить, используя открытые источники. Украинский военный обозреватель Дмитрий Тимчук утверждает, что ФСБ и ГРУ стали проявлять особую активность на территории Украины после вступления Виктора Януковича в должность президента страны в 2010 году. Он сменил фокус работы Службы безопасности Украины (СБУ) с контрразведки в отношении России на контрразведку в отношении Соединенных Штатов. Было бы так же неверно утверждать о существенной роли российского спецназа в оказании военной помощи в Крыму, так как «силы самообороны Крыма», по всей видимости, выполняли декоративную функцию и служили прикрытием российских войск. Силы самообороны не имели важного военного значения.

Около украинской военной базы в Евпатории, 9 марта 2014».

Учитывая, что действия сил специального назначения по большей части являются скрытными, можно было понять, что недавно созданные ССО сыграли бы важную роль. По словам военных обозревателей Антона Лаврова и Алексея Никольского, взятие Крыма было первой крупной операцией, проведенных ССО. В частности, силы спецопераций стояли за захватом местного парламента 27 февраля. Это позволило избрать российскую «марионетку» Сергея Аксенова председателем Совета министров Автономной Республики Крым. Более того, ССО возглавили захват важных военных объектов ВСУ. Однако эти действия требовали большее количество личного состава, чем имевшееся в распоряжении ССО. Поэтому к силам спецопераций присоединился спецназ ГРУ и морская пехота. Однако именно ССО всегда стояли во главе операций.

В Крымской операции использовались скорость и внезапность для создания ситуации faitaccompli(свершившийся факт) с целью затруднения военного ответа со стороны Украины. Действительно, победа России была обеспечена переброской дополнительных сил, однако изначальные действия ССО и других «специальных» и «элитных» сил сыграло решающую роль. От захвата парламента Крыма до подписания договора о включении Крыма в состав России прошло всего 19 дней. Семь дней спустя все подразделения ВСУ сложили оружие. Такие сроки серьезно отличают крымскую операцию от последовавших боевых действий на Донбассе.

Донбасс

Основываясь в основном на «селфи» российских солдат в интернете, группа украинских волонтеров «ИнформНапалм» выяснила имена военнослужащих различных подразделений ССО, бывших на территории Украины. В них входят все семь бригад спецназа ГРУ, 45-я отдельная бригада специального назначения ВДВ, а также сотрудники ФСБ. Однако ни в одном из открытых источников не утверждается, что ССО приняли участие в этих операциях. Согласно российскому военному обозревателю Алексею Никольскому, «учитывая наши знания о ССО и их задачах, их присутствие в восточной Украине не имеет необходимости. То есть обозреватель не нашел никаких подтверждений присутствия ССО на Донбассе. Их возможное отсутствие там вписывается в представление о ССО как об эксклюзивном инструменте, применяемом только там, где эскалация боевых действий маловероятна. Также это подчёркивает то, что Силы спецопераций с их высокими возможностями и «стоимостью» применения используются только там, где никто другой не может решить поставленную задачу.

Первый сотрудник ГРУ был задержан на территории Украины СБУ в марте 2014 года. Он был задержан вместе тремя другими во время сбора развединформации о позициях вооруженных сил Украины на полуострове Чонгар к северу от Крыма. Его звали Роман Филатов и он признался в том, что является офицером ГРУ. В результате личных договоренностей между Министром обороны России Сергеем Шойгу и главой администрации президента Украины Сергея Пашинского, Филатова обменяли на украинского контр-адмирала Сергея Гайдука и восьми других лиц, задержанных новыми властями Крыма.

Помимо спецназа ГРУ, российский интернет-сайт «Забытый полк» заявил, что 45-й полк специального назначения был замечен в украинском городе Новоазовск. Более того, генштаб Украины заявил о наличии доказательств активного присутствия СВР в регионе, а также говорилось об участии в боевых действиях отрядов Альфа и Вымпел ФСБ России. Однако последнее заявление не нашло подтверждение в других источниках.

Неизвестно, когда именно спецназ ГРУ начал засылать своих сотрудников на Донбасс. Одним из первых очевидцев была украинский военный корреспондент Инна Золотухина. В ее книге «Война с первых дней» она заявляет, что силы, захватившие здание СБУ в Славянске в конце апреля 2014 года «были одеты и экипированы так же, как и бойцы кадыровского батальона «Восток», которых я видела два месяца назад в Крыму». Также она утверждала, что «высокопоставленный представитель силовиков города Славянска сказал мне, что около 150 инструкторов из ГРУ более месяца находились в городе». Если эта информация правдива, то спецназ ГРУ находился на востоке Украины с середины марта 2014 года. Это за месяц до начала полномасштабного антиправительственного движения в Донбассе.

Украинский олигарх Сергей Тарута также заявил, что российский спецназ с высокой вероятностью сыграл роль в начале мятежа. Тарута принимал участие в переговорах правительства и повстанцами в Донецке. По его словам, 8 апреля украинские власти подкупили повстанцев, чтобы те покинули здание администрации Донецка . Однако как только договоренности были достигнуты, в Донецк из Славянска прибыли «зеленые человечки» и переубедили повстанцев. После этого визита компромисса уже не удалось достигнуть[20]. Согласно этому Россия была вовлечена в частичное развязывание антикиевского восстания на Донбассе, и российские силы специального назначения были одним из главных инструментов. Это яркий пример использования спецназа в скрытных действиях гибридного типа. В это же время эти факты никак не отрицают того, что в восстании Донбасса против Киева высокую роль играла местная инициатива.

В то время как активность российского спецназа в Крыму по большей части были связаны со скрытными действиями, их участие в событиях на Донбассе начиная с июля-августа 2014 г. также подразумевало полномасштабное вовлечение. Украинский военный обозреватель Константин Машовец заявляет, что спецназ ГРУ задействовал на Донбассе от трех до четырех подразделений/батальонов. Эти подразделения состояли из 250-300 человек и присутствовали в регионе на ротационной основе в числе семи бригад спецназа ГРУ. Они работали в группах по 10-12 человек и координировали действия с подразделениями радиоэлектронной разведки ГРУ.

Александр Можаев по прозвищу Бабай у баррикад у здания горсовета в Краматорске, 2014 год

Что касается взаимоотношений российских спецназовцев и местных повстанцев, то спецназ занимался обучением местного населения и предоставлял им разведданные. В то же время наблюдалось некоторое нежелание сотрудничать, особенно там, где приехавшие из России волонтеры (не кадровые военнослужащие) могли сами выполнять ту же работу. Машовец также отмечает, что каждую группу спецназа ГРУ сопровождал представитель агентурной разведки ГРУ. Из этого следует, что Россия преследовала цель отделить друг от друга задачи военного и политического характера. Спецназ ГРУ занимался разведкой и военной помощью, в то время как решением политических вопросов занимались приданные «кураторы» из агентуры.

Что касается непосредственных боевых действий, то в целом российский спецназ на Донбассе пытался избежать прямых боестолкновений. Однако это не всегда удавалось. Например, один из обнаруженных на Донбассе офицеров ГРУ – человек по фамилии Кривко. Он был ранен в бое за Санжаровку в конце января 2015 г. Также в мае 2015 г. два военнослужащих из тамбовской 16-й бригады спецназа ГРУ были ранены в бое за город Счастье рядом с Луганском. Эти примеры позволяют утверждать, что спецназу ГРУ не всегда удавалось избегать прямых боестолкновений.

Другие непосредственные прямые действия спецназа включали в себя саботаж на подконтрольных Украине территориях. Например, в сентябре 2014 г. одно из подобных заданий провалилось, в результате чего в Харькове был убит предположительно агент ГРУ. Он подозревался в подрыве цистерн с авиатопливом на станции Основа – по всей вероятности, для создания проблем украинской авиации.

Украинские источники также заявляют, что летом 2015 г. особенно активизировались сводные подразделения местных повстанцев и спецназа ГРУ в тылу. Они занимались диверсионной деятельностью, включая минирование и нападение на плохо защищенные украинские конвои.

В прямых действиях другого типа участвовал спецназ ФСБ. Украинский военный обозреватель Дмитрий Тимчук заявлял, что особыми задачами спецназа ФСБ были надзор и повышение дисциплины среди различных групп сепаратистов. Это включало в себя как дипломатию, так и «меры физического характера» против особо непокорных индивидов.

Таким образом, как и в большинстве стран, налицо проблемы с координацией действий различных ведомств. Российский обозреватель Константин Гаазе отмечает, что как минимум три российских государственных ведомства реализуют политику на Донбассе. Зачастую они не хотят или не могу координировать свои усилия. Например, помощник президента Владислав Сурков отвечал за политическое руководство ДНР и ЛНР, в то время как их вооруженными силами занимались российские военные. К тому же определенные задачи, о которых мало кому что-то известно, решала ФСБ. По утверждению Гаазе, все трое мало информируют друг друга о своих действиях. Однако в октябре 2015 г. (согласно украинским источникам) для решения данной проблемы в Донецке был учрежден совместный координационный центр ГРУ и ФСБ.

Итогом вышеперечисленных примеров использования сил специального назначения в Крыму и Донбассе может быть данная таблица:

Выводы для США

Как это обычно и бывает, сущность этих двух операций подразумевает, что их сложно изучить с целью извлечения выводов для других стран. Наличие большого количества этнических русских и пророссийски настроенных граждан, а также исторические связи этих регионов с Россией делают Крым и Донбасс уникальными и отличающимися от любых других регионов, где в будущем Россия может стать потенциальным участником конфликта. Несмотря на это, можно извлечь три основных урока.

Во-первых, внимания заслуживает возросшие возможности России по быстрому развертыванию и задействованию сил специального назначения. Особенно следует отметить создание ССО, которые значительно усилили Россию в этом направлении. Они смогли молниеносно создать ситуацию faitaccompli, на которую у украинского руководства не было возможности отреагировать. Вполне вероятен подобный сценарий и в отношении других стран. Если возникнет конфликт между Россией и какой-то страной, Россия может быстро задействовать силы специального назначения для создания faitaccompli, что может создать дилемму для правительства страны. Принять совершённое Россией будет непросто, однако ответные действия могут привести к эскалации конфликта, что может быть еще хуже. Это особенно важно в случае, когда политический или материальный вред принятия нового статуса кво невелик. Странам НАТО надо принять во внимание то, как другие страны-члены альянса будут оценивать сложившуюся ситуацию. Не факт, что союзники НАТО захотят поддержать военное решение конфликта – будут значительные опасения эскалации. Стране-участнице конфликта придется сначала удостовериться в гарантированной помощи союзников, прежде чем принимать решение об ответных действиях.

Во-вторых, каждый раз использование сил специального назначения и «гибридные» войны в целом будут от раза к разу отличаться. Поэтому подготовка к сценарию, подобному украинскому, будет не очень ценной. Напротив, каждая страна должна оценить свои точки уязвимости в случае потенциального конфликта с Россией и сосредоточиться на их устранении.

В-третьих, эффект применения сил специального назначения может быть дополнен другими невоенными инструментами. В случае Крыма и Донбасса это была пропаганда российского телевидения и саботаж информационной инфраструктуры. В других случаях это может быть что-то совершенно другое. Главный урок – быть готовым к тому, что возможно одновременное возникновение угроз различного типа.

Также Соединенным Штатам важно учесть факт, что возросшие возможности России по молниеносному применению сил специального назначения угрожают их союзникам. Ответная реакция может быть проще, если заблаговременно будут приняты меры военного и/или политического характера. Что касается солидарности НАТО, то красная черта, за которой должно последовать применение 5-й Статьи договора, может стать еще более размытой.

Еще одной проблемой для США может стать то, что российский опыт использования сил специального назначения может быть экспортирован за рубеж. У России уже имеется подобный опыт – в конце 1990-х гг. российские военные помогли создать спецназ Эфиопии. Россия имеет тесные военные связи со странами, у которых натянутые отношения с США. Усиление сил специального назначения потенциальных противников Соединенных Штатов может стать проблемой для военного планирования.

Если не произойдет смена режима, то отношения России со многими странами ещё долгое время могут оставаться проблемными на многие годы. Это означает, что даже если Россия не будет идти на конфронтацию, то столкновение интересов и различные интерпретации политических реалий вполне могут привести к реальному конфликту. Пока не будет налажено взаимопонимание и устойчивые отношения с Россией, для многих стран вероятность конфликта остается высокой. В этих условиях растущие возможности сил специального назначения России вызывают беспокойство.

topwar.ru


Смотрите также