Познер о Крыме. Владимир Познер об аннексии Крыма. Познер о крыме


О воссоединении Крыма с Россией и не только

На самом деле воссоединение (или аннексия – определение зависит от политических пристрастий) Крыма является некоторым итогом двадцати с лишним лет отношений России и США. Я исключаю Европу, поскольку она представляет собою лишь географическое, а не политическое целое. Было время, когда она мечтала о единой Конституции, о Соединенных Штатах Европы, способных конкурировать с США и Китаем, но мечты эти так и остались мечтами.

Когда канул в Лету СССР, было понятно, хотя и не формально признано, что холодную войну Россия проиграла, а Америка выиграла. И с ее стороны были ожидания, что (а) проигравшая сторона будет вести себя именно так, как и положено проигравшему, (б) станет скоро исповедовать западные правила игры и будет восприимчива к западному менталитету и (в) будет тихо-тихо расти, но никогда не достигнет прошлого могущества. Этим ожиданиям не суждено было осуществиться. Россия не оказалась восприимчивой ни к западным ценностям, ни к западному менталитету. Не потому, что оставалась (и остается) в плену у своего советского прошлого, а по гораздо более серьезной причине: истоки России лежат в восточном, византийском христианстве, в отличие от Запада, истоки которого восходят к Риму, к христианству западному. Между двумя менталитетами и ценностями лежит пропасть, скорее всего, неодолимая. Это во-первых.

Во-вторых, Россия стала вставать с колен гораздо быстрее, чем ожидалось, чему существенно помогли, в частности, неожиданно высокие цены на нефть. Ну, а в-третьих, довольно скоро стало понятно, что Россия не собирается вести себя, как страна, потерпевшая поражение. Первым явным признаком этого был конфликт из-за решения НАТО бомбить Югославию, против чего Россия громко и настойчиво возражала. При этом запомним, что ни Совет Безопасности ООН, ни ЕС не давали своего согласия на эти бомбежки. США решили – США сделали, сказав России, мол, без вас обойдемся (и замечу в скобках, что насильственное отделение Косово от Сербии, признанное Западом, открыло ящик Пандоры, что бы и кто бы ни говорил по этому поводу). Если начать с этого события и проследить далее, то мы увидим целый букет несогласий между США и Россией, при этом США всегда действовали с позиции силы (самый яркий пример – приближение НАТО к российским границам, вопреки обещанию госсекретаря США Бейкера, которое он дал Горбачеву еще в 1989 году). У обеих сторон росло раздражение: у одной – потому что другая не вела себя «как надо», а у второй – потому что первая не считалась с ней, явно относилась к ней как к стране второразрядной (очень советую прочитать речь Путина в Мюнхене в 2007 году).

В течение всего этого времени США пытались – и небезуспешно – выдавливать Россию из тех регионов, которые она традиционно считала своей сферой влияния, в частности, это Кавказ и Средняя Азия, Ближний Восток и Восточная Европа. У России не было на это ответа (читай: сил), хотя чрезвычайно умелое использование американских ошибок позволило ей резко поднять свой рейтинг в арабском мире (Сирия) и не только (Иран). Но чего Россия не могла потерпеть ни при каких условиях – это было стремление США занять ее место в «братской славянской стране» Украине. И дело было не только из-за опасений, что такая Украина станет членом НАТО, вооруженные силы которой окажутся у юго-западных границ России. Дело было (и есть) в глубоко психологическом убеждении, что Украина – это «наша» и украинцы – это «наши» (попробуйте на минуточку представить себе, что в Мексике происходит революция, к власти приходит лидер вроде Чавеса, который приглашает Россию разместить часть своих вооруженных сил вдоль мексиканско-американской границы. Представили? Последствия ясны?).

Тем временем процессы, происходившие на Украине (все-таки по-русски положено говорить «на Украине», а не «в») все больше и больше расшатывали страну. Это началось при Кравчуке и продолжалось при Кучме. Приход Ющенко не только не оказался спасительным для Украины, но вверг страну в полнейший хаос. На следующих президентских выборах Ющенко получил 5% голосов – и этим все сказано. Понятно, что избрание Януковича – на мой взгляд, мелкого жулика, место которому не президентское кресло, а тюремная камера, – было результатом протестного голосования. При нем государственность Украины фактически приблизилась к нулю, коррупция достигла такого уровня, что по сравнению с ней коррупция российская казалась детской забавой. Народное недовольство все росло, но вот...

Все это было воспринято российским руководством как новое подтверждение того, что постоянно происходило последние двадцать лет: Запад (читай: США) продавливает свои решения, абсолютно отказываясь на деле (не на словах) учитывать интересы России – в данном случае в регионе, который веками входил в так называемый «русский мир». Только сильно ограниченный – чтобы не сказать резче – человек мог сомневаться, что последует ответ. И он последовал. Я не исключаю того, что именно на это рассчитывали, что стремились к новому серьезному обострению, чтобы воспользоваться этим и в некоторой степени вернуться к психологическому состоянию холодной войны. Не утверждаю, что это так, но и не исключаю: уж больно видную роль стал играть Путин, которого признавали «самым влиятельным политиком года», «человеком года» и т.д.

А что Крым? Надо ли напоминать о том, что, строго говоря, Крым никогда не был частью Украины? Президиум Верховного Совета, который должен был утвердить решение Хрущева о переводе Крыма из состава РСФСР в состав УССР, проголосовал за это 13 голосами. В состав Президиума входило 27 человек, так что не было кворума (остальные 14 просто отсутствовали). Но не в юридическом крючкотворстве дело. И не в прецеденте Косово (хотя это, безусловно, прецедент – см. выше). Дело в решении, что всякие переговоры с Западом бессмысленны, что все равно обманут, что пришло время дать понять, что обращаться так с национальными интересами России нельзя. А то, что Крым (не говоря о Севастополе) исторически и этически принадлежит России, то, что жители Крыма в своем подавляющем большинстве стремятся к России, это было совершенно понятно. И решение было принято.

Дальше можно рассуждать на тему «за» и «против». Но я настаиваю на том, что такие рассуждения должны основываться на знании и трезвом понимании того, что было и есть.

От себя я скажу лишь следующее: невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами.

Что до моих личных чувств, то скажу так: мне не нравятся ни те, ни другие. Как это сказал Меркуцио? «Чума на оба ваши дома».

При использовании статьи, активная гиперссылка на сайт "Познер Online" обязательна.

pozneronline.ru

Что Познер говорил о Крыме: pavel_shipilin

Несколько дней назад в топе ЖЖ вдруг всплыла старая фейковая статья Владимира Познера, состряпанная, видимо, на Украине. В ней он якобы осуждает Россию в конфликте с Киевом и считает преступным присоединение Крыма. Реальная позиция либерального телемаэстро по украинскому вопросу давно известна — она на удивление разумна.

Фото с официального сайта Владимира Познера.

Свою позицию по поводу событий на Украине и последовавшим за ними присоединением Крыма Владимир Познер сделал достоянием гласности еще 18 марта 2014 года. Текст довольно длинный, кто-то его, возможно, уже читал, поэтому убираю под кат.

[В.Познер об Украине и воссоединении Крыма с Россией]На самом деле, воссоединение (или аннексия — определение зависит от политических пристрастий) Крыма является некоторым итогом двадцати с лишним лет отношений России и США. Я исключаю Европу, поскольку она представляет собою лишь географическое, а не политическое целое. Было время, когда она мечтала о единой Конституции, о Соединенных Штатах Европы, способных конкурировать с США и Китаем, но мечты эти так и остались мечтами.

Когда канул в Лету СССР, было понятно, хотя и не формально признано, что холодную войну Россия проиграла, а Америка выиграла. И с ее стороны были ожидания, что

(а) проигравшая сторона будет вести себя именно так, как и положено проигравшему,

(б) станет скоро исповедовать западные правила игры и будет восприимчива к западному менталитету и

(в) будет тихо-тихо расти, но никогда не достигнет прошлого могущества.

Этим ожиданиям не суждено было осуществиться. Россия не оказалась восприимчивой ни к западным ценностям, ни к западному менталитету. Не потому, что оставалась (и остается) в плену у своего советского прошлого, а по гораздо более серьезной причине: истоки России лежат в восточном, византийском христианстве, в отличие от Запада, истоки которого восходят к Риму, к христианству западному. Между двумя менталитетами и ценностями лежит пропасть, скорее всего, неодолимая. Это во-первых.

Во-вторых, Россия стала вставать с колен гораздо быстрее, чем ожидалось, чему существенно помогли, в частности, неожиданно высокие цены на нефть. Ну, а в-третьих, довольно скоро стало понятно, что Россия не собирается вести себя, как страна, потерпевшая поражение.

Первым явным признаком этого был конфликт из-за решения НАТО бомбить Югославию, против чего Россия громко и настойчиво возражала. При этом запомним, что ни Совет Безопасности ООН, ни ЕС не давали своего согласия на эти бомбежки. США решили — США сделали, сказав России, мол, без вас обойдемся (и замечу в скобках, что насильственное отделение Косово от Сербии, признанное Западом, открыло ящик Пандоры, что бы и кто бы ни говорил по этому поводу).

Если начать с этого события и проследить далее, то мы увидим целый букет несогласий между США и Россией, при этом США всегда действовали с позиции силы (самый яркий пример — приближение НАТО к российским границам, вопреки обещанию госсекретаря США Бейкера, которое он дал Горбачеву еще в 1989 году). У обеих сторон росло раздражение: у одной — потому что другая не вела себя «как надо», а у второй — потому что первая не считалась с ней, явно относилась к ней как к стране второразрядной (очень советую прочитать речь Путина в Мюнхене в 2007 году).

В течение всего этого времени США пытались — и небезуспешно — выдавливать Россию из тех регионов, которые она традиционно считала своей сферой влияния, в частности, это Кавказ и Средняя Азия, Ближний Восток и Восточная Европа. У России не было на это ответа (читай, сил), хотя чрезвычайно умелое использование американских ошибок позволило ей резко поднять свой рейтинг в арабском мире (Сирия) и не только (Иран). Но чего Россия не могла потерпеть ни при каких условиях — это было стремление США занять ее место в «братской славянской стране» Украине. И не только из-за опасений, что такая Украина станет членом НАТО, вооруженные силы которой окажутся у юго-западных границ России. Дело было (и есть) в глубоко психологическом убеждении, что Украина — это «наша» и украинцы — это «наши» (попробуйте на минуточку представить себе, что в Мексике происходит революция, к власти приходит лидер вроде Чавеса, который приглашает Россию разместить часть своих вооруженных сил вдоль мексиканско-американской границы. Представили? Последствия ясны?).

Тем временем процессы, происходившие на Украине (все-таки по-русски положено говорить «на Украине», а не «в») все больше и больше расшатывали страну. Это началось при Кравчуке и продолжалось при Кучме. Приход Ющенко не только не оказался спасительным для Украины, но вверг страну в полнейший хаос. На следующих президентских выборах Ющенко получил 5% голосов — и этим все сказано. Понятно, что избрание Януковича — на мой взгляд, мелкого жулика, место которому не президентское кресло, а тюремная камера, — было результатом протестного голосования. При нем государственность Украины фактически приблизилась к нулю, коррупция достигла такого уровня, что по сравнению с ней коррупция российская казалась детской забавой. Народное недовольство все росло, но вот...

Все это было воспринято российским руководством как новое подтверждение того, что постоянно происходило последние двадцать лет: Запад (читай: США) продавливает свои решения, абсолютно отказываясь на деле (не на словах) учитывать интересы России — в данном случае в регионе, который веками входил в так называемый «русский мир». Только сильно ограниченный — чтобы не сказать резче — человек мог сомневаться, что последует ответ. И он последовал. Я не исключаю того, что именно на это рассчитывали, что стремились к новому серьезному обострению, чтобы воспользоваться этим и в некоторой степени вернуться к психологическому состоянию холодной войны. Не утверждаю, что это так, но и не исключаю: уж больно видную роль стал играть Путин, которого признавали «самым влиятельным политиком года», «человеком года» и т.д.

А что Крым? Надо ли напоминать о том, что, строго говоря, Крым никогда не был частью Украины? Президиум Верховного Совета, который должен был утвердить решение Хрущева о переводе Крыма из состава РСФСР в состав УССР, проголосовал за это 13 голосами. В состав Президиума входило 27 человек, так что не было кворума (остальные 14 просто отсутствовали). Но не в юридическом крючкотворстве дело. И не в прецеденте Косово (хотя это, безусловно, прецедент — см. выше). Дело в решении, что всякие переговоры с Западом бессмысленны, что все равно обманут, что пришло время дать понять, что обращаться так с национальными интересами России нельзя. А то, что Крым (не говоря о Севастополе) исторически и этически принадлежит России, то, что жители Крыма в своем подавляющем большинстве стремятся к России, это было совершенно понятно. И решение было принято.

Дальше можно рассуждать на тему «за» и «против». Но я настаиваю на том, что такие рассуждения должны основываться на знании и трезвом понимании того, что было и есть.

От себя я скажу лишь следующее: невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России — на мой взгляд — вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами.

Что до моих личных чувств, то скажу так: мне не нравятся ни те, ни другие. Как это сказал Меркуцио? «Чума на оба ваши дома».

http://pozneronline.ru/2014/03/7200

Чуть раньше, 15 марта 2014 года, буквально накануне референдума, Владимир Познер объяснил , что происходит в Крыму, на Украине и в России американскому народу — телеканалу CNN. И я благодарен ему за честность.

Излагаю тезисно.

•  Говорят, завтрашний референдум является незаконным. Что ж, любая революция незаконна. По определению. И все же в результате революции можно прийти к власти. Примерно это сейчас происходит в Крыму.

•  Мы можем не сомневаться, что большинство жителей Крыма проголосуют за присоединение к Российской Федерации.

•  Хорошо ли это? Я так не думаю, потому что весь остальной мир воспримет это так, будто Россия захватила территорию, которая на самом деле ей не принадлежит. Может ли это стать началом новой холодной войны? Возможно. Приведет ли это к гражданской войне на Украине? Посмотрите на беспорядки в Донецке и Харькове. Восток страны не готов принять то, что говорит Киев.

https://russian.rt.com/inotv/2014-03-15/pozner-v-prisoedinenii-krima-k

Позже он неоднократно подтверждал, что своей точки зрения не изменил. Высказывался, например, в подобном духе на встрече со своими поклонниками в Латвии в прошлом году. А буквально месяц назад — в интервью голландскому изданию de Volkskrant.
Крым не относится к Западу. Представьте себе, что в Мексике вспыхнет революция. И новые лидеры этой страны настроены очень по-антиамерикански. Они решают, что «большой брат» к северу от них опасен и поэтому приглашают несколько подразделений российской армии для охраны своей границы. Вы думаете, что США примут это? Согласилась Америка с тем, что Хрущев ракеты на Кубе разместил? Нет.

Ладно, на Украине не было дивизий НАТО, но членство в НАТО Украины реально после проевропейской революции в Киеве. Ведь и в Эстонии, Латвии и Литве дислоцированы войска НАТО. Это объясняет российскую аннексию Крыма.

Россия говорит, что не позволит подойти НАТО к своей границе. Нам это просто не нравится. И не важно, что об этом говорит международное право. Вы, американцы, не позволяете, так почему мы должны это делать?

http://pozneronline.ru/2016/09/16700

Приведенные цитаты не должны никого дезориентировать: Владимир Познер, безусловно, либерал, с той негативной коннотацией, которую мы обычно вкладываем в это определение. Он космополит, человек мира, и уж точно не является патриотом нашей страны. Об этом телеведущий тоже говорил вполне откровенно.

Но именно поэтому его точка зрения по Крыму и Украине столь ценна.

Ибо он, лишенный эмоциональных привязанностей к России, в данном случае является мерилом объективности. «Любая революция незаконна по определению» — золотые слова, которые говорят о том, что Владимир Познер понимает, что произошло на Украине. А я чисто эмоционально добавлю: «революция гидности» не только незаконна, она еще и устроена глупцами по воле денежных мешков. Причем, цели денежных мешков и цели глупцов, как это обычно бывает, не совпадают.

Мы, и я в том числе, много раз предсказывали, что Майдан приведет Украину к потере территорий. Предскажу, что будет дальше: полная разруха и всевластие вооруженных банд. Так что отвалившиеся Крым и Донбасс — это лишь первые ласточки.

Выйти из тупика можно только при помощи жестокой диктатуры, которая, скорее всего, будет сопровождаться гражданской войной всех против всех. Потому что хорошо вооруженные и довольно отчаянные «побратимы» без боя не сдадутся. И это тоже не открытие, а обычная логика, основанная на исторических аналогиях.

«Восток страны не готов принять то, что говорит Киев», — объяснил Владимир Познер телеканалу CNN в 2014 году. Полагаю, если бы его спросили сегодня, то к востоку он бы добавил и остальные географические направления.____________________

Упомянутый фейк довольно длинный, но для кого-то может оказаться полезным. Поэтому даю на него ссылку. Он состоит из аргументов свидомых украинцев и наших оголтелых либерально настроенных сограждан. Разоблачать их в очередной раз скучно.

pavel-shipilin.livejournal.com

«Главное, в чем обвиняют – вот этот референдум кто проверял?» — Познер Online

- В Сочи выступал известный спортсмен и говорил о том, что нашего президента можно сравнить с Черчиллем.

- Ну это его точка зрения. Но я хочу сказать, что есть люди, которые очень высоко его ставят. Я во многих странах был, где мне говорят: «Во! Нам бы такого!». Действительно есть такое. Я бы насчет Черчилля воздержался, но это его точка зрения.

- Я хочу вернуться к вопросу о Крыме. Здесь очень много людей родились значительно позже того момента, когда Хрущев единолично отдал Крым Украине в обход Конституции СССР. На Политбюро из 27 человек приехали 12 и голосовали за. То есть кворума не было, это было явное нарушение Конституции. 15 республик имели право на суверенитет, территории оговорены, и естественно, никого из крымчан не спросили, хотят ли они быть в Украине и хотят ли они отдать Крым Украине.

Мне было 16 лет, я очень был возмущен. Но одна страна – поговорили, поговорили и успокоились. Но никто за рубежом, я не слышал такого, чтобы кто-то комментировал эту передачу Крыма Украине, что Хрущев нарушил Конституцию. То, что Россия забрала Крым сейчас – это было единственно правильное решение. Я в Севастополе работал. И мне трудно себе представить, что было бы, если бы Крым оставался в составе Украины и там бы стоял американский флот. Мне это было совершенно неприятно!

- Понимаю. У вас есть ко мне вопрос?

- Почему даже сейчас, когда речь идет о Крыме, о передаче Крыма – нигде никакого комментария ничьей стороны о том, каким образом Хрущев отдал Крым тогда?

- Во-первых, я тоже очень хорошо это помню, потому что я постарше вас. И могу вам сказать следующее.

Почему Хрущев это сделал в 53-м году? Это было 300-летие вхождения Украины в состав Российской Федерации (Империи) – Богдан Хмельницкий и все это. Кроме того, у Никиты Сергеевича руки были в крови по самые плечи, на Украине когда он был, ну и на самом деле это не имело никакого значения. Он мог подарить Крым Узбекистану – это же была одна страна, Советский Союз. Так что в принципе…

Но, конечно, нарушение. Нарушение заключалось в том, что он не имел права просто. Его, так сказать, власть, его личная, не позволяла ему это делать.

Теперь, Политбюро здесь ни при чем. Вообще для того чтобы узаконить это, Президиум Верховного Совета СССР должен был проголосовать. Проголосовал. Единогласно. Но не было кворума. То есть не было даже 50%. Так что это было незаконно в принципе.

Все бы ничего, пока был Советский Союз. То, что крымчан не спрашивали – а кого спрашивали? Никого не спрашивали.

Развалился Советский Союз. Почему он развалился? Так сказать, кто был главным застрельщиком? Борис Николаевич Ельцин. А почему? А потому, что Б.Н. Ельцин хотел власти. А кто был президентом Советского Союза? Михаил Сергеевич Горбачев. А как избавиться от Горбачева? Да чтоб не было Советского Союза. Нет Советского Союза – нет и президента Советского Союза. А есть президент Российской Федерации. Если называть вещи своими именами.

Значит, поехали в Беловежскую пущу президент Украины, президент Белоруссии и президент Российской Федерации и договариваются. И расходятся. Если бы в этот момент Борис Николаевич сказал: «Да, но – Крым будьте любезны». Президент Украины говорил, что он ждал этого и был бы готов сказать: «Да, конечно». Но почему-то Борис Николаевич этого не сказал. То есть как бы признал, что Крым – украинский. Как бы. Я подчеркиваю – как бы.

Но в 1997 году официально руководство российское и руководство Украины подписали официальный документ, согласно которому Крым – часть Украины. Тут уже никуда не денешься. И поэтому то, что произошло потом, можно рассматривать двояко. Есть два незыблемых положения. Первое: право народа на самоопределение. Второе: право государства на сохранение своих границ. Нигде не сказано, что важнее. Это два одинаково важных правила. И с одной стороны могут сказать: народ Крыма выразил желание выйти из состава Украины. А можно сказать – это была аннексия и нарушение границ Украины. И обе точки зрения будут правильными.

Главное, в чем обвиняют – вот этот референдум кто проверял? «Вежливые зеленые человечки», вот эти? Как проверить, что на самом деле народ хотел стать, так сказать, частью Российской Федерации? Даже есть предложение – давайте проведем другой референдум, но с международными наблюдателями. Я не сомневаюсь, как проголосуют. Совершенно понятно. Но только мы же не можем на это идти. Потому что если мы на это идем – мы признаем, что что-то не то.

Вот эта ситуация. Я очень хорошо понимаю вашу точку зрения, но опять-таки – нужно быть точным. Вот – это было вот так. А не так, как бы очень хотелось.

Из выступления Владимира Познера в "Жеральдин" (31.05.16)

pozneronline.ru

О воссоединении Крыма с Россией и не только — Блоги — Эхо Москвы, 19.03.2014

На самом деле воссоединение (или аннексия – определение зависит от политических пристрастий) Крыма является некоторым итогом двадцати с лишним лет отношений России и США. Я исключаю Европу, поскольку она представляет собою лишь географическое, а не политическое целое. Было время, когда она мечтала о единой Конституции, о Соединенных Штатах Европы, способных конкурировать с США и Китаем, но мечты эти так и остались мечтами.

Когда канул в Лету СССР, было понятно, хотя и не формально признано, что холодную войну Россия проиграла, а Америка выиграла. И с ее стороны были ожидания, что (а) проигравшая сторона будет вести себя именно так, как и положено проигравшему, (б) станет скоро исповедовать западные правила игры и будет восприимчива к западному менталитету и (в) будет тихо-тихо расти, но никогда не достигнет прошлого могущества. Этим ожиданиям не суждено было осуществиться. Россия не оказалась восприимчивой ни к западным ценностям, ни к западному менталитету. Не потому, что оставалась (и остается) в плену у своего советского прошлого, а по гораздо более серьезной причине: истоки России лежат в восточном, византийском христианстве, в отличие от Запада, истоки которого восходят к Риму, к христианству западному. Между двумя менталитетами и ценностями лежит пропасть, скорее всего, неодолимая. Это во-первых.

Во-вторых, Россия стала вставать с колен гораздо быстрее, чем ожидалось, чему существенно помогли, в частности, неожиданно высокие цены на нефть. Ну, а в-третьих, довольно скоро стало понятно, что Россия не собирается вести себя, как страна, потерпевшая поражение. Первым явным признаком этого был конфликт из-за решения НАТО бомбить Югославию, против чего Россия громко и настойчиво возражала. При этом запомним, что ни Совет Безопасности ООН, ни ЕС не давали своего согласия на эти бомбежки. США решили – США сделали, сказав России, мол, без вас обойдемся (и замечу в скобках, что насильственное отделение Косово от Сербии, признанное Западом, открыло ящик Пандоры, что бы и кто бы ни говорил по этому поводу). Если начать с этого события и проследить далее, то мы увидим целый букет несогласий между США и Россией, при этом США всегда действовали с позиции силы (самый яркий пример – приближение НАТО к российским границам, вопреки обещанию госсекретаря США Бейкера, которое он дал Горбачеву еще в 1989 году). У обеих сторон росло раздражение: у одной – потому что другая не вела себя «как надо», а у второй – потому что первая не считалась с ней, явно относилась к ней как к стране второразрядной (очень советую прочитать речь Путина в Мюнхене в 2007 году).

В течение всего этого времени США пытались – и небезуспешно – выдавливать Россию из тех регионов, которые она традиционно считала своей сферой влияния, в частности, это Кавказ и Средняя Азия, Ближний Восток и Восточная Европа. У России не было на это ответа (читай: сил), хотя чрезвычайно умелое использование американских ошибок позволило ей резко поднять свой рейтинг в арабском мире (Сирия) и не только (Иран). Но чего Россия не могла потерпеть ни при каких условиях – это было стремление США занять ее место в «братской славянской стране» Украине. И дело было не только из-за опасений, что такая Украина станет членом НАТО, вооруженные силы которой окажутся у юго-западных границ России. Дело было (и есть) в глубоко психологическом убеждении, что Украина – это «наша» и украинцы – это «наши» (попробуйте на минуточку представить себе, что в Мексике происходит революция, к власти приходит лидер вроде Чавеса, который приглашает Россию разместить часть своих вооруженных сил вдоль мексиканско-американской границы. Представили? Последствия ясны?).

Тем временем процессы, происходившие на Украине (все-таки по-русски положено говорить «на Украине», а не «в») все больше и больше расшатывали страну. Это началось при Кравчуке и продолжалось при Кучме. Приход Ющенко не только не оказался спасительным для Украины, но вверг страну в полнейший хаос. На следующих президентских выборах Ющенко получил 5% голосов – и этим все сказано. Понятно, что избрание Януковича – на мой взгляд, мелкого жулика, место которому не президентское кресло, а тюремная камера, – было результатом протестного голосования. При нем государственность Украины фактически приблизилась к нулю, коррупция достигла такого уровня, что по сравнению с ней коррупция российская казалась детской забавой. Народное недовольство все росло, но вот…

Все это было воспринято российским руководством как новое подтверждение того, что постоянно происходило последние двадцать лет: Запад (читай: США) продавливает свои решения, абсолютно отказываясь на деле (не на словах) учитывать интересы России – в данном случае в регионе, который веками входил в так называемый «русский мир». Только сильно ограниченный – чтобы не сказать резче – человек мог сомневаться, что последует ответ. И он последовал. Я не исключаю того, что именно на это рассчитывали, что стремились к новому серьезному обострению, чтобы воспользоваться этим и в некоторой степени вернуться к психологическому состоянию холодной войны. Не утверждаю, что это так, но и не исключаю: уж больно видную роль стал играть Путин, которого признавали «самым влиятельным политиком года», «человеком года» и т.д.

А что Крым? Надо ли напоминать о том, что, строго говоря, Крым никогда не был частью Украины? Президиум Верховного Совета, который должен был утвердить решение Хрущева о переводе Крыма из состава РСФСР в состав УССР, проголосовал за это 13 голосами. В состав Президиума входило 27 человек, так что не было кворума (остальные 14 просто отсутствовали). Но не в юридическом крючкотворстве дело. И не в прецеденте Косово (хотя это, безусловно, прецедент – см. выше). Дело в решении, что всякие переговоры с Западом бессмысленны, что все равно обманут, что пришло время дать понять, что обращаться так с национальными интересами России нельзя. А то, что Крым (не говоря о Севастополе) исторически и этически принадлежит России, то, что жители Крыма в своем подавляющем большинстве стремятся к России, это было совершенно понятно. И решение было принято.

Дальше можно рассуждать на тему «за» и «против». Но я настаиваю на том, что такие рассуждения должны основываться на знании и трезвом понимании того, что было и есть.

От себя я скажу лишь следующее: невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами.

Что до моих личных чувств, то скажу так: мне не нравятся ни те, ни другие. Как это сказал Меркуцио? «Чума на оба ваши дома».

Оригинал

echo.msk.ru

Мне украино-российская история обрыдла

Известный российский тележурналист Владимир Познер рассказал изданию "ГОРДОН", почему для многих прогрессивных россиян Украина – не пример для подражания, а Крым навсегда останется в РФ.

Больше трети своей жизни известный российский тележурналист Владимир Познер посвятил работе в советской журналистике. В интервью руководителю проекта "ГОРДОН" Дмитрию Гордону в 2010 году Познер признался, что сожалеет о своих лучших годах, потраченных на пропаганду СССР.

С 2000 года авторские программы телеведущего выходят на российском "Первом канале". В интервью журналу GQ Познер рассказал, что на ТВ существует цензура, в частности, телеведущий не может пригласить в свою программу представителей российской оппозиции – Навального, Каспарова, Собчак и других.

Я связалась с Владимиром Владимировичем с целью расспросить о российской пропаганде, скандально известном сюжете "Первого канала" о распятом мальчике, в итоге – слово за слово – вышло получасовое интервью о Крыме, Донбассе, войне, украинском шовинизме и России, где "справедливость важнее закона".

– Как вы отнеслись к телесюжету "Первого канала" о трехлетнем мальчике в Славянске, которого якобы распяла украинская армия?

– Я этого репортажа не видел, потому что больше месяца нахожусь за рубежом и еще два месяца там пробуду. Так что не в курсе, комментировать не могу.

– Спрошу шире: в таком жанре, как пропаганда, существует табу?

– Нет такого жанра, есть просто пропаганда, главная цель которой – убедить любым способом. Об этом еще Геббельс говорил. Мой ответ: пропаганда не знает пределов и не признает табу.

– Как бороться с пропагандой?

– Сложный вопрос, все зависит от общества. Есть примеры, когда государство целиком держалось на пропаганде. Например, СССР. Президент США Авраам Линкольн замечательно сказал: "Можно дурачить часть народа много времени, и можно дурачить много народа часть времени, но невозможно дурачить весь народ все время". Постепенно люди понимают, что их дурачат пропагандой и начинают искать другие источники информации. Так было и в Советском Союзе, в котором, по моим данным, 40 миллионов человек регулярно слушали иностранные голоса: "Би-би-си", "Голос Америки". Но как бороться с пропагандой, если само государство есть главный источник пропаганды?

– Уточню вопрос: как Украине бороться с российской пропагандой?

– Я недостаточно слежу за украино-российской ситуацией. Не только потому, что нахожусь за границей. Это прозвучит нехорошо, но, честно говоря, мне украино-российская история немного обрыдла. Как сказано в "Ромео и Джульетте": "Чума на оба ваши дома!".

Мне кажется, что в нынешней ситуации между Украиной и Россией идет взаимная пропаганда для достижения собственных политических целей. Только надо понимать, что российская пропаганда направлена прежде всего на российского телезрителя, читателя, слушателя. Украина ничего с этим сделать не сможет. Российский зритель или читатель не будет специально искать ответы на вопросы в украинских СМИ, потому что не доверяет им даже больше, чем собственным. В глазах многих вполне прогрессивных россиян Украина никак не является примером для подражания.

– Почему не пример для подражания?

– А чему у вас подражать? Безусловно, каждый человек делает выводы на основе личного опыта. Это выводы общего плана, но тем не менее. Я нечасто бываю в Украине, за последние 10 лет приезжал к вам раз шесть, в основном в Киев. Я был совершенно потрясен уровнем шовинизма, антисемитизма, с которым столкнулся в Украине.

– В чем конкретно это выражалось?

– В словах! Когда то и дело слышишь "жид", "жидовня", "москаль". Меня поразило, что книги Николая Гоголя переводят на украинский язык, с пеной у рта доказывают, будто Гоголь – украинский писатель. Это смешно! Николай Васильевич ни одного слова на украинском не написал. Он украинец по рождению, но писатель – русский. Это не хорошо и не плохо, это факт. Но когда кое-кто с криком: "Ка-а-ак Гоголь не украинский писатель?!" готов чуть ли не убить собеседника – это бред. И шовинизм.

– Неужели Украине не хочется подражать хотя бы в вопросе свободы СМИ? В России же уничтожаются более-менее объективные медиа, удивительно, что радиостанция "Эхо Москвы" еще на плаву…

– Во-первых, не могу согласиться с вашим утверждением, хотя состояние СМИ – особенно федеральных – в России меня удручает. Во-вторых, хотел бы напомнить, что более 60% всех акций "Эхо Москвы" принадлежат "Газпром-Медиа Холдинг", который может закрыть радиостанцию в одну секунду, причем абсолютно законно. Стоит подумать, почему этого не происходит. В-третьих, признаюсь: лично у меня ситуация с телевидением в Украине вызывает некоторую зависть.

Тем не менее, Украина не является для россиян образцом государства, страной, о которой можно сказать: "Хотим как у них!". США, Германия, Франция, Япония – да, но не Украина. Причина в ваших экономических показателях, которые находятся в ужасающем положении. Причина в коррупции, которая едва ли уступает российской, даже переплюнула ее. А Верховная Рада? Ведь ваши депутаты морды друг другу бьют прямо в стенах парламента! Поверьте, это не привлекает как нечто демократичное и прекрасное.

– Как думаете, чем закончится украино-российский конфликт?

– Не люблю прогнозы, особенно политические, можно попасть пальцем в небо. Я просто надеюсь, что полномасштабной войны не будет. Впрочем, то, что уже произошло, привело к очень серьезной вражде между простыми россиянами и украинцами. К сожалению, это надолго.

– Вы не раз признавались, что после Второй мировой войны не могли слышать немецкую речь, настолько велико было отвращение к фашистской Германии. Все больше простых украинцев присоединяются к бойкоту всего российского – продуктов, фильмов, концертов...

– Не стоит сравнивать такие вещи. Все-таки фашистская Германия сотворила с Россией страшные вещи, 26,6 миллионов убитых! Чуть ли не половина населения нынешней Украины. Так что не стоит о бойкоте, в конце концов, Россия Украину не оккупировала…

– …а как же Крым?!..

– А что Крым?! Давайте будем объективными: Крым никогда не принадлежал Украине. Вообще. И России не принадлежал, пока Екатерина II не отвоевала полуостров у татар. С тех пор полуостров более 200 лет был российским. Никуда от этого не деться, это факт!

В 1954 году Никита Сергеевич Хрущев вдруг решил извиниться перед украинцами за то, что стольких из них погубил во время репрессий 30–40-х, и подарил Крым Украине. Причем преподнес это к 300-летию вхождения Украины в состав Российской империи. Подчеркиваю: Хрущев лично решил подарить Крым, будто он ему принадлежал. Вы знаете, что тогда даже кворума в Верховном Совете СССР не было? А если бы Хрущев Узбекистану решил полуостров подарить, как тогда? Но никого это не волновало, потому что в тоталитарной стране генеральный секретарь что хочет, то и делает. Правда, Никита Сергеевич в страшном сне не мог представить, что СССР развалится.

Если говорить о международных правилах: да, Крым оказался частью Украины. Но если говорить об исторической справедливости (которая не играет роли в международных отношениях), конечно же, Крым – русский. Это очевидные вещи. Поймите, я не сторонник Путина, я лишь говорю то, что думаю.

– Интересно, на какой украинской территории восстановление российской "исторической справедливости" закончится?

– А разве что-то, кроме Крыма, дарили?

– Судя по событиям последних трех-четырех месяцев, Путин жаждет "исторической справедливости" и в отношении юго-востока Украины…

– Так называемая Новороссия – со-о-овсем другое дело. Здесь ничего не выйдет. Другое дело понять, кто виноват в том, что, к моему большому сожалению, на юго-востоке столько людей (не присланных из России, а именно местных жителей) не ассоциируют себя с Украиной.

Я бывал в Донецке в давние времена, они не считают себя украинцами. Это полный идиотизм, но это факт. Ваши власти сделали большую глупость, не присвоив русскому языку статус второго государственного. А надо было по примеру Канады, где второй государственный – французский. Или по примеру Финляндии, где шведский – между прочим, язык оккупанта – тоже второй государственный. Думаю, официальный статус русского языка в Украине решил бы целый ряд проблем.

– И в Крыму тоже?

– Не стоит сравнивать Донбасс с Крымом. Вы спросили: "Где кончается историческая справедливость?". Она уже кончилась, на Крыме. Всё. Понимаю: Украине обидно, но произошло то, что произошло.

Я абсолютно убежден, что Крым останется в России. Даже спорить не о чем. Это один из тех немногих вопросов, в которых подавляющее большинство россиян действительно поддержало руководство. Подчеркиваю: редкий случай, потому что в России крайне критическое отношение к власти. Но на присоединении полуострова Путин заработал огромную поддержку, потому что народ убежден: возвращение Крыма – абсолютно правильно и справедливо…

– …но незаконно…

– В России справедливость важнее закона. Я не сторонник такого подхода, лишь описываю вполне очевидные вещи.

Давайте в обсуждении всех конфликтных ситуаций подавлять собственные пристрастия и быть максимально взвешенными. Увы, отношения России и Украины испорчены надолго. Испорчены и на уровне власти, и на уровне рядовых граждан. Что касается ситуации на Донбассе, я сильно надеюсь, что конфликт разрешится в пользу Украины.

Текст: Наталия Двали

pozneronline.ru

Что Познер говорил о Крыме | Блог Павел Шипилин

Несколько дней назад в топе ЖЖ вдруг всплыла старая фейковая статья Владимира Познера, состряпанная, видимо, на Украине. В ней он якобы осуждает Россию в конфликте с Киевом и считает преступным присоединение Крыма. Реальная позиция либерального телемаэстро по украинскому вопросу давно известна — она на удивление разумна.

Фото с официального сайта Владимира Познера.

Свою позицию по поводу событий на Украине и последовавшим за ними присоединением Крыма Владимир Познер сделал достоянием гласности еще 18 марта 2014 года.

На самом деле, воссоединение (или аннексия — определение зависит от политических пристрастий) Крыма является некоторым итогом двадцати с лишним лет отношений России и США. Я исключаю Европу, поскольку она представляет собою лишь географическое, а не политическое целое. Было время, когда она мечтала о единой Конституции, о Соединенных Штатах Европы, способных конкурировать с США и Китаем, но мечты эти так и остались мечтами.

Когда канул в Лету СССР, было понятно, хотя и не формально признано, что холодную войну Россия проиграла, а Америка выиграла. И с ее стороны были ожидания, что

(а) проигравшая сторона будет вести себя именно так, как и положено проигравшему,

(б) станет скоро исповедовать западные правила игры и будет восприимчива к западному менталитету и

(в) будет тихо-тихо расти, но никогда не достигнет прошлого могущества.

Этим ожиданиям не суждено было осуществиться. Россия не оказалась восприимчивой ни к западным ценностям, ни к западному менталитету. Не потому, что оставалась (и остается) в плену у своего советского прошлого, а по гораздо более серьезной причине: истоки России лежат в восточном, византийском христианстве, в отличие от Запада, истоки которого восходят к Риму, к христианству западному. Между двумя менталитетами и ценностями лежит пропасть, скорее всего, неодолимая. Это во-первых.

Во-вторых, Россия стала вставать с колен гораздо быстрее, чем ожидалось, чему существенно помогли, в частности, неожиданно высокие цены на нефть. Ну, а в-третьих, довольно скоро стало понятно, что Россия не собирается вести себя, как страна, потерпевшая поражение.

Первым явным признаком этого был конфликт из-за решения НАТО бомбить Югославию, против чего Россия громко и настойчиво возражала. При этом запомним, что ни Совет Безопасности ООН, ни ЕС не давали своего согласия на эти бомбежки. США решили — США сделали, сказав России, мол, без вас обойдемся (и замечу в скобках, что насильственное отделение Косово от Сербии, признанное Западом, открыло ящик Пандоры, что бы и кто бы ни говорил по этому поводу).

Если начать с этого события и проследить далее, то мы увидим целый букет несогласий между США и Россией, при этом США всегда действовали с позиции силы (самый яркий пример — приближение НАТО к российским границам, вопреки обещанию госсекретаря США Бейкера, которое он дал Горбачеву еще в 1989 году). У обеих сторон росло раздражение: у одной — потому что другая не вела себя «как надо», а у второй — потому что первая не считалась с ней, явно относилась к ней как к стране второразрядной (очень советую прочитать речь Путина в Мюнхене в 2007 году).

В течение всего этого времени США пытались — и небезуспешно — выдавливать Россию из тех регионов, которые она традиционно считала своей сферой влияния, в частности, это Кавказ и Средняя Азия, Ближний Восток и Восточная Европа. У России не было на это ответа (читай, сил), хотя чрезвычайно умелое использование американских ошибок позволило ей резко поднять свой рейтинг в арабском мире (Сирия) и не только (Иран). Но чего Россия не могла потерпеть ни при каких условиях — это было стремление США занять ее место в «братской славянской стране» Украине. И не только из-за опасений, что такая Украина станет членом НАТО, вооруженные силы которой окажутся у юго-западных границ России. Дело было (и есть) в глубоко психологическом убеждении, что Украина — это «наша» и украинцы — это «наши» (попробуйте на минуточку представить себе, что в Мексике происходит революция, к власти приходит лидер вроде Чавеса, который приглашает Россию разместить часть своих вооруженных сил вдоль мексиканско-американской границы. Представили? Последствия ясны?).

Тем временем процессы, происходившие на Украине (все-таки по-русски положено говорить «на Украине», а не «в») все больше и больше расшатывали страну. Это началось при Кравчуке и продолжалось при Кучме. Приход Ющенко не только не оказался спасительным для Украины, но вверг страну в полнейший хаос. На следующих президентских выборах Ющенко получил 5% голосов — и этим все сказано. Понятно, что избрание Януковича — на мой взгляд, мелкого жулика, место которому не президентское кресло, а тюремная камера, — было результатом протестного голосования. При нем государственность Украины фактически приблизилась к нулю, коррупция достигла такого уровня, что по сравнению с ней коррупция российская казалась детской забавой. Народное недовольство все росло, но вот...

Все это было воспринято российским руководством как новое подтверждение того, что постоянно происходило последние двадцать лет: Запад (читай: США) продавливает свои решения, абсолютно отказываясь на деле (не на словах) учитывать интересы России — в данном случае в регионе, который веками входил в так называемый «русский мир». Только сильно ограниченный — чтобы не сказать резче — человек мог сомневаться, что последует ответ. И он последовал. Я не исключаю того, что именно на это рассчитывали, что стремились к новому серьезному обострению, чтобы воспользоваться этим и в некоторой степени вернуться к психологическому состоянию холодной войны. Не утверждаю, что это так, но и не исключаю: уж больно видную роль стал играть Путин, которого признавали «самым влиятельным политиком года», «человеком года» и т.д.

А что Крым? Надо ли напоминать о том, что, строго говоря, Крым никогда не был частью Украины? Президиум Верховного Совета, который должен был утвердить решение Хрущева о переводе Крыма из состава РСФСР в состав УССР, проголосовал за это 13 голосами. В состав Президиума входило 27 человек, так что не было кворума (остальные 14 просто отсутствовали). Но не в юридическом крючкотворстве дело. И не в прецеденте Косово (хотя это, безусловно, прецедент — см. выше). Дело в решении, что всякие переговоры с Западом бессмысленны, что все равно обманут, что пришло время дать понять, что обращаться так с национальными интересами России нельзя. А то, что Крым (не говоря о Севастополе) исторически и этически принадлежит России, то, что жители Крыма в своем подавляющем большинстве стремятся к России, это было совершенно понятно. И решение было принято.

Дальше можно рассуждать на тему «за» и «против». Но я настаиваю на том, что такие рассуждения должны основываться на знании и трезвом понимании того, что было и есть.

От себя я скажу лишь следующее: невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России — на мой взгляд — вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами.

Что до моих личных чувств, то скажу так: мне не нравятся ни те, ни другие. Как это сказал Меркуцио? «Чума на оба ваши дома».

http://pozneronline.ru/2014/03...

Чуть раньше, 15 марта 2014 года, буквально накануне референдума, Владимир Познер объяснил , что происходит в Крыму, на Украине и в России американскому народу — телеканалу CNN. И я благодарен ему за честность.

Излагаю тезисно.

•  Говорят, завтрашний референдум является незаконным. Что ж, любая революция незаконна. По определению. И все же в результате революции можно прийти к власти. Примерно это сейчас происходит в Крыму.

•  Мы можем не сомневаться, что большинство жителей Крыма проголосуют за присоединение к Российской Федерации.

•  Хорошо ли это? Я так не думаю, потому что весь остальной мир воспримет это так, будто Россия захватила территорию, которая на самом деле ей не принадлежит. Может ли это стать началом новой холодной войны? Возможно. Приведет ли это к гражданской войне на Украине? Посмотрите на беспорядки в Донецке и Харькове. Восток страны не готов принять то, что говорит Киев.

https://russian.rt.com/inotv/2...  

Позже он неоднократно подтверждал, что своей точки зрения не изменил. Высказывался, например, в подобном духе на встрече со своими поклонниками в Латвии в прошлом году. А буквально месяц назад — в интервью голландскому изданию de Volkskrant.

Крым не относится к Западу. Представьте себе, что в Мексике вспыхнет революция. И новые лидеры этой страны настроены очень по-антиамерикански. Они решают, что «большой брат» к северу от них опасен и поэтому приглашают несколько подразделений российской армии для охраны своей границы. Вы думаете, что США примут это? Согласилась Америка с тем, что Хрущев ракеты на Кубе разместил? Нет.

Ладно, на Украине не было дивизий НАТО, но членство в НАТО Украины реально после проевропейской революции в Киеве. Ведь и в Эстонии, Латвии и Литве дислоцированы войска НАТО. Это объясняет российскую аннексию Крыма.

Россия говорит, что не позволит подойти НАТО к своей границе. Нам это просто не нравится. И не важно, что об этом говорит международное право. Вы, американцы, не позволяете, так почему мы должны это делать?

http://pozneronline.ru/2016/09...  

Приведенные цитаты не должны никого дезориентировать: Владимир Познер, безусловно, либерал, с той негативной коннотацией, которую мы обычно вкладываем в это определение. Он космополит, человек мира, и уж точно не является патриотом нашей страны. Об этом телеведущий тоже говорил вполне откровенно.

Но именно поэтому его точка зрения по Крыму и Украине столь ценна.

Ибо он, лишенный эмоциональных привязанностей к России, в данном случае является мерилом объективности. «Любая революция незаконна по определению» — золотые слова, которые говорят о том, что Владимир Познер понимает, что произошло на Украине. А я чисто эмоционально добавлю: «революция гидности» не только незаконна, она еще и устроена глупцами по воле денежных мешков. Причем, цели денежных мешков и цели глупцов, как это обычно бывает, не совпадают.

Мы, и я в том числе, много раз предсказывали, что Майдан приведет Украину к потере территорий. Предскажу, что будет дальше: полная разруха и всевластие вооруженных банд. Так что отвалившиеся Крым и Донбасс — это лишь первые ласточки.

Выйти из тупика можно только при помощи жестокой диктатуры, которая, скорее всего, будет сопровождаться гражданской войной всех против всех. Потому что хорошо вооруженные и довольно отчаянные «побратимы» без боя не сдадутся. И это тоже не открытие, а обычная логика, основанная на исторических аналогиях.

«Восток страны не готов принять то, что говорит Киев», — объяснил Владимир Познер телеканалу CNN в 2014 году. Полагаю, если бы его спросили сегодня, то к востоку он бы добавил и остальные географические направления. ____________________

Упомянутый фейк довольно длинный, но для кого-то может оказаться полезным. Поэтому даю на него ссылку. Он состоит из аргументов свидомых украинцев и наших оголтелых либерально настроенных сограждан. Разоблачать их в очередной раз скучно.

×

cont.ws

Познер о Крыме. Владимир Познер об аннексии Крыма

Перед началом специального заседания Совета по правам человека, где будет обсуждаться, в частности, и судьба телеканала ДОЖДЬ, Владимир Познер дал интервью Владимиру Роменскому и рассказал, почему, по его мнению, кабельные операторы отключили телеканал ДОЖДЬ от эфира, и прокомментировал, как российские и зарубежные СМИ освещают ситуацию в Украине.

Роменский: Здесь, в администрации президента на Старой площади, дом 4, продолжаются последние приготовления к началу сегодняшнего заседания Совета. Оно носит название «Медиа гражданского совета: трудности становления». Говорить будут и про телеканал ДОЖДЬ, и про ситуацию с «Совершенно секретно».

Рядом со мной находится Владимир Познер, известный журналист. Он сегодня должен выступить с докладом. Какая будет ваша позиция по телеканалу ДОЖДЬ, отключению «Совершенно секретно», по закрытому агентству «Росбалт»?

Также по теме:

  1. Владимир Познер о Евромайдане в Украине – личное мнение
  2. Познер хамит украинцам. Хамское поведение Познера

Владимир Познер, журналист: Во-первых, я не выступаю с докладом, я – один из тех, кто будет выступать, докладов всего два. Наверное, будут очень короткие выступления, поскольку народу много. Вряд ли дадут возможность подробно говорить. Моя позиция по поводу того, что происходит с ДОЖДЕМ, и что произошло с «Совершенно секретно» и с «Росбалтом», довольно однозначна. Это попытка, по сути дела, убрать такие источники информации, которые не нравятся власти. Причем я власть называю расширительно, туда входит и законодательная власть, и исполнительная власть.

Сейчас довольно важный момент в журналистике в России, потому что если это все удастся, если эти все источники будут убраны, то мы в значительной степени вернемся в состоянии страны где-то до гласности, когда, во-первых, информация будет препарирована и специально сделана для политические цели власти, а второе – люди вернутся к прослушиванию «Голоса Америки», BBC и т.д., каких было порядка 40 миллионов до гласности Горбачевской, потому что люди понимают, когда им врут. Я надеюсь, что сегодняшнее заседание будет способствовать более разумному подходу. Если говорить об ошибках, которые совершаются, в частности, которая была совершена ДОЖДем, на мой взгляд, ошибка – это ошибка, это не есть повод для таких радикальных мер. И я буду об этом говорить.

Роменский: Я напомню, что под ошибкой мы подразумеваем скандальный опрос, который был посвящен блокаде Ленинграда. И я напомню еще, что руководство телеканала неоднократно приносило свои извинения. Владимир Владимирович, будет наверняка обсуждаться сегодня ситуация в Украине. Глава президентского совета Михаил Федотов говорил об этом, что эту тему обойти стороной не смогут. Как вы относитесь к тому заявлению, с которым выступили руководители федеральных каналов, как они ответили на письмо украинских коллег?

Владимир Познер, журналист: Я не знаю, как они ответили. Я с этим не знаком. Я знаю только одно – я довольно много сейчас смотрю иностранное телевидение и согласился давать интервью, в частности, CNN и другим иностранным каналам. Естественно, сравниваю то, что показывают они, и что показываем мы. Я смотрю на это с тяжелым чувством, потому что и те, и другие показывают только то, что они хотят показывать. Нельзя сказать, что это ложь, потому что они показывают то, что происходит, но они показывают очень выборочно и под определенным углом зрения. Таким образом, наш зритель получает одну картинку, а зритель там получает другую картинку, и обе они, скажем мягко, неполные. И это, конечно, очень серьезная проблема.

А что касается других программ, которые так или иначе связаны с событиями, происходящими на Украине и в Крыму в частности, этот патриотический раж, который то и дело мы видим и слышим, ни к чему хорошему не приведет. Люди не понимают, видимо, что речь идет о возможной большой крови. Я каждый раз хочу спросить женщину, которая кричит об этом, хочет ли она, чтобы её сын умер, скажем, за Крым. И второе – понимают ли люди, что в данном случае слово – очень опасная вещь, и надо очень осторожно пользоваться им.

Роменский: По всей видимости, по итогам сегодняшней встречи будет принято какое-то решение, какое-то обращение, с которым выступят члены Совета, под которым можете подписаться и вы. Такие шаги могут помочь телеканалу ДОЖДЬ вернуться снова, чтобы операторы его подключили, взяли обратно в пакет?

Владимир Познер, журналист: Я не могу сказать определенно, что да, я так думаю. Я на это сильно надеюсь, я не считаю, что это безнадежно. Но учитывая ситуацию, я не могу сказать, что я абсолютно полон оптимизма.

zrada.org


Смотрите также