Я знаю, как Россия вернет Крым Украине. Крым вернут украине


Украине пора возвращать Крым!

Украинская власть, торгующая, а не воюющая, на всех фронтах, в очередной раз попала в сложное положение: что ответить Путину на предложение о возврате наших кораблей и самолетов?

Немного предыстории.

После принятия 23 марта 2014 года политического решения о передислокации украинских военных с оккупированной территории Крыма мне было поручено вести переговоры о выводе военной техники и вооружений.

Российская позиция, сформированная в лучших традициях бандитских 90-х, заключалась в том, что сначала Автономная республика Крым объявила все государственное, в том числе военное, имущество Украины имуществом Автономии, а затем, после фейкового референдума, проведенного под дулами автоматов российского спецназа, так называемая Республика Крым вместе с ворованным приданым была незаконно включена в состав Российской Федерации. Однако это не помешало Москве распоряжаться таким приданым.

Вечером 23 марта я вылетел в Минск, и в результате состоявшихся на следующий день непростых переговоров вопрос удалось сдвинуть с мертвой точки. Уже 28 марта Путин перед телекамерами дал министру обороны России Шойгу поручение обеспечить передачу Украине военной техники и вооружения, оставшихся на территории Крыма.

В тот период после принятого военно-политическим руководством Украины решения о передислокации наших военных вывод техники и вооружений был необходим: стране надо было восстанавливать армию и защищаться.

Путин же, идя на этот шаг, никак не рассчитывал, что Украина сможет сопротивляться тиражированию крымского сценария в восточных и южных областях нашей страны. Он пытался выдать вооруженный захват наших территорий за «естественный распад случайно образовавшегося государства под давлением непреодолимых внутренних противоречий».

После результативных переговоров о выводе вооружений было проведено совещание, на котором начальник Генерального штаба Куцин доложил, что для полного вывода военной техники и вооружений, а также вывоза боеприпасов, необходимо два года и три миллиарда еще тех гривен. У страны не было ни того, ни другого, поэтому приходилось действовать в непривычном для нашей армии темпе.

Конечно, состояние военной техники и вооружений было разное — и вполне современные системы, и металлолом. То же самое — по боеприпасам, которых в Крыму было сосредоточенно огромное количество. Там были и пригодные к боевому применению артиллерийские боеприпасы различных калибров, авиационные ракеты различных моделей, торпеды, глубинные бомбы, противокорабельные ракеты П-15 «Термит» и многое другое.

Одновременно с этим на открытых площадках хранения были, например, морские мины, произведенные до Второй мировой, к которым даже подойти было страшно.

По моему настоянию Генштабом было подготовлено два перечня военной техники и вооружений, находящихся в Крыму (в силу понятных обстоятельств — несекретных).

Первый — Перечень военного имущества воинских частей и военных организаций Вооруженных сил Украины, которое находится на территории Автономной Республики Крым и планируется к применению, всего на 570 страницах.

Второй — Перечень военного имущества, подлежащего утилизации и находящегося на территории Автономной Республики Крым и Севастополя, всего на 163 страницах.

Оба перечня переданы мной в следственную группу военной прокуратуры и приобщены к материалам уголовного производства по факту вооруженного захвата Крыма.

Даже сравнение объемов этих перечней (см. фото) позволяет сделать вывод: российский тезис о том, что Украина имела в Крыму лишь боеприпасы, подлежащие утилизации и технику, пригодную только для сдачи в металлолом, не соответствует действительности. Поэтому состояние, до которого сегодня доведена техника,- прямой результат ее захвата оккупантами, и сумма нанесенного нашему государству ущерба должна быть предъявлена Российской Федерации.

Всего из запланированных 7170 единиц удалось с начала апреля по 16 июня 2014 вывести из Крыма 3502 единицы военной техники и вооружений, в том числе:

— 92 единицы авиатехники, в том числе 63 самолета и 29 вертолетов;

— 35 кораблей, катеров и судов;

— 120 единиц ракетно-артиллерийского вооружения;

— 128 единиц бронетехники, в том числе все танки, хотя Генштаб тогда считал, что они нам не понадобятся;

— 1788 единиц автотехники;

— 1339 единиц техники связи, оперативного обеспечения и тыла, а также 768 тонн различного военного имущества.

После того как провалился российский сценарий «самоопределения» востока и юга Украины, Кремль понял, что для реализации собственных амбиций придется воевать. Именно поэтому 16 июня 2014 года передача техники была приостановлена и уже не возобновлялась.

Можно ли было успеть больше? Думаю, да.

Помешали непомерные амбиции отдельных украинских политических и военных деятелей. Так, в Керчи были разгружены готовые к отправке БТРы только потому, что один большой военачальник вместо игры, которую все это время приходилось вести с противником, встал в позу. Впоследствии этот персонаж был уволен из вооруженных сил по состоянию здоровья — в связи с контузией, полученной в состоянии глубокого подпития в результате удара головой о бордюр (по классификации противника —поребрик).

Недавнее предложение Путина о возобновлении передачи Украине кораблей и самолетов — не шаг доброй воли, а западня.

Конечно, захваченная оккупантами в Крыму военная техника — имущество, принадлежащее народу Украины.

В руках противника осталось 13 вертолетов и 15 самолетов, готовых в тот период к самостоятельному перелету. Также в бухтах Севастополя и Донузлава остались заблокированными 14 кораблей и катеров, в том числе боевое ядро флота — корветы «Тернополь», «Луцк», «Хмельницкий» и «Приднепровье», а также большой десантный корабль «Константин Ольшанский».

Но надо учитывать, что от оккупантов мы получим корабли и самолеты в разукомплектованном состоянии, требующие капитального ремонта и без боеприпасов, которые Россия предлагает не вернуть, а утилизировать в нашем присутствии.

Думаю, что расчет Путина как раз и строится на понимании психологии украинских коррупционеров, уже мечтающих заработать на ремонте этих кораблей.

В ответ же на свою «мирную» инициативу Путин захочет отмены санкций. Поэтому наш ответ должен быть только один: Крым — это наша земля, корабли и самолеты находятся в местах постоянного базирования, и мы требуем беспрепятственного допуска наших экипажей на место службы.

Пора возвращать Крым! Это требование мы адресуем не только Путину, но и украинской власти.

Андрей Сенченко — украинский политик и общественный деятель, лидер правозащитного движения «Сила права».

www.inosmi.info

Я знаю, как Россия вернет Крым Украине

Писатель, известный военный журналист, автор фоторепортажей из зоны АТО и двух романов о войне на Донбассе — «Аэропорт» и «Рейс» — СЕРГЕЙ ЛОЙКО во второй части интервью «Апострофу» рассказал, что положит конец боевым действиям на Востоке Украины, как Крым вернется под контроль Киева и для чего России нужен свой «нюрнбергский процесс».

Апостроф: В следующем году Россию ждут президентские выборы. Что должно случиться, чтобы выборы в классическом понимании этого слова состоялись? Возможно ли это?

Сергей Лойко: В России невозможны нормальные выборы при Путине. Никакой демократии при Путине в России не будет. Здесь, к сожалению, действует правило о роли личности в истории, когда один человек с маленьким коллективом единомышленников узурпировал целую страну. Как Пушкин написал замечательно: «Властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда, нечаянно пригретый славой, над нами царствовал тогда». Вот история повторяется. Роль личности в истории страшная.

В России было окно возможностей в 1991 году, но эту форточку заколотили, и российская демократия погубила сама себя, потому что она дала возможность олигархам манипулировать собой. И в 1996 году, когда [Борис] Ельцин вроде бы одержал победу над коммунистической партией, на самом деле это обернулось для страны огромной трагедией, потому что результаты выборов были подтасованы. И я думаю, если бы в 1996 году [Геннадий] Зюганов и коммунистическая партия победили бы на этих выборах, а, похоже, все к этому шло, то в России сейчас была бы совсем другая история, потому что коммунистическая власть была бы свергнута в течение года еще более жестоким путем. Просто в России в 1991 году произошла бескровная революция, люди не заплатили кровью, как заплатили украинцы за свою свободу, за свою демократию. Поэтому они не смогли ее толком оценить, и произошло то, что произошло.

После короткого периода коммунистов у власти была бы настоящая революция, я так думаю, которая закончилась бы «нюрнбергским процессом» над коммунизмом, люстрацией. Почему Германия смогла переболеть фашизмом и выздороветь? Потому что в Германии был Нюрнбергский процесс. Гитлеровские злодеяния были официально признаны злодеяниями и наказаны. В России, в Советском Союзе этого не было никогда. России еще предстоит пройти свой «нюрнбергский процесс» над коммунизмом, над сталинизмом и над путинизмом.

— Вы уже вспоминали, что сюжет романа «Рейс» вынашивали давно и хотели написать что-то похожее после взрывов домов в Москве в 1999 году. Почему все-таки тогда не написали и, оглядываясь сейчас назад, как бы вы уже охарактеризовали то, что творилось в России на пороге нулевых?

— Путину повезло с ценами на нефть, и временное улучшение своего жизненного уровня россияне начали связывать с приходом к власти Путина. На этой волне он смог заниматься тем, чем он занимался. Ему потихонечку прощалось все: удушение средств массовой информации, убийство политиков, взрывы домов, война в Чечне. «Зато как мы хорошо живем», — говорили люди… А сейчас уже начинается вот эта советская ущербная логика, кладбищенская даже — «лишь бы не было войны». Доходит уже до этого. Хотя Россия давно ведет войну со всем миром.

— Но пока что не в самой России. Кто может переломить эту ситуацию? Как, например, относитесь к фигуре Алексея Навального? За ним такая сила наблюдается?

— Алексей Навальный — неоднозначная политическая фигура, но другого, как говорится, сегодня не дано. Ясно, конечно, что ни в каких выборах он принимать участия не будет, его не допустят, скорее всего. Но он выполняет сейчас очень важную функцию, он работает таким ледоколом по разрушению имиджа путинской России. Многие в Украине сегодня обвиняют Навального в том, что он — проект Кремля. Но зачем Путину такой проект, когда Навальный выводит десятки тысяч молодых людей? Это самый страшный кошмар путинской власти, потому что молодые люди во всех странах совершали «цветные революции», чего больше всего боится путинский режим. Навальный выводит десятки тысяч, это единственный политик сегодня, который способен вывести десятки тысяч людей на улицы России. Эти люди кричат, скандируют: «Путин — вор». Как это соотносится с антинавальной истерией, которая в основном голословно зиждется на постулате, что Навальный — агент Кремля?

Навальный делает очень много ошибок. Он говорит иногда неправильные, популистские вещи, он не вполне честен и искренен в отношении Крыма, в отношении Украины, но это потому, что его сейчас интересуют российские избиратели, а не украинские. Если он сегодня заявит, что вернет Крым, то потеряет огромную поддержку многих людей в России. Навальный признавал уже много раз, что аннексия Крыма — это преступление, это незаконно. Он признавал, что российские войска находятся в Украине и что они ведут там агрессивную войну. Если произойдет чудо, и, скажем, гипотетически Навальный придет к власти, то я думаю, что он вернет Крым, и самое главное — он остановит войну в Украине. Сегодня это — самая горячая тема, потому что там продолжают гибнуть люди, продолжают гибнуть лучшие ваши ребята, соль земли. Одни могут просиживать целыми днями в Facebook и клеймить друг друга, устраивать политические баталии, клеймить, в том числе, и Навального. А в это время другие, настоящие парни, защищают родину и гибнут. Поэтому я уверен, что, если Навальный придет к власти, он остановит войну в Украине.

В любом случае Навальный нашел единственное слабое место в кремлевской стене. Это — коррупция. И он бьет в это слабое место. Он высмеивает режим, высмеивает Медведева, высмеивает Путина. И вот это для режима — самое страшное, потому что режим Брежнева начал сыпаться, когда основным приветствием друг другу стал новый анекдот про Брежнева. Теперь Навальный доводит ситуацию до этого. Он — не идеальный политический лидер, и я на демократических выборах не проголосовал бы за него как за президента России, но проголосовал бы в единственном случае, если бы он был соперником Путина. Его роль в историческом контексте развития России сегодня положительная, поэтому сегодня следует его поддержать. И я уверен, я даже знаю, каким будет механизм возврата Крыма.

— Каким?

— Я думаю, что Крым вынужден будет возвратить любой политик, который сменит Путина. При Путине этого не случится в любом случае. Но Крым — это ключ к тому, чтобы вернуться в мировое сообщество, чтобы были сняты санкции, без этого никакие санкции не будут сняты, так или иначе, Крым придется возвращать. А вернут его так же, как и украли — украдкой, обманом. То есть устроят референдум, на котором, вполне возможно, крымчане уже выскажутся за то, чтобы вернуться в Украину, потому что они уже сильно наелись путинизма и начинают понимать, какую огромную ошибку сделали. Хотя, как бы они ни голосовали на том «референдуме» (в 2014 году, — «Апостроф»), результаты его были известны задолго до того, как этот «референдум» состоялся. И сейчас, вполне возможно, устроят такой же «референдум», на котором в Кремле решат, что граждане высказались за то, чтобы вернуться в Украину — и вот Крым возвращается. Это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Но главное, чтобы Крым вернулся в Украину, и он в нее вернется — законным или незаконным путем. Законный путь — это признать преступления Путина, признать все решения, принятые при его власти, незаконными и в соответствии с этим вернуть Крым на место. Но я думаю, что этого не произойдет, а, скорее всего, это произойдет в результате очередного такого фейкового «референдума», чтобы хотя бы как-то успокоить население внутри России.

— Что думаете про сегодняшнюю ситуацию на Донбассе? Как долго еще может продолжаться позиционная война?

— Война окончится, как только Путин будет отрешен от власти, будет уничтожен или просто уйдет. Хотя сам он не уйдет. Единственное, как он может уйти, так это — уйти в мир иной. С этим нужно связывать надежды, но судя по тому, в какой форме он находится, это еще может продолжаться лет 30. Ему необходима эта война на Донбассе, он будет ее поддерживать всеми силами. Сейчас уже он не может вести полноценную войну против Украины. Время ушло. Он ни экономически, ни политически сейчас этого делать не может. Но ему важно поддерживать этот тлеющий очаг напряженности в Украине, опять, только для внутреннего пользования, чтобы показывать людям: вот видите, они вышли на Майдан — и чем все это закончилось? Это закончилось «гражданской войной». Большинство россиян продолжают в это верить.

— И поэтому такой вот «дырявый чемодан», как вы его назвали, будут и дальше поддерживать?

— Да. Война в Украине кончится в один прекрасный день, причем она кончится именно в один день. И это будет прекрасный день, когда граница будет отдана под контроль Украины, российские войска и тяжелое вооружение будут выведены из Украины. В этот же день растворятся, испарятся в воздушном пространстве плотницкие, захарченки и все эти персонажи, все эти последователи Гиви и Моторолы, они просто исчезнут — и Донбасс вернется в Украину. Собственно, он всегда и оставался частью Украины, незаконно отторгнутой.

А дальше уже начнется трудный период адаптации. Главное здесь — не наломать палок. Но это уже Украина сама должна решать, это внутренние дела Украины, в которые я, в отличие от многих московских либералов, стараюсь не лезть. Потому что я как представитель нации-агрессора просто не имею морального права критиковать власть Украины или украинцев за любые решения, которые сегодня принимаются, в том числе и за недавнее большое событие — лишение Саакашвили гражданства. Я не имею права по этому поводу высказываться, хотя имею свое личное мнение.

— Вы когда-то сказали, что тысячелетняя история России — история рабов. Что постпутинский президент в таком случае может предложить народу?

— Путин совершил огромную творческую работу по обыдлению российского населения. В 90-е годы казалось, что дальше обыдлять некуда. Но в этом смысле дно вообще прощупать невозможно. Поэтому Россия очень долго будет выходить из этого генетического коллапса. Собственно, здесь Путин — вишенка на торте, потому что эта генетическая чистка производилась в России последние 100 лет: революция, гражданская война, сталинские репрессии, ГУЛАГ, застой, война, сейчас ее уже называют не «великая отечественная», а Вторая мировая война. Потому что «великая отечественная» — это просто миф, когда Сталин бросил «великое отечество» на растерзание фашистам, бросил огромную армию на растерзание. Как была песня, знаете, «последний матрос Севастополь покинул».

На самом деле выяснилось, что не покидал матрос Севастополь, никто их не вывозил, а вывезли на подводных лодках и на последних катерах начальство и документы, а всех матросов, всю береговую охрану, всех бросили без помощи, без продовольствия, без боеприпасов умирать или сдаваться в плен. И только благодаря тому, что просто завалил Сталин Советский Союз трупами своих граждан и залил кровью своих граждан, в этой крови кромешной, сдобренной морозами и грязью, завязла гитлеровская машина и не докатилась до Москвы. Только на этом зиждется победа этого «великого» генералиссимуса, которого так обожает Путин, что вновь возрождает культ Сталина. Эта генетическая чистка советского народа, особенно российского народа, продолжалась 100 лет, и сегодня, глядя на Гиви, Моторолу, даже на Прилепина, мы видим вот этих настоящих шариковых, представителей этой советской истории.

— И сколько нужно времени, чтобы эту генетическую чистку исправить?

— Два-три поколения. Но очень поможет, как я уже сказал, «нюрнбергский процесс».

— Вы упомянули о сложной адаптации Донбасса, а как ментально возвращать людей?

— Я не могу здесь дать правильный совет. Я — не сотрудник ООН, не служащий ОБСЕ, не профессионал в плане социальной адаптации жертв, которые находились на оккупированных территориях. Я думаю, в Украине очень много специалистов, которые с международной помощью могут эти вопросы решить.

— Кстати, будет ли на английском языке «Рейс»?

— Если какое-то американское или английское издательство купит «Рейс», то будет. Сейчас у меня очень хороший международный агент Томас Видлинг. Кстати, Томас Видлинг в свое время сотрудничал с Захаром Прилепиным. Как только Прилепин объявил о том, что он уезжает политруком на Донбасс, господин Видлинг прекратил с ним сотрудничество. И после этого я обратился к нему, потому что я очень доверяю этому человеку, уважаю его и восхищаюсь его поступком. И сейчас он представляет мои романы «Рейс» и «Аэропорт» за границей.

— Вы вели переговоры с ведущими голливудским студиями по экранизации романа «Аэропорт». Будет ли фильм?

— В конце сентября уже будет принято окончательное решение. Думаю, что в октябре мы уже точно об этом узнаем. Пока не могу вдаваться в детали, но ведутся активные переговоры.

— А синопсис будет ваш или с кем-то в соавторстве?

— Нет, синопсис будет американский. Не думаю, что он будет плохой.

— Что у вас сейчас в работе? Есть новые задумки по темам, сюжету?

— Я сейчас нахожусь в такой, знаете, послеродовой — не депрессии, но, по крайней мере, ситуации, когда я все еще живу в этом романе. Я еще не смог от него оторваться, поэтому мне как-то нужно пережить этот роман и потом начать думать о чем-то другом. У меня есть сюжет книги, которую точно издадут в России, а для меня это было бы очень важно, чтобы российские читатели тоже начали читать мои романы. У меня есть сюжет, я уже об этом рассказывал, очень интересный — про капитана дальнего плавания.

— Это не будет касаться военной темы?

— Нет. Капитан дальнего плавания, который любит девушку, а девушка любит его. Но есть парень, который ее тоже любит, отрицательный герой. Он пишет донос на капитана дальнего плавания, его арестовывают, заточают в замок, в тюрьму, где он знакомится со стариком, который в бреду рассказывает, что у него на каком-то острове закопаны несметные сокровища. Старик умирает, а в этом замке принято мертвых заключенных вбрасывать в окно в мешках. Наш герой забирается в мешок вместо старика, его выбрасывают в море, волной прибивает на этот остров. Он становится безумно богатым человеком, возвращается в свою страну и мстит всем злодеям. Такой роман, я думаю, в России с удовольствием опубликуют (Улыбается).

— Как вы оцениваете решение Украины по поводу ограничения на ввоз российских книг, запрета на въезд в страну российским деятелям культуры?

— Я вам так скажу: пока идет война, наверное, в этом есть смысл. Когда война закончится, а она обязательно когда-нибудь закончится, тогда запретительные меры культурного характера будут, конечно же, бессмысленны. И эти запреты, скорей всего, будут отменены.

news24today.info

прогнозы экспертов / Статьи / ФРАЗА

Буквально вчера комитет Генассамблеи ООН прининял обновленную резолюцию по аннексированному Крыму, касающуюся прав человека. Эмоции переполняли украинскую делегацию. Петр Порошенко тут же радостно приветствовал принятие обновленной резолюции.

«Приветствую решение Третьего комитета по усиленной резолюции ГА ООН о состоянии прав человека в Крыму! Благодарю соавторов решения и всех наших союзников за мощный сигнал российской оккупационной власти относительно международного единства и солидарности в вопросе деоккупации Крыма», — отметил Порошенко.

За принятие резолюции поблагодарил и министр иностранных дел Украины Павел Климкин. «Резолюция сильнее — голосов больше. Всем спасибо за работу и поддержку. Вместе работаем дальше», — отметил он.

Но пока все ликуют и верят, что очередная резолюция что-то кардинально изменит, напомню, что на этой неделе Украина опять оказалась в центре очередного скандала. Американская газета «The New York Times» то ли с умыслом, то ли по какому-то роковому стечению обстоятельств опубликовала карту, на которой аннексированный Крым обозначен как российская территория.

Статья под заголовком «Путинский мост в Крым может иметь больше символизма, чем движения», опубликованная 11 ноября, касалась строительства так называемого керченского моста к аннексированному Крыму с территории Российской Федерации.

Разумеется, реакция не заставила себя долго ждать, и, как обычно бывает в таких случаях, Украина громко возмутилась, общественность обеспокоилась, а виновники инцидента тут же пообещали во всем разобраться и наказать виновных.

«Мы сейчас рассматриваем этот вопрос», — заявила пресс-секретарь газеты Даниэль Родес Ха.

А вот автор статьи Иван Нечепуренко, которого, по идее, и могли сделать «козлом отпущения», заявил, что карту с ним не согласовывали. «Мы увидели ее так же, как и вы», — заявил он.

Пресс-секретарь Министерства иностранных дел Украины Марьяна Беца тут же на своей странице в Twitter пообещала разобраться в сложившейся ситуации.

Безусловно, ошибку американской газеты мы переживем, зато резолюция ООН действительно вселяет серьезную надежду. Вопрос в другом: есть ли у нас хоть какой-то шанс вернуть Крым в состав Украины? Когда это может произойти и на каких условиях? Об этом «Фраза» спросила у людей, которые не верят в совпадения и умеют просчитывать события на несколько ходов вперед.

Андрей Ермолаев, политолог, директор Института стратегических исследований «Новая Украина»:

Шанс у Украины есть, но не вернуть Крым, а построить новые отношения. Крым, как автономная республика, ккоторая была у нас в Конституции, в этом качестве частью Украины уже не будет. Но учитывая, что мы говорим о людях, большая часть которых все-таки до сих стремится жить в Украине. Речь будет идти о новом статусе полуострова, о новых возможностях и новых отношениях. У Украины появится шанс построить новые отношения с Крымом, возможно, как с особой частью и Украины, и Европы.

Олеся Яхно, политолог, директор Института национальных стратегий Украины:

Российской Федерации, которая в 2014 году делала ставку на свое техническое преимущество и на слабость экономики Украины, будет крайне сложно перевести это преимущество в стратегический результат и статус-кво и сохранить Крым навсегда. Кроме того, Украине будет крайне сложно быстро вернуть Крым в состав своей территории. Но, независимо от того, насколько быстро это может произойти, Украина делает правильные стратегические шаги в этом направлении.

Россия делает ошибки. Если говорить, например, о факторе крымских татар, то нельзя сказать, что нет народа — нет проблемы и что это само собой произойдет и проблема исчезнет сама по себе. Тут дело не в Украине, а в том, что есть системное нарушение прав коренного народа, есть невыполнение решения суда по восстановлению действия Меджлиса и т. д.

Кроме того, была принята резолюция ООН по Крыму. Как мне кажется, в этом варианте формулировка куда более жесткая, чем была в предыдущем. Сейчас крайне сложно сказать, когда мы сможем вернуть Крым, этого не знает никто. Но не делать того, что мы делаем, мы не можем, так как вопрос территориальной целостности -- это не только вопрос возврата оккупированных территорий. Это еще и вопрос укрепления и усиления Украины в целом.

Украина выбрала международно-правовой вариант возвращения Крыма. В этой ситуации он является единственно возможным.Кроме того, не забывайте, что Россия делает серьезную ошибку, пытаясь превратить Крым в военную базу. Крым при Украине был гораздо свободнее и куда более привлекательным регионом для туристов, нежели сейчас.

Россия делает в отношении Крыма серьезные ошибки, поэтому, если говорить откровенно, момент возврата Крыма в том числе будет зависеть и от ошибок России.

Виктор Небоженко, политолог, директор социологической службы «Украинский барометр»:

Конечно, у нас есть шанс вернуть Крым в состав Украины, но дело ведь не в Украине. Более того, дело даже не в России. Дело в возвращении границ, закрепленных в 45-м году Ялтинскими и Манчестерскими соглашениями. Дело не в нас, даже если мы вдруг не захотим, нас заставят. Другой вопрос, что, в отличие от Донбасса, это будет долго и другими путями. Демилитаризация Донбасса — это гораздо проще, чем демилитаризация Крыма, в котором уже добрые сто лет находится военно-морская база.

Это проблема не Украины, и заниматься этим будет международное сообщество. И, скорее всего, в отличие от Донбасса, там будет какой-то промежуточный период, когда Крымом будут управлять международные организации в сотрудничестве с Россией и Украиной. Повторяю: речь идет о границах, а границы Европы делить нельзя. Даже Каталонии не разрешили отделиться. Резолюция — это правильно, но это очень долгий процесс, который может затянуться даже на десятилетия.

Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики:

Безусловно, шансы вернуть Крым в Украину и Украину в Крым остаются всегда. Однако для этого необходимо очень серьезно менять и модернизировать государственную политику в отношении Крыма. Вместо политических лозунгов и декларации необходима стратегия постепенного возвращения влияния Украины в Крыму. На начальных этапах — обеспечение работы уполномоченного по правам человека, обеспечение функционирования украинских СМИ в Крыму, украинского образования, возвращение украинских экономических субъектов в Крым. Со временем, при постепенном наращивании этого присутствия, рано или поздно появятся политические условия для возвращения полного суверенитета Украины на этой территории. Это должен быть рациональный, умный и последовательный план. Пока же  наши политики напоминают мне братьев наших меньших в зоопарке, которые лишь прыгают по клетке и визжат.

Анатолий Луценко, политолог, директор GMT:

Безусловно, шанс вернуть Крым в состав Украины у нас есть. Кроме того, история знает прецеденты и аннексия всегда возвращается. Это лишь вопрос времени. Сейчас россияне сделали из Крыма своего рода непотопляемый авианосец. Соответственно, урезонить россиян на вывод этой мощнейшей группировки нет никаких шансов, по крайней мере в ближайший год. Также мы пока не до конца понимаем, чем для нас обернется строительс керченского моста. Он будет глобальным каналом коммуникации полуострова с Россией или он там долго не простоит и повторит судьбу немецкого моста на этом же месте?

Нужен серьезный экономический анализ, который учел бы огромное количество мелких нюансов. Для нас главное то, что, с точки зрения международного права, у нас зафиксировано, что юридически полуостров наш. Это очень важно, а все остальное — это уже фактические вещи. Россия достаточно широкомасштабно заняла эту территорию, и у нее есть достаточная военная группировка, чтобы эту территорию удержать.

Главный вопрос — это люди, которые там живут. Пока там нет даже настроения возвращаться, за исключением небольшой горстки крымских татар. У основной массы населения настроения на возвращение нет, а если таких настроений нет, то у нас нет никаких шансов. По крайней мере, в этом году мы точно не сможем вернуть Крым в состав Украины.

***

Мы все искренне верим, что рано или поздно Крым вернется в состав Украины. Да что там верим?! Мы это точно знаем. По большому счету, резолюция ООН — это лишь еще одно подтверждение того, что так оно и будет. Вопрос лишь в том, когда все, что написано на бумаге, воплотится в жизнь.

fraza.ua

Я знаю, каким будет механизм возврата Крыма Украине | Политика | ИноСМИ

Писатель, известный военный журналист, автор фоторепортажей из зоны АТО и двух романов о войне на Донбассе — «Аэропорт» и «Рейс» — СЕРГЕЙ ЛОЙКО во второй части интервью «Апострофу» рассказал, что положит конец боевым действиям на Востоке Украины, как Крым вернется под контроль Киева и для чего России нужен свой «нюрнбергский процесс».

Апостроф: В следующем году Россию ждут президентские выборы. Что должно случиться, чтобы выборы в классическом понимании этого слова состоялись? Возможно ли это?

 

Сергей Лойко: В России невозможны нормальные выборы при Путине. Никакой демократии при Путине в России не будет. Здесь, к сожалению, действует правило о роли личности в истории, когда один человек с маленьким коллективом единомышленников узурпировал целую страну. Как Пушкин написал замечательно: «Властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда, нечаянно пригретый славой, над нами царствовал тогда». Вот история повторяется. Роль личности в истории страшная.

В России было окно возможностей в 1991 году, но эту форточку заколотили, и российская демократия погубила сама себя, потому что она дала возможность олигархам манипулировать собой. И в 1996 году, когда [Борис] Ельцин вроде бы одержал победу над коммунистической партией, на самом деле это обернулось для страны огромной трагедией, потому что результаты выборов были подтасованы. И я думаю, если бы в 1996 году [Геннадий] Зюганов и коммунистическая партия победили бы на этих выборах, а, похоже, все к этому шло, то в России сейчас была бы совсем другая история, потому что коммунистическая власть была бы свергнута в течение года еще более жестоким путем. Просто в России в 1991 году произошла бескровная революция, люди не заплатили кровью, как заплатили украинцы за свою свободу, за свою демократию. Поэтому они не смогли ее толком оценить, и произошло то, что произошло.

После короткого периода коммунистов у власти была бы настоящая революция, я так думаю, которая закончилась бы «нюрнбергским процессом» над коммунизмом, люстрацией. Почему Германия смогла переболеть фашизмом и выздороветь? Потому что в Германии был Нюрнбергский процесс. Гитлеровские злодеяния были официально признаны злодеяниями и наказаны. В России, в Советском Союзе этого не было никогда. России еще предстоит пройти свой «нюрнбергский процесс» над коммунизмом, над сталинизмом и над путинизмом.

— Вы уже вспоминали, что сюжет романа «Рейс» вынашивали давно и хотели написать что-то похожее после взрывов домов в Москве в 1999 году. Почему все-таки тогда не написали и, оглядываясь сейчас назад, как бы вы уже охарактеризовали то, что творилось в России на пороге нулевых?

— Путину повезло с ценами на нефть, и временное улучшение своего жизненного уровня россияне начали связывать с приходом к власти Путина. На этой волне он смог заниматься тем, чем он занимался. Ему потихонечку прощалось все: удушение средств массовой информации, убийство политиков, взрывы домов, война в Чечне. «Зато как мы хорошо живем», — говорили люди… А сейчас уже начинается вот эта советская ущербная логика, кладбищенская даже — «лишь бы не было войны». Доходит уже до этого. Хотя Россия давно ведет войну со всем миром.

— Но пока что не в самой России. Кто может переломить эту ситуацию? Как, например, относитесь к фигуре Алексея Навального? За ним такая сила наблюдается?

— Алексей Навальный — неоднозначная политическая фигура, но другого, как говорится, сегодня не дано. Ясно, конечно, что ни в каких выборах он принимать участия не будет, его не допустят, скорее всего. Но он выполняет сейчас очень важную функцию, он работает таким ледоколом по разрушению имиджа путинской России. Многие в Украине сегодня обвиняют Навального в том, что он — проект Кремля. Но зачем Путину такой проект, когда Навальный выводит десятки тысяч молодых людей? Это самый страшный кошмар путинской власти, потому что молодые люди во всех странах совершали «цветные революции», чего больше всего боится путинский режим. Навальный выводит десятки тысяч, это единственный политик сегодня, который способен вывести десятки тысяч людей на улицы России. Эти люди кричат, скандируют: «Путин — вор». Как это соотносится с антинавальной истерией, которая в основном голословно зиждется на постулате, что Навальный — агент Кремля?

Навальный делает очень много ошибок. Он говорит иногда неправильные, популистские вещи, он не вполне честен и искренен в отношении Крыма, в отношении Украины, но это потому, что его сейчас интересуют российские избиратели, а не украинские. Если он сегодня заявит, что вернет Крым, то потеряет огромную поддержку многих людей в России. Навальный признавал уже много раз, что аннексия Крыма — это преступление, это незаконно. Он признавал, что российские войска находятся в Украине и что они ведут там агрессивную войну. Если произойдет чудо, и, скажем, гипотетически Навальный придет к власти, то я думаю, что он вернет Крым, и самое главное — он остановит войну в Украине. Сегодня это — самая горячая тема, потому что там продолжают гибнуть люди, продолжают гибнуть лучшие ваши ребята, соль земли. Одни могут просиживать целыми днями в Facebook и клеймить друг друга, устраивать политические баталии, клеймить, в том числе, и Навального. А в это время другие, настоящие парни, защищают родину и гибнут. Поэтому я уверен, что, если Навальный придет к власти, он остановит войну в Украине.

В любом случае Навальный нашел единственное слабое место в кремлевской стене. Это — коррупция. И он бьет в это слабое место. Он высмеивает режим, высмеивает Медведева, высмеивает Путина. И вот это для режима — самое страшное, потому что режим Брежнева начал сыпаться, когда основным приветствием друг другу стал новый анекдот про Брежнева. Теперь Навальный доводит ситуацию до этого. Он — не идеальный политический лидер, и я на демократических выборах не проголосовал бы за него как за президента России, но проголосовал бы в единственном случае, если бы он был соперником Путина. Его роль в историческом контексте развития России сегодня положительная, поэтому сегодня следует его поддержать. И я уверен, я даже знаю, каким будет механизм возврата Крыма.

— Каким?

— Я думаю, что Крым вынужден будет возвратить любой политик, который сменит Путина. При Путине этого не случится в любом случае. Но Крым — это ключ к тому, чтобы вернуться в мировое сообщество, чтобы были сняты санкции, без этого никакие санкции не будут сняты, так или иначе, Крым придется возвращать. А вернут его так же, как и украли — украдкой, обманом. То есть устроят референдум, на котором, вполне возможно, крымчане уже выскажутся за то, чтобы вернуться в Украину, потому что они уже сильно наелись путинизма и начинают понимать, какую огромную ошибку сделали. Хотя, как бы они ни голосовали на том «референдуме» (в 2014 году, — «Апостроф»), результаты его были известны задолго до того, как этот «референдум» состоялся. И сейчас, вполне возможно, устроят такой же «референдум», на котором в Кремле решат, что граждане высказались за то, чтобы вернуться в Украину — и вот Крым возвращается. Это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Die Tageszeitung08.08.2017EurasiaNet08.08.2017УНИАН08.08.2017Но главное, чтобы Крым вернулся в Украину, и он в нее вернется — законным или незаконным путем. Законный путь — это признать преступления Путина, признать все решения, принятые при его власти, незаконными и в соответствии с этим вернуть Крым на место. Но я думаю, что этого не произойдет, а, скорее всего, это произойдет в результате очередного такого фейкового «референдума», чтобы хотя бы как-то успокоить население внутри России.

— Что думаете про сегодняшнюю ситуацию на Донбассе? Как долго еще может продолжаться позиционная война?

— Война окончится, как только Путин будет отрешен от власти, будет уничтожен или просто уйдет. Хотя сам он не уйдет. Единственное, как он может уйти, так это — уйти в мир иной. С этим нужно связывать надежды, но судя по тому, в какой форме он находится, это еще может продолжаться лет 30. Ему необходима эта война на Донбассе, он будет ее поддерживать всеми силами. Сейчас уже он не может вести полноценную войну против Украины. Время ушло. Он ни экономически, ни политически сейчас этого делать не может. Но ему важно поддерживать этот тлеющий очаг напряженности в Украине, опять, только для внутреннего пользования, чтобы показывать людям: вот видите, они вышли на Майдан — и чем все это закончилось? Это закончилось «гражданской войной». Большинство россиян продолжают в это верить.

— И поэтому такой вот «дырявый чемодан», как вы его назвали, будут и дальше поддерживать?

— Да. Война в Украине кончится в один прекрасный день, причем она кончится именно в один день. И это будет прекрасный день, когда граница будет отдана под контроль Украины, российские войска и тяжелое вооружение будут выведены из Украины. В этот же день растворятся, испарятся в воздушном пространстве плотницкие, захарченки и все эти персонажи, все эти последователи Гиви и Моторолы, они просто исчезнут — и Донбасс вернется в Украину. Собственно, он всегда и оставался частью Украины, незаконно отторгнутой.

А дальше уже начнется трудный период адаптации. Главное здесь — не наломать палок. Но это уже Украина сама должна решать, это внутренние дела Украины, в которые я, в отличие от многих московских либералов, стараюсь не лезть. Потому что я как представитель нации-агрессора просто не имею морального права критиковать власть Украины или украинцев за любые решения, которые сегодня принимаются, в том числе и за недавнее большое событие — лишение Саакашвили гражданства. Я не имею права по этому поводу высказываться, хотя имею свое личное мнение.

— Вы когда-то сказали, что тысячелетняя история России — история рабов. Что постпутинский президент в таком случае может предложить народу?

— Путин совершил огромную творческую работу по обыдлению российского населения. В 90-е годы казалось, что дальше обыдлять некуда. Но в этом смысле дно вообще прощупать невозможно. Поэтому Россия очень долго будет выходить из этого генетического коллапса. Собственно, здесь Путин — вишенка на торте, потому что эта генетическая чистка производилась в России последние 100 лет: революция, гражданская война, сталинские репрессии, ГУЛАГ, застой, война, сейчас ее уже называют не «великая отечественная», а Вторая мировая война. Потому что «великая отечественная» — это просто миф, когда Сталин бросил «великое отечество» на растерзание фашистам, бросил огромную армию на растерзание. Как была песня, знаете, «последний матрос Севастополь покинул».

На самом деле выяснилось, что не покидал матрос Севастополь, никто их не вывозил, а вывезли на подводных лодках и на последних катерах начальство и документы, а всех матросов, всю береговую охрану, всех бросили без помощи, без продовольствия, без боеприпасов умирать или сдаваться в плен. И только благодаря тому, что просто завалил Сталин Советский Союз трупами своих граждан и залил кровью своих граждан, в этой крови кромешной, сдобренной морозами и грязью, завязла гитлеровская машина и не докатилась до Москвы. Только на этом зиждется победа этого «великого» генералиссимуса, которого так обожает Путин, что вновь возрождает культ Сталина. Эта генетическая чистка советского народа, особенно российского народа, продолжалась 100 лет, и сегодня, глядя на Гиви, Моторолу, даже на Прилепина, мы видим вот этих настоящих шариковых, представителей этой советской истории.

— И сколько нужно времени, чтобы эту генетическую чистку исправить?

— Два-три поколения. Но очень поможет, как я уже сказал, «нюрнбергский процесс».

— Вы упомянули о сложной адаптации Донбасса, а как ментально возвращать людей?

— Я не могу здесь дать правильный совет. Я — не сотрудник ООН, не служащий ОБСЕ, не профессионал в плане социальной адаптации жертв, которые находились на оккупированных территориях. Я думаю, в Украине очень много специалистов, которые с международной помощью могут эти вопросы решить.

— Кстати, будет ли на английском языке «Рейс»?

— Если какое-то американское или английское издательство купит «Рейс», то будет. Сейчас у меня очень хороший международный агент Томас Видлинг. Кстати, Томас Видлинг в свое время сотрудничал с Захаром Прилепиным. Как только Прилепин объявил о том, что он уезжает политруком на Донбасс, господин Видлинг прекратил с ним сотрудничество. И после этого я обратился к нему, потому что я очень доверяю этому человеку, уважаю его и восхищаюсь его поступком. И сейчас он представляет мои романы «Рейс» и «Аэропорт» за границей.

— Вы вели переговоры с ведущими голливудским студиями по экранизации романа «Аэропорт». Будет ли фильм?

— В конце сентября уже будет принято окончательное решение. Думаю, что в октябре мы уже точно об этом узнаем. Пока не могу вдаваться в детали, но ведутся активные переговоры.

— А синопсис будет ваш или с кем-то в соавторстве?

— Нет, синопсис будет американский. Не думаю, что он будет плохой.

—  Что у вас сейчас в работе? Есть новые задумки по темам, сюжету?

— Я сейчас нахожусь в такой, знаете, послеродовой — не депрессии, но, по крайней мере, ситуации, когда я все еще живу в этом романе. Я еще не смог от него оторваться, поэтому мне как-то нужно пережить этот роман и потом начать думать о чем-то другом. У меня есть сюжет книги, которую точно издадут в России, а для меня это было бы очень важно, чтобы российские читатели тоже начали читать мои романы. У меня есть сюжет, я уже об этом рассказывал, очень интересный — про капитана дальнего плавания.

— Это не будет касаться военной темы?

— Нет. Капитан дальнего плавания, который любит девушку, а девушка любит его. Но есть парень, который ее тоже любит, отрицательный герой. Он пишет донос на капитана дальнего плавания, его арестовывают, заточают в замок, в тюрьму, где он знакомится со стариком, который в бреду рассказывает, что у него на каком-то острове закопаны несметные сокровища. Старик умирает, а в этом замке принято мертвых заключенных вбрасывать в окно в мешках. Наш герой забирается в мешок вместо старика, его выбрасывают в море, волной прибивает на этот остров. Он становится безумно богатым человеком, возвращается в свою страну и мстит всем злодеям. Такой роман, я думаю, в России с удовольствием опубликуют (Улыбается).

— Как вы оцениваете решение Украины по поводу ограничения на ввоз российских книг, запрета на въезд в страну российским деятелям культуры?

— Я вам так скажу: пока идет война, наверное, в этом есть смысл. Когда война закончится, а она обязательно когда-нибудь закончится, тогда запретительные меры культурного характера будут, конечно же, бессмысленны. И эти запреты, скорей всего, будут отменены.

inosmi.ru

«Крым никогда не вернется». Как на Украине принимают новую реальность | В мире | Политика

Время идет незаметно, но неумолимо. Пошел уже четвертый год с того момента, как полуостров Крым, отринув ценности «Евромайдана», вошел в состав Российской Федерации.

Даже европейские политики, в публичных выступлениях заявляющие о том, что этот факт ими никогда не будет признан и принят, в кулуарах говорят совершенно иное. Крым — это часть большой России, и как бы кого это ни раздражало, но от реальности не уйти.

Но на Украине довольно значительное количество людей продолжает жить иллюзиями. В их параллельной реальности Крым является частью Украины, его население якобы страдает от голода и репрессии, и живет лишь надеждой на освобождение от «московского ига». Иллюзия эта подогревается украинскими СМИ, а также существованием полувиртуальных структур вроде «Прокуратуры АР Крым», расположенной в Киеве, которая на деньги украинских налогоплательщиков делает вид, что что-то там расследует на территории полуострова.

«В сторону Ялты круглосуточно стелют целый автобан из Керчи, а сам город просто расцветает»

Настоящим возмутителем спокойствия в украинском интернет-пространстве стал бывший участник так называемой «АТО» в Донбассе, бывший разведчик ВСУ Андрей Рымарук. Его полный раздражения и разочарования пост в Facebook стал невероятно популярным:

«Вчера довольно долго общался с несколькими гражданами. Тема — как на Украине плохо жить, сквозь призму увиденного ими в Крыму. Еще год назад, почти сразу после демобилизации, за подобные темы хотелось сразу бить в роговой отсек, но сейчас уже интересно, для собственного анализа ситуации и перспектив возвращения полуострова. Оказывается, за сутки пересекает КПП в сторону оккупированного Крыма более тысячи украинцев. Как оказалось, львиная доля это — туристы с прописками разных областей Украины. Половина и больше едет на лазурные берега отдыхать. Кто общественным транспортом, кто-то собственным. Почему бы и нет? Ведь топливо там дешевле (в столице А95 = 26грн, в Крыму А95 = 19-20 грн). Но по камерам видно, что пляжи пустые? На всех пляжах есть камеры? И зачем снимать жилье, когда бешеного потока туристов не имеется, все дикие пляжи свободны. Ставь палатку и живи себе целое лето, а за продуктами бегай до ближайшего магазина. Продукты дорогие!? Так, в прошлом году они были гораздо дороже, в этом году стали намного дешевле. Российские продукты плохие!? Пожалуйста, покупайте украинское. Ешьте хоть Черниговское или Бердичевское пиво, контрабанда была, есть и будет. Зыбко, но мост строится. И Керченский пролив перекрыли пока что не для оккупации. Ведутся строительные работы. В сторону Ялты круглосуточно стелют целый автобан из Керчи, а сам город просто расцветает, говорит мне собеседник. Не поверил, посмотрел онлайн камеры, — да, поток и движение транспорта немного уступает, например, Шегиням, но есть, и довольно количественный. А дальше просто дословно процитирую собеседника. «В 15-ом году вложил деньги в строительство номеров люкс недалеко от Керчи. Они уже окупились в прошлом, а в этом я зарабатываю. Спрос есть, до середины сентября у меня все забронировано. Конечно, у меня дешевле, чем на самых популярных курортах, но после паромной переправы и очередей россияне далеко ехать не хотят. Поверь, Крым никогда уже не станет частью Украины. Там лучше станет жить уже в следующем году, а когда мост заработает, будет аншлаг».

«Какого хрена нам по телеку травят, что в Крыму полный коллапс?»

«Антракт. По крайней мере, я завершил разговор, продолжает свой пост Рымарук. — Нанесение телесных повреждений, административное наказание только отнимет у меня время. Для себя сделал несколько выводов:

1. Кому война, кому мать родная — тренд войны на востоке и оккупации Крыма. С такими трендами мы государство не построим.

2. Всю ночь изучал социальную сферу оккупированного Крыма. Заработок там такой же, топливо дешевле, продукты тоже постепенно дешевеют с приходом российских торговых сетей. Параллельно возник вопрос, какого хрена нам по телеку травят, что в Крыму полный коллапс?

3. Если так будет дальше, откроют мост и, по словам оккупированных, они станут еще жить лучше, захотят ли они обратно? Прекрасно понимая, что смена власти... Нет, смена Государства это — годы. Нестабильной жизни, реформ и пертрубации? Поблагодарили, но эти круги ада, мне кажется, они проходить еще раз не очень хотят...

Ну, ужесточат санкции еще больше. Согласится... на открытый и прозрачный референдум с большим количеством украинских и международных наблюдателей, и Крым в кармане. Ему не выгодно впустую терять такое количество вложенных средств и военно-стратегический объект, которому цены не имеется. Тем более, что проект «Крым» сам по себе уже окупается. 100 млн $ в год они тратили за аренду Черноморского флота».

«Мелочи формируют позитив к России»

Для таких, как Рымарук принятие крымской реальности проходит чрезвычайно болезненно. При этом оно вовсе не заставляет отказаться от националистических взглядов. И все-таки не считаться с действительностью бывший участник «АТО» не готов — в отличие от соратников, примчавшихся к нему в комментарии.

Каких-то только обвинений не было выдвинуто в адрес Рымарука, в том числе и в выполнении «заказа Кремля».

Более адекватные, если так можно выразиться, предлагали рецепты перевоспитания крымчан. Вот, например, что пишет Ольга Кратко: «Поговоришь с местными ватниками в Ялте, так они так убеждены, что аж своим энтузиазмом сами кого хочешь заразят. Но если выключить у них телек на год хотя бы? Поговорите с другими жителями Крыма, там не только идиоты».

Рымарук, однако, «спасательный круг» принимать отказался: «Ольга, мы все время говорим если бы да кабы телик вате отключить, воду перекрыть... Давайте смотреть по факту. Ваты там больше и она довольна, да? Да! Проект мост идет? Идет! Туристов нет в Ялте? Нет, их больше в других местах. Топливо дешевле? абонплата за газ дешевле? Эти мелочи и формируют позитив к России».

Впрочем, попытки трезвого обсуждения в итоге были затоптаны яростными «борцами с Россией», для которых такие вот откровения крайне неудобны.

Пытаясь восстановить свое реноме в глазах патриотов, Андрей Рымарук один из своих следующих постов сопроводил хамским обращением в адрес россиян. А для «своих» он пояснил, что его история — это пересказ слов пророссийски настроенного крымчанина, и он не хотел обидеть патриотов, в первую очередь, переселенцев из Крыма.

«Своими блокадами мы сделали крымчан сильнее»

Интернет-пространство переполнено видеосвидетельствами украинцев, побывавших в Крыму. Украинский журналист Руслан Коцаба, весной 2017 года проехавший по полуострову, констатировал: крымчане делали выбор сами, и они его сделали правильно, получив мир, а не «десятки тысяч свежих могил». «Своими блокадами мы сделали крымчан сильнее», — заметил журналист.

На Коцабу, конечно, тоже можно не обращать внимания — он тоже считается «врагом» из-за протестов против гражданской войны в Донбассе. За такие взгляды Коцаба был отправлен за решетку, и даже сейчас его дело не закрыто.

Дело в другом. Чем больше проходит времени, тем дальше Крым уходит от украинских реалий. У населения полуострова полно причин для беспокойства, недовольства, но они совершенно иные, чем у тех, кто остался на Украине.

Проблема ожидания строящегося моста — это совсем иное дело, чем ожидание моста не строящегося, как, например в Киеве, где стройка нового моста через Днепр длится едва ли не четверть века. Когда закрепляется официальный статус сразу трех языков, русского, украинского и крымско-татарского — это совсем иная ситуация по сравнению с той, когда урезаются права языка, на котором в стране говорят десятки миллионов человек.

Принятие новой реальности на Украине будет продолжаться еще очень долго. Если даже националистически настроенные украинцы со временем готовы смириться с горькой правдой, то для киевских политиков это равносильно самоубийству. Тогда ведь придется признать и то, что Крым был отторгнут от Украины не мифическим «российским вторжением», а «Евромайданом» с его агрессивной риторикой, оказавшейся неприемлемой для большинства жителей полуострова.

Крымчане проживут и без признания новой реальности Киевом. Весь вопрос в том, как сам Киев будет существовать в реальности, которой не признает.

www.aif.ru

Украине пора возвращать Крым!

Украинская власть, торгующая, а не воюющая, на всех фронтах, в очередной раз попала в сложное положение: что ответить Путину на предложение о возврате наших кораблей и самолетов?

Немного предыстории.

После принятия 23 марта 2014 года политического решения о передислокации украинских военных с оккупированной территории Крыма мне было поручено вести переговоры о выводе военной техники и вооружений.

Российская позиция, сформированная в лучших традициях бандитских 90-х, заключалась в том, что сначала Автономная республика Крым объявила все государственное, в том числе военное, имущество Украины имуществом Автономии, а затем, после фейкового референдума, проведенного под дулами автоматов российского спецназа, так называемая Республика Крым вместе с ворованным приданым была незаконно включена в состав Российской Федерации. Однако это не помешало Москве распоряжаться таким приданым.

Вечером 23 марта я вылетел в Минск, и в результате состоявшихся на следующий день непростых переговоров вопрос удалось сдвинуть с мертвой точки. Уже 28 марта Путин перед телекамерами дал министру обороны России Шойгу поручение обеспечить передачу Украине военной техники и вооружения, оставшихся на территории Крыма.

В тот период после принятого военно-политическим руководством Украины решения о передислокации наших военных вывод техники и вооружений был необходим: стране надо было восстанавливать армию и защищаться.

Путин же, идя на этот шаг, никак не рассчитывал, что Украина сможет сопротивляться тиражированию крымского сценария в восточных и южных областях нашей страны. Он пытался выдать вооруженный захват наших территорий за «естественный распад случайно образовавшегося государства под давлением непреодолимых внутренних противоречий».

После результативных переговоров о выводе вооружений было проведено совещание, на котором начальник Генерального штаба Куцин доложил, что для полного вывода военной техники и вооружений, а также вывоза боеприпасов, необходимо два года и три миллиарда еще тех гривен. У страны не было ни того, ни другого, поэтому приходилось действовать в непривычном для нашей армии темпе.

Конечно, состояние военной техники и вооружений было разное — и вполне современные системы, и металлолом. То же самое — по боеприпасам, которых в Крыму было сосредоточенно огромное количество. Там были и пригодные к боевому применению артиллерийские боеприпасы различных калибров, авиационные ракеты различных моделей, торпеды, глубинные бомбы, противокорабельные ракеты П-15 «Термит» и многое другое.

Одновременно с этим на открытых площадках хранения были, например, морские мины, произведенные до Второй мировой, к которым даже подойти было страшно.

По моему настоянию Генштабом было подготовлено два перечня военной техники и вооружений, находящихся в Крыму (в силу понятных обстоятельств — несекретных).

Первый — Перечень военного имущества воинских частей и военных организаций Вооруженных сил Украины, которое находится на территории Автономной Республики Крым и планируется к применению, всего на 570 страницах.

Второй — Перечень военного имущества, подлежащего утилизации и находящегося на территории Автономной Республики Крым и Севастополя, всего на 163 страницах.

Оба перечня переданы мной в следственную группу военной прокуратуры и приобщены к материалам уголовного производства по факту вооруженного захвата Крыма.

Даже сравнение объемов этих перечней (см. фото) позволяет сделать вывод: российский тезис о том, что Украина имела в Крыму лишь боеприпасы, подлежащие утилизации и технику, пригодную только для сдачи в металлолом, не соответствует действительности. Поэтому состояние, до которого сегодня доведена техника,- прямой результат ее захвата оккупантами, и сумма нанесенного нашему государству ущерба должна быть предъявлена Российской Федерации.

Всего из запланированных 7170 единиц удалось с начала апреля по 16 июня 2014 вывести из Крыма 3502 единицы военной техники и вооружений, в том числе:

— 92 единицы авиатехники, в том числе 63 самолета и 29 вертолетов;

— 35 кораблей, катеров и судов;

— 120 единиц ракетно-артиллерийского вооружения;

— 128 единиц бронетехники, в том числе все танки, хотя Генштаб тогда считал, что они нам не понадобятся;

— 1788 единиц автотехники;

— 1339 единиц техники связи, оперативного обеспечения и тыла, а также 768 тонн различного военного имущества.

После того как провалился российский сценарий «самоопределения» востока и юга Украины, Кремль понял, что для реализации собственных амбиций придется воевать. Именно поэтому 16 июня 2014 года передача техники была приостановлена и уже не возобновлялась.

Можно ли было успеть больше? Думаю, да.

Помешали непомерные амбиции отдельных украинских политических и военных деятелей. Так, в Керчи были разгружены готовые к отправке БТРы только потому, что один большой военачальник вместо игры, которую все это время приходилось вести с противником, встал в позу. Впоследствии этот персонаж был уволен из вооруженных сил по состоянию здоровья — в связи с контузией, полученной в состоянии глубокого подпития в результате удара головой о бордюр (по классификации противника —поребрик).

Недавнее предложение Путина о возобновлении передачи Украине кораблей и самолетов — не шаг доброй воли, а западня.

Конечно, захваченная оккупантами в Крыму военная техника — имущество, принадлежащее народу Украины.

В руках противника осталось 13 вертолетов и 15 самолетов, готовых в тот период к самостоятельному перелету. Также в бухтах Севастополя и Донузлава остались заблокированными 14 кораблей и катеров, в том числе боевое ядро флота — корветы «Тернополь», «Луцк», «Хмельницкий» и «Приднепровье», а также большой десантный корабль «Константин Ольшанский».

Но надо учитывать, что от оккупантов мы получим корабли и самолеты в разукомплектованном состоянии, требующие капитального ремонта и без боеприпасов, которые Россия предлагает не вернуть, а утилизировать в нашем присутствии.

Думаю, что расчет Путина как раз и строится на понимании психологии украинских коррупционеров, уже мечтающих заработать на ремонте этих кораблей.

В ответ же на свою «мирную» инициативу Путин захочет отмены санкций. Поэтому наш ответ должен быть только один: Крым — это наша земля, корабли и самолеты находятся в местах постоянного базирования, и мы требуем беспрепятственного допуска наших экипажей на место службы.

Пора возвращать Крым! Это требование мы адресуем не только Путину, но и украинской власти.

Андрей Сенченко — украинский политик и общественный деятель, лидер правозащитного движения «Сила права».

news24today.info


Смотрите также