Следы Холодной войны в крымских горах. "Объект 100". Крым объект 100


В Крыму восстановили объект "100": aquatek_filips

Знаменитая сверхсекретная подземная ракетная батарея была заброшена много лет, весть металл украден и распилен, а по подземным лабиринтам гуляли сталкеры и любители заброшек.А сегодня во всех новостных лентах появилось сообщение, что военные восстановили объект "Утес" и в ближайшее время даже будут проведены тестовые пуски ракет. Честно говоря, даже как-то не верится.Посмотрите, как выглядела "Сотка" 5 лет назад, когда я побывал там со своей фотокамерой.

Кстати, в советское время было два мегапопулярных боевика - "Пираты XX века" и "Одиночное плаванье". В последнем основные действия разворачивались на свехсекретной американской ракетной базе, расположенной внутри скал на необитаемом острове.Так вот, это именно та база.

Текст я решил оставить таким, какой он был на момент выхода поста в начале 2012 года

Окрестности Балаклавы просто напичканы уникальными и единственными в мире военными объектами времен Холодной войны. Я уже рассказывал об "Объекте 825", более известным, как подземная база подводных лодок. Всего в нескольких километрах от нее, в горах, расположился некогда сверхсекретный береговой стационарный ракетный комплекс «Утес» или «Объект 100», а в простонародье просто "Сотка", который контролировал значительную часть акватории Черного моря, © источник Севастополь LIFE пока на рубеже веков не оказался поверженным в неравном бою с алчностью и беззаконием.В 1954 году в разгар Холодной войны, грозившей перерасти в ядерный конфликт, на юге Крыма, между мысом Айя и Балаклавой, началось строительство первого в мире подземного ракетного комплекса берегового базирования с радиусом действия в морской акватории до 100 км.Строительство "Объекта 100" осуществляло 95-е специализированное управление подземных работ Черноморского флота. Работы велись под руководством главного инженера строительного управления ЧФ полковника А. Геловани - будущего маршала инженерных войск Советского Союза. На строительстве объекта работало несколько тысяч человек, при этом все они проходили строгую проверку и давали подписки о неразглашении.

2. Ракетная шахта

Ракетный комплекс с крылатой ракетой С-2 размещался на высоте 500 метров над уровнем моря и предназначался для поражения морских целей -  надводных кораблей.Из жаропрочного бетона на строительных площадках были возведены стартовые позиции и защищенные от атомного оружия подземные сооружения, в которых размещались КП, хранилища ракет и цеха для подготовки и заправки топливом. Ракеты в сооружениях находились на специальных технологических телегах со сложенными крыльями и перемещались на стартовые позиции специальными механизмами.

3. Аварийный выход из ракетной шахты

4. Но это было много лет назад. А сегодня.. Сегодня здесь остался практически один бетон. С каждым годом металла становится все меньше и меньше.Сейчас уже трудно сказать, когда демонтаж оборудования законсервированного объекта превратился в варварский разгром уникальной подземной цитадели.В 1996 году объект был передан Военно-морским силам Украины, а позже - законсервирован.К 2005 году никакой охраны на ближнем к Балаклаве 1-м дивизионе бывшей береговой ракетной батареи не осталось. Его остатки оказались беззащитными перед мародерами. По словам жителей Балаклавы, металл отсюда вывозили и тележками, и прицепами к легковым автомобилям, и даже тяжелыми грузовиками.

5. Именно эти новые пусковые установки сыграли роль уничтожаемой бравыми черноморскими морпехами секретной американской базы в фильме «Одиночное плавание», ставшим своеобразным ответом на заокеанский боевик «Рембо-2», где штатовский супермен сотнями косил киношных советских солдат. Мне сложно представить, каким образом в то время удалось выбить разрешение проводить съемки на секретном объекте. Для полной достоверности  на крышках контейнеров пусковых установок ракетной батареи были наклеены надписи «US NAVY », а кое-где и в наше время можно увидеть следы съемок фильма и надписи на английском языке.

6. В толще скалы были вырублены помещения под командный пункт и помещения личного состава, хранилища ракет и топлива, дизельные электростанции, имелись большие  запасы воды и продовольствия. Подземная цитадель имела полное инженерное обеспечение, комплекс фильтровентиляционных установок, обеспечивающих жизнедеятельность объекта при полной его герметизации после атомного удара.Двери, способные защитить объект от ядерного удара, давно вывезены мародерами

8. Крылатые ракеты доставлялись к пусковым площадкам через тоннели по рельсам-направляющим на специальных платформах с электродвигателями. Пусковые установки защищались массивными стальными крышками, которые при пуске сдвигались в сторону.

9. Необходимо было всего несколько минут, чтобы  колоссальная конструкция пусковой установки появилась на поверхности и нанесла удар двумя ракетами. В составе «объекта 100» находились два дивизиона, разнесенные на расстояние 6 километров, каждый из которых имел на вооружении две пусковых установки. Таким образом, ракетная батарея могла одновременно нанести удар 8 мощными ракетами, способными уничтожить корабль практически любого класса.

10. Некогда здесь располагались пульты управления стартовыми установками. Вырезано все.

11. Внутри пусковой шахты. Никогда ранее не видел, чтобы аварийный выход находился... вверху. Именно этот выход показан на фото №4.

С 1957 по 1965 год комплекс провел 25 практических стрельб. В боевой обстановке его ракеты должны были поражать НАТОвскую десантную колонну, © источник Севастополь LIFE движущуюся от берегов Турции к Крымскому полуострову, прикрывая развертывание Черноморского флота. При этом уничтожить саму ракетную цитадель было практически невозможно не только обычным, но и ядерным оружием, особенно с учетом его низкой точности в то время.

12.

13. В 1982 году комплекс подвергся модернизации и принял на вооружение ракету 3М44 «Прогресс», способную нести ядерные боеголовки.

14. Сегодня  тотально разграбленный объект почти  опустел. Зияют внушительные провалы проемов пусковых комплексов, лишенных многотонных стальных крышек, уходят во тьму тоннели и коридоры с остатками вывороченных их сверхпрочного бетона металлических конструкций. Где-то капает вода, и это единственный звук, проникающий в мертвые коридоры с поверхности. И еще иногда шаги редких посетителей, поднявшихся сюда по горным тропам.

15. Ворота, в который уже никогда не въедет автоматическая тележка с ядерным зарядом

16. Даже колючая проволока срезана с изоляторов на бетонных столбах. Изоляторы говорят о том, что вероятно она была под напряжением.

17. Виды, которыми могли наслаждаться солдаты, служившие на "Объекте 100"

18. В полутора километрах от "Сотки" доживают остатки бывшей части обеспечения.

19. Какое-то время после передачи ВМС Украины в 1996-м году она еще выполняла свои функции, судя по щиту

20. Футбольное поле и вышки для ВИП-зрителей, которыми, скорее всего были офицеры части. Пока еще не порезаны на металл. Подозреваю,  что через некоторое время их уже здесь не будет

21. Давно здесь не проводили ПХД и уборку территории...

22. Здание столовой

23. Открытое окно

24.  ... а двери он всегда открывал ногой... (с)

25. ... и умел проходить сквозь стены...

26. Клок газеты, на которую наклеены обои. Она датирована 20 февраля 1999 года. 13 лет назад здесь были слышны команды дневального, солдаты делали ремонт и играли по воскресеньям футбол под пристальным взглядом офицеров с вип-вышки

27. Возвращаемся обратно. В этом осеннем лесу скрыты сотни тысяч тонн бесполезного бетона

28. Тропа, ведущая от "Сотки" в сторону Балаклавы

29. Когда он был живой, может быть, даже видел "Объект 100" живым....

aquatek-filips.livejournal.com

Тайна «Объекта 100» » Военное обозрение

В 1985 году на экраны советских кинотеатров вышел знаменитый боевик режиссера Михаила Туманишвили «Одиночное плавание».

В фильме группа морпехов во главе с майором Шатохиным захватывает американскую подземную ракетную базу, расположенную где-то то ли в Тихом, то ли в Индийском океане.

Многие сразу увидели, что роль острова играла Голубая бухта недалеко от Нового Света, роль советского корабля — БПК «Очаков». Но где режиссер нашел подземную ракетную базу, для подавляющего большинства зрителей было загадкой. А может, это был грандиозный макет?

Нет, это была настоящая сверхсекретная ракетная база «Объект 100», расположенная в Крыму под Балаклавой. История ее создания очень интересна, а документы о ее сооружении имели гриф «совсекретно особой важности». Даже командование ВМФ СССР узнало о создании первых противокорабельных крылатых ракет или, как они у нас назывались до 1959 года, «самолетов-снарядов», уже когда работы над ними близились к концу. Первые отечественные противокорабельные самолеты-снаряды «Комета» создавались под патронатом самого Лаврентия Берии.

Работы над самолетом-снарядом «Комета» велись в Специальном бюро № 1 НКВД. Начальником и главным конструктором был назначен доктор технических наук Павел Николаевич Куксенко, а его заместителем — 23-летний выпускник Ленинградской военной академии связи Серго Лаврентьевич Берия.В 1946 году Серго окончил Военную академию связи им. Буденного и с отличием защитил диплом, который по своей сути был проектом будущего ракетного комплекса «Комета». Бесспорно, что проект базировался на немецких разработках, но в СССР таких систем еще никто не разрабатывал.

Первой задачей СБ-1 и было создание противокорабельного самолета-снаряда «Комета». Большинство сотрудников СБ-1 составляли немцы, часть из них была военнопленными, а часть добровольно приехала в СССР, спасаясь от нищеты в оккупированной Германии. Среди них были первоклассные специалисты, как, например, Айценбергер, Фаульштих и др. Имелся в СБ-1 и «спецконтингент» — отечественные заключенные. Среди них был известный математик член-корреспондент Академии наук СССР Н. С. Кошляков.

Впервые в истории нашего ВПК, а возможно, и в мировой практике, при проектировании комплекса «Комета» не система управления создавалась под ракету, а наоборот, подбирали варианты самолета-снаряда под разработанную СБ-1 систему управления.

Так, постановлением Совмина от 8 сентября 1948 г. предусматривалось создание самолета-снаряда «Комета» на базе ракет 10 Х и 14 Х, разработанных к конструкторском бюро В. Н. Челомея.

На опытном варианте «Кометы-3» 14 Х-К-1, отличавшемся от стандартных 14 Х увеличенной площадью крыла, был установлен пульсирующий двигатель Д-6.

В первом полугодии 1948 года в КБ завода № 51 готовился второй выпуск эскизного проекта по «Комете-3», но завершить его не успели. Руководство СБ-1 решило отказаться от применения на «Комете» пульсирующего двигателя, который не мог обеспечить ракете необходимую скорость.

Проектирование планера «Кометы» было поручено ОКБ-155, которым руководил А. И. Микоян. Непосредственно проектированием ракеты занимался М. И. Гуревич.

3 ноября 1949 года ОКБ-155 предъявило новый эскизный проект самолета-снаряда «Комета», который был очень похож на уменьшенную копию истребителя МиГ-15. Основным отличием самолета-снаряда от истребителя было крыло малой площади с очень большим для того времени углом стреловидности.

Фюзеляж практически повторял компоновку истребителя МиГ-15 с тем лишь отличием, что между воздушными каналами на месте кабины летчика на самолете-снаряде размещались отсек аппаратуры системы управления и фугасно-кумулятивная боевая часть.

Для ускорения отладки «Кометы» четыре опытных образца ее были сделаны пилотируемыми. На месте боевой части встраивалась кабина пилота с ручным управлением. Максимальная скорость на высоте 3 километров была около 1060 км/час, а посадочная 270–290 км/час. Как на пилотируемых, так и на серийных «Кометах» устанавливались турбореактивные двигатели РД-500 К.

В 1951 году были изготовлены два пилотируемых самолета-снаряда, называвшиеся «изделия СДК» (самолет-дублер «Комета»). 4 января 1952 года первый полет на изделии СДК совершил летчик-испытатель Амет-Хан Султан. Испытания «Кометы» проводились у берегов Крыма между Керчью и Феодосией. Самолеты-носители Ту-4 базировались на аэродроме Багерово недалеко от Керчи. Всего было выполнено до 150 пилотируемых полетов на самолете-снаряде «Комета».

Поначалу за каждый вылет летчику выплачивали довольно приличную сумму, по тогдашним меркам, разумеется. Позже, когда пилотируемые полеты стали делом рутинным, начальство решило значительно уменьшить сумму выплат. Но поскольку документ, где определялась эта сумма, был подписан лично Сталиным, пришлось скорректированный документ также посылать вождю. Когда Амет-Хан Султану предложили завизировать эту бумагу перед отправкой в Москву, тот размашисто написал: «Моя вдова не согласна». Вождь вернул бумагу с резолюцией: «Согласен с вдовой Амет-Хан Султана». На этом вопрос был исчерпан.

Испытания «Кометы» — тема весьма интересная, но тут я упомяну лишь об одном эпизоде: стрельбе по крейсеру «Красный Кавказ». Осенью 1952 года крейсер был разоружен и обращен в мишень. Топить столь ценную цель никто не хотел, поэтому «Комета» имела боевую часть с инертным снаряжением.

21 ноября 1952 года «Красный Кавказ» находился в водной акватории полигона «Песчаная Балка» в 20 километрах от берега. Пуск «Кометы» был произведен из района у мыса Меганом, когда самолет-носитель Ту-4 К находился на расстоянии 80–85 км от цели. Ракета попала в борт крейсера между дымовыми трубами. Несмотря на то, что боевая часть была в инертном снаряжении, крейсер затонул через 12 минут после попадания.

Серго Берия впоследствии сравнивал первые испытания атомной бомбы, свидетелем которых он был, с действием снаряда «Комета»: «Впечатление, безусловно, сильное, но не потрясающее. На меня, скажем, гораздо большее впечатление произвели испытания нашего снаряда, который буквально прошил крейсер «Красный Кавказ». В один борт корабля вошел, из другого вышел».

«Комета» официально была принята на вооружение в 1953 году.

В 1954 году было принято решение создать на базе самолета-снаряда «Комета» еще два комплекса — корабельный для крейсеров проекта 67 и береговой «Стрела».

Работы по корабельному комплексу ограничились испытаниями опытного образца на крейсере «Адмирал Нахимов». Далее Хрущев приказал прекратить строительство ракетных крейсеров этого проекта.

А вот работы по созданию береговых стационарных ракетных комплексов «Стрела» велись полным ходом.

Разработка береговой системы вооружения «Стрела» была начата в филиале ОКБ-155 под руководством А. Я. Березняка 21 апреля 1954 года.

Ракета создавалась на базе корабельной крылатой ракеты «Комета». Основное ее отличие заключалось в оснащении стартовым пороховым ускорителем. Пусковые установки комплекса «Стрела» предполагалось размещать в хорошо защищенных стационарных укрытиях.

Замечу, что в служебной документации ракеты (самолеты-снаряды) первоначально имели индекс КСС, а затем — С-2. Первоначально название «Сопка» относилось только к подвижному комплексу, но позже так стали называть и стационарный комплекс.

Ракета «Сопка»

Для размещения берегового ракетного комплекса (БРК) «Стрела» были определены два позиционных района: на Южном берегу полуострова Крым и на северном берегу острова Кильдин вблизи Кольского залива.

В 1954 году государственная комиссия под председательством командующего береговой обороной генерал-майора артиллерии И. Н. Коваленко выбрала район для строительства первого в мире подземного ракетного комплекса. С оперативно-тактической точки зрения идеальным местом был заросший лесом горный район возле Балаклавы. Именно здесь было начато строительство «Объекта 100».

Схема «Объекта 100»

Он состоял из двух одинаковых стартовых площадок, разнесенных на 5,94 км друг от друга. Первый дивизион располагался возле Балаклавы. Второй дивизион разместился возле села Резервное. На картах оба обозначены словом «Лесхоз». На каждой площадке возводились по две стартовые позиции и подземные помещения, в которых размещались основной и запасной командные пункты, средства связи, центральный пост, боевые посты предварительной и окончательной подготовки ракет к старту, хранилища ракет боевого комплекта и техническая позиция. Для строительства использовался специальный жаропрочный бетон.

Стартовые позиции обоих дивизионов находились на высоте 550–600 метров над уровнем моря, что увеличивало дальность стрельбы. С моря не просматривалась ни одна постройка «Объекта 100».

Строительство осуществляло 95-е специализированное управление подземных работ Черноморского флота. В толще скалы вырубались помещения под командный пункт и помещения для личного состава, хранилища ракет и топлива, дизельных электростанций, запасов воды и продовольствия. Подземная цитадель имела полное инженерное обеспечение, комплекс фильтровентиляционных установок, обеспечивающих жизнедеятельность объекта при полной его герметизации после атомного удара.

В нормальном режиме «Объект 100» обеспечивался электропитанием с помощью силовых кабелей, проложенных из Балаклавы, но при необходимости объект переходил на автономное питание.

Самолеты-снаряды доставлялись к пусковым площадкам через тоннели по рельсам-направляющим на специальных платформах с электродвигателями. Пусковые установки защищались массивными стальными крышками, которые при пуске сдвигались в сторону. За считанные минуты колоссальная конструкция пусковой установки появлялась на поверхности и могла нанести удар двумя ракетами. В составе «Объекта 100» находились два дивизиона, разнесенные на расстояние 6 километров, каждый из которых имел на вооружении две пусковые установки. Таким образом, ракетная батарея могла одновременно нанести удар восемью ракетами С-2, способными уничтожить корабль практически любого класса.

Ракета П-35 без ускорителя

На возвышающейся более чем на полкилометра над морем скале мыса Айя была размещена новейшая радиолокационная станция обнаружения цели «Мыс». Центральный пост подземной батареи имел также РЛС наведения С-1 М и РЛС слежения «Бурун».

Комплекс ввели в строй 30 августа 1957 года. Первые стрельбы были проведены 5 июня этого же года. С 5 июня по 6 июля было проведено 10 пусков. Прямых попаданий в мишень было 4, попаданий в «приведенную цель» — 2, неудачных пусков — 4.

В сентябре-октябре 1958 года Черноморский флот проверяла Главная инспекция Министерства обороны под руководством Маршала Советского Союза К. К. Рокоссовского. 4 октября в его присутствии с отличными результатами была выполнена инспекторская стрельба двумя дивизионами 362-го берегового ракетного полка по одной цели на максимально допустимой дальности. Маршал объявил благодарность всему личному составу полка.

За время эксплуатации берегового ракетного комплекса «Стрела» (в некоторых документах он именуется «Скала») (1957–1965) произведено 25 пусков ракет «Сопка», из которых 18 были удачными.

Несколько слов стоит сказать и о втором подземном стационарном комплексе «Стрела». Строительство «Объекта 101» началось в 1955 году на острове Кильдин в полутора километрах от мурманского берега Кольского полуострова. Он состоял из двух стартовых площадок, удаленных друг от друга на 8 километров.

Главным отличием «Объекта 101» от «Объекта 100» было то, что на Кильдине не пробивали штольни в глубь скал, а открытым способом выкапывали траншеи глубиной до 6 метров. В каждой траншее во всю длину (до 100 метров) и высоту делали из бетона короб прямоугольной формы, поделенный на отсеки. Затем этот короб присыпали землей. Отверстия, через которые проникали подземные воды, заделывали жидким стеклом.

На каждой батарее закрепленная на тележке ракета по рельсовому пути через открытую 10-тонную бронедверь подавалась в пост технической подготовки. Здесь размещались контрольно-проверочная аппаратура, подъемное оборудование, принадлежности для производства регламентных работ, подготовки к боевому применению или практическим стрельбам. За следующей бронедверью находилось хранилище ракет боевого комплекта — 6 ракет в 2 ряда.

Рейсовые пути для ракет «Объекта 100»

В марте 1957 года на «Объект 101» доставили материальную часть БРК «Сопка». Для эксплуатации «Объекта 101» в этом же году был сформирован 616-й отдельный береговой ракетный полк (ОБРП), в состав которого входило 2 ракетных дивизиона.

Первый пуск самолета-снаряда на Кильдине состоялся 16 октября 1957 года. Мишенью был находившийся в свободном дрейфе морской буксир «Вайгач». На буксире установили «розу» уголковых металлических отражателей, что дало отражающую поверхность цели, эквивалентную отражающей поверхности крейсера при облучении РЛС «Мыс». Дальность стрельбы составляла 70 километров. При стрельбе удалось достичь прямого попадания в отражатели.

Береговые комплексы второго поколения

Моряки только начинали осваивать ракеты С-2, а специалисты ОКБ-52 в подмосковном городке Реутово проектировали береговые ракетные комплексы нового поколения.

Им стал противокорабельный комплекс береговой обороны «Редут». Ракета берегового комплекса получила индекс П-35 Б. 16 июля 1961 года вышло постановление Совмина о перевооружении береговых стационарных комплексов «Утес» с ракет «Сопка» на ракеты П-35 Б.

Ракета П-35 с ускорителями во дворе музея Черноморского флота в Севастополе

По сравнению с С-2 ракеты П-35 (П-35 Б) были качественно новым видом оружия. Так, предельная дальность стрельбы возросла с 95 до 300 километров, а маршевая скорость — с 300 м/с до 500 м/с. Вес боевой части у П-35 уменьшился с 860 кг до 460 кг. Но теперь это была не фугасная боевая часть, а кумулятивно-фугасная. Мало того, на кораблях и береговых батареях каждая четвертая ракета П-35 имела специальную боевую часть мощностью 20 кТ.

Принципиально важным стало то, что П-35 запускалась из пусковых контейнеров. Маршевый двигатель ракеты включался внутри контейнера, а сразу же после вылета из него раскрывались крылья. Таким образом, направляющая ракеты примерно равнялась длине самой ракеты (так называемая «нулевая направляющая»).

Дальность стрельбы зависела от режима высоты полета: В1 (400 м), В2 (4000 м) и В3 (7000 м). Зачем же нужны были такие режимы?

Контейнеры ракет П-35 на «Объекте 100»

Дело в том, что ракета С-2 наводилась с береговой батареи, и это ограничивало ее дальность стрельбы. А вот П-35 имела «хитрую» систему управления. Набор высоты осуществлял автопилот (инерциальной системой наведения). Затем включалась бортовая РЛС. При обнаружении группы целей картинка, полученная бортовой РЛС, передавалась на берег на радиотехническую станцию наведения. Оператор выбирал нужную цель, и далее П-35 уже сама наводилась на нее, снизившись до высоты 100 метров.

Чем ниже летит ракета, тем труднее ее обнаружить и сбить. Но тогда мала и зона работы ее радиолокационной головки самонаведения. Чтобы увеличить этот параметр, ракету надо поднять на 4, а то и на 7 километров.

Любопытно, что береговые ракеты П-35 Б могли использоваться в качестве разведчиков на дальность до 450 километров. Они передавали данные, на которые могли наводиться уже другие ракеты. И в то же время сами могли поражать обнаруженную цель. Кроме того, корабельные и береговые ракеты П-35 могли наводить на цель вертолеты и самолеты.

Нанесение ударов по надводным кораблям на дистанциях, многократно превышающих дальность прямой радиолокационной видимости, потребовало создания системы разведки и целеуказания для противокорабельных ракет. Такая система была сделана и состояла из бортового радиолокационного комплекса обнаружения надводных целей и аппаратуры трансляции радиолокационной информации, размещенных на самолетах Ту-16 РЦ, Ту-95 РЦ (позднее на вертолетах Ка-25 РЦ) и на приемных пунктах на кораблях. В системе разведки и целеуказания, принятой на вооружение в 1965 году, впервые была осуществлена передача с самолета-разведчика на корабль-носитель противокорабельных ракет радиолокационного изображения района осмотра в реальном масштабе времени.

Однако наши ученые пошли дальше. Они решили наводить ПКР… из космоса. Генеральный конструктор крылатых ракет П-6 и П-35 В. Н. Челомей еще в 1960 году предложил создать сформированную на круговой орбите группу спутников, обеспечивавших беспропускное наблюдение всего мирового океана и внутренних морей.

Окончательный проект системы глобальной морской космической разведки и целеуказания (МКРЦ) предусматривал беспропускной обзор мирового океана связанной системой из семи космических аппаратов (четырех спутников активной и трех — пассивной разведки). Спутники могли передавать информацию как на наземный пункт, так и непосредственно на подводную лодку с ПКР и на надводный корабль. При необходимости они также могли передавать информацию береговым батареям.

Комплекс «космической разведки «Легенда» с ядерным реактором был принят на вооружение во второй половине 1975 г.

Старт П-35 из подземного укрытия «Объекта 100»

Высокая эффективность системы МКРЦ была подтверждена на практике в 1982 году во время англо-аргентинского конфликта вокруг Мальвинских (Фолклендских) островов. Система позволила полностью отслеживать и прогнозировать тактическую обстановку. В частности, при ее помощи главным штабом ВМФ был точно спрогнозирован момент высадки на острова английского десанта.

Ну а что могла сделать П-35 с кораблем противника? В конце 1962 года на Каспии с опытного судна ОС-15 проводились стрельбы по лидеру «Киев» водоизмещением около 3000 тонн. Ракета П-35 с инертной (!) боевой частью попала в левую скулу «Киева», вскрыла палубу, как консервную банку, далее ракета разрушилась, а ее двигатель пробил днище, и через 3 минуты лидер затонул.

6 ноября 1961 года в ходе Государственных испытаний крейсер «Грозный» в Кандалакшском заливе потопил ракетой П-35 корабль-цель (бывший эскадренный миноносец «Осмотрительный»).

Уже на боевой службе 4 мая 1963 года крейсер «Грозный» потопил ракетой П-35 самоходную мишень СМ-5 — бывший лидер эскадренных миноносцев «Ленинград».

Таким образом, для эсминца или фрегата попадание П-35 было смертельным, а большой крейсер или авианосец гарантированно выводился из строя. Речь, понятно, идет о кумулятивно-фугасной боевой части. Ну а специальная боевая часть в 20 кТ в случае прямого попадания отправила бы на дно любой атомный авианосец.

Работы по перевооружению «Объекта 100» с ракет С-2 на П-35 Б начались в сентябре 1964 года. К середине 1968 года они были в основном закончены, начались автономные испытания. Однако из-за сбоев в финансировании первый пуск произошел только 28 мая 1971 года — было достигнуто прямое попадание на дистанции 200 километров. Затем в ходе приемо-сдаточных испытаний было произведено еще 5 пусков, в четырех из которых также было достигнуто прямое попадание.

Официально комплекс «Утес» под Балаклавой был принят на вооружение 28 апреля 1973 года.

На Северном флоте перевооружение проходило в два этапа. На первом этапе строительные работы велись в 1-м дивизионе (Кильдин Восточный), а с их окончанием приступили к строительным работам и во 2-м дивизионе (Кильдин Западный), где располагался командный пункт полка.

Пусковые установки 1-го дивизиона «Объекта 100» в 1980-е годы

На Кильдине 1-й дивизион с БРК «Утес» был принят на вооружение в 1976 году. В том же году началось перевооружение и 2-го дивизиона на острове. В 1983 году он вступил в строй. Любопытно, что на его вооружение поступили не ракеты П-35 Б, а уже их модернизация — «Прогресс» (3 М-44), принятые на вооружение в 1982 году. Производство ракет для береговых комплексов велось с 1982 по 1987 год.

Основным изменением в модернизированной ракете была новая бортовая система наведения с повышенными помехозащищенностью и избирательностью. Для нее были разработаны новые агрегаты бортового электрооборудования и стартовый агрегат, обеспечивающие лучшие эксплуатационные характеристики. Повышена скрытность и неуязвимость ракеты при подходе к цели за счет увеличения протяженности конечного участка траектории и снижения высоты полета на этом участке.

Нашим стационарным береговым комплексам, в отличие от подвижных, о чем я надеюсь рассказать в следующий раз, не пришлось стрелять по реальному противнику.

Но держать «на прицеле» корабли США и НАТО им приходилось не раз. Так, в феврале 1988 года американские военные корабли «Йорктаун» и «Кэрон» пытались войти в территориальные воды СССР у Южного берега Крыма, но были вытеснены нашими кораблями. Надо ли говорить, что береговые комплексы «Прогресс» находились в полной боевой готовности?

Куда чаще корабли НАТО появлялись у острова Кильдин. Так, в 1983 году в Баренцевом море появился ракетный крейсер США «Ньюкасл» и несколько недель курсировал в нейтральных водах вдоль побережья Кольского полуострова от Лиинахамари до Гремихи. 616-й ракетный полк был поднят по тревоге. Все время пребывания крейсеров у наших берегов неслось «боевое дежурство с задачей уничтожения крейсера по приказу с командного пункта флота».

Особо допекало ракетчиков Северного флота научно-исследовательское судно Норвегии «Маряата» водоизмещением около тысячи тонн. Именно так оно числилось в ВМС Норвегии. На самом деле это разведывательный корабль, причем определённую часть оперативного состава экипажа составляли американцы.

Как только береговые комплексы Северного флота начинали готовиться к стрельбе, так сразу же появлялась «Маряата», «Машка» — как ее у нас называли. Норвежцы подходили к самой мишени на несколько метров и фотографировали ее до и после стрельбы. Однако за 30–40 минут до объявления боевой тревоги на береговой батарее «Маряата» выходила из запретных и опасных зон.

«Машка» ждет П-35

Наши сторожевые корабли пробовали гонять «Маряату» всеми способами, вплоть до стрельбы по ее кильватерному следу.

В то время высшее политическое руководство надеялось на «разрядку напряженности», и никаких решительных мер по пресечению враждебной деятельности судна не предпринималось. А ведь достаточно было дать приказ, и береговая батарея могла влупить «Машке» П-35 Б или «Прогрессом», причем с кумулятивной, а не с инертной боевой частью. И, кстати, это было бы абсолютно законно с точки зрения международного права. Существует официальный порядок запрета захода судов в зону ракетных стрельб, и от стороны, проводящей учения, не требуется никаких иных мер ограждения района.

Увы, увы, этого сделано не было. Вот и сейчас «Машка» то и дело появляется около наших берегов. Только это новое, более крупное, судно, построенное в 1993 году.

Из-за бесцеремонности норвежцев и непонятной деликатности морских начальников гибли наши моряки. Так, в 1972 году готовились стрельбы комплекса П-35 Б. «В это время в запретную зону вновь вошло судно под норвежским флагом. Для очистки района командир сил закрытия, не доложив на КП руководителя, на тральщике пошел вытеснять это судно. После выдворения «норвега» тральщик, возвращаясь в «свою» точку охранения района стрельбы, оказался в запретной зоне за целью на пеленге стрельбы. Радиолокационный визир крейсера в режиме самонаведения «захватил» дальнюю цель. Ракета попала в машинное отделение. Тральщик остался на плаву. Погибли несколько человек» — так рассказывается об этом случае в издании «Береговики Заполярья», вышедшем в Севастополе в 2006 году.

Как и в подавляющем большинстве случаев, стрельба велась инертной боевой частью. Ряд офицеров и даже один генерал-майор были отстранены от должности и понижены в воинском звании.

Пусковые установки 1-го дивизиона «Объекта 100» накануне разграбления

С 1982 по 1985 год с береговых батарей Северного флота производились пуски ракет П-35 в качестве мишеней для стрельбы зенитных корабельных комплексов. У ракеты отключалась головка самонаведения, пуск ракеты производился на малой высоте, ракета наводилась с батареи на ордер кораблей. После очередных ракетных стрельб адмирал И. В. Касатонов сказал: «П-35 — не ракета, а летающий танк. По ней сработали две зенитные ракеты, а она продолжает лететь».

Но вот грянула перестройка, вскоре распался Союз. 28 сентября 1993 года с «Объекта 100» была запущена последняя ракета «Прогресс». В 1996 году «Объект 100» был передан Украине. Объект 1-го дивизиона был полностью разграблен — растащили все, что можно, включая кабели. В 2007 году большой участок на берегу Черного моря под Балаклавой выкупил эстонский бизнесмен. Именно на этой территории находится 1-й дивизион «Объекта 100». 2-й дивизион объекта законсервирован. Какова его дальнейшая судьба — никому неизвестно.

Все, что осталось от 1-го дивизиона «Объекта 100»

На острове Кильдин к лету 1995 года 616 ОБРП успешно решал учебные и боевые задачи. Но вот, как гром среди ясного неба, грянула директива о расформировании полка. При этом требовалось бросить не только «Объект 101», но и все сооружения острова Кильдин. К 31 декабря 1995 года личный состав 616 ОБРП и весь гарнизон покинули остров, именовавшийся непотопляемым авианосцем Северного флота.

topwar.ru

Россия восстановит «Объект 100» в Крыму » Военное обозрение

Цитата: Wedmak

Озвучивались планы перевооружения с П-35 на что-то более мощное. То ли ПКР Калибр, то ли Ониксы. В любом случае, хотят засунуть туда вертикальные ПУ. Если сделают, там будут десятки ракет, можно будет раздолбать все, что плавает в зоне поражения.

Планируют "Ониксы"

Цитата: INTA_VEGA

А смысл запихивать туда вертикальные ПУ, если подвижные грунтовые комплексы по умолчанию обеспечивают лучшую защищенность?Бункера только для РЛС сгодятся.

Защищенность подвижных комплексов всегда была, есть и будет ниже, чем у стационарных. Единственное преимущество мобильного - "неизвестность" для противника точки старта ПКР. Но если позиция вскрыта, то поразить СПУ значительно проще, чем ШПУ

Цитата: Wedmak

А смысл запихивать туда вертикальные ПУ, если подвижные грунтовые комплексы по умолчанию обеспечивают лучшую защищенность?

Вот как бы про защищенность еще вопрос. Ну представьте около (возьмем с потолка число) 64 ПУ в скальном массиве, защищенном со всех сторон. На подвижные столько не поставишь. Гранитные скалы в десяток метров толщины. И чем вы их пробивать собрались? Крышки шахты конечно останутся менее защищены, ну так в них еще и попасть надо.Вообще-то стационарный комплекс - это 36 ракет (9 батарей по 4 ШПУ)

Цитата: Alexey RA

Цитата: Wedmak

Крышки шахты конечно останутся менее защищены, ну так в них еще и попасть надо.

При точности наведения УРО/УАБ порядка 3-5 м, как раз крышки становятся самым уязвимым местом. Стационарный комплекс, размещённый практически на границе, с хорошо известными координатами - это мишень.Попробуйте попасть УАБ или любой другой системой с КВО в 3-5 метров в защитное устройство (крышу шахтной ПУ). если ее диаметр порядка ОДНОГО МЕТРА. Наиболее точными управляемыми боеприпасами являются БП с лазерным наведением, но и они не дают такой точности. У них ЕМНИП КВО порядка 2 метров. Но для этого надо, чтобы была подсветка этих шахт лазером. А кто это будет делать?

Цитата: INTA_VEGA

Зато этот объектище гарантировано не сможет уехать. И вороги всякое сувать ему в крышки ПУ будут до упора, при этом делать это начнут сразу с переходом к "горячей стадии", никакой доразведки не нужно.

Координаты разумеется известны, но маловероятно с такой точностью, чтобы знать координаты шахт с точностью до 1 метра. Так что в данном случае стоит говорить о примерных координатах цели

Цитата: INTA_VEGA

Это 4 батареи по 4 машины, при условии 4-х ракет на машину.Не думаю что стоимость такого соединения будет намного выше реанимации "сотки".При этом плюсы от рассредоточения в угрожаемый период, по моему мнению, перевешивают все остальное.

Даже если учесть, что камрад ошибся, назвав вам 64 ракеты, а не 36, как в реальности у комплекса "Бастион-С", но вы тоже ошибаетесь. На СПУ комплекса ДВА ТПК с "Ониксами". То есть исходя из цифры 64 (для вашего примера) количество батарей будет уже не 4, а 8. А 8 батарей - это 32 пусковые установки, 32 заряжающие машины, 8-16 МБУ, 8 самоходных КП, 8 мобильных радаров. Не считая еще вспомогательной техники. Спрятать под сотню машин вообще не реально.

Цитата: INTA_VEGA

Что мешает обеспечить прикрытие силами ПВО подвижных объектов??Если есть полноценное ПВО - вообще отпадает смысл что-либо закапывать под землю.

Как вы представляете себе ПВО объекта, где расстояния между ПУ и МБУ порядка 25 км (максимум), между ПУ - порядка 15 км, а между МБУ и КП в районе 40? Чем прикроете? Точнее не чем, а каким количеством средств ПВО?

Цитата: APASUS

Локатор скрыть не получиться будь он даже в передвижном варианте,так что смысл пропадает делать данный комплекс скрытным

Локатор может находится на расстоянии с десяток-другой километров от пусковых. Причем искать цель он будет, когда до цели будет километров 300-400...

Цитата: НЕКСУС

Восстановление объекта-100 прикроет корабли ЧФ ,и возьмёт под постоянный контроль акваторию Русского моря. Думаю,после восстановления ,американские эсминцы так нагло как сейчас не будут расхаживать у берегов Крыма. Что до самих ракетных комплексов,то видимо будут ставить на дежурство Ониксы ,с последующей заменой их на Цирконы.

Андрей, Андрей. Какой же вы мечтатель. Во-1 под постоянный контроль "Объект 100" Черное море не возьмет. Разве что только под радиолокационный.Во-2 американские эсминцы как расхаживали, так и будут расхаживать у берегов Крыма. Черное море - это не внутреннее море России и не ее территориальные воды. И на расстоянии 12 миль от берега, то есть примерно 23 км от берега эти американские эсминцы будут вправе расхаживать в течение отведенного для них времени В-3. Андрей! Никогда береговые комплексы так часто не меняют. П-35 с модификациями простояла на вооружении полвека. "Редут" с еще более старой П-15 вот только-только сняли с вооружения, да еще не известно, везде ли. А по вам, не успели поставить "Ониксы", уже готовы (мечтаете), что перевооружат на несуществующий пока "Циркон". Я понимаю, что мечтать не вредно, вредно не мечтать, но все же стоит быть реалистом.

Цитата: RASKAT

Согласен воткнуть туда Ониксы и Калибры.

Никаких "Калибров" там не будет. Озвучены "Ониксы". Да и не нужны там "Калибры"

topwar.ru

В Крыму восстановлен шахтный береговой ракетный комплекс "Утес": starcom68

Дивизион шахтного берегового ракетного комплекса "Утес" восстановлен в Крыму.

"Предполагается, что возрожденный комплекс проведет несколько пусков ракет с тем, чтобы доказать его жизнеспособность. В дальнейшем на его базе предполагается развернуть ракетный комплекс "Бастион" шахтного базирования", - сказал собеседник агентства.

Давайте вспомним историю этого ракетного комплекса.

Для защиты южных морских рубежей и Севастополя с моря в разгар "холодной войны" в 1954 году высоко в горах у Балаклавы начал создаваться первый в мире подземный ракетный комплекс берегового базирования "Сопка" с радиусом действия в акватории Черного моря до 100 км.

Строительство "Объекта 100" (такой код получила секретная стройка) осуществлялось 95-м специализированным управлением подземных работ ЧФ. Объект состоял из двух одинаковых подземных комплексов и стартовых площадок, удаленных друг от друга на 6 км. Военными строителями руководил главный инженер строительного управления ЧФ полковник А. Геловани - будущий заместитель министра обороны, маршал инженерных войск. Начальником строительства площадки № 1 был капитан А. Кузнецов, площадки № 2 - инженер А. Клюев. Монтажными операциями от предприятия "Эра" руководил инженер Ф. Карака. На каждом объекте строительства было занято до 1000 человек.

На строительных площадках возводились из жаропрочного бетона стартовые позиции и защищенные от атомного оружия подземные сооружения, в которых размещались КП, хранилища ракет и цеха для подготовки и заправки топливом. Ракеты в сооружениях находились на специальных технологических телегах со сложенными крыльями и перемещались до стартовых позиций специальными механизмами. Подземный комплекс имел полное инженерное обеспечение, дизельные электростанции, фильтровентиляционные установки, запасы горючего, воды и продовольствия, обеспечивающие жизнедеятельность обьекта при полной его герметизации после атомного удара. У оголовков рядом со стартовыми позициями размещались защищенные железобетонные бункера для укрытия снятых со старта ракет.

Система наведения и управления стрельбой комплекса "Сопка" включала в себя РЛС обнаружения "Мыс", центральный пост, совмещенный с РЛС наведения С-1М и РЛС слежения "Бурун". Радиолокационные станции "Мыс" и "Бурун" в 1955 году прошли государственные испытания. Радиолокационная станция "Мыс" предназначена для обнаружения морских целей и выдачи данных цели в центральный пост и размещалась на высоте более 550 метров мыса Айя.

В конце 1956 года практически было завершено строительство "Объекта 100", личный состав прошел спецподготовку. Был сформирован отдельный береговой ракетный полк, который 23 февраля 1957 года был включен в состав сил боевого ядра флота. Первым командиром полка был подполковник Г. Сидоренко (позже генерал-майор, начальник береговых войск и морской пехоты ЧФ). По плану испытаний полком было выполнено несколько ракетных стрельб. Самая первая из них была проведена 5 июня 1957 года в присутствии командующего ЧФ адмирала В. А. Касатонова. Пуск производили со второй батареи (командир лейтенант В. Карсаков). Успешный результат возвестил о появлении в Военно-Морском Флоте СССР нового рода сил - береговых ракетных частей.

25 июля 1957 года государственная комиссия приняла "Объект 100". А в начале 1959 г. полку впервые был вручен переходящий приз ГК ВМФ за ракетную стрельбу. 30 июля 1960 года полк получил свое постоянное наименование - 362-й отдельный береговой ракетный полк (ОБРП). За время эксплуатации БРК "Скала" с 1957-го по 1965 год полком было произведено более 25 практических пусков ракет.

16 июля 1961 года вышло постановление Совета Министров о перевооружении береговых стационарных комплексов «Утес» с ракет «Сопка» на ракеты П-35Б. Переоборудование стационарных «объектов 100» и «101» с комплексов «Стрела» на вновь создаваемый комплекс «Утес» было определено этим постановлением. Стационарный береговой оперативно-тактический противокорабельный ракетный комплекс «Утес» был разработан на базе противокорабельной ракеты П-35 и подвижного берегового комплекса «Редут» в ОКБ-52 (ЦКБМ) под руководством В.М. Челомея. Комплекс «Утес» принят на вооружение Постановлением СМ от 28 апреля 1973 года. Комплексом «Утес» перевооружались части, ранее оснащенные комплексом «Сопка».

В состав комплекса входили: МРСЦ-1 (»Успех-У»), РЛС «Мыс» с системой опознавания «Пароль», система управления, пусковые установки, ракеты П-35, комплекс наземного оборудования. Система управления «Утес» создана в НИИ-303, маршевый турбореактивный двигатель ракеты разработан в ОКБ-300. На мысе Айа первым в 1964 г. на переоборудование встал второй дивизион 362-го ОБРП. Основные технические решения по комплексу «Утес» существенно отличались от ранее реализованных для комплекса «Стрела», пусковые установки которого выдвигались в горизонтальном направлении из скальных штолен. Для «Утеса» были приняты поворотные двух- контейнерные установки массой более 30 т, которые размещались в шахтах глубиной 20 м, а перед пуском поднимались на высоту 6 м над поверхностью. Непосредственно перед стартом контейнеры с ракетами выводились на угол 15°. Все основные объекты комплексов размещались в заглубленных в скальный грунт железобетонных сооружениях. В них в процессе предстартовой подготовки проверялись и заправлялись ракеты. В процессе гонки двигателя непосредственно перед стартом непосредственно на пусковой установке (как и в корабельной СМ-70) проводилась дозаправка ракеты топливом, что увеличивало дальность стрельбы.

16 сентября 1964 года в расположение полка прибыла первая партия военных строителей специального отряда ЧФ. Подземные сооружения, которыми располагал полк, подлежали реконструкции под габариты нового берегового ракетного комплекса. Строители под руководством капитана А. Климова вместе с личным составом второго дивизиона приступили к работам. До этого полностью был демонтирован прежний комплекс.

Десятиметровые ракеты в горизонтальном положении со сложенными крыльями хранились на технологических телегах со стартовыми агрегатами и после предстартовой подготовки и заправки жидким топливом были готовы к пуску. Выдвигающиеся из-под земли спаренные пусковые контейнеры позволяли быстро производить перезарядку новых ракет.

Автономные испытания наземного оборудования начались в середине 1968 г. и продолжались более двух лет. 28 мая 1971 г. был проведен первый пуск П-35 на дальность около 200 км. Работы в первом дивизионе завершились 25 февраля 1972 г., а 17 апреля следующего года успешно прошла стрельба по цели пр. 1784 на дальность 217 км. 28 апреля 1973 г. оба дивизиона полка поступили на вооружение. В 1978- 1983 гг. было выполнено 33 пуска, из них 30 – успешно. Перевооружение дивизионов 616-го отдельного берегового ракетного полка Северного флота на острове Кильдин завершилось в 1976 и в 1983 г. Пусковые установки комплекса были размещены в скальных укрытиях. Пусковые установки в целом аналогичны «половинке» ПУ ракетных крейсеров проекта 56 (»Грозный», «Адмирал Головко») – в установке не 4 контейнера с ПКР, а два. Крылатые ракеты доставлялись к пусковым площадкам через тоннели по рельсам-направляющим на специальных платформах с электродвигателями.

Пусковые установки защищались массивными стальными крышками, которые при пуске сдвигались в сторону. За считанные минуты колоссальная конструкция пусковой установки появлялась на поверхности и могла нанести удар двумя ракетами. В составе «объекта 100» находились два дивизиона, разнесенные на расстояние 6 километров, каждый из которых имел на вооружении две пусковых установки. В 1974 г. началась модернизация береговых ракетных комплексов под ракету «Прогресс». В 1976 г. полк на мысе Айя выполнил шесть испытательных пусков. В 1982 году комплекс был модернизирован – в состав комплекса была введена новая ракета 3М44 «Прогресс». Производство ракет для береговых комплексов велось с 1982 по 1987 год. Благодаря большой дальности стрельбы батарея комплекса «Утес» при внешнем целеуказании может прикрывать побережье протяженностью в несколько сотен километров. Мощная кумулятивно-фугасная или ядерная боевая часть (350 кт) позволяет вывести из строя одной ракетой корабль любого класса.

В конце апреля 1972 года, после шести пробных запусков, "Объект 100" был введен в состав сил постоянной готовности. 19 апреля 1973 года была успешно выполнена первая зачетная стрельба по плану боевой подготовки на дальность 219 километров. 1986 год стал рекордным по числу ракетных пусков - 14, из них 10 в режиме мишени, два - по программе контрольно-серийных испытаний.

Полк неоднократно носил звание отличного, награждался переходящими Красными знаменами Военных советов ЧФ и ВМФ за ракетную стрельбу по морской цели. В 1982 г. имя полка было занесено на мраморную Доску почета в Центральном военно-морском музее.

Последний раз "Объект 100" запустил ракету в сентябре 1993 года, после чего несколько лет простаивал без дела. В рамках договора о разделе Черноморского флота в 1996 году комплекс отошел Украине. В 1997 году новые хозяева даже смогли произвести один учебный пуск ракеты, после чего комплекс фактически был разрушен.

После чего в начале 2000-х дивизион около поселка Оборонное был разграблен и весь металл с него был вывезен. В 2002 дивизион расформирован, в 2003-2004 оборудование порезано на металл. Другой же дивизион был законсервирован и как ни странно сохранился. В 2009 году ВМСУ предприняло даже попытку его восстановления. Теперь этот дивизион возвращен в состав Береговых ракетно-артиллерийских войск ВМФ России!

Осенью 2014 года инженеры и рабочие ремонтного завода ракетно-артиллерийского вооружения ЧФ восстановили береговой ракетный дивизион знаменитого ракетного комплекса «Сотка», что находится рядом с поселком Резервное.

Ранее информированный источник сообщил, что в Крыму к 2020 году может быть развернут первый береговой ракетный комплекс "Бастион" шахтного базирования.

"Он будет использовать как ныне существующие противокорабельные "Яхонты", так и разрабатываемые в настоящее время перспективные варианты ракет, которые будут способны уничтожать любую цель, находящуюся в акватории Черного моря", - сказал собеседник агентства.

По его оценке, шахтный способ размещения "Бастиона" значительно повысит боевую устойчивость комплекса.

"Стационарное базирование сделает необратимым удар возмездия по любому кораблю, который вторгнется в территориальные воды российского Черноморья", - подчеркнул собеседник агентства.

Он отметил, что стационарный "Бастион" сможет использовать беспилотные летательные аппараты и подводные гидроакустические комплексы. Шахта сможет выдерживать избыточное давление во фронте ударной волны силой до 20 кгс/см2.

Подвижный береговой ракетный комплекс "Бастион" с унифицированной сверхзвуковой самонаводящейся противокорабельной ракетой 3М55 "Яхонт" разработан и производится в "НПО машиностроения" (входит в корпорацию "Тактическое ракетной вооружение").

Комплекс "Бастион" предназначен для защиты морского побережья протяженностью свыше 600 км и поражения надводных кораблей различных классов и типов, действующих в составе десантных соединений, конвоев, корабельных и авианосных ударных групп, а также одиночных кораблей и наземных радиоконтрастных целей в условиях интенсивного огневого и радиоэлектронного противодействия.

Боекомплект одного комплекса может включать до 36 ракет "Яхонт". Ракета имеет загоризонтную дальность стрельбы. В ней реализован принцип "выстрелил - забыл".

"Яхонт" способен поражать цели на расстоянии 300 км и нести боеголовку весом более 200 кг. Ракету отличает полная автономность боевого применения, высокая сверхзвуковая скорость на всех участках полета, возможность выбора различных траекторий (низковысотной и комбинированной), а также полная унификация для широкого ряда морских, авиационных и наземных носителей.

Вот фото Владимира Пасякина

Фото 1.

После развала СССР легендарную "сотку" несколько раз передавали в подчинение то одному, то другому подразделению ВМС Украины. Но объектом никто не занимался, и эта воинская часть пришла в упадок. Разграбленные блоки на командном пункте, вырезанные кабель-трассы с цветным металлом - такое наследие получили российские ракетчики, появившиеся на батарее вскоре после событий Крымской весны. Поэтому восстановление боеспособности "Утеса" было настоящим техническим подвигом. Эта задача была поручена офицеру, который когда-то командовал дивизионом, а теперь трудится в восстановительной команде, - подполковнику запаса Евгению Липко.

Фото 2.

- Добиться этого было очень непросто, - говорит подполковник запаса Евгений Липко. - Но мы как одержимые вместе с сегодняшними ракетчиками выполнили поставленную задачу. Очень уж хотелось вновь услышать ракетный гром над крутым крымским берегом и вспомнить свою офицерскую молодость, когда мы пускали ракеты регулярно. Сейчас продолжаем ремонтные работы вместе со специалистами "НПО машиностроение". Это профессионалы высочайшего уровня. Один из них - доктор наук, капитан 1 ранга Константин Погорелов. Мы надеемся, что теперь, как и в прежние времена, ракетные автографы "Утеса" будут появляться на крымском небе, оберегая мирную жизнь жителей полуострова.

Фото 3.

Липко показал металлические подвесные койки, закрепленные в стенах помещений подземных коридоров. Оказывается, в свое время они были сняты со списанного крейсера "Слава", и благодаря им во время боевого дежурства дивизион превращался в корабль на берегу, только с более высокой боеготовностью. Ракетчики находились здесь круглосуточно - спали под землей в коридорах, вырубленных создателями "сотки" в скальном грунте. Несли здесь настоящее боевое дежурство, когда в Черное море заходили НАТОвские корабли. И каждый из незваных гостей был, что называется, на прицеле. В готовности к немедленному действию были ракеты и ракетчики. Так было и во время демарша новейших кораблей ВМС США - крейсера Yorktown и эсминца Caron, которые были вытеснены двумя нашими сторожевыми кораблями, значительно уступавшим по водоизмещению и вооружению американским.

Фото 4.

Вместе с командиром дивизиона "Утес" подполковником Сергеем Слесаревым мы по штольне прошли к пусковой установке мимо крылатых ракет, упрятанных в хранилище. Застали момент, когда мощные подъемные устройства медленно, но уверенно выдвигали пусковую установку наверх для пробного запуска двигателя крылатой ракеты. Маршевый двигатель гудит и выпускает мощную струю воздуха.

Первую в новейшей истории стрельбу ракетчики "Утеса" выполнили уже через несколько месяцев после вхождения Севастополя и Крыма в состав РФ. Еще со времен СССР каждая стрельба ракетой знаменовалась появлением пятиконечной звездочки на крышке контейнера, и вот теперь на пусковой установке рядом с красными звездочками появилась триколорная российская.

Фото 5.

- Ракеты 3М44 "Прогресс" благодаря большой дальности стрельбы при внешнем целеуказании могут прикрывать побережье протяженностью в несколько сотен километров, - говорит в недавнем прошлом заместитель начальника береговых войск ЧФ капитан 1 ранга запаса Сергей Гросс. - Ракеты "Прогресс" хоть и не новые, как скажем, у современных ракетных береговых комплексов "Бал" или "Бастион", но весьма надежные. Мощная кумулятивно-фугасная или специальная боевая часть ракеты "Прогресс" выведет из строя одной ракетой корабль любого класса.

Фото 6.

Рядом со стартовой позицией в высокогорном лесу затерялся маленький военный городок, где все продумано для комфортной жизни ракетчиков. Казарма здесь довольно просторная, кровати стоят в один ярус. Есть комната отдыха личного состава с большим плазменным телевизором, огромный шахматный стол, оборудованная всем необходимым бытовая комната. На своем месте и свежий номер стенгазеты, которую выпускает старший матрос контрактной службы Юлия Васильева.

- Несмотря на удаленность нашего дивизиона, он укомплектован контрактниками на 80 процентов, - говорит подполковник Сергей Слесарев. - Это высокий процент. И все - настоящие профессионалы.

Фото 7.

Фото 8.

Фото 9.

[источники]источникиhttp://bastion-opk.ru/utes-rk/http://www.interfax.ru/russia/537618https://rg.ru/2016/11/18/reg-ufo/v-krymu-vozrodili-beregovoj-raketnyj-kompleks-utes.htmlhttp://www.kchf.ru/arms/rockets/utes.htmhttps://topwar.ru/93453-beregovoy-raketnyy-kompleks-utes.html

starcom68.livejournal.com

Следы Холодной войны в крымских горах. "Объект 100": aquatek_filips

В советское время было два мегапопулярных боевика - "Пираты XX века" и "Одиночное плаванье". В последнем основные действия разворачивались на свехсекретной американской ракетной базе, расположенной внутри скал на необитаемом острове.В сегодняшнем фоторепортаже мы побываем на этой самой базе. Так, как она выглядит в наши дни.

Окрестности Балаклавы просто напичканы уникальными и единственными в мире военными объектами времен Холодной войны. Я уже рассказывал об "Объекте 825", более известным, как подземная база подводных лодок. Всего в нескольких километрах от нее, в горах, расположился некогда сверхсекретный береговой стационарный ракетный комплекс «Утес» или «Объект 100», а в простонародье просто "Сотка", который контролировал значительную часть акватории Черного моря, © источник Севастополь LIFE пока на рубеже веков не оказался поверженным в неравном бою с алчностью и беззаконием.

2. Вход в "Объект 100". Когда-то здесь был навес, призванный камуфлировать вход с воздуха.

В 1954 году в разгар Холодной войны, грозившей перерасти в ядерный конфликт, на юге Крыма, между мысом Айя и Балаклавой, началось строительство первого в мире подземного ракетного комплекса берегового базирования с радиусом действия в морской акватории до 100 км.Строительство "Объекта 100" осуществляло 95-е специализированное управление подземных работ Черноморского флота. Работы велись под руководством главного инженера строительного управления ЧФ полковника А. Геловани - будущего маршала инженерных войск Советского Союза. На строительстве объекта работало несколько тысяч человек, при этом все они проходили строгую проверку и давали подписки о неразглашении.

3. Ракетная шахта

Ракетный комплекс с крылатой ракетой С-2 размещался на высоте 500 метров над уровнем моря и предназначался для поражения морских целей -  надводных кораблей.Из жаропрочного бетона на строительных площадках были возведены стартовые позиции и защищенные от атомного оружия подземные сооружения, в которых размещались КП, хранилища ракет и цеха для подготовки и заправки топливом. Ракеты в сооружениях находились на специальных технологических телегах со сложенными крыльями и перемещались на стартовые позиции специальными механизмами.

4. Аварийный выход из ракетной шахты

5. Но это было много лет назад. А сегодня.. Сегодня здесь остался практически один бетон. С каждым годом металла становится все меньше и меньше.Сейчас уже трудно сказать, когда демонтаж оборудования законсервированного объекта превратился в варварский разгром уникальной подземной цитадели.В 1996 году объект был передан Военно-морским силам Украины, а позже - законсервирован.К 2005 году никакой охраны на ближнем к Балаклаве 1-м дивизионе бывшей береговой ракетной батареи не осталось. Его остатки оказались беззащитными перед мародерами. По словам жителей Балаклавы, металл отсюда вывозили и тележками, и прицепами к легковым автомобилям, и даже тяжелыми грузовиками.

6. Именно эти новые пусковые установки сыграли роль уничтожаемой бравыми черноморскими морпехами секретной американской базы в фильме «Одиночное плавание», ставшим своеобразным ответом на заокеанский боевик «Рембо-2», где штатовский супермен сотнями косил киношных советских солдат. Мне сложно представить, каким образом в то время удалось выбить разрешение проводить съемки на секретном объекте. Для полной достоверности  на крышках контейнеров пусковых установок ракетной батареи были наклеены надписи «US NAVY », а кое-где и в наше время можно увидеть следы съемок фильма и надписи на английском языке.

7. В толще скалы были вырублены помещения под командный пункт и помещения личного состава, хранилища ракет и топлива, дизельные электростанции, имелись большие  запасы воды и продовольствия. Подземная цитадель имела полное инженерное обеспечение, комплекс фильтровентиляционных установок, обеспечивающих жизнедеятельность объекта при полной его герметизации после атомного удара.Двери, способные защитить объект от ядерного удара, давно вывезены мародерами

8. Крылатые ракеты доставлялись к пусковым площадкам через тоннели по рельсам-направляющим на специальных платформах с электродвигателями. Пусковые установки защищались массивными стальными крышками, которые при пуске сдвигались в сторону.

9. Необходимо было всего несколько минут, чтобы  колоссальная конструкция пусковой установки появилась на поверхности и нанесла удар двумя ракетами. В составе «объекта 100» находились два дивизиона, разнесенные на расстояние 6 километров, каждый из которых имел на вооружении две пусковых установки. Таким образом, ракетная батарея могла одновременно нанести удар 8 мощными ракетами, способными уничтожить корабль практически любого класса.

10. Некогда здесь располагались пульты управления стартовыми установками. Вырезано все.

11. Внутри пусковой шахты. Никогда ранее не видел, чтобы аварийный выход находился... вверху. Именно этот выход показан на фото №4.

С 1957 по 1965 год комплекс провел 25 практических стрельб. В боевой обстановке его ракеты должны были поражать НАТОвскую десантную колонну, © источник Севастополь LIFE движущуюся от берегов Турции к Крымскому полуострову, прикрывая развертывание Черноморского флота. При этом уничтожить саму ракетную цитадель было практически невозможно не только обычным, но и ядерным оружием, особенно с учетом его низкой точности в то время.

12.

13. В 1982 году комплекс подвергся модернизации и принял на вооружение ракету 3М44 «Прогресс», способную нести ядерные боеголовки.

14. Сегодня  тотально разграбленный объект почти  опустел. Зияют внушительные провалы проемов пусковых комплексов, лишенных многотонных стальных крышек, уходят во тьму тоннели и коридоры с остатками вывороченных их сверхпрочного бетона металлических конструкций. Где-то капает вода, и это единственный звук, проникающий в мертвые коридоры с поверхности. И еще иногда шаги редких посетителей, поднявшихся сюда по горным тропам.

15. Ворота, в который уже никогда не въедет автоматическая тележка с ядерным зарядом

16. Даже колючая проволока срезана с изоляторов на бетонных столбах. Изоляторы говорят о том, что вероятно она была под напряжением.

17. Виды, которыми могли наслаждаться солдаты, служившие на "Объекте 100"

18. В полутора километрах от "Сотки" доживают остатки бывшей части обеспечения.

19. Какое-то время после передачи ВМС Украины в 1996-м году она еще выполняла свои функции, судя по щиту

20. Футбольное поле и вышки для ВИП-зрителей, которыми, скорее всего были офицеры части. Пока еще не порезаны на металл. Подозреваю,  что через некоторое время их уже здесь не будет

21. Давно здесь не проводили ПХД и уборку территории...

22. Здание столовой

23. Открытое окно

24.  ... а двери он всегда открывал ногой... (с)

25. ... и умел проходить сквозь стены...

26. Клок газеты, на которую наклеены обои. Она датирована 20 февраля 1999 года. 13 лет назад здесь были слышны команды дневального, солдаты делали ремонт и играли по воскресеньям футбол под пристальным взглядом офицеров с вип-вышки

27. Возвращаемся обратно. В этом осеннем лесу скрыты сотни тысяч тонн бесполезного бетона

28. Тропа, ведущая от "Сотки" в сторону Балаклавы

29. Когда он был живой, может быть, даже видел "Объект 100" живым....

Предыдущие мои фоторепортажи и фотосюжеты:При использовании материалов или фотографий, активная ссылка на источник обязательна

aquatek-filips.livejournal.com

Объект 100 |

Объект-100 — первый подземный стационарный комплекс в Крыму для приготовления, хранения и боевого использования крылатых ракет, радиус действия которых охватывал акваторию Черного моря до пролива Босфор.

Объект-100

Многие читатели, особенно старшее поколение, наверняка хорошо помнят художественный фильм «Одиночное плавание» — зрелищный по тем временам военный боевик, призванный демонстрировать мощь советского Военно-морского флота. Основные события фильма разворачиваются на сверхсекретной американской ракетной базе, надежно укрытой в толще скал некоего необитаемого острова. Невидимые с расстояния несколько десятков метров бронированные двери и люки вели в целый подземный город, откуда на поверхность поднимались комплексы крылатых ракет, поражавшие корабли за сотни километров. По сценарию герои фильма конечно в итоге побеждали взбунтовавшийся гарнизон секретной базы, отключив пресловутую «красную кнопку». При этом зрители так и оставались в неведении, что показанная в фильме подземная ракетная цитадель находилась не в далеких южных морях и не на вооружении «вероятного противника», а на юге Крымского полуострова в горах недалеко от города Балаклава. Многие десятилетия некогда сверхсекретный береговой стационарный ракетный комплекс «Утес» или «объект 100» контролировал значительную часть акватории Черного моря, пока на рубеже веков не пал в неравном бою с алчностью и беззаконием.

Вы решили купить велосипед? Отлично! Но знаете ли вы о том, сколько видов велосипедов существует? И чем они отличаются друг от друга? По каким критериям лучше выбирать велосипед?А также, велосипеды где купить его?

Вся эта информация будет необходима, чтобы выбрать именно тот байк, который будет максимально соответствовать вашим запросам и при этом не слишком отразится на бюджете. А потому, перед тем, как отправляться в магазин veloonline.com велосипедов, важно определиться.

Стартовые площадки были сделаны из жаропрочного бетона, дополнительный защитный герметичный каркас от атомных бомбардировок. Такой подземный комплекс был полностью автономен на случай затянувшегося военного действия. Он включал в себя электрогенератор, командный пункт, хранилище горючего, воды и продовольствия, фильтровентиляционное оборудование, обеспечивающие жизнедеятельность объекта при полной его герметизации после атомного удара.

В составе «Объекта 100» находились два дивизиона, разнесенные на расстояние 6 километров, каждый из которых имел на вооружении две пусковых установки. Каждый дивизион имел по 16 крылатых ракет. Их хранение и предстартовая подготовка осуществлялось в специальных подземных помещениях с соблюдением всех необходимых условий.

Десятиметровая ракета в горизонтальном положении со сложенными крыльями хранилась на технологических телегах со стартовыми агрегатами и после предстартовой подготовки и заправки жидким топливом была готова к пуску. Пусковые установки защищались массивными стальными крышками, которые при пуске сдвигались в сторону. За считанные минуты колоссальная конструкция пусковой установки появлялась на поверхности и могла нанести удар двумя ракетами.

Таким образом, ракетная батарея могла одновременно нанести удар 8 мощными ракетами, способными уничтожить корабль практически любого класса. При этом уничтожить саму ракетную цитадель было практически невозможно не только обычным, но и ядерным оружием, особенно с учетом его низкой точности в то время.

На возвышающейся более чем на полкилометра над морем скале мыса Айя была размещена новейшая на тот период радиолокационная станция обнаружения цели «Мыс». Центральный пост подземной цитадели имел также РЛС наведения С-1М и РЛС слежения «Бурун».

Объект 100

ИСТОРИЯ БЫВШЕГО СЕКРЕТНОГО «ОБЪЕКТА 100»

Для защиты южных морских рубежей и Севастополя с моря в разгар «холодной войны» в 1954 году высоко в горах у Балаклавы начал создаваться первый в мире подземный ракетный комплекс берегового базирования «Сопка» с радиусом действия в акватории Черного моря до 100 км.Строительство «Объекта 100» (такой код получила секретная стройка) осуществлялось 95-м специализированным управлением подземных работ ЧФ. Объект состоял из двух одинаковых подземных комплексов и стартовых площадок, удаленных друг от друга на 6 км. Военными строителями руководил главный инженер строительного управления ЧФ полковник А. Геловани — будущий заместитель министра обороны, маршал инженерных войск. Начальником строительства площадки № 1 был капитан А. Кузнецов, площадки № 2 — инженер А. Клюев. Монтажными операциями от предприятия «Эра» руководил инженер Ф. Карака. И на каждом объекте строительства было занято до 1000 человек.Береговой ракетный комплекс (БРК) м тактического назначения «Сопка» с крылатой ракетой С-2 размещался на высоте 500 метров над уровнем моря и предназначался для поражения морских целей — пс надводных кораблей.На строительных площадках возводились из жаропрочного бетона стартовые позиции и защищенные от атомного оружия подземные сооружения, в которых размещались КП, хранилища ракет и цеха для подготовки и заправки топливом. Ракеты в сооружениях находились на специальных технологических телегах со Т1 сложенными крыльями и перемещались до стартовых позиций специальными механизмами. Подземный комплекс имел полное инженерное обеспечение, дизельные электростанции, фильтровентиляционные установки, запасы горючего,воды и продовольствия, обеспечивающие жизнедеятельность обьекта при полной его герметизации после атомного удара. У оголовков рядом со стартовыми позициями размещались защищенные железобетонные бункера для укрытия снятых со старта ракет.Система наведения и управления стрельбой комплекса «Сопка» включала в себя РЛС обнаружения «Мыс», центральный пост, совмещенный с РЛС наведения С-1М и РЛС слежения «Бурун». Радиолокационные станции «Мыс» и «Бурун» в 1955 году прошли государственные испытания. Радиолокационная станция «Мыс» предназначена для обнаружения морских целей и выдачи данных цели в центральный пост и размещалась на высоте более 550 метров мыса Айя.В конце 1956 года практически было завершено строительство «Объекта 100», личный состав прошел спецподготовку. Был сформирован отдельный береговой ракетный полк, который 23 февраля 1957 года был включен в состав сил боевого ядра флота. Первым командиром полка был подполковник Г. Сидоренко (позже генерал-майор, начальник береговых войск и морской пехоты ЧФ).По плану испытаний полком было выполнено несколько ракетных стрельб. Самая первая из них была проведена 5 июня 1957 года в присутствии командующего ЧФ адмирала В. А. Касатонова. Пуск производили со второй батареи (командир лейтенант В. Карсаков). Успешный результат возвестил о появлении в Военно-Морском Флоте СССР нового рода сил — береговых ракетных частей.25 июля 1957 года государственная комиссия приняла «Объект 100». А в начале 1959 г. полку впервые был вручен переходящий приз ГК ВМФ за ракетную стрельбу. 30 июля 1960 года полк получил свое постоянное наименование — 362-й отдельный береговой ракетный полк (ОБРП). За время эксплуатации БРК «Скала» с 1957-го по 1965 год полком было произведено более 25 практических пусков ракет.16 июля 1961 года вышло постановление Совета Министров о перевооружении береговых стационарных комплексов «Утес» с ракет «Сопка» на ракеты П-35Б.16 сентября 1964 года в расположение полка прибыла первая партия военных строителей специального отряда ЧФ. Подземные фортосооружения, которыми располагал полк, подлежали реконструкции под габариты нового берегового ракетного комплекса. Строители под руководством капитана А. Климова вместе с личным составом второго дивизиона приступили к работам. До этого полностью был демонтирован прежний комплекс.Опыт строительства в скальном массиве уникальных фортосооружений, способных выдержать прямое попадание фугасной авиационной бомбы весом полтонны, обеспечивающих живучесть в условиях применения ядерного оружия, еще нуждаетсяв исследовании точно так же, как доставка многотонного оборудования в горнолесистый район (на вершину горы) при отсутствии нормальных подъездных путей. Береговой ракетный комплекс «Утес» оперативно-технического назначения, которым был оснащен полк, вобрал в себя все достижения науки и техники своего времени и не имеет аналогов в мире до сих пор…

В 1974 году на базе комплекса П-35 началась разработка комплекса ЗМ44 «Прогресс». Основным изменением в ракете стала новая бортовая система наведения. Для нее были разработаны новые агрегаты бортового электрооборудования и стартовый агрегат, обеспечивающие лучшие эксплуатационные характеристики. Повышены скрытность и неуязвимость ракеты при подходе к цели за счет увеличения протяженности конечного участка траектории и снижения высоты полета на этом участке.После государственных испытаний в 1976 — 1977 годах комплекс «Прогресс» был рекомендован к принятию на вооружение кораблей проектов 58 и 1134, а также береговых систем «Редут» и «Утес». В его состав вошли крылатые ракеты второго поколения П-35Б, стартовое оборудование, системы управления, агрегаты и аппаратура технической позиции. Система управления позволяла ракетному дивизиону формировать в залпе до четырех ракет, а в полку — до восьми. Ракеты П-35Б могли оснащаться ядерными боеголовками. Крылатая ракета П-35 морского и берегового базирования — лучшая в мире. Она по всем своим параметрам далеко превосходила зарубежные образцы подобного оружия, а универсальный ракетный комплекс «Утес» надежно защищал морские подступы к Севастополю. Восьмира-кетный залп до сего времени не может выполнить ни один береговой ракетный комплекс в мире.

Объект 100

По 16 крылатых ракет имел каждый дивизион, хранение их осуществлялось в спет циальных подземных помещениях. Десятиметровые ракеты в горизонтальном положении со сложенными крыльями хранились на технологических телегах со стартовыми агрегатами и после предстартовой подготовки и заправки жидким топливом были готовы к пуску. Выдвигающиеся из-под земли спаренные пусковые контейнеры позволяли быстро производить перезарядку новых ракет.Полк неоднократно носил звание отличного, награждался переходящими Красными знаменами Военных советов ЧФ и ВМФ за ракетную стрельбу по морской цели. В 1982 г. имя полка было занесено на мраморную Доску почета в Центральном военно-морском музее.В 1996 году в связи с разделом Черноморского флота «Объект 100» был передан Военно-Морским Силам Украины.В настоящее время этот уникальный памятник военно-фортификационного искусства практически полностью  уничтожен  на  металлолом.

Интересная информация о Крыме

bike-crimea.com

«Знаменитый объект "Сотка" снова в строю» в блоге «Армия и Флот»

Оригинал взят у коллеги eagle_rost в Знаменитый объект «Сотка» в строю. Инженеры и рабочие ремонтного завода ракетно-артиллерийского вооружения ЧФ восстановили [2-й] береговой ракетный дивизион знаменитого ракетного комплекса «Сотка», что находится рядом с поселком Резервное. Сам комплекс, история которого ниже, в 1996 году был передан ВМС Украины, в 1997 году там был ракетный пуск, видео с которого есть на youtube.com. После чего в начале 2000-х дивизион около поселка Обронное был разграблен и весь металл с него был вывезен. Другой же дивизион был законсервирован и как ни странно сохранился. В 2009 году ВМСУ предприняли даже попытку его восстановления. Теперь этот дивизион возвращен в состав Береговых ракетно-артиллерийских войск ВМФ России!Подъемная пусковая установка берегового противокорабельного ракетного комплекса «Утёс» 2-го дивизиона 362-го отдельного берегового ракетного полка Черноморского флота («Объекта 100») © www.novoross.info

Для защиты южных морских рубежей и Севастополя с моря в разгар «холодной войны» в 1954 году высоко в горах у Балаклавы начал создаваться первый в мире подземный ракетный комплекс берегового базирования «Сотка» с радиусом действия в акватории Черного моря до 100 км.Строительство «Объекта 100» (такой код получила секретная стройка) осуществлялось 95-м специализированным управлением подземных работ ЧФ. Объект состоял из двух одинаковых подземных комплексов и стартовых площадок, удаленных друг от друга на 6 км. Военными строителями руководил главный инженер строительного управления ЧФ полковник А. Геловани — будущий заместитель министра обороны, маршал инженерных войск. Начальником строительства площадки № 1 был капитан А. Кузнецов, площадки № 2 — инженер А. Клюев. Монтажными операциями от предприятия «Эра» руководил инженер Ф. Карака. На каждом объекте строительства было занято до 1000 человек.На строительных площадках возводились из жаропрочного бетона стартовые позиции и защищенные от атомного оружия подземные сооружения, в которых размещались КП, хранилища ракет и цеха для подготовки и заправки топливом. Ракеты в сооружениях находились на специальных технологических телегах со сложенными крыльями и перемещались до стартовых позиций специальными механизмами. Подземный комплекс имел полное инженерное обеспечение, дизельные электростанции, фильтровентиляционные установки, запасы горючего, воды и продовольствия, обеспечивающие жизнедеятельность обьекта при полной его герметизации после атомного удара. У оголовков рядом со стартовыми позициями размещались защищенные железобетонные бункера для укрытия снятых со старта ракет.Система наведения и управления стрельбой комплекса «Сопка» включала в себя РЛС обнаружения «Мыс», центральный пост, совмещенный с РЛС наведения С-1М и РЛС слежения «Бурун». Радиолокационные станции «Мыс» и «Бурун» в 1955 году прошли государственные испытания. Радиолокационная станция «Мыс» предназначена для обнаружения морских целей и выдачи данных цели в центральный пост и размещалась на высоте более 550 метров мыса Айя.В конце 1956 года практически было завершено строительство «Объекта 100», личный состав прошел спецподготовку. Был сформирован отдельный береговой ракетный полк, который 23 февраля 1957 года был включен в состав сил боевого ядра флота. Первым командиром полка был подполковник Г. Сидоренко (позже генерал-майор, начальник береговых войск и морской пехоты ЧФ). По плану испытаний полком было выполнено несколько ракетных стрельб. Самая первая из них была проведена 5 июня 1957 года в присутствии командующего ЧФ адмирала В. А. Касатонова. Пуск производили со второй батареи (командир лейтенант В. Карсаков). Успешный результат возвестил о появлении в Военно-Морском Флоте СССР нового рода сил — береговых ракетных частей.25 июля 1957 года государственная комиссия приняла «Объект 100». А в начале 1959 г. полку впервые был вручен переходящий приз ГК ВМФ за ракетную стрельбу. 30 июля 1960 года полк получил свое постоянное наименование — 362-й отдельный береговой ракетный полк (ОБРП). За время эксплуатации БРК «Скала» с 1957-го по 1965 год полком было произведено более 25 практических пусков ракет.16 июля 1961 года вышло постановление Совета Министров о перевооружении береговых стационарных комплексов «Утес» с ракет «Сопка» на ракеты П-35Б. Стационарный береговой оперативно-тактический противокорабельный ракетный комплекс «Утес» был разработан на базе противокорабельной ракеты П-35 и подвижного берегового комплекса «Редут» в ОКБ-52 (ЦКБМ) под руководством В.М. Челомея. Комплекс «Утес» принят на вооружение Постановлением СМ от 28 апреля 1973 года. Комплексом «Утес» перевооружались части, ранее оснащенные комплексом «Сопка». В состав комплекса входили: МРСЦ-1 («Успех-У»), РЛС «Мыс» с системой опознавания «Пароль», система управления, пусковые установки, ракеты П-35, комплекс наземного оборудования. Система управления «Утес» создана в НИИ-303, маршевый турбореактивный двигатель ракеты разработан в ОКБ-300.16 сентября 1964 года в расположение полка прибыла первая партия военных строителей специального отряда ЧФ. Подземные сооружения, которыми располагал полк, подлежали реконструкции под габариты нового берегового ракетного комплекса. Строители под руководством капитана А. Климова вместе с личным составом второго дивизиона приступили к работам. До этого полностью был демонтирован прежний комплекс. Десятиметровые ракеты в горизонтальном положении со сложенными крыльями хранились на технологических телегах со стартовыми агрегатами и после предстартовой подготовки и заправки жидким топливом были готовы к пуску. Выдвигающиеся из-под земли спаренные пусковые контейнеры позволяли быстро производить перезарядку новых ракет.Первый пуск ракеты комплекса «Утес» состоялся 30 мая 1971 года. Пусковые установки комплекса были размещены в скальных укрытиях. Пусковые установки в целом аналогичны «половинке» ПУ ракетных крейсеров проекта 56 («Грозный», «Адмирал Головко») — в установке не 4 контейнера с ПКР, а два.В 1982 году комплекс был модернизирован — в состав комплекса была введена новая ракета 3М44 «Прогресс». Благодаря большой дальности стрельбы батарея комплекса «Утес» при внешнем целеуказании может прикрывать побережье протяженностью в несколько сотен километров. Мощная кумулятивно-фугасная или ядерная боевая часть (350 кт) позволяет вывести из строя одной ракетой корабль любого класса.Полк неоднократно носил звание отличного, награждался переходящими Красными знаменами Военных советов ЧФ и ВМФ за ракетную стрельбу по морской цели. В 1982 г. имя полка было занесено на мраморную Доску почета в Центральном военно-морском музее.В 1996 году в связи с разделом Черноморского флота «Объект 100» был передан Военно-Морским Силам Украины.

sdelanounas.ru


Смотрите также