Почему Запад разрешил Путину забрать себе Крым? Как забрали крым


Как Россия без боя отобрала Крым у Украины | Политика | ИноСМИ

Карьера Сергея Елисеева отчасти объясняет, почему украинские вооруженные силы сдали Крым практически без боя, и почему НАТО теперь заявляет, что она готовится к попыткам России подрывать лояльность военнослужащих в восточноевропейских странах альянса.

Его приход на второй по значению пост на украинском флоте задолго до захвата Крыма Россией демонстрирует, что лояльность многих военных из стран, некогда принадлежавших бывшему Советскому Союзу, по-прежнему остается разделенной.

У Елисеева были российские корни, но служил он другой постсоветской республике — Украине. В сложной ситуации он перебежал к русским. Военные аналитики НАТО сейчас полагают, что Москва считает людей с подобными двойственными личными связями потенциальным ценным активом на случай новой конфронтации с Западом.

В 2014 году Елисеев был первым заместителем командующего Военно-морскими силами Украины, большая часть которых базировалась в Крыму. Именно тогда русские солдаты в форме без знаков различия начали захватывать украинские корабли и военные базы на полуострове.

Вместо того, чтобы оказать сопротивление, Елисеев ушел со службы и впоследствии получил новую должность — заместителя командующего российским Балтийским флотом.

Елисеев, которому сейчас 55 лет, не ответил на вопросы, направленные ему Reuters через российское министерство обороны.

Однако в Киеве не сомневаются в том, кому принадлежит его верность. «Когда он приносил присягу Украине, для него это были пустые слова. Он всегда был настроен пророссийски», — уверен нынешний командующий украинскими ВМС Игорь Воронченко, некогда служивший вместе с Елисеевым.

В сущности, российские солдаты в конце февраля 2014 года с легкостью добились своего —Елисеев был лишь одним из многих перебежчиков, а сопротивления русским не оказывал почти никто из украинских военных в Крыму.

В следующем месяце Россия аннексировала Крым, вступив в серьезную конфронтацию с Западом, которая в дальнейшем усугубилась из-за причастности Москвы к продолжающемуся до сих пор восстанию на Восточной Украине.

Как показывают более десятка интервью, которые были взяты Reuters у людей с обеих сторон конфликта, в ходе захвата Крыма Москва и ее крымские союзники использовали слабости вооруженных сил Киева, чтобы подорвать способность украинских военных давать отпор.

Российское министерство обороны не ответило на заданные Reuters вопросы о его версии событий 2014 года.

Один из высокопоставленных офицеров сил НАТО сообщил Reuters, что российская разведка продолжает использовать ту же тактику, что и в Крыму, и пытается вербовать этнических русских, которые служат в вооруженных силах граничащих с Россией стран.

На условиях анонимности офицер заявил, что альянс особенно чувствителен к риску в странах с высокой концентрацией этнических русских — и в первую очередь в Прибалтике.

По его словам, НАТО вынуждена принимать меры предосторожности, хотя угрозу не следует переоценивать — русское происхождение не всегда означает лояльность Москве.

Официальные лица из прибалтийских стран — бывших советских республик, в отличие от Украины состоящих в НАТО, — не считают опасность серьезной.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) также утверждает, что он доверяет армиям Эстонии, Латвии и Литвы. Тем не менее, он заявил Reuters: «Мы должны все время сохранять бдительность. Мы должны постоянно совершенствовать наши разведывательные инструменты и должны засекать любые попытки подорвать лояльность наших сил».

Утрата бдительности

Украинская аттестационная комиссия, проводившая собеседование с Елисеевым перед его назначением на пост заместителя командующего ВМС задолго до аннексии, судя по всему, бдительность утратила.

Елисеев родился под Москвой, в 1983 году окончил советское военно-морское училище в российском городе Калининграде и служил потом на российском Тихоокеанском флоте.

5 канал29.06.2017112.ua27.06.2017Neatkarigas Rita Avize15.06.2017Комиссия спросила Елисеева, что он будет делать в случае войны между Россией и Украиной. По словам бывшего офицера украинского флота Мирослава Мамчака, служившего с Елисеевым, он ответил, что он подаст в отставку. Несмотря на этот ответ в 2006 году Елисеев получил назначение.

Мамчак не рассказал Reuters, откуда ему известно, о чем шла речь на комиссии, однако последующие события подтверждают его версию.

Отношения между Россией и Украиной портились по мере того, как Киев сближался с НАТО, и спустя восемь лет после своего назначения Елисеев сдержал свое слово и ушел с украинской службы.

Действия России были не единственным фактором, влиявшим на события в Крыму. Украина много лет пренебрегала своими вооруженными силами, после свержения правительства в Киеве возник вакуум власти, а многие жители Крыма чувствовали больше симпатии к Москве.

Тем не менее, важно, что многие украинские военнослужащие, связанные с Россией, сменили сторону, когда началась аннексия, а некоторые офицеры притворялись, что они оказывают сопротивление русским, только чтобы избежать военного трибунала. Москва также перехватывала приказы из Киева, чтобы они не достигали крымских гарнизонов.

«В том, что происходило, не было ничего спонтанного. Все было организованно, и каждый играл свою роль», — говорит Михаил Коваль, в то время бывший заместителем командующего украинскими пограничными войсками, а сейчас занимающий в Киеве пост заместителя главы Совета безопасности.

Приглашение к измене

Воронченко, на момент аннексии также бывший заместителем командующего украинским флотом, говорит, что после начала российской операции он тоже получал предложения перейти на сторону России.

Он сообщил Reuters, что эти предложения исходили от главы самопровозглашенного пророссийского правительства Крыма Сергея Аксенова, а также от командующего российским Южным военным округом и от заместителя российского министра обороны.

На вопрос о том, что ему предлагали в обмен на это, Воронченко ответил: «Должности, квартиру… Аксенов предложил назначить меня министром обороны Крыма». Ни Аксенов, ни российское министерство обороны не ответили на вопросы Reuters об этих контактах.

Воронченко, как и многие другие высокопоставленные украинские офицеры, служил в советских вооруженных силах вместе с людьми, которые сейчас служат в российской армии. Он также много лет провел в Крыму, в котором Россия арендовала у Украины базы для своего Черноморского флота с тех пор, как в 1991 году распался Советский Союз.

«Генералы, которые меня уговаривали… говорили, что мы принадлежим к одному кругу, что мы — выходцы из советской армии, — вспоминает он. — Но я сказал им, что я — другой… Я не ваш».

На сторону России перешел командующий Военно-морскими силами Украины Денис Березовский вместе с несколькими подчиненными. Позднее он был назначен заместителем командующего российским Черноморским флотом.

Его примеру последовали многие другие. Например, военнослужащие одного из украинских подразделений связи смотрели российское телевидение. На экране появился президент Владимир Путин.

«К моему удивлению они все встали, — вспоминает инженер из этого подразделения Святослав Велтинский. — Они этого ждали». Большая часть этих военнослужащих перешла на сторону России.

Показуха

Даже те, кто был готов сопротивляться, оказались в безнадежном положении. Один из украинских пограничников рассказал Reuters, что его командир уничтожил корабли своего подразделения, чтобы они не попали в руки русских, и приказал своим людям стрелять по любому, кто попробует зайти на территорию базы.

Однако связь на базе не работала — русские ее заглушили или перерезали. Оказавшись в изоляции от своих и в окружении превосходящих российских сил, командир заключил сделку с офицером, командовавшим российским спецназом.

Он позволил пророссийски настроенным гражданским без последствий открыть ворота базы. Украинцы «вроде как не могли ничего сделать — нельзя же стрелять в мирных жителей», — рассказал бывший пограничник, говоривший на условиях анонимности, так как он по-прежнему живет в Крыму и в связи с этим опасается неприятностей.

За гражданскими на базу вошли российские солдаты, предложившие украинским военным перейти на сторону России. Примерно половина согласилась, но командир отказался и ему позволили покинуть Крым.

«Он не оказал сопротивления, — вспоминает пограничник. — С другой стороны, он сделал все, что мог в таких обстоятельствах».

Два других человека, непосредственно наблюдавших аннексию, — бывший украинский военный, сейчас служащий на одной из российских баз в Крыму, и источник, близкий к российским вооруженным силам, в то время находившийся на полуострове,-также упоминали аналогичные фальшивые столкновения.

«Нужно понимать, что захват украинских воинских частей в Крыму был простой показухой», — утверждает источник, российским вооруженным силам.

Выученные уроки

Прибалтийские страны НАТО во многом отличаются от Украины. Например, после их присоединения к западному альянсу в 2004 году бывшие советские офицеры в основном покинули их вооруженные силы.

Официальные лица также подчеркивают, что среди семи латвийских военнослужащих, погибших в ходе операций в Ираке и Афганистане, были и русскоязычные.

Тем не менее, эти страны учли уроки Крыма. «Мы, разумеется, учли, что речь шла не только о вопросе лояльности. В ходе крымской операции поступали ложные приказы и блокировалась связь», — утверждает статс-секретарь латвийского министерства обороны Янис Гарисонс (Janis Garisons).

В итоге Латвия изменила свои законы, и теперь командиры по умолчанию обязаны обороняться. При этом Гарисонс подчеркивает, что самый простой из необходимых шагов был предпринят задолго до аннексии Крыма, еще в 2008 году. Тогда была введена проверка спецслужбами «любого, кто поступает на службу в вооруженные силы, — от рядового до генерала».

inosmi.ru

Почему взяли Крым - Я вам пишу...

Сперва я хотел поставить вопрос, зачем взяли Крым, однако для наилучшего понимания причин, обстоятельств и целей присоединения Крыма к России нужно начинать с вопроса "почему".

Зачем - это цели, а почему - причины, понимать которые необходимо для рассмотрения целей.

Итак: почему взяли Крым?

Ключевым событием, предопределившим включение Крыма в состав России, стал государственный переворот на Украине. То есть майдан.

Таким образом, на вопрос "почему" можно ответить следующим образом:

Потому что в Киеве победил майдан.

Но дело, конечно, не в майдане как таковом. В конце-концов, в 2004 году тоже был майдан и он тоже победил. И вообще, не первая и не последняя цветная революция на постсоветском пространстве.

Дело в тех следствиях, к которым вела победа майдана 2014 года.

Что это за следствия?

1. Гражданская война на территории Украины.2. Борьба Крыма за независимость и возвращение к России.3. Вступление Украины в НАТО.4. Ликвидация российских военных баз в Крыму.

Рассмотрим каждое из этих следствий:

1. Гражданская война на территории Украины.

Можно долго спорить о том, случилась бы гражданская война, если бы Россия не присоединила Крым и не приняла участие (скажем так) в событиях на территории Донбасса.

Доказать или опровергнуть неизбежность гражданской войны на территории Украины при бездействии России - невозможно. Это лежит в области преположений, альтернативной истории и основано на субъективной оценке событий.

Строгой математической модели, которая позволила бы нам точно оценить вероятность гражданской войны - у нас нет. Может быть такая модель есть в Генштабе или Пентагоне и почти наверняка она есть у какой-нибудь инопланетной цивилизации, находящейся на более высокой ступени развития, но не у нас с вами.

Однако даже если строго доказать неизбежность гражданской войны после майдана нельзя, то говорить о ее вероятности - можно.

Что позволяет говорить о вероятности гражданской войны после майдана?

Во-первых, глубокий раскол в украинском обществе по отношению к майдану и его итогам. Раскол в украинском обществе существовал давно, собственно майдан сам является результатом данного раскола. Не будь раскола в обществе и элите - Украина жила бы спокойно и президенты менялись бы редко и очень предсказуемо, примерно как в России. Не будь раскола - не случился бы майдан в 2004 году, Янукович не посадил бы Тимошенко, не случилось бы многих других событий.

Раскол украинского общества существовал по вопросу пути развития - с Европой или Россией. Внутри элиты существовала борьба между западными и восточными кланами. Список можно продолжить.

Во-вторых, о вероятности гражданской войны можно говорить на основании призывов к захвату администраций, которые прозвучали еще на майдане. Майдан заранее готовился к вооруженной борьбе за власть, к войне с Януковичем, верными ему силовыми структурами, с противниками майдана.

Напомню, что на майдане пролилась не только кровь небесной сотни, но и кровь бойцов беркута. А кровь как правило порождает кровь. И кровавые перевороты нередко приводят к гражданской войне.

Предположим, Россия не стала вмешиваться в события. Но это означает, что и Янукович остался в Харькове. И в этом случае возможны разные варианты развития ситуации, в том числе и столкновение силовых структур, верных Януковичу с боевиками майдана, переходящее в вооруженный конфликт.

Однажды мне довелось ознакомиться с аналитическим материалом, который вполне правдоподобно объяснял плохую организацию (проще говоря - бардак) ВСУ в ходе войны на территории Донбасса. Этот бардак объяснялся тем, что изначально организаторы майдана предполагали, что им придется сражаться с подразделениями ВСУ, которые встанут на защиту Януковича, поэтому предварительно провели подрывную работу и постарались дезорганизовать армейскую верхушку, чтобы Янукович не смог воспользоваться армией для защиты своей власти.

Так или иначе, вероятность гражданской войны была.

Мы не знаем, была ли эта вероятность близка к 100% или фифти-фифти "либо будет, либо не будет".

Но вероятность была.

2. Борьба Крыма за независимость и возвращение к России.

Победа майдана с его антироссийской и антирусской риторикой со всей неизбежностью вела к борьбе Крыма за независимость и возврат к России.

Это доказывается тем, что Крым с самого начала, с 1991 года предпринимал неоднократные попытки оспорить вхождение в состав Украины, расширить автономию и вернуться к России.

Одна из таких попыток была предпринята в 1993 году и по некоторым данным решение о возврате Крыма к России даже успели принять на уровне Верховного Совета. Но внутриполитический конфликт, завершившийся расстрелом Белого дома и упразднением Верховного Совета не позволил осуществить возвращение Крыма тогда.

Планы и настроения по возвращению в состав России в Крыму после 1993 года не исчезли и существовали все время.

Поэтому победа майдана вела к новому движению за независимость Крыма и возврат в состав России со всей неизбежностью.

Вопрос был лишь в том, какую форму могло принять это движение - форму митингов, форму сбора подписей, форму решения на уровне руководства Крыма или форму вооруженной борьбы.

И если бы на Украине действительно началась гражданская война, пусть даже не очень масштабная и непродолжительная, Крым со всей определенностью провозгласил бы независимость и обратился бы к России за защитой, поставив вопрос о возвращении.

А если бы гражданская война не началась на континентальной Украине, она могла начаться в Крыму, а потом уже перекинуться на другие регионы.

3. Вступление Украины в НАТО.

Планы организаторов майдана и украинских прозападных политиков по вступлению в НАТО никогда не были секретом. Эти планы существовали давно и ставились на повестку неоднократно.

Вступление Украины в НАТО после победы майдана представлялось вопросом времени, не более того. При наиболее успешном для постмайданной Украины раскладе это могло произойти в течение года-двух или чуть позже.

Что означало вступление Украины в НАТО?

Это означало ликвидацию российских баз в Крыму и появление на их месте баз НАТО, при этом процесс мог быть достаточно быстрым, потому что вся инфраструктура существовала.

Но в Крыму, как показано выше, должно было начаться движение за независимость и возвращение к России. И это движение для вступления в НАТО и размещение в Севастополе баз НАТО следовало пресечь, подавить. А это вело к репрессиям и опять же могло спровоцировать гражданскую войну.

4. Ликвидация российских военных баз в Крыму.

Если Крым после победы майдана оставался в составе Украины, то ликвидация российских военных баз становилась неизбежна.

Майданная власть разорвала бы договор об аренде, не дожидаясь даже подписания каких-либо соглашений с НАТО.

Антироссийская и антирусская риторика майдана и прозападных политиков не предполагала никаких вариантов сохранения российских баз в Крыму.

Майданная власть начала бы скорейшую ликвидацию российских баз в том числе и для того, чтобы ускорить процесс вступления в НАТО.

Но для Севастополя российские военные базы - это не просто часть экономики. Это часть жизни. Это часть самого Севастополя, часть его сущности.

Для Севастополя это было неприемлемо. Значит Севастополь потребовал бы независимости и возвращения к России с вероятностью 100%. А где Севастополь - там и Крым.

В результате, победа майдана вела к следующему:

Движение Крыма за независимость, столкновение на этой почве митингующих и властей Крыма с Киевом и украинскими силовыми структурами, сторонниками майдана. Это было предопределено победой майдана при любом развитии событий.

Если бы на континентальной Украине возникло двоевластие (Яценюк и Турчинов в Киеве, Янукович в Харькове), переходящее в гражданскую войну - Крым объявил бы независимость.

Если бы двоевластия и гражданской войны не возникло - движение Крыма за независимость сформировалось бы в процессе ликвидации российских баз и вступления в НАТО.

Все описанные выше следствия из победы майдана вели к движению Крыма за независимость и возвращение в состав России.

Движение Крыма за независимость вело к подавлению этого движения Киевом, то есть к противостоянию и повышало вероятность гражданской войны, которая могла начаться в Крыму и перекинуться на континент.

Выражаясь научным языком, движение Крыма за независимость и возвращение к России - это сумма событий, возникавших в результате победы майдана.

И нужно было очень постараться, чтобы подавить это движение, избежав гражданской войны.

История Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии показывает, что вооруженный конфликт в ситуации, когда регион не признает центральную власть и поднимается на борьбу за независимость - практически неизбежен, варьируется лишь масштаб и длительность конфликта, а также его итоги - появление признанной или непризнанной республики.

Получается, что независимость Крыма по итогам победы майдана была если не полностью предопределена, то во всяком случае весьма и весьма вероятна.

А независимый Крым неизбежно обратился бы за признанием к России.

Какие варианты действий были у России?

1. Занять позицию наблюдателя. Но позицию наблюдателя было занимать сложно, учитывая наличие военных баз в Крыму. Что, если начались бы вооруженные столкновения в непосредственной близости от военных баз?

Более того - могли начаться провокации с целью втянуть Россию в конфликт. И не просто могли, а начались бы почти наверняка.

Таким образом, позиция наблюдателя была возможна лишь до начала вооруженных столкновений, а затем пришлось бы либо спешно эвакуировать базы, скорее даже бросать, либо вступать в конфликт и принуждать кое-кого к миру, как в Южной Осетии. А после принуждения к миру - признавать независимость, как в том же случае с Южной Осетией.

2. Эвакуировать военные базы заранее, не дожидаясь провокаций и вооруженного конфликта. То есть заранее признать переворот в Киеве, отказаться от Крыма, проще говоря - расписаться и умыть руки.

Можно было, как вариант, подождать, когда Киев разорвет договор об аренде и послушно эвакуировать базы тогда. Но это если вооруженный конфликт не начнется раньше.

3. Предполагая движение Крыма за независимость и возвращение к России, заранее поддержать его, не дожидаясь, когда начнется вооруженный конфликт и России придется в него вступать ввиду присутствия там российских военных баз.

Как в одном известном фильме - "не надо, я сам".

Можно рассматривать это как ту же самую превентивную эвакуацию военных баз из предполагаемой зоны конфликта, только вместе с самой зоной предполагаемого конфликта, то есть с полуостровом.

Конечных исхода было два:

1. Ликвидация российских баз.

2. Признание независимости Крыма и последующее присоединение к России.

Все вариации сводятся к тому, что можно было сперва дождаться, когда начнут стрелять, а потом уже определяться, как быть. А можно было принять решение, не дожидаясь вооруженных столкновений.

Можно было понадеяться на то, что все обойдется, никто стрелять не будет, но... это была бы довольно наивная надежда.

А главное - даже если бы все обошлось и стрелять не начали (ну предположим), то все равно исхода было два - либо ликвидация баз, либо признание независимости Крыма и последующее присоединение к России.

Победа майдана не оставляла варианта сохранить и Крым в составе Украины и российские базы в Крыму одновременно.

Можно, конечно, порассуждать о том, нельзя ли было договориться с Турчиновым, Яценюком и Порошенко насчет сохранения российских баз в Крыму - деньги предложить, скидки на газ... но что-то мне подсказывает, что Вашингтон не одобрил бы таких переговоров. Не для того же заводили майдан, чтобы на место Януковича посадить его точную копию.

Поэтому - либо ликвидировать военные базы и отказаться от Крыма, либо признать независимость и присоединить.

Что означала бы ликвидация военных баз и отказ от Крыма?

Этот вариант приводил к прямой угрозе для Кремля. И эта угроза - вовсе не в базах НАТО, которые могли появиться в Севастополе спустя год или два.

Базы НАТО - вещь неприятная, но они точно так же могут появиться и в Одессе - разница невелика.

Главная угроза - это общественная реакция на сдачу Крыма и реакция в среде силовиков на отказ от военных баз и сдачу Севастополя.

Кремль в случае такого шага мог лишиться не только значительной доли общественной поддержки, но и доверия в среде военных.

Бросить Крым и Севастополь - такое уже никаким хитрым планом обосновать было бы нельзя. Тут ссылки на то, что Путин спасает Россию, играя "в долгую", явно не пройдут.

А потеря поддержки в обществе и в среде силовиков одновременно - это прямой путь как минимум к смене лиц в Кремле, а как максимум - к смене всей системы российской власти в целом.

Это путь к тому, что на очередных выборах, если они вообще будут очередными, среди кандидатов в президенты появится очередной генерал Лебедь или генерал Рохлин. И не просто как одиночная фигура, а как представитель военных, пользующийся широкой поддержкой в обществе.

Но и это еще не все.

Ликвидация военных баз и отказ от Крыма неизбежно вызвали бы протесты в Крыму.

Можно легко представить такой вариант, когда часть российских военных просто отказались бы покидать Крым, приняли присягу Республики Крым и встали на защиту полуострова.

Напомню, что в 1992 году, когда производился раздел военной группировки в Крыму на российскую и украинскую, многие военные именно так и поступили, отказавшись присягать Украине.

Таким образом, отказ от Крыма мог привести к тому, что Крым берется за оружие и сражается за независимость, это провоцирует начало гражданской войны на Украине, одновременно с этим в России военные недовольны политикой Кремля и... русская весна начинается не только на Украине, но и в самой России.

Как думаете, хотел ли Кремль испытать судьбу таким сложным и рискованным способом?

Думаю, нет.

Кремль боялся растерять общественную поддержку и столкнуться с патриотическим движением, возглавляемым представителями военных, да еще и с одновременной борьбой Крыма за независимость, которая приняла бы символический национально-освободительный смысл, распространяющийся на всю Россию.

Кремль банально боялся потерять власть, причем потерять позорно и с перспективой смены всей системы, когда начнут копать старые дела вплоть до приватизации.

Ставки были очень высоки и риск был слишком велик.

Поэтому в Кремле пошли на единственно верный, как им показалось в тот момент, вариант:

Признание независимости Крыма и присоединение к России.

На самом деле, вариантов было несколько, различающихся по времени, процедуре и конечному результату.

Можно было пойти по варианту Южной Осетии, то есть открыто ввести войска в ответ на действия украинской стороны, а затем уже признать независимость Крыма, не включая в состав.

Можно было признать независимость сразу, а включать в состав России уже потом, по итогам референдума, проводимого с чувством, с толком, неспеша.

В общем, варианты были.

Рассмотрение разных вариантов и причин, почему Россия действовала так, как действовала, а не иначе - тоже очень интересное и познавательное занятие, но немного выходит за рамки поставленного вопроса "почему взяли Крым".

Итого:

Крым взяли потому, что:

В Кремле испугались последствий, к которым может привести ликвидация российских баз и отказ от Крыма в ситуации, когда в Крыму возникает русское национально-освободительное движение, способное распространиться как на Украину, так и на Россию.

В Кремле испугались в первую очередь внутриполитических последствий, а не внешнеполитических, как принято считать.

В Кремле испугались потерять не только персональную власть, но и всю систему, без которой российская правящая элита не представляет себя.

Этот страх, страх большого риска и больших потерь - отчасти объясняет, почему Крым взяли именно так, как взяли - быстро и резко.

Крым буквально выдернули из Украины.

Выдернули военные базы вместе с территорией, на которой они расположены и где предполагалось возникновение конфликта по результатам победы майдана, а значит возникновение русского национально-освободительного движения.

По сути Кремль извлекал Крым из Украины как зону предполагаемого конфликта, по принципу "нет зоны конфликта - нет конфликта".

Кремль боялся войны и хотел избежать войны.

Но расчет оказался не совсем верным. Потому что, взяв Крым, Россия не погасила, а наоборот усилила конфликт. Только зона конфликта переместилась из Крыма в Донбасс.

И национально-освободительное движение все равно возникло, просто оно возникло в другом месте, в другом масштабе, в другое время.

Войны и конфликта России избежать не удалось. Потому что тот, кто убегает от войны - все равно получает войну.

А кто между войной и бесчестием выбирает бесчестие - получает и бесчестие и войну.

Впрочем, события в Донбассе, создание и ликвидация русского национально-освободительного движения, а также политические последствия, к которым это уже привело и еще приведет в дальнейшем - тема для отдельного разговора.

Крым взяли потому что в Киеве победил майдан и в Кремле боялись тех последствий, которые наступят, если Крым вместе с Севастополем и военными базами останется в составе Украины и начнет бороться за собственное будущее сам.

amfora.livejournal.com

В МИД Украины рассказали, почему Киев не забирает военную технику из Крыма

11:2123.02.2018

(обновлено: 15:00 24.02.2018)

10013517

СИМФЕРОПОЛЬ, 23 фев — РИА Новости Крым. Глава МИД Украины Павел Климкин завил, что Киев не будет забирать свою военную технику, оставшуюся в Крыму, так как это может навредить юридической позиции Украины в судах. Об этом министр сообщил в ходе пресс-конференции с министром иностранных дел Албании Дитмиром Бушати, сообщает УНИАН.

Украина потребовала от России отремонтировать брошенные в Крыму корабли"Мы не будем делать ничего, что будет угрожать либо нашей политической позиции по оккупированному Крыму, либо нашей юридической позиции", — сказал Климкин.

Глава украинского внешнеполитического ведомства добавил, что согласно нормам международного права, страны могут возвращать вооружение только после окончания военных действий.

"Если вы обратитесь к международному праву, то здесь есть известные Гаагские конвенции, в частности Гаагская конвенция 1907 года о праве ведения войны. Там сказано, что оружие может возвращаться после установления нормальных отношений, установления мира. — отметил он. — Если Россия будет использовать сам факт какого-то диалога о возможном возвращении оружия, причем мы не знаем ни какое это оружие, ни в каком состоянии, — это станет для нее политическим и юридическим аргументом. Вот этого мы по определению не допустим. Это пример того, почему так важна наша политическая и юридическая позиция".

Ранее президент России Владимир Путин заявил о готовности РФ передать Украине военную технику из Крыма. По его словам, речь идет о десятках кораблей и боевых самолетов, которые Россия готова помочь транспортировать в Одессу, а оттуда их могут забрать украинские военные.

Однако принимающая сторона не спешила забрать свою "боевую мощь" назад. Вместо этого посыпался ряд заявлений. Так, бывший министр обороны Украины и экс-премьер-министр этой страны Юрий Ехануров отметил, что Киев примет технику, чтобы потом сдать ее на металлолом. В то же время бывший замначальника Генштаба ВСУ генерал-лейтенант Игорь Романенков заявил, что перед тем, как забрать технику, ее необходимо проверить на наличие "скрытых подрывных устройств".

Кроме того, в Раде обвинили Россию в "целенаправленном выведении из строя" всего украинского арсенала. А заместитель секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Александра Турчинова Михаил Коваль заявил, что Россия должна отремонтировать, а потом вернуть Киеву корабли, которые украинские военные оставили на полуострове в 2014 году.

Военная техника, принадлежащая Украине, в Крыму

Военные корабли, принадлежащие Украине, в Крыму

Военная техника, принадлежащая Украине, в Крыму

Военные корабли, принадлежащие Украине, в Крыму

Военные корабли, принадлежащие Украине, в Крыму

Военные корабли, принадлежащие Украине, в Крыму

Военные корабли, принадлежащие Украине, в Крыму

Военные корабли, принадлежащие Украине, в Крыму

Военная техника, принадлежащая Украине, в Крыму

crimea.ria.ru

Почему Запад разрешил Путину забрать себе Крым?

Борьба за Украину

117 907 11.03.2014, 10:38

Фото: EPA / Alejandro Bolivar «Неужели вы и в самом деле не понимаете, что третьестепенная страна, которая вообще ничего не производит, кроме сырой нефти и газа, не может выиграть противостояние со всем миром?» – спрашивает российского читателя украинский публицист; это очень важный и очень простой вопрос. Простой – потому что да, разумеется, Россия никогда не выиграет противостояния со всем миром. А важный – потому что никакого «противостояния со всем миром» нет и не предвидится. Двух недель крымской кампании Владимира Путина, полагаю, достаточно для такого вывода. Что будет дальше? Дальше будет референдум, на который приедет, может быть, даже знаменитый Владимир Чуров – живая гарантия того, что результат референдума будет именно таким, какой нужен Москве, а потом... Потом в магазинах появятся рублевые ценники, в отделениях милиции начнут раздавать российские паспорта, пенсионный фонд начнет пересчитывать пенсии для крымчан, а где-то в декабре в Крыму пройдут довыборы в Государственную думу. Собственно, это и есть самое драматическое во всех крымских событиях. Присоединение полуострова к России, начавшееся в конце февраля, происходит при очевидном согласии всего мирового сообщества, всех лидеров того «всего мира», о котором как о своей главной надежде говорят те, кто рассчитывает на сохранение российско-украинской границы в ее нынешнем виде, и пусть вас не сбивают с толку зловещие обложки европейских и американских журналов, на которых нарисован страшный Путин – то есть, может быть, он и страшный, но присоединять Крым к России его западные партнеры и друзья ему не мешают и, скорее всего, мешать не собираются. Две недели крымского кризиса – пожалуй, хватит фантазировать на тему американского авианосца, который придет и остановит Путина; не придет. Лучше задуматься, почему Запад позволил Путину забрать себе Крым. Какое волшебное слово сказал Путин Обаме, или Ангеле Меркель, или еще кому-нибудь, от кого зависит, чтобы на помощь Украине никто не пришел?

Давайте фантазировать. Вот звонит Путин Обаме и говорит: «Я решил захватить Крым, чтобы войти в историю как собиратель земель русских». Правдоподобно? Скорее нет. А если так: «Я решил захватить Крым, чтобы Россия приобрела репутацию международного агрессора, оказалась в изоляции и я бы смог издеваться над народом России еще много лет». Можно рассматривать такую версию всерьез? Тоже нет. Хорошо, может быть, российская пропаганда не врет и Путин занялся Крымом, чтобы защитить его население от нацизма. Представим: звонит Путин Обаме и говорит: «Бандера, Шухевич, свастики, «Правый сектор»». «Мистер Путин, вы сейчас с кем разговаривали?» – спрашивает Обама в ответ.

Каким должен быть по-настоящему реалистичный аргумент, с помощью которого Путин убедил бы своих «западных партнеров» в том, что Крым должен стать частью России? Что должен был услышать Запад, чтобы теперь хладнокровно наблюдать за тем, как от Украины отрезают целый регион для последующей передачи его России? Это не должно быть заклинание, это не должен быть риторический прием – нет, это должен быть именно аргумент, очень понятный и логичный. Полагаю, именно его надо искать сейчас; лет через пятьдесят он, может быть, всплывет в чьих-нибудь мемуарах, но пока нам остается только фантазировать. Я не настаиваю на том, что моя фантазия чего-то стоит, но если бы я уговаривал Обаму отдать мне Крым, я бы сказал ему примерно следующее.

«С тем, что Украина – неоднородное государство, давно никто не спорит. Украина состоит из бедного и малонаселенного, но при этом пассионарного запада и относительного богатого и при этом пассивного востока, на котором живет простое большинство населения этой страны. Получается такая страна со смещенным центром тяжести, и из-за этого смещенного центра тяжести политическая история страны состоит не из пятилетних, как того требует закон, а десятилетних циклов. Сначала пассионарное меньшинство устанавливает свои порядки, строит демократию и движется в Европу, но через пять лет на ближайших честных выборах, которые уравнивают львовский голос с донецким, побеждает очередной Янукович, и через пять лет пассионарии снова выходят на майдан и снова устанавливают свои порядки – и так до следующего Януковича. Это ненормально, когда в одной стране раз в десять лет случается революция. Это замкнутый круг, его надо разорвать. Как разорвать? Ну вот давайте попробуем отдать России Крым, вам все равно, а мне (Путину) приятно. Территориальная потеря консолидирует украинский народ и избавит его наконец от непреодолимого раскола. Януковичей больше не будет, территория европейского выбора – от Чопа до Мариуполя, Украина наконец-то станет нормальной, стабильной восточноевропейской страной, с которой можно будет иметь дело, не опасаясь, что завтра в Киеве опять случится Майдан и правила всех игр нужно будет устанавливать заново. Вот и все, простой план», — сказал бы я Обаме. Обама бы задумался и позвонил бы потом Ангеле Меркель: «Послушай, а почему бы и нет?»

Я не настаиваю на достоверности именно такой версии, но сейчас, когда Крым при полном отсутствии чьего-либо (кроме киевских властей, конечно, – ну так у них и работа такая) сопротивления уже две недели движется в состав России, уже нет никаких сомнений, что перед вторжением «вежливых людей» в Крым Владимир Путин имел серьезный разговор с кем-то из западных лидеров и ему сказали: «Да».

republic.ru


Смотрите также