Херсонес Таврический — «Русские Помпеи». Херсонес крым достопримечательности


Достопримечательности Севастополя: Херсонес Таврический. | Блог о путешествиях Сергея Дьякова

Доброго времени суток друзья, с вами как всегда я, Серёга Дьяков!

Среди всех особо значимых и посещаемых туристами мест в Севастополе, особое место занимают развалины древнего города Херсонеса, который почти два тысячелетия существовал на территории сегодняшнего Севастополя. Херсонес Таврический имеет очень интересную и богатую историю. Его неоднократно завоёвывали и разрушали, но он всегда отстраивался вновь, процветал и развивался. В разные времена Херсонес сначала был самостоятельным греческим городом-государством, затем принадлежал Боспорскому царству, Римской империи и Византии. А уже после его падения территория Херсонеса в составе Крыма входила в Османскую империю, Крымское ханство и в конечном итоге в 1783 году ( как и весь полуостров Крым ) вошла в состав России. Но к тому времени для любого русского человека Херсонес в Крыму уже имел особое значение. Ведь именно здесь в далёком 988 году принял крещение князь Владимир вместе со своей дружиной. Так что именно отсюда и пошло христианство на Руси.

Именно поэтому, а также потому, что я всегда любил развалины древних городов, посещение Херсонеса было для меня обязательным, когда мы изучали достопримечательности Севастополя.

Херсонес в Севастополе найти не сложно. Он находится в Гагаринском районе города и занимает достаточно большую территорию. Вход на территорию исторического комплекса находится рядом с улицей Древняя. Найти его не сложно даже без карты.

Касса на входе:

Для посещения Херсонеса надо купить билет. Цена на билет зависит от возраста и от того, берёте ли вы организованную экскурсию или хотите изучать Херсонес самостоятельно. Мы выбрали самостоятельное посещение, поскольку я никогда не был сторонником экскурсий с гидом в такие места. Меня это как-то отвлекает. Хотя если вы совсем ничего не знаете про историю Херсонеса, то лучше возьмите экскурсию с гидом.

Прайс на билеты и правила поведения на территории комплекса:

Осматривать комплекс лучше всего двигаясь по кругу. Можно начать как с правой, так и с левой стороны. Все сооружения имеют разные времена постройки и относятся к разным эпохам развития города.

Чтобы не запутаться в развалинах города при его самостоятельном изучении, везде можно найти вот такие схемы:

Одно из самых старых строений Херсонеса — казармы:

У каждого строения есть таблички с названием и временем постройки:

На фотографии справа находится оборонительная стена. В наше время на уровне самого верхнего края стены проходит дорога. Получается что за прошедшие века Херсонес опустился под землю на несколько метров!

Городские ворота:

Город существовал почти 2000 лет и не раз отстраивался после разрушений. И зачастую новые стены и целые сооружения строили на старом фундаменте. Интересно, что чем более старая постройка, т. е. находящаяся на более низком уровне, тем она более качественная. Да уж, умели строить в древние времена!

Развалины Херсонеса:

Одна из центральных дорог города:

Жилые дома древнего города:

У меня особый интерес вызвал греческий театр. Он достаточно хорошо сохранился, несмотря на возраст примерно в 2300 лет. Театр похож на подобные сооружения в других странах. Например в древнем городе Фаселис в Турции.

При греках здесь устраивались различные представления, а во времена Римской империи даже проводились гладиаторские бои. Позже на месте театра были построены два христианских храма. Интересно, что это единственный античный театр, который был найден на территории бывшего СССР!

Развалины христианского храма — Базилика:

Ещё один храм — так называемая Уваровская базилика:

Морское побережье у стен древнего Херсонеса:

Херсонесский колокол:

Колокол установлен на развалинах древнего Херсонеса относительно недавно — в 1803 году и предназначался для строящегося храма Святого Николая. Во время Крымской войны он был вывезен во Францию как трофей, но в 1913 году возвращён в Россию.

Крещальня — именно здесь и крестился князь Владимир:

На территории комплекса есть и современный действующий храм — Собор святого Владимира:

Этот храм примечателен тем, что здесь находятся мощи 48 святых! ( Вроде бы именно 48, но некоторые утверждают, что даже больше! ) Причём этот факт не сильно афишируется и об этом мало кто знает.

Развалины древнего храма рядом с действующим собором:

Несмотря на то, что раскопки Херсонеса ведутся уже почти 200 лет, на данный момент раскопана примерно только треть от всего города! Поэтому в будущем территория этого исторического комплекса будет только расширяться и будут появляться всё новые факты истории этого великого города!

Надеюсь, что вам понравилась моя небольшая экскурсия по развалинам древнего Херсонеса! Но всё же на фотографиях не передать той неуловимой атмосферы, которую можно почувствовать, находясь здесь. Как-будто сам воздух пропитан историей разных веков!

Помимо того, что Херсонес — это очень интересный памятник античности, я бы ещё добавил, что здесь хоть раз в жизни должен побывать любой русский путешественник, потому что во всём мире трудно найти ещё одно такое место, которое когда-то оказало столь сильное влияние на дальнейшее развитие всей нашей страны!

Всем пока и до встречи в следующих постах!

Это интересно:

travel-sami.ru

Заповедник "Херсонес Таврический": фото и отзывы туристов

Херсонес Таврический – именно такое название носил город, который больше двух с половиной тысяч лет тому назад основали древнегреческие колонисты. Поселок был обустроен в юго-западной части Крымского полуострова. Сегодня руины этого населенного пункта являются достопримечательностью Севастополя. Но те люди, которые впервые прибывают в столицу Крыма, в первую очередь посещают дельфинарий, Панораму, музей Черноморского флота и Аквариум и только после этого отправляются в древний Херсонес. Но приехав в Севастополь во второй раз, туристы сразу же идут в Херсонес, где есть возможность целый день наслаждаться историческими памятниками, забыв о существовании цивилизации.

Истоки города

Будущий Херсонес Таврический в самом начале являл собой маленький поселок, приклеенный к одному из берегов бухты, что сегодня именуется Карантинной. Прибыв на полуостров, колонисты привезли с собой оружие, продовольственные запасы, утварь домашнего обихода. Также они прихватили одежду, трудовое орудие, и, возможно, скот. Высадившись на побережье Карантинной, колонисты расположились рядом с бухтой, расставив недалеко от своих суден палатки. Также они соорудили для себя жилье временного предназначения. Это были землянки и шалаши. После этого новоприбывшие люди занялись строительством постоянных убежищ.

Херсонес (фото представлены в нашей статье) впоследствии распространился на довольно большую территорию. Но участок на этом берегу бухты был и есть самым комфортным для обитания. Ведь сама природа приготовила Карантинной роль места, используемого для стоянок кораблей. А потому в начале жизни переселенцев здесь бухта имела неимоверное значение. Это была единственная дорога, которая соединяла их с отчизной и источник запасов провианта (ловля рыбы). Еще одним фактом, благодаря которому эта местность считается наилучшей, является то, что она защищена от влияния холодных ветров с северо-востока и с севера возвышенностью. Древний Херсонес на раннем этапе занимал не больше четырех гектаров площади. Его население насчитывало приблизительно тысячу-полторы человек.

От Херсонеса до Херсона

Само название «Херсонес» с греческого языка переводится как «полуостров». «Таврический» же обозначает тот, что находится в Таврике, в землях тавров. А сами тавры были членами воинственного племени, которое имело плохую славу. Этот народ постоянно воевал и был чрезвычайно свирепым. Их родиной был современный Крым. Херсонес тавры окружали практически со всех сторон.

Город-государство Херсонес просуществовал без малого две тысячи лет. А история его жизни имеет отношение не только к Украине, но и к таким странам, как Византия, Древний Рим и Древняя Греция. Херсонес Таврический был основан как колония богатого и известного греческого города Гераклеи Понтийской. Поэтому в его культуре долго имели место эллинские обычаи и традиции. Также он обладал званием торгового населенного пункта, а еще вел военные действия с Боспорским царством и со скифами.

В средние века Херсонес был переименован в Херсон, хотя в рукописях Древней Руси встречается название Корсунь. На протяжении тысячи лет Херсонес (фото выше) входил в состав всесильной Византийской империи. Поэтому город стал христианской столицей на всем Крымском полуострове. А в 1399 году Херсон был разграблен и сожжен войском хана Едигея.

Основание заповедника

В 1892 году там, где располагался Херсонес (карта находится дальше) был учрежден археологический музей. А в 1994 году указом действующего в то время Президента Украины ему был присвоен статус национального заповедника «Херсонес Таврический». Заповедник расположился на площади в 500 гектаров. А каждый год его посещают триста тысяч человек. В круг главных задач музея входят:

  • Исследования научного характера.
  • Охрана.
  • Реставрация памятников культуры и архитектуры.
  • Популяризация.
  • Создание условий для отдыха и туризма.
  • Эффективное и рациональное использование имеющегося наследия.

Заповедник «Херсонес Таврический» имеет в своем распоряжении городище, которое относится к V ст. до н. э. – XV ст. н. э., средневековую крепость, крепость Чембало, которая находится в Балаклаве и принадлежит к XIII–XVIII векам. Кроме этого, здесь есть еще единственные в своем роде античные деревенские усадьбы и наделы, которые демонстрируют первый Археологический парк на территории Украины.

Заповедник для высоких умов

Каждый из отделов учреждения может похвастаться высококвалифицированными специалистами, которые являются самыми настоящими энтузиастами того, чем они занимаются. Среди сотрудников заповедника насчитывается шесть кандидатов исторических наук, а десять человек как раз готовятся к процессу защиты своих научных работ. Национальный заповедник «Херсонес Таврический» находится под руководством генерального директора Леонида Васильевича Марченко. Он обладает званием Заслуженного работника культуры украинского государства и степенью кандидата исторических наук.

Благодаря присутствию уникальных памятников и подготовленных сотрудников Херсонес стал базой для практики студентов и учеников. Так, в свое время здесь проходили практические курсы обучения учащиеся из институтов и университетов Санкт-Петербурга, Москвы, Харькова и Киева.

Херсонес Таврический вызывает значительный интерес у специалистов из зарубежных государств. Так, в изданиях этих стран часто появляются статьи и заметки о древнем городе, а на международных конференциях нередко можно услышать доклады об исследованиях, проводимых в этом городе.

Интересный Херсонес

Именно в этом населенном пункте когда-то находились в ссылке те, кто был против политики правителей Константинополя. Среди таких людей находились самозваный отпрыск Романа IV, соперник Юстиниана II Филиппик Вардан и, собственно, сам Юстиниан II, а также Папа Римский Мартин. В Херсонесе есть античный театр, который является единственным в своем роде на территории всего СНД. Город Херсон был так назван императрицей Екатериной II на честь древнего Херсонеса.

Театр Херсонеса

Крым Херсонес, как уже упоминалось, стал владельцем античного театра, который был возведен на переломе III-IV столетий. Театр мог разместить более одной тысячи зрителей одновременно. Когда Херсонес находился под властью античных правителей, то театр использовали как арену для гладиаторских боев. Когда же в Римской империи христианство стало основным вероисповеданием, то всякие спектакли здесь были запрещены. А на развалинах театра соорудили пару роскошных храмов.

Достопримечательности Херсонеса

Среди памятников древнего города, заслуживающих внимания всех и каждого, можно назвать туманный колокол. Он был отлит в 1778 году. Для его изготовления использовали турецкие трофейные пушки. Заданием колокола было предупреждать о кораблях, которые проплывали мимо берега в непогоду. Когда проходила Крымская война достопримечательность была вывезена в столицу Франции. Лишь в 1913 году туманный колокол возвратили на его законное место.

Символом Херсонеса считается «большая базилика». Это был первый местный храм, который возвели в шестом столетии. Тогда городом управлял император Византии Юстиниан I. Пол церкви был выстелен мозаикой. Уже в X столетии на руинах предыдущей базилики был сооружен новый храм. Для строительства этой церкви зодчие использовали обломки старого храма. Для изготовления колонн здания был задействован мрамор, а весили они приблизительно 350 килограмм.

Отзывы и мнения туристов

Те, кому посчастливилось побывать в уникальном и непревзойденном Херсонесе, говорят, что единственные в своем роде исторические находки дают возможность дотронуться к древним цивилизациям и пропитаться их духом. Ведь историю не одного государства здесь можно прочитать на каждом камешке. Туристы утверждают, что Херсонес – это словно машина времени, переносящая людей во времена завоеваний, гладиаторских боев и первых театральных представлений.

fb.ru

Херсонес в разные периоды своей истории | Херсонес Таврический |

В труде и битвах путь твоих веков. Менялись город, и враги, и боги; Там, где сушились сети рыбаков, Вдруг звон мечей — и варвар на пороге! В. Диваков

Херсонес сыграл удивительную роль в истории множества народов. Он был основан древними греками; его союзниками и покровителями были римляне, в течение семи столетий им владели византийцы, его безуспешно пытались завоевать скифы и гунны, хазары, печенеги и половцы. Впервые он покорился неприятелю на 1516-м году своего существования. И победителем этим, взявшим город после тяжелейшей девятимесячной осады, был киевский князь Владимир Святославич, оставшийся в народной памяти и былинах как Владимир Красное Солнышко. Взяв город, Владимир не стал его разрушать. Наоборот, он крестился здесь и венчался с византийской принцессой Анной, первым из иностранных государей добившись такой чести.

Разрушению город дважды подвергали иные враги — татаро-монголы. Они, видимо, и привели его к гибели в конце XIV века.

В историю Херсонеса вплетено множество ярких имен. Среди них — римские императоры и цари эллинистических царств, византийские владыки и знаменитые ученые, христианские подвижники и великие просветители.

Христианские народы уже сотни лет чтут Херсонес как святое место. Этот древний город производит величественное впечатление, несмотря на то, что много веков стоял покинутый жителями и часто использовался как каменоломня. Ученые со всего мира ведут здесь раскопки, собирают по крупицам свидетельства древних авторов и народного фольклора о Херсонесе. И вот, что им удалось узнать.

 

ГРЕЧЕСКАЯ КОЛОНИЯ

С VIII по VI век до нашей эры на огромном пространстве от Испании до Кавказа шел грандиозный переселенческий процесс, который мы называем «великой греческой колонизацией». Миллионы эллинов (эллинами греки называют свой народ, а Грецию они называют Элладой. Привычные нам слова «Греция» и «грек» — латинского происхождения) в организованном порядке уезжали из своих переполненных городов на новые земли, чтобы основать там крохотные, но гордые и независимые государства, чтобы начать новую жизнь вдали от милой сердцу, но бедной и скудной греческой почвы.

К VI в. до н.э. волны колонизации докатились и до Крымского полуострова. Вначале была заселена его восточная часть — по обоим берегам Керченского пролива были основаны 6 городов, которые два века спустя объединятся в мощное Боспорское царство. В конце VI столетия греки решились поселиться и на юго-западе Крыма, на землях жестокого и кровожадного племени тавров. По сообщению древнегреческого историка Геродота, тавры промышляли пиратством, захватывали в плен греческие корабли, а моряков приносили в жертву своей главной богине — Деве. Тавры внушали эллинам суеверный ужас, и они ни за что не стали бы селиться рядом с ними, но все остальные земли были к тому времени уже заняты — другими греческими колонистами или воинственными племенами.

Город, основанный на берегу бухты, которую в наши дни называют Карантинной, получил название Херсонес Таврический, что в переводе означает «Полуостров тавров». Так же греки именовали и весь Крым, а его юго-западный выступ, на котором теперь расположен Севастополь, они называли Малым Херсонесом («Малый Херсонес» в наши дни называется Гераклейским полуостровом).

Греческие города-колонии в Северном Причерноморье в античную эпоху

Основателями Херсонеса были греки, принадлежавшие к воинственному дорийскому племени, некогда сокрушившему крито-микенскую цивилизацию (крито-микенская цивилизация существовала с XII тысячелетия до н.э. до III в. до н.э. Нашествием дорийских племен она была полностью уничтожена. Новые государства возникли у греков (в том числе и у дорийцев) только 300 лет спустя, в IX-VIII вв. до н.э.). Смелости, упорства и дисциплины им было не занимать, поэтому они и решились поселиться в столь враждебном окружении.

Среди первых обитателей выселка — апойкии — на месте Херсонеса быти уроженцы Гераклеи Понтийской (современный турецкий город Эрегли) и Делоса, жители двух городов, одного на северо-западном побережье Малой Азии и другого — на острове в Эгейском море. На край ойкумены, известного грекам мира, их занесли последствия острого политического конфликта (произошедшего в 530 г. до н. э.) — стасиса, разразившегося в Гераклее между сторонниками аристократии и демократии, в результате которого "демократы", вероятно, оказались лишены права собственности на землю. Им не оставалось ничего другого, как отправиться в изгнание и искать новое обиталище. Известно, что при этом они действовали "...согласно некоему прорицанию, данному гераклеотам,...заселить [Таврический] полуостров вместе с делосцами". Единственное прямое упоминание об этом событии содержится в географическом сочинении Псевдо-Скимна, написанном в V в. до н. э. Скорее всего, это пророчество было получено от Дельфийского оракула при знаменитом храме Апполона Пифийского. Делосцы, пострадавшие накануне от афинян, вторгшихся на остров, не прочь были устами оракула "подсказать" побежденным демократам — гераклеотам, в компании с кем и куда им стоит держать дальнейший путь. Так, вдохновленная Апполоном пифия — жрица-прорицательница — изрекла в состоянии экстаза то, что жрецы незамедлительно "перевели" в стихотворную форму божественного предсказания, предопределившего рождение Херсонеса. Так, по воле богов, в 528 г. до н.э. был основан Херсонес.

Несмотря на то, что колонистов было очень мало, а жили они фактически в нищете, основатели Херсонеса, ставшего по обычаям того времени независимым государством, обустроили свою жизнь по канонам нарождавшейся тогда афинской демократии. Они выбирали достойных править собой и изгоняли из общины недостойных, проводя для этого открытые и тайные голосования.

Некоторые бюллетени, с помощью которых проводились древние выборы, сохранились до наших дней — в Херсонесе найдено уже более 40 бюллетеней.

Это — удивительный факт, ведь древнейшим в нашей стране свидетельствам демократических выборов уже более двух с половиной тысяч лет! Лишь одно помогло им сохраниться — материал, который греки использовали для голосования. Экономя на очень дорогом папирусе, они процарапывали имена своих кандидатов на осколках битой керамической посуды, иногда — столовой, а порой и кухонной.

Целое столетие Херсонес был очень мал и очень беден. Лишь когда в конце V века до нашей эры греки открыли прямой путь от южных берегов Черного моря к северным и перестали обходить его кругом вдоль берега, у Херсонеса появился шанс разбогатеть. Корабли тогда ходили в основном на веслах, моряки боялись удаляться от суши, и поэтому пересекали Черное море по самому короткому маршруту — от мыса Индже-бурун (в современной Турции) к мысу Сарыч на Южном берегу Крыма. Этот путь протяженностью в 263 километра так выматывал гребцов, что им был необходим отдых. Но на Южном берегу не было ни одного греческого города. Эта земля по-прежнему принадлежала таврам и таила в себе одни лишь опасности. Поэтому все корабли, пришедшие с юга, стремились в Херсонес.

Город стремительно вырос и отстроился. Первые горожане и их дети коротали свой век в убогих землянках за деревянным частоколом, а внуки основателей Херсонеса выстроили мощную каменную стену и добротные каменные дома. Но окрестных земель они по-прежнему не контролировали. Завоевать Гераклейский полуостров (Малый Херсонес) им удалось только в IV веке до нашей эры. Тавров они выселили на окраины полуострова и, видимо, поработили, заставив их работать на городскую общину.

Реконструкция главной улицы Херсонеса в античный период

Весьма вероятно, что греки захватили также и священного идола тавров — ту самую богиню Деву, в угоду которой веками убивали греческих моряков. Во всяком случае, в IV в. до н.э. поклонение Деве было организовано в самом Херсонесе: ей построили храм, стали высекать ее мраморные изваяния, приносить жертвы (уже не человеческие), а херсонесские летописцы вели учет совершаемых Девой чудес. Древнее таврское изваяние, которое горожане именовали загадочным словом «састер», предписывалось охранять пуще жизни. В нем видели основу благополучия города и гарантию от таврских восстаний, ведь кому принадлежит идол, тот и пользуется благословением богини — так верили в древние времена.

В середине IV в. до н.э. херсонеситы завоевали побережье Западного и Северо-западного Крыма. Стоявший на месте современной Евпатории город Керкинитиду они подчинили себе, а кроме того, основали город — Калос-Лимен и множество других поселений. Некоторые из них укрепили стенами с башнями, а другие состояли только из жилых домов.

Ближайшую округу херсонеситы, вероятно, с помощью подневольных тавров, очистили от миллионов тонн камня и скальных пород, разбили на 2400 земельных наделов, разделив их стенами и заборами, построили из камня плантажные стенки для виноградных лоз, вывели новые сорта солнечной ягоды, приспособленные к местному климату, и занялись промышленным виноделием. Ежегодно Херсонес отправлял на экспорт до 10 миллионов литров вина, его северные владения приносили тысячи тонн хлеба, и к концу IV в. до н.э. он стал очень богатым и влиятельным государством. Его граждане даже ссужали золото соседним колониям для пополнения тамошнего бюджета.

Да и сам Херсонес неузнаваемо преобразился. Постройки V в. до н.э. разобрали до основания, включая оборонительную стену. Новый город, выстроенный на месте прежнего, стал в 3 раза больше по площади (36 га) и приобрел аккуратную регулярную планировку, которая сохранится почти 2000 лет — до конца истории этого города. Херсонес стал чеканить свою монету, в том числе и серебряную. Здесь появились театр и величественные храмы, стадион и рынки, школы и прекрасно оборудованный порт с сухими доками.

Появились в Херсонесе и богачи, которые в конце IV в. до н.э. попытались захватить власть и свергнуть демократию. Но усилиями большинства горожан, предводительствуемых народным вождем Агасиклом, мятеж был подавлен, а заговорщики высланы на окраину государства. Впоследствии, правда, их амнистировали. Чтобы создать гарантию от новых мятежей, херсонеситы разработали текст гражданской присяги, в которой они клялись в верности демократии и территориальной целостности своей страны.

Херсонесский театр. Реконструкция О.И. Домбровского

Процветание Херсонеса, как и других государств Северного Причерноморья, длилось недолго — до середины III в. до н.э. В это время из-за Дона в причерноморские степи вторглись воинственные племена сарматов. Они уничтожили находившееся там ранее Скифское царство, подвергли разграблению боспорские и херсонесские поля. Спасаясь от сарматов, большая часть скифов переселилась в Крым, основав здесь свое новое государство (центр его находился в Неаполе (современный Симферополь). Но земли некогда великому племени катастрофически не хватало, и скифы решили отнять ее у Херсонеса. Начались долгие кровавые скифо-херсонесские войны, которые продолжались, с перерывами, до 60-х годов I в. н.э., т.е. около 300 лет.

Крымские скифы

Херсонеситы защищались отчаянно — и на полях сражений, и на дипломатическом фронте. Захватывали скифские крепости, заключали союзы с сарматами и с могущественным Понтийским царством, находившимся на южном берегу Черного моря, на территории современной Турции. Но скифы тоже не сидели, сложа руки. Они возводили укрепления, стремясь отрезать северные владения Херсонеса от южных, впервые в истории степных народов построили флот, и непрерывно усиливали давление на Херсонес. Лежали в руинах многие сожженые греческие поселения и сельские усадьбы, обитателей которых не в силах были защитить даже мощные башни, окруженные противотаранными каменными поясами.

К концу II в. до н.э. херсонесские греки потеряли все свои владения, а сам город оказался в осаде. Маленькая республика дорийцев очутилась на краю гибели. От порабощения херсонеситов спас могущественный союзник — легендарный понтийский царь Митридат VI Евпатор (132-63 гг. до н.э.). Его государство занимало часть южного Боспора — Пантикапей. Дважды понтийское войско под командованием полководца Диофанта приходило на выручку Херсонесу; дважды заставляло скифов капитулировать. Херсонесу вернули все его северные территории. Но освоиться в степи повторно херсонеситы не смогли — слишком много людей погибло, слишком подорвана была экономика.

Портрет царя Митридата VI Евпатора

Потерял Херсонес и свою независимость: ею пришлось поступиться в обмен на гарантии безопасности. К своим многочисленным титулам понтийский царь прибавил еще один: «друг и защитник Херсонеса». Это означало, что город стал вассалом могущественного владыки. Под властью Митридата Евпатора Херсонес начал было возрождаться, но в 89 г. до н.э. понтийский царь вступил в смертельную схватку с Римом, который к тому времени завоевал уже всю балканскую Грецию и половину Малой Азии. Это невероятно тяжелое для обеих сторон противостояние длилось 25 лет. Между Понтом и Римом прогремели три войны. Чаша весов склонялась то в одну, то в другую сторону. Но, в конце концов, Митридат проиграл. Смертельный враг несокрушимого Рима, Митридат был разгромлен прославленным полководцем Помпеем, в будущем соперником Юлия Цезаря в борьбе за власть. Последним прибежищем Митридата Евпатора стала столица Боспорского царства — город Пантикапей, современная Керчь. Но когда в 63 г. до н.э. население этого города восстало против поверженного владыки, он покончил с собой. После этого Херсонес вошел в орбиту влияния Римской империи.

 

ПЕРИОД СОЮЗА С РИМОМ

После десятилетий войн, торговой блокады, которую римляне устроили всем союзникам Митридата, Херсонес, как и его соседи, пребывал в удручающем состоянии. Только новый мощный союзник мог защитить разоренный город, только новые торговые связи помогли бы подняться его экономике. Такого союзника Херсонес нашел в лице Римской державы. Впервые руку дружбы в 46 г. до н.э. Херсонесу протянул Юлий Цезарь, в то время — полновластный «пожизненный диктатор». Херсонесу была предоставлена самая широкая автономия под римским протекторатом. Этот статус назывался «элевтерией», что по-гречески означает «независимость». С тех пор могущественный Рим и маленький Херсонес неоднократно доказывали взаимную верность и дружбу. Херсонеситы воевали за римские интересы на Боспоре и на Дунае, римляне защищали город от скифов и тавров, а с 146 г. н.э. взяли под постоянную охрану границы херсонесского государства, построив несколько крепостей и связав их отлично оборудованными дорогами.

Херсонес стал поставщиком соленой рыбы и рыбного соуса для нужд римской армии, возродил виноделие, расширил соляной промысел и снова стал богатым и процветающим городом. Впервые с IV в. до н.э. здесь началось масштабное строительство. Перед основной оборонительной стеной возвели передовую (протейхизму), в город провели водопровод и устроили большое водохранилище, отремонтировали и перестроили театр, приспособив его не только для постановок, но и для гладиаторских боев. Императоры неоднократно подтверждали элевтерию Херсонеса и оказывали городу многие другие милости. Например, император Константин Великий в IV в. н.э. в благодарность за помощь херсонеситов в войне против германцев, разгоревшейся на Дунае, подарил городу свою золоченую статую.

Слева — Гай Юлий Цезарь, справа — Константин Великий

Монументы римским императорам, многие из которых были обожествлены, стояли в Херсонесе повсюду. Поклонение обожествленным владыкам стало обязательным атрибутом выражения союзнической верности Риму. Поэтому римляне стали доверять Херсонесу весьма деликатную миссию — сюда ссылали особо важных государственных преступников.

Если верить легенде, первым таким ссыльным стал один из первых христианских мучеников, четвертый римский папа, ученик самого апостола Петра святой Климент. За отказ поклониться языческим богам император Траян якобы сослал его в инкерманские каменоломни близ Херсонеса в 98 г. н.э. Но Климент и здесь не оставил своего дела. В Житии святого говорится, что проповедь Климента была успешной, и жители херсонесской округи стали массово переходить к христианству. Когда весть об этом дошла до Рима, император вынужден был послать в Херсонес специально назначенного вельможу для разбирательств. Этот императорский посланец по имени Авфидиан не нашел иного способа остановить проповедь Климента, кроме как убить самого проповедника. Согласно Житию св. Климента, в 101 г. н.э. он был утоплен в водах Казачьей бухты (самой западной на Гераклейском полуострове). Со временем здесь якобы стали совершаться чудеса, а после того, как христианство в Римской империи утвердилось, сюда началось массовое паломничество.

Казнь св. Климента в Херсонесе

Никаких следов пребывания и проповеди св. Климента в Херсонесе археологам обнаружить не удалось. Самые ранние христианские предметы, найденные в херсонесских склепах и на городских руинах, относятся к IV веку. В это время в городе проповедовали семь первых епископов Херсонеса, четверо из которых были направлены сюда епископом города Иерусалима. Шестеро из семи первосященников погибли мученической смертью от рук язычников, и лишь один из них, Эферий (шестой по счету епископ) скончался от старости. Но труды подвижников не прошли даром: к концу IV в. христианство в Херсонесе было не только легализовано, но и стало государственной религией — указ об этом, касавшийся всего римского мира, издал в 391 году император Феодосий I.

Тем временем на бескрайних пространствах Евразийского материка начинался грандиозный процесс, который вошел в историю как Великое переселение народов. Огромные массы людей покидали земли своих предков и переселялись на берега Черного моря, чтобы оттуда начать завоевание Римской империи. В III веке с берегов Балтики в Причерноморье переселились германские племена готов, в IV столетии из глубин Азии вихрем ворвались дикие и страшные гунны. К концу V в., потерпев поражение от римлян, они вернулись сюда из Западной Европы, а следом за ними, с регулярностью маятника, с востока стали приходить все новые и новые тюркские племена.

Под ударами пришельцев рушились древние царства: в III в. готы уничтожили государство скифов, в начале VI в. гунны сокрушили Боспорское царство. Зарастали сорняками брошенные поля, люди бежали куда глаза глядят, запустели оставленные жителями города — древняя крымская цивилизация отходила в прошлое.

 

ОПЛОТ ВИЗАНТИИ

"Варварские волны" Великого переселения народов в череде нашествий сокрушили почти все греческие города Северного Причерноморья. Перед этим, в 50-70-х годах III в. н.э., пришедшие с побережья Северного моря германцы — готы, захватив вместе с Боспором и и его флот, явились на кораблях в Малую Азию и Грецию, грабя порты и увозя пленников. Херсонес же чудом уцелел, мало того, даже процветал в последующее время и, пользуясь плодами своей везучести, продолжал жить и трудиться среди неисчислимых бедствий. Форпост Ромейской (Византийской) империи, он будет долго, с честью и верностью солдата, служить императорам-василевсам, в чьих подданных превратяться херсонеситы. С этой точки зрения они тоже станут ромеями — "римлянами", как в греческом произношении звучало последнее слово. С V века византийцы изменят название города на Херсон. На пороге средневековья он стал крупнейшим городом в Крыму, его статус как важнейшей опоры Римской (а с V в. — Восточно-римской) империи повысился как никогда. Восточно-римский (нам привычнее говорить «византийский») император Зенон в конце V в. лишил город его призрачной «независимости», включив напрямую в состав империи. Но никто из горожан не обиделся — вокруг было столько врагов, что без сильного покровителя город все равно бы не выжил.

Мраморная плита с надписью в честь императора Зенона. V в. (надпись указывает на обширное оборонительное строительство в Херсонесе в ту эпоху)

Пользу от покорности римским властям херсониты ощутили быстро: уже в 489 году император пожаловал средства на ремонт городских стен, а в середине VI в., в правление великого Юстиниана I, в городе в третий раз за его историю началось грандиозное строительство. Была построена приморская оборонительная стена (до этого укрепления стояли только со стороны суши), началось возведение множества роскошных христианских храмов-базилик. Для их украшения из столицы завозили мраморные глыбы и готовые детали, кубики смальтовой мозаики, окрашенной в сотни оттенков, прибывали талантливые архитекторы и декораторы. Византия установила контроль над всем южным Крымом — от Херсона до Керченского пролива, и центром этих владений стал Херсон.

Главным занятием жителей средневекового Херсона стали ремесла, промыслы и транзитная торговля. Сюда из столицы империи прибывали корабли, груженые шелковыми тканями, благовониями, дорогой посудой и украшениями. Все это с удовольствием покупали кочевники, сбыв на рынках Херсона свой товар — скот и шкуры, невольников и меха. На торговом обмене Византии и степных народов богатели херсонские купцы. Но не только на нем. Херсониты в больших количествах добывали соль в соляных озерах Западного Крыма и с выгодой продавали ее за море; кроме того, горожане по-прежнему ловили огромное количество рыбы и засаливали ее на продажу. А из мелкой рыбешки делали популярную тогда приправу — соус «гарон», элитные сорта которого, с добавлением восточных пряностей и ароматической соли, стоили очень дорого и считались отменным деликатесом.

Херсонские ремесленники производили на продажу и на заказ огромный ассортимент изделий. Гончары делали кирпич и черепицу, водопроводные трубы, бочки (пифосы) и транспортную тару (амфоры). Они изготавливали простенькую кухонную посуду (горшки, сковороды, миски) и замечательные столовые сервизы, покрытые разноцветными росписями, фантастическими рисунками и яркой поливной глазурью.

Кузнечных дел мастера делали большие корабельные якоря и красивые кованые люстры (лампадофоры), огромные амбарные замки и крошечные замочки для шкатулок. В Херсоне работали ювелиры и косторезы, аптекари и алхимики, ткачи, виноделы и пекари.

Средневековый Херсон был чистым и красивым городом: исправно работали водопровод, канализация, бани. Дома, покрытые красной черепицей, тщательно белили, и даже самые бедные из них были украшены резными вставками из белого камня. Население города было грамотным, дети учились в школах при храмах, а в домах хранились целые библиотеки дорогих пергаменных книг (пергамен — специально выделанная кожа животных, использовавшаяся в древности и средневековье как материал для письма). Для народов Восточной Европы Херсон был витриной Византийской империи, воротами в мир богатства и чудес.

Что бы ни случилось, какие бы трудные времена ни переживала Византия, отражавшая атаки славян, тюрок-кочевников, персов, арабов, норманнов и множества других завоевателей, Херсон оставался верным своей покровительнице. Свидетельство тому — многочисленные «особые миссии», которые доводилось выполнять херсонитам. В 655 году в Херсонес был сослан папа Мартин I, противник монофелитства — богословского учения, созданного в Византии в начале VII века. Монофелиты утверждали, что Христос имеет две природы — Божественную и человеческую, но единую волю — Божественную. Шестым Вселенским собором в 680 году монофелитство было осуждено как ересь. Приверженец монофелитства император Констант II приказал Мартину отказаться от православия, на что тот отвечал: «Если бы и весь мир это новое учение, православию противное, захотел принять, то я не приму и не отступлю от евангельского и апостольского учения и от предания святых отцов, если бы даже пришлось пострадать до смерти». Официально же Мартин I был обвинен в государственной измене, сговоре с мусульманами и подготовке покушения на императора. Ради своей веры папа Мартин действительно претерпел многое: заключение в темнице, оковы, ссылку в Херсонес, куда он прибыл уже очень больным и изможденным. Жители и власти Херсона может быть и жалели измученного, больного старика, но приказ из столицы выполнили до конца — всего за три месяца папу уморили голодом. Правда, после этого его с почестями похоронили в загородном монастыре Богородицы Влахернской, рядом с другими христианскими мучениками, а впоследствии папа был канонизирован. Место его погребения пользовалось особым поклонением херсонеситов и прославилось многими исцелениями, со всех берегов Черного моря началось паломничество.

Лишь однажды жители Херсона восстали против императорской власти, да и то — после чудовищных репрессий, учиненных самим императором. Было это так. В 695 году в столице империи Константинополе произошел государственный переворот. Законный император Юстиниан II был свергнут с престола, искалечен (ему отрезали нос) и сослан в Херсон навечно. Херсониты, как и остальные византийцы, присягнули новому императору и принялись сторожить свергнутого. Немало оскорблений претерпел он, немало насмешек над невольным своим уродством выдержал. В 698 году в Константинополе произошел новый переворот, и на престоле утвердился еще один узурпатор.

Узнав об этом, Юстиниан стал подговаривать херсонитов перейти на его сторону и помочь ему вернуть себе трон. Но те не только отказались, но и попытались убить пленника. Юстиниану пришлось бежать к кагану могущественного кочевого народа хазар, которые владели тогда Причерноморской степью и северным Крымом. Каган сначала согласился помочь Юстиниану и даже выдал за него замуж свою сестру, но потом соблазнился посулами императора, сидевшего на троне, и повелел убить своего гостя. Предупрежденному женой Юстиниану удалось бежать, задушив струной подосланных к нему убийц.

Хан Тервал и Юстиниан ІІ. Художник — Димитыр Гюдженов

Он отправился в Болгарию к тамошнему хану Тервалу, и с его помощью все же вернул себе трон. Спустя несколько лет безносый император решил отомстить херсонитам за все то зло, которое они ему причинили. В город отправилась карательная экспедиция. Сорок отцов города были сожжены заживо, правителя Херсона и хазарского посланника вывезли заложниками в столицу, а многих жителей продали в рабство. Такого обращения херсониты не стерпели и провозгласили императором знатного византийца Вардана Филиппика, пребывавшего в городе в ссылке. Ни дипломатия, ни целая армия карателей сломить Херсон не смогли. Посланные Юстинианом войска перешли на сторону восставших, хазары помогли Вардану избежать плена и смерти. В конце 711 года он прибыл в Константинополь и короновался, а Юстиниан II был предательски убит.

С тех пор и вплоть до XI в. херсониты против империи не восставали, хотя память о мятеже 711 года сохранялась очень долго. Даже два века спустя император Константин VII Багрянородный поучал своего наследника Романа, как можно покорить Херсон, если его жители восстанут. Он предлагал задушить город продовольственной блокадой.

 

 

ПЕРИОД КРЕЩЕНИЯ РУСИ

В IX и X веках, по мере того как зарождалась и укреплялась Киевская Русь, крепли связи между ней и Византией. Херсон был ближайшим к Руси византийским городом, поэтому здесь очень рано поселились киевские, новгородские, черниговские купцы. Они не только торговали, но и постигали греческую грамоту и греческую веру. В 861 году в Херсонес прибыли святые равноапостольные Кирилл (827-869) и Мефодий (825-885), направлявшиеся с дипломатической миссией в Хазарский каганат. Для свободного общения с хазарами, солунские братья выучили хазарский и еврейский языки, познакомились со славянской общиной города. Также они нашли Евангелие и Псалтирь, «русскими письменами писанные». Что это были за письмена, до сих пор достоверно не известно. Может быть, это действительно был язык руссов, основавших в Тамани Тмутараканское княжество и ведших торговлю с Херсонесом, а может, священные книги были написаны готскими или скандинавскими письменами. Церковное предание утверждает, что Кирилл, в миру Константин Философ, нашел человека, который знал русский язык, и говорил с ним. Это помогло ему впоследствии при составлении славянской азбуки. Один из русских летописцев XV века, анализируя сей запутанный вопрос, решил его так: «и даровал Господь в Корсуни (Корсунем древние русичи называли Херсонес) Кириллу азбуку».

Той зимой Константин Философ провел в Херсоне еще одну памятную акцию, узнав о том, что недалеко от Херсонеса есть гробница святителя Климента, Константин испросил разрешение епископа Херсонесского обрести мощи святого. Что происходило в тот день, мы знаем довольно подробно благодаря самому Константину, описавшему это событие в «Слове на перенесение мощей св. Климента», и Анастасию Библиотекарю, который рассказал обо всем в письме итальянскому епископу Гаудериху.

Обретение мощей Климента Римского близ Херсонеса

30 января, в день Трех Святителей, Константин после усердной молитвы вместе с архиепископом Георгием, священниками и несколькими горожанами отправился на корабле в Казачью бухту. Высадившись на острове до рассвета, они обошли его со светильниками и отыскали руины храма. Под пение канона, написанного специально для этого случая Константином, приступили к разрытию развалин, где и были обретены святые мощи и каменный якорь, с которым когда-то утопили святого мученика. Мощи сложили в раку, с песнопениями доставили на корабль и отправились в обратный путь. Когда Константин и его спутники подплывали к Херсонесу, был уже вечер. Вдруг они увидели множество огней на берегу — это горожане вышли им навстречу, держа в руках зажженные свечи. Людей было так много, что процессия с мощами не могла двигаться, поэтому святыню решили оставить на ночь в близлежащем на пути храме святого Созонта. У раки священники совершали всенощную службу и пение. К заутреней в храм вновь стал собираться народ, после совершения поминальной молитвы святые мощи торжественно перенесли в храм святых апостолов Петра и Павла.

Большая часть мощей осталась храниться в Херсоне, а меньшую Константин взял с собой, и в 868 году передал римскому папе Адриану II (эта часть до наших дней хранится в Риме, в базилике св. Климента, там же справа от алтаря похоронен и сам святой Константин, принявший перед смерью постриг с иноческим именем Кирилл), который в благодарность за этот священный дар согласился признать за славянами право возносить молитвы Богу на своем языке. Это было не простое решение: большинство иерархов западной церкви категорически против него возражали, но Адриан II самолично освятил на алтаре базилики Санта Мария Маджоре первые славянские богослужебные книги, переведенные Кириллом, его братом Мефодием и их учениками.

Это не единственная история, накрепко связавшая прошлое севастопольской земли с судьбами славянских народов, и особенно — древнерусского. В 988 году (по другой версии — в 989 или 990) здесь крестился со своей дружиной князь Владимир. С этого события началось Крещение Руси; а произошло это так.

Уже в начале X века среди жителей Киева и некоторых других древнерусских городов стали появляться христиане. Некоторые переселялись на Русь из других стран, а порой от язычества к новой вере обращались и местные жители. В 957 году, во время своего визита в Константинополь, христианство приняла вдовствующая великая княгиня Ольга. Своего старшего внука Ярополка она впоследствии тоже крестила, а вот сына — князя Святослава — и младшего внука Владимира обратить в свою веру не сумела.

Когда Святослав погиб и на престол вступил Ярополк, Владимир получил в удел Новгород, бывший бастионом язычества. В 980 году Владимир, обвинив Ярополка в убийстве их среднего брата Олега, решил силой захватить киевский престол. Ему это удалось, и для христиан в Киеве начались трудные времена. Из множества славянских языческих богов Владимир решил создать пантеон наподобие древнегреческого, во главе с похожим на Зевса богом-громовержцем Перуном.

На христиан же язычники стали устраивать гонения, и некоторых из них даже убивали. Так продолжалось несколько лет. Но придуманная Владимиром религия не прижилась, и укреплению молодого государства не способствовала. Ему пришлось задуматься о принятии веры в Единого Бога. Только вот в какой форме? Исламской? Иудейской? Христианской? А если христианской, то от кого принимать крещение — от могущественной, богатой и высококультурной Византии, или же от диковатого и полуварварского тогда Запада?

Казалось, что выбор очевиден — в пользу Византии, которая давно была главным торговым и политическим партнером Руси. Но князь опасался, что византийцы захотят установить на Руси свою власть, и ломал голову, как этого не допустить. Оставалось ждать, когда в империи случится беда, и Владимир будет нужен ей как союзник.

Это произошло в 987 году. В Византии начался опасный мятеж военной знати против императора Василия II. Почти вся империя оказалась в руках восставших, столица была осаждена, и сил сопротивляться у законной власти почти не осталось.

Василий II обратился к Владимиру за военной помощью. Киевский князь понял, что это и есть его шанс. В обмен на помощь он потребовал выдать за него замуж сестру императора Анну. Тот согласился, хотя это было против правил: византийских принцесс, особенно рожденных во дворце законной императрицей от законного императора (такие дети назывались «порфирородными»), никогда не выдавали замуж. Любой брак для них считался неравным, позорящим величие Византии. Но Василий пообещал, а Владимир поверил.

Николай Рерих. Красные паруса. Поход Владимира на Корсунь

Русская дружина оказала помощь византийскому императору, мятеж был подавлен, и князь стал ждать обещанную невесту. Для того чтобы жениться на Анне, ему пришлось оставить свою первую жену Рогнеду, родившую князю множество детей. Однако выполнять свое обещание Василий и не думал. Чтобы принудить византийцев к исполнению договора, Владимир решил захватить ближайший к Руси византийский город, чтобы потом «обменять» его на принцессу или, как написал древнерусский летописец, «отдать в выкуп».

Ближайшим византийским городом был Херсон, и именно ему довелось испытать на себе силу гнева грозного князя. Город осаждали 9 месяцев. Сначала Владимир пытался взять его штурмом — не вышло. Пытался присыпать к стене вал, чтобы войти по нему в город, но осажденные прорыли подкоп и уносили присыпаемую землю в город. Тогда князь решил взять Херсон измором. Но припасов у горожан было довольно, а вода поступала по водопроводу. Полгода князь осаждал Херсон безуспешно.

Но затем в городе нашелся предатель (древнерусские летописи называют двух человек, претендовавших на сомнительную славу изменника. Одного из них звали Анастас, он был греком, жителем Херсона; а другого — Жадберн. Он был варягом, возможно, лазутчиком Владимира), пославший в стан врага стрелу с запиской о том, где пролегают трубы водопровода. Когда город лишился воды, для херсонитов наступил час подлинного испытания. После измены они продержались еще три месяца, но потом все-таки вынуждены были сдаться. Владимир вошел в город и отправил послов к императору с требованием выполнить условия договора. Василий в ответ потребовал, чтобы князь крестился; тот ответил согласием, ибо и сам давно принял такое решение. Наконец, все формальности были улажены. Анна прибыла в Херсон, князь принял крещение, восприяв христианское имя Василий, что по-гречески означает «царь», и венчание состоялось.

Фреска «Крещение князя Владимира». В. Васнецов

Из Херсона Владимир вывез немалую контрибуцию: христианские реликвии, включая мощи святого Климента, античные статуи, которые потом украшали Киев до татаро-монгольского нашествия; с князем ушли многие священники и ремесленники. В Киеве Владимир велел низвергнуть в Днепр им же воздвигнутый идол Перуна, а всех горожан херсонские и киевские священники окрестили в водах Днепра. Так началось Крещение Руси.

Художник Сергей Ефошкин

После этого еще двести лет не переступала вражеская нога границ грозных херсонесских стен и башен. И кочевники — печенеги, и сменившие их к концу XI в. половцы — предпочитали вести торговлю с предприимчивыми горожанами, обменивая скот, шкуры, мед, воск на ткани, одежды, покрывала, пояса, пряности, красные кожи и другие византийские изделия.

А потом обвалом посыпались беды, одна горше другой.

 

 

ЗАКАТ ХЕРСОНЕСА

Не успел уйти Владимир, как в городе разразилось страшное землетрясение. Оно произошло, видимо, ночью. От множества горевших в этот момент факелов и масляных светильников в городе вспыхнул грандиозный пожар, и почти полгорода выгорело. Больше 100 лет понадобилось Херсону, чтобы полностью восстановиться, и сделать это было очень трудно. В XI в. начался кризис Византии, который уже не закончится до самой гибели этой империи. Русичи захватили восточную часть Крыма и западный Кавказ, основав там свое Тмутараканское княжество. Теперь их купцы предпочитали селиться под властью собственных князей в Тмутаракани (Тамани) и Корчеве (Керчи).

В апреле 1204 года, влекомые алчностью и жаждой грабежа, войска западных рыцарей — крестоносцев штурмом захватили Константинополь — столицу единоверного христианского государства, подвергнув его доселе невиданному разорению. «Латиняне», пылавшие ненавистью к «грекам», как пишет хронист, «не пощадили не только частного имущества, но, обнажив мечи, ограбили святыни Господни». Разгромленная врагами, ослабленная внутренними раздорами, Византия на время прекратила существование.

Тинторетто Якопо. Штурм Константинополя крестоносцами

Осиротели ее окраинные владения в Крыму, среди которых оказался и ромейский Херсон. Надо было искать новых верховных покровителей, думать, как выжить, и превратить окружающих врагов если не в друзей, то хотя бы в торговых партнеров, заинтересованных во взаимовыгодном сотрудничестве. Так произошло с турками-сельджуками, кочевниками, в конце XI-XII вв. захватившими большую часть Малой Азии. Созданное ими государственное образование — Сельджукский Рум, с центром в малоазийском городе Никомидии, а позже в Иконии, имело свои интересы на Черном море и в Крыму, и к этим интересам херсониты сумели приспособиться довольно успешно. Все бы ничего, но в конце первой четверти XIII в. в Таврику пришли новые захватчики, кочевники-татары, воины грозного Темучжина, вошедшего в историю как Великий хан (Чингис-хан), которые сделали своими данниками многие города и селения. Непокорных ждали пожары и гибель, а уцелевших — плен и продажа в рабство. Не раз подвергался набегам степняков и Херсон, известный татарам как Сару-Керман («Желтая крепость»).

Волей-неволей он втягивался в чужую политическую игру, чужие политические амбиции и планы. Все большую роль в городе приобретали чужаки — итальянцы. В 1350 году генуэзцы получили власть над Херсоном. Но развивать его они не собирались. Они включили Херсон в число своих торговых и опорных пунктов — звеньев гигантской цепи, протянувшейся от Азовского моря к Средиземноморью. Карсона, Горзони, Сарсона, Скурши — на разный лад звучали названия города в речи «латинян». Но и новые хозяева оказались бессильны справиться со все более крепнувшей угрозой, будто раковая опухоль разраставшейся на бывших просторах Ромейской империи. Из маленького государства, созданного вождем кочевого турецкого племени, кайы Эртогрулом (1219-1258) и его наследником, султаном Османом (1258-1324), на византийской границе на востоке Малой Азии, через пару столетий, к XV в., вырос гигантский монстр — «единственная подлинная военная держава средневековья», Империя турок-османов, где не мусульман победители называли не иначе как «райя» — стадо.

Мехмет II Завоеватель (Фатих)

В мае 1453 года под ударами янычар и прочих 80-тысячных отборных войск и такого же количества добровольцев — башибузуков безжалостного и решительного молодого султана Мехмета Фатиха («Завоевателя»), под гром орудий мощнейшего артиллерийского парка турок пал Константинополь, давно уже выглядевший обреченным «островом» среди безбрежного моря турецких владений. К этому времени Херсонес-Херсон доживал последние годы. Вскоре его покинули чванливые генуэзцы, будучи не в состоянии защитить свои торговые фактории в Крыму. Даже разбойники-татары вынуждены были стать вассалами великого турецкого султана, мощь которого, казалось, не имела пределов.

Впрочем, дело было не только во врагах — сколько их перевидали херсонеситы, всегда находившие выход из положения. На сей раз решающий удар нанесли непобедимые законы экономики. Перемещение торговых путей оторвало город от главного источника существования — посреднической торговли. По другим дорогам пошли караваны, от иных портов отплывали тяжелогруженые корабли. И угасавшему Херсону уже неоткуда было взять силы, чтобы вновь подняться на ноги. Он погиб к середине XV в., почти одновременно с Византией, осененный последним отблеском ее былой славы. Пыль заносила руины храмов, остовы домов, трава надолго укрыла улицы и площади...

 

НОВАЯ ЖИЗНЬ ДРЕВНЕГО ГОРОДА

Только с присоединением Крыма к России в 1783 году для Херсонеса началась новая жизнь. Все эти века, пока город стоял безлюдным, память о нем жила в сердцах русского, украинского и белорусского народов. Его постоянно упоминали в летописях, жития его святых переводили на церковнославянский язык; несколько новых городов на Руси получили название Корсунь — так славяне когда-то именовали Херсонес. Самые священные христианские реликвии на Руси называли «корсунскими» и верили, что их в стародавные времена привезли из Херсонеса.

Поэтому когда Россия закрепилась в Крыму, интерес к Херсонесу, реальному, а не книжному, сразу возрос. Первые сведения о раскопках в Херсонесе относятся к 1827 году. Их производил офицер Черноморского флота Г. Крузе (известен также как геодезист, составивший план окрестностей Севастополя, и корреспондент Одесского общества истории и древностей), открывший три храма в центральной части города, один из них до сих пор носит название «базилика Крузе». Отчеты о раскопках печатались в столичной прессе. В дальнейшем раскопки продолжались как любителями, так и специалистами.

В 1850 году по инициативе архиепископа Херсонского и Таврического Иннокентия на руинах древнего города возник монастырь Св. Владимира. Во время Крымской войны 1853-1856 гг. территория Херсонеса была захвачена французами, а монастырь разграблен. Но после окончания войны и ухода неприятеля началось его быстрое возрождение. В 1853 году А.С. Уваров открыл одну из самых больших базилик (до сих пор носит его имя).

Слева — базилика после открытия графом А.С. Уваровым. Справа — комплекс Уваровской базилики (реконструкция Р.И. Кухаренко)

С 1876 года исследования принимают систематический характер. До 1888 года их осуществляет Одесское общество истории и древностей, а с этого года — императорская Археологическая комиссия.

С 1888 до 1907 года, до самой своей смерти, раскопками руководил замечательный энтузиаст археологии К.К. Костюшко-Валюжинич. Он же в 1888 году открыл первый херсонесский музей. В 1892 году музей получил официальное название «Склада местных древностей». Музейную экспозицию посещали императоры Александр III и Николай II, члены императорской фамилии и множество выдающихся людей — писатели, художники, поэты... Великая поэтесса А.А. Ахматова, в детстве проводившая каждое лето в Севастополе и Херсонесе, посвятила древнему городу немало вдохновенных строк.

Херсонесский музей древностей. Фото начала 20 века

До революции раскопками в Херсонесе занимались такие известные в Крыму археологи, как P.X. Лепер и Л.А. Моисеев. После революции 1917 года, с созданием Государственного Херсонесского музея, началось планомерное исследование древнего города, которое продолжается по сей день. В 1925 году был закрыт Херсонесский монастырь, построенный во второй половине XIX века на территории городища, и его здания переданы музею, который смог развернуть обширную экспозицию. Разумеется, увеличился и масштаб ежегодных раскопок. До Великой Отечественной войны здесь работали известные советские археологи К.Э. Гриневич и Г.Д. Белов.

План Херсонесского городища

В период временной оккупации Севастополя фашистскими войсками фонды музея были эвакуированы, вернулись в Севастополь они вскоре после освобождения — в 1944 году, в начале следующего года музей возобновил свою работу.

В послевоенное время раскопками в Херсонесе руководили С.Ф. Стржелецкий, О.И. Домбровский и другие. С 60-х годов в них принимают участие многие университеты и музеи страны.

Археологические раскопки на территории Херсонеса. Канун Великой Отечественной войны

В Советское время (с начала 30-х годов) начались систематические работы по консервации и реставрации памятников на территории городища. Посетителю особенно бросается в глаза большой объем реставрационных работ в башне Зенона (1963-1964 гг., руководители С.Ф. Стржелецкий и В.Н. Даниленко) и великолепные мозаичные полы (руководители реставрации — О.И. Домбровский и С.Г. Рыжов).

Реконструированные мозаичные полы

В 1963 году Херсонесское городище со всеми находящимися на нем постройками объявлено комплексным памятником архитектуры республиканского значения. Тем самым официально признано, что раскопки Херсонеса представляют не только чисто научно-археологический и исторический интерес, но и имеют значительную художественную ценность. Херсонес представляет редкий образец античного и средневекового зодчества, скульптуры и градостроительного искусства.

С 90-х годов XX века исследования приобрели международный размах — в них участвуют ученые из Украины, России, США, Великобритании, Польши, Австрии и других стран. Но, несмотря на ежегодные усилия археологов, раскопана пока что лишь треть городища, а полное исследование Херсонеса займет не одно столетие. Часто исследования Херсонеса сравнивают с раскопками Помпеи и Трои.

Современные раскопки

В наши дни Национальный заповедник «Херсонес Таврический» стал не только научным, но и крупным культурным центром: здесь проводятся выставки и фестивали, в Античном театре и Византийском (Итальянском) дворике ставят спектакли севастопольские театры. Херсонес живет и дарит свое очарование и неповторимую ауру всем, кто приходит сюда. А значит, и вам!

 

 

При подготовке данного материала были использованы следующие источники:

Хапаев В.В. Памятники Херсонеса. — Симферополь: Бизнес-Информ, 2005.

Съедин Н.А. Что в имени твоем? О значении крымских названий. — Симферополь: «Оригинал-М», 2008.

Гармаш П.Е. Город-герой Севастополь. Путеводитель — Симферополь: «СОНАТ», 2004.

Херсонес Таврический. Краткий путеводитель по городищу, составленный по изданию: Сорочан С.Б., Зубарь В.М., Марченко Л.В. Жизнь и гибель Херсонеса. — Севастополь: Библекс, 2010.

Сорочан С.Б., Зубарь В.М., Марченко Л.В. Херсонес — Херсон — Корсунь. Путешествия через века без экскурсовода. — К.: Стилос, 2003.

Веникеев Е.В. Севастополь и его окрестности. — Москва: «ИСКУССТВО», 1986.

Крым: православные святыни: путеводитель. — Сост. Е.М. Литвинова. — Симферополь: «РуБин», 2003.

Херсонес Таврiйський: Фотоальбом / Фото I.М. Радченка. - К.: Мистецтво, 1989.

Севастополь: путеводитель. — Севастополь: Библекс, 2009.

poluostrov-krym.com

Храмы древнего Херсонеса | Херсонес Таврический |

Херсонес был крупным экономическим, политическим и культурным центром. Для нас особенно важно, что город стал и духовным центром, откуда началось распространение христианства в Крыму. Церковные предания говорят о том, что еще в I веке Херсонес посетил с проповедью святой апостол Андрей Первозванный. Но Слово Божие еще не коснулось душ горожан, составитель хождений апостола Андрея Епифаний так написал об этом: «Херсаки же народ коварный и до нынешнего дня туги на веру. Андрей, побыв у них несколько дней, воротился в Боспор и, нашедши корабль херсонский, переплыл в Синоп».

В 94 году в окрестности Херсонеса был сослан на каторгу и принял мученическую смерть святой папа римский Климент. Возможно, в те времена были тайные общины христиан, но очень малочисленные, поскольку христиане преследовались государственной властью, а Херсонес всегда подчинялся политике Римской империи. Только в IV веке при императоре Феодосии I (379—395) христианство становится государственной религией, тогда же оно окончательно укрепилось и в Херсонесе. А большинство христианских храмов были построены в городе в V-VI вв. Всего насчитывалось около 60 культовых построек: базилик, крещален, мавзолеев, часовен. Их возводили на площадях, в глубине кварталов, вдоль берега моря. Письменные источники сохранили некоторые названия херсонских храмов: святого Петра, Богородицы Влахернской, апостола Петра, святого Созонта, святого Леонтия, святого Стефана, святого Прокопия.

Распространение и укрепление христианства в Херсонесе было важным делом для Византийской империи. Еще римский оратор Цицерон сравнивал греческие города-колонии в Тавриде с каймой, подшитой к обширной ткани варварских полей, населенных таврами и скифами, а позже хазарами, половцами и славянами. Поэтому Херсонес был не только крепостью, защищавшей границы империи, но и носителем культуры, в том числе христианства. Отсюда несли Слово Божье в многочисленные местные племена.

В IV веке стараниями святых епископов была основана Херсонесская епархия с центром в Херсонесе. К этому же времени относятся археологические находки, связанные с христианской символикой: нательные кресты, изображения крестов и росписи в погребальных сооружениях, каменные надгробия с эпитафиями. В каждом районе города строятся храмы. Особенно много храмов появляется в V веке, это было связано с политикой императора Юстиниана I (527—565), который хотел объединить огромную страну единой религией. Теперь христианам не надо было прятаться и молиться в маленьких, вырубленных в скале храмах. «Вместительные храмы в форме базилик начали строить в огромном для того времени количестве: чуть ли не каждый квартал города получил базилику, некоторые из них выделялись размерами и росписью», — писал археолог А.Л. Якобсон.

Давайте совершим путешествие по христианским святыням Херсонеса.

 

Подземный храм

Хорошо сохранилось вырубленное в скале подземное архитектурное сооружение, что находится в нескольких метрах от Главной улицы. Редкий посетитель заповедника не заглянул в прорубленную в толще известняка таинственную «пещеру». Обычно ее так и обозначают, как пещерный храм-мавзолей или, точнее сказать, мартирий, — хотя это не весь храм, а его нижний ярус, подземный этаж. В средние века сверху, прикрывая все сооружение, возвышалось здание небольшой, прямоугольной в плане, церкви, дважды перестраивавшейся, от которой ныне осталась лишь часть алтарной апсиды, расположенной с восточной стороны. Следовательно, прямоугольное отверстие в полу верхнего храма (равно как и в потолке нижнего) было прикрыто. Его вытянутые размеры имеют подтрапециевидную, неправильную форму. Судя по следам вырубов, в качестве опор перекрытия служили короткие деревянные балки, уложенные поперек дыры, поверх которых лежал настил из дерева или каменных плит. За долгие годы существования храма опоры не раз приходилось менять, делая новые подрубы в краях скального отверстия.

Сооружение было расчищено под наблюдением представителей Одесского общества истории и древностей в 1883-1884 гг., но без должной тщательности и детального описания. Это и породило тайну, которую до сих пор не могут разгадать историки, занимающиеся исследованием Херсонеса. Почему-то было решено, что подземный храм был устроен на месте более ранней прямоугольной цистерны римского времени, вырубленной в скале. В действительности, ни доказать, ни опровергнуть это невозможно. Ясно, что гробничная церковь стала памятным местом, и над ее оборудованием специально и много трудились.

Это было тайное место поклонения Богу. Размеры храма были невелеки, ведь христианство только зародилось в Херсонесе. Узкий вход был прорублен с западной стороны. Спуститься в храм можно было сначала по каменным вырубленным в скале 8 ступеням (в момент открытия их было 12), а затем использовалась приставная деревянная лестница, которую поддерживал каменный столб. Помещение выполнено в виде четырех полукруглых вырубов (длина около 8 метров, а ширина — до 4,5 м), так называемых конхах, а с востока сделана крошечная апсида, где находился алтарь. Впрочем, она настолько мала, что престол в ней едва помещался. Справа, в южной стене, была вырублена пещерообразная овальная ниша. В нише находилась гробница.

Обнаруженные здесь шесть черепов позволили уже первым исследователям высказать предположение, что подземный храм являлся одновременно склепом. Водосборник рядом с ним, сделанный в полу, покрытом толстым слоем цемянки, подтверждает, что данное место берегли и всячески старались предохранить скалу от сырости и порчи. Вырубленные в стене ниши-конхи тоже могут указывать на главное назначение всего храмового комплекса, и верхнего, и нижнего, — служить усыпальницей каких-то людей, особо почитаемых христианами.

Пещерный облик постройки невольно наводил на мысль о тайном убежище первых христиан, которое потом было превращено в почитаемое место и стало мавзолеем-усыпальницей, где находились мощи херсонесских священномучеников, растерзанных язычниками во времена гонений. Однако трудно вразумительно объяснить, почему христиане, ненавидимые властями, местными ревностными язычниками и иудеями, устроились проводить собрания своей преследуемой общины в самой людной части города, около агоры и в двух шагах от Главной улицы, буквально на виду у всего народа. Нечего сказать, хороша «конспирация»! Расположение храма недалеко от главной площади, в центральной части города так же позволило предположить, что он находился в подвале дома знатного горожанина, который сам тайно принял христианство.

Между тем, на память приходит рассказ из «Жития святых епископов Херсонских», донесенный греческой рукописью, составитель которой жил не ранее VI в., вероятно, был херсонитом, во всяком случае знал топографию города. Он поведал о том, что в IV в. предстоятель Иерусалимской церкви отправил епископом в Херсонес «доброго Василия, знаменитого и прославленного словами и чудесами... Праведник, прибыв в сей город.., полный идолов и приносивший, увы, жертвы бесам (то есть статуям языческих богов), и став посредине» (очевидно, на агоре), пытался уговорить собравшихся служить и поклоняться единому Богу. Однако, «услышав это, горожане совсем не сдержались, но тотчас обратились к поруганию и избиению праведника, лая на него подобно псам, и устремились растерзать его. Посему воспеваемый [автором жития Василий], дав, как говорится, место гневу, укрывается в некой пещере, именуемой Парфеноном, усердно молясь за них Богу».

Таким образом, составитель «Жития Василия» неоднократно указывал один и тот же ориентир — «некую пещеру, именуемую Парфеноном». Может быть, мы и стоим у места, где нашел приют епископ, а название Парфенон (дословно с древнегреческого — «храм девы») объяснимо тем, что Василий укрылся не просто в пещере, а в заброшенном древнем подземном храме, посвященном хтоническим божествам, например, владычице загробного мира — Коре (Персефоне), тоже «деве»? Как и любой греческий храм, даже запущенный, он давал право защиты, и становится понятно, почему Василий пытался, правда безуспешно, найти убежище именно в этом месте. К слову, уже первые раскопщики квартала обнаружили «кусок мраморного барельефа с женской фигурой без головы (как будто Артемидой), кусочек сидящей фигуры тоже мраморной и об Артемиде весьма изрядной работы», а в 1978 г. были найдены пять каменных баз от колонн какого-то ордерного общественного здания, скорее всего, храма, находившегося где-то поблизости. Наконец, римский автор I в. Помпоний Мела сообщал, что на херсонесском акрополе была широко известная «пещера нимф», — тоже «дев».

Из приведенного пассажа следует также еще одна гипотеза: столп с крестом представлял собой крест в круге, высеченный на колонне, подобный изображенному на стеле IV-V вв., недавно обнаруженной в некрополе у Карантинной бухты. Колонна, скорее всего, была водружена на площади-агоре уже в VI в., в пору окончательного, если так можно выразиться, массового торжества христианства в Херсонесе, над местом, где язычники добили мученика, и там же в память мученика со временем могла быть воздвигнута летописная церковь Св. Василия, в которой крестился князь Владимир. Часть святых мощей из гробницы Василия поместили в ней, а часть перенесли в «пещеру», устроенную одновременно и как мавзолей-мартирий, и как церковь-меморий, подобный Загородному крестовому храму-мартирию.

Проведенные современные археологические доследования дали крайне невыразительный и незначительный материал, главным образом крошечные фрагменты краснолаковой посуды и светильников первых веков н.э., что вместе с предыдущими находками херсонесских монет III в. до н.э. позволило отодвинуть время создания подземного сооружения с конца VI-VII вв., когда оно стало играть роль христианского погребального мартирия, на много столетий раньше. Даже появилось мнение о возможности первоначального существования здесь языческого святилища, посвященного хтоническим (подземным) богам или еще одной деве — Артемиде, которая тоже имела эпиклез Парфенос. Специалисты считают, что именно отсюда проистекало восприятие самостоятельного херсонесского божества Девы как местной ипостаси греческой Артемиды, причем в сущности своей и в основных функциях херсонесская Дева всегда оставалась греческой Артемидой. Последняя была не только богиней — девой охоты и живой природы, но и богиней луны, и часто отождествлялась с Гекатой — Селеной. К слову, последнее объясняло бы наличие сверху в потолке храма прямоугольного проруба, в котором видят остатки горловины цистерны первых веков н. э. Падавший в отверстие яркий, но призрачный свет восходящей полной луны, направленным лучом попадал точно на восточную сторону, туда, где в глубине ныне виднеется крошечная ниша-апсида, а прежде мог стоять алтарь богини Луны. Она играла огромную роль в колдовских обрядах, и с ее небесными изменениями греки и римляне, а значит, и херсонеситы, связывали все земные события. Если это так, святилище было заброшено и лишь затем, после каких-то событий, о которых мы можем только гадать, вновь стало местом поклонения христиан, устраивавших взамен языческих свои святыни.

Датировка сооружения подземелья с гробницей или ракой остается открытой, хотя повелось относить его возникновение ко времени не позже V в. Однако в это время херсониты еще хоронили умерших за пределами оборонительных стен, на загородном некрополе. Практика устройства могил внутри города, рядом с храмами и внутри них, утвердилась не ранее VI-VII вв, поэтому крипта не могла быть приспособлена под захоронения ранее этого времени. Скорее всего, это произошло в период наиболее интенсивных розысков херсонитами своих священных «вторичных реликвий», связанных с именами местных святых, когда херсонесская церковь создавала свою подвижническую историю. В этом случае возникновение мемориальной церкви с криптой (усыпальницей) в центре города, вполне вероятно, тоже совпало с наиболее оживленной порой культового строительства во второй половине VI — первой половине VII вв. На это же намекает «трехлепестковая» форма алтарной части крипты, обнаруживающая сходство с апсидой базилики Крузе. Кроме того, археологические исследования, проведенные на месте храма с криптой, показали, что в позднеантичное время здесь был размещен производственный или промысловый комплекс. От него уцелели семь лунок для установки пифосов, железный виноградный нож и мотыга, а также вырубленные в скале неглубокие резервуары, от одного из которых шли керамические трубы в водосток на соседней 3-й поперечной улице. Находки амфор позднеантичного времени, поздней краснолаковой керамики указывают, что устройство церкви с криптой не могло быть начато ранее конца VI — начала VII в., когда прекратил свое существование хозяйственный комплекс. С другой стороны, следов жилого строительства в этом углу квартала до XI-XII вв. нет и, следовательно, мартирий уже существовал в предшествующий, раннесредневековый период, поскольку место рядом с оживленной главной улицей, недалеко от центра города, не могло пустовать около пяти столетий.

Обращает внимание, что из почти двух сотен обнаруженных в крипте монет подавляющее большинство (70 %) были византийскими, причем принадлежали денежным выпускам от Василия I до Василия II (867-1025), после чего монетные находки обрываются.

Когда бы ни возник храм-мартирий, очевидно, это был последний этап существования гробницы. Золотая пластинка и свинцовая печать — моливдул начала XI в. с именем протоспафария и херсонского стратига Георгия Пулы указывают на высокий ранг немногих, вероятно, избранных погребенных здесь лиц. Церковь и ее крипта были украшены белым и даже черным мрамором, судя по его обломкам, в том числе колонн небольшого диаметра. Мартирий имел каменную ограду — перивол и выход на Главную улицу, а рядом с апсидой храма, к югу, была устроена вырубленная в скале могила, приметная и сейчас. Ее близость к святыне и вместе с тем одиночность говорят о почетности, избранности места упокоения, которое не успело превратиться в могильник с многоярусными погребениями, как это было в позднесредневековых херсонесских квартальных церквях. Скорее всего, могила была предназначена для кого-то из ктиторов — дарителей или лиц, оказавших храму особые услуги, поскольку, согласно православной канонической традиции, «в тех церквях, в которых положено сокровище мученических мощей и которые запечатлены печатью помазания святым миром, не должно погребать какие-либо человеческие трупы». Непредосудительным это считалось делать только для захоронения священнослужителей. Исходя из этих обстоятельств, внутренности храма с криптой не могли представлять собой «семейную усыпальницу знатного херсонца», как полагают некоторые исследователи.

Причины заброшенности памятника могут быть связаны с катастрофой, скорее всего сильнейшим землетрясением, постигшим Херсон около второй четверти XI в. Следы разрушений особенно отчетливо фиксируются в северных кварталах городища, где их долгое время связывали с последствиями Корсунского похода князя Владимира. Большинство херсонесских храмов пережили после этого перестройки, но некоторые остались в руинах, заброшенными. К их числу относится и гробничная церковь, где со временем были возведены позднесредневековые усадьбы.

 

Шестистолпный храм

Почти в то самое время, когда перестраивался епископальный кафедральный комплекс и Уваровская базилика переделывалась в малый храм, сокращаясь в размерах, рядом с бывшим двором-аулой, к северо-западу от него, рядом с берегом моря, скорее всего, в XI в. херсонеситы возвели еще один сравнительно небольшой прямоугольный храм с трехлепестковой апсидой. Его массивные стены, из слегка подтесанных с лицевой стороны камней, виднеются поодаль, на самой кромке обрывистого берега. Часть его стен и фундамента упали в море. Храм был открыт в 1877 году раскопками Одесского общества любителей истории и древностей и позже доследовался К.К. Косцюшко-Валюжиничем и Р.Х. Лепером. Они-то и выяснили, что церковь была двухэтажной. Мы видим лишь сохранившуюся нижнюю часть и начало стен верхней примерно на том уровне, где проходил пол второго этажа. Пол был покрыт мозаикой из крупных шлифованных плит мрамора и мелких кубиков известняка и белого мрамора. Стены тоже были богато украшены, судя по нескольким тысячам обнаруженных кусочков смальты — разноцветной стеклянной мозаики, в том числе с позолотой.

Нижний этаж церкви не имел окон и дверей, да и не нуждался в них, так как являлся костницей. В нем было устроено несколько больших могил. В Византии было принято помещать в такие погребения все новых и новых покойных, сдвигая в сторону костяки прежних или кладя покойников прямо на них. Поэтому в анатомическом порядке сохранялись лишь самые верхние скелеты. Иногда в коллективные захоронения при храмах переносили и складывали кости погребенных, предварительно похороненных на стороне, за городом, в отдельных могилах. «Мир мертвых» давно уже не пугал живых и более не отделялся от них, как раньше, городской оборонительной стеной. В верхний этаж, точнее, в верхний храм, херсонеситы попадали с западной стороны по небольшой лестнице, заканчивавшейся маленьким крыльцом с навесом, который поддерживали две колонки. Ныне ни от ступеней, ни от крыльца нет и следа.

Внутри помещения стояли шесть прямоугольных в плане столбов, выложенных из бутового камня на извести. По этой особенности храм, зафиксированный императорской Археологической комиссией под № 34, получил название «шестистолпный». Массивные столбы стояли в два ряда, по три в каждом, деля пространство церкви на три части, в соответствии с тремя полукруглыми апсидами, расположенными с противоположной от входа, восточной стороны. Средняя апсида отличалась большими размерами и служила алтарем. Ближайшие к нему две пары столбов завершались круглыми колоннами, которые, очевидно, поддерживали купол. Таким образом, погребальная церковь представляла собой вариант крестовокупольного здания, то есть выглядела сверху, как купол, к которому с четырех сторон симметрично примыкали полуцилиндрические своды. Вместе с соседними церквями для собраний верующих она органично вошла в епископальный кафедральный комплекс средневекового Херсонеса. В него же входили и Уваровская базилика и крещальня. Весь комплекс занимал целый квартал. Именно здесь находилась резиденция херсонесского епископа.

 

Храм на сводах

«Храм на сводах» был построен в Х-ХІ вв. и уничтожен в XIII-XIV вв. Он расположен ближе к морю, в низине, перед пологим подъемом к возвышенной западной части городища. К.К. Косцюшко-Валюжинич не обнаружил на примыкавшем участке следов построек поздневизантийского периода и поэтому вполне логично предположил, что здесь находилась городская площадь.

«Храм на сводах» имел сравнительно небольшие размеры. Не сразу разглядишь остатки его стен, раскопанные уже в 1891 году. Выделяются многочисленные каменные арки подвальных сводов, перекрывавших глубокие усыпальницы. Как и в «шестистолпном храме», расположенном на северном берегу, здесь был верхний этаж, где находилась церковь, купол которой опирался на четыре квадратных столба, деливших внутреннее пространство храма. Столбы были, очевидно, соединены арками как между собой, так и со стенами. С западной стороны находился небольшой входной притвор, отделенный от основного помещения церкви стеной с проходом посередине. Ныне напрасно искать его следы: они скрыты холмом земли. В целом план этого крестовокупольного здания представляет собой квадрат, к которому с восточной стороны примыкают три небольшие апсиды, причем средняя выступает перед боковыми.

Но наибольший интерес вызывает большая усыпальница-крипта, занимавшая все пространство под храмом. В холоде и сыром мраке скрытых под землей помещений, куда не доносились суетные звуки окружающего мира, покоились сотни херсонеситов, чьи останки приносили сюда из столетия в столетье. Кроме костей, от них осталось лишь несколько бронзовых пуговок, перстней, серег, бронзовых и стеклянных браслетов, бронзовый и кипарисовый кресты, кипарисовый гребень и шнурок. Главный вход в обширную гробницу-катакомбу вел по лестнице из трех ступеней, а еще два находились со стороны северного и южного нефов. Со временем херсониты заложили один из этих боковых входов кирпичами. Сам склеп с пятью стенными нишами квадратной и полукруглой форм разделен на среднее и два боковых вытянутых помещения, проходы между которыми перекрыты прочными сводами, поддерживавшими пол крестовокупольной церкви-усыпальницы. Как вы уже догадались, по этим сводам храм и получил свое условное название.

 

Храм с ковчегом

Вернемся ко входу в заповедник и посетим развалины античного театра, над руинами которого был построен крестообразный храм. Остатки самого крупного здания, возведенного на месте зрительских трибун, возвышаются и поныне. Херсонесский театр просуществовал до IV века н.э. Принятие христианства привело к разрушению языческих храмов, общественных зданий, в особенности — связанных с развлечениями. Не избежал этой участи и античный театр. Его превратили в каменоломню, а затем — в свалку. В VI веке на его месте возвели храм, названный археологами Храмом с ковчегом.

Храм имеет в плане форму равноконечного креста с полукруглой алтарной апсидой в восточной ветви. Постройка, сложенная из подтесаных камней на известковом растворе, среди которых попадаются плиты и скамьи разобранного театра, достигала рекордной для средневекового Херсонеса высоты — 8 м! Ее центральную часть, возможно, венчало сводчатое покрытие, тогда как ветви креста были перекрыты мощными полуцилиндрическими сводами. Центральное пространство в такого рода храмах было почти столь же важным, как и алтарь. Здесь также происходило «воплощение Господа», хотя и не столь существенное, как на алтаре: в виде слов, которыми поучали и проповедовали с балкона амвона, и во время так называемого малого и великого входа. Когда же здесь совершалось таинство причастия, Евхаристии, пространство под сводом становилось истинным центром храма. Остатки амвона были обнаружены во время раскопок в 1897 г. по центральной оси, немного ближе к главному, западному входу. Они представляли собой две массивные мраморные плиты, скошенные по длине в виде карниза. По бокам плиты были гладко отполированы и имели 12 четырехугольных углублений, видимо, для крепления мраморной ограды балкона, к которому с двух сторон вели ступени лестниц. Пространство между плитами, укрепленными на крепком цемянковом растворе, было покрыто мраморным полом, от которого в остальной части храма сохранились лишь многочисленные мелкие обломки. Балкон амвона покрывала мраморная доска, обнесенная карнизом — бордюром, внутри которой был изящно вырезан круг с шестиконечным крестом, составленным из шести «сердечек», расположенных к центру круга. Такие изображения креста в виде стилизованной розетки относятся к числу древнейших. Они появились в среде ранних христиан уже в позднюю античность и ассоциировались с тайной бессмертия души.

Южная часть здания оказалась почти целиком уничтоженной при постройке соседней монастырской гостиницы, зато противоположная часть сохранилась исключительно хорошо, так что в отдельных местах высота стен достигает почти четырех метров.

Вход вел с западной стороны, через широкую дверь с мраморным порогом, ныне замененным на массивную плиту из тяжелого сероватого диорита. Справа от входа к стене храма позже, не ранее X в., судя по кладу с монетами Романа I (920-944) под ее полом, была пристроена паперть в виде небольшого квадратного в плане портика, крышу которого поддерживали колонны.

С южной стороны от алтарной части с апсидой находилось небольшое квадратное в плане помещение диаконника (ризницы), у которого на месте апсиды была устроена четырехугольная ниша. Напротив него располагалась еще более крохотная пристройка — помещение жертвенника (професиса) или, скорее, крещальни с миниатюрной полукруглой апсидой, перекрытой полусводом — конхой. В ней около стены была устроена под полом одиночная могила. Здесь же находится высеченный из одного блока известняка небольшой полукруглый водоем для омовения церковных сосудов и рук священнослужителей. Через отверстие в его дне вода спускалась в поглотительный колодец за пределами храма. Впрочем, водоем мог служить и купелью для крещения маленьких детей. На это косвенно указывают украшающие его эмблемы вечной жизни, получаемой через крещение: лицевая сторона бассейна украшена плоским резным изображением креста в арке, возможно, символизирующим крест на Голгофе — месте распятия Христа, с обеих сторон которого видны стилизованные изображения кипарисов или пальмовых ветвей с небольшими крестиками над ними. Подобные изображения находят аналогии на византийских монетах первой половины VII в., времени, когда на окраинные восточные владения Византии хлынули волны сокрушительного арабского нашествия. Впрочем, для херсонеситов это был лишь отзвук грозы, бушевавшей вдали от их в ту пору сравнительно спокойных берегов.

В большой апсиде хорошо сохранился синтрон в виде четырехступенчатой каменной скамьи для священнослужителей, посредине которой между двух каменных плит стояло кресло архиерея. Окна, очевидно, были застеклены, на что указывали находки 80 кусков толстого стекла, что является большой редкостью в других храмах. Алтарную часть здания отделяла преграда, состоявшая, вероятно, из мраморных брусов с прикрепленными к ним бронзовыми крестами. Один из пяти таких брусов был обнаружен в поздней могиле, устроенной под полом храма. Вероятно, стены амвона или преграды украшали мраморные резные плиты, на которых сохранились выполненные «выемчатым» рельефом изображения двух рыб, св. Герасима Ликийского со служившим ему львом, а также гранатового и сливового дерева с обильными плодами. Подобные плиты с изображением Христа и св. Фоки были найдены на месте загородного монастыря Богородицы Влахернской и, вероятно, принадлежали руке одного талантливого мастера.

На месте, где размещался престол, К.К. Косцюшко-Валюжинич в 1897 году сделал одну из самых замечательных находок. В прочно, старательно устроенном под полом небольшом углублении — гробничке, сложенной из черепиц на извести, накрытой мраморной плитой и в свою очередь залитой цемянкой, на мраморной плитке, вделанной в стену гробнички, стоял маленький серебряный ларец в форме саркофага. Он явно служил ракой — реликварием, так как содержал мощи (косточки пальцев), завернутые, как и сам ковчег, в остатки истлевшей шелковой ткани. Стенки ларца, по которому храм получил условное название «храма с ковчегом», украшали изумительные чеканные медальоны: на длинных сторонах погрудные изображения Христа между святых первоверховных апостолов Петра и Павла и Богоматери между двух архангелов, а на узких сторонах — по лику святых мучеников, воинов Сергия и Вакха. Последние служат косвенной подсказкой принадлежности частиц мощей византийской Сирии, из которой они могли быть перенесены.

Дело в том, что, по преданию, Сергий и Вакх, родом римляне, были знатными сановниками при римском императоре Максимиане (286-305) и пользовались его доверием. Узнав из доноса завистников, что они христиане, Максимиан приказал Сергию и Вакху принести жертву языческим богам. Когда они отказались, он велел снять с них инсигнии — знаки их сана, облечь в женские одежды и с железными обручами на шеях водить по городу на посмеяние. Затем он отослал их к правителю Восточной Сирии, ненавистнику христиан, Антиоху. Вакх был замучен в Антиохии до смерти, а едва живого Сергия Антиох приказал обуть в железные сапоги с гвоздями и гнать более 20 км от города Суры до города Ресафы, где Сергий был обезглавлен. Ресафа впоследствии получила название Сергиополь. В ранневизантийский период это был город средней величины, и по размеру, и по численности населения очень похожий на Херсонес. Нет ничего невероятного в том, что часть мощей из Сергиополя или из другого сирийского города отвезли в Константинополь, где неподалеку от императорского дворца в самом начале правления Юстиниана I (527-565) был построен один из крупнейших столичных храмов Сергия и Вакха, а оттуда попали в главный центр византийской Таврики, пока не оказались в «храме с ковчегом». Показательно, что устройство купели в апсиде диакокника или професиса тоже указывает на традицию, которая имела сирийское происхождение. Случаи же «переноса» частиц мощей, «путешествия реликвий» из церкви в церковь были достаточно частым явлением, войдя в обиход христиан Римской империи со второй половины IV в. и получив дружное одобрение теологов всего христианского мира. Достаточно вспомнить «путешествия» мощей св. Климента из Херсонеса в Рим и древний Киев.

На дне реликвария и внутри его крышки были выбиты клейма с монограммой византийского императора Юстиниана I (527-565), что указывает на время изготовления дорогого ларца, ставшего бесценным в виду его содержимого. Следует учесть, что смысл почитания мощей основывался на внутренней логике религии, на общей уверенности в святости тех, чьи мощи чтутся, на учении Св. Писания о высоком предназначении христианских тел как храмов Св. Духа и участии, вместе с душами, в бессмертии, более же всего — на чудесах, совершавшихся на глазах у всех при посредстве мощей. «Мощи, — подчеркивает Леонид Беляев, — не были для христиан просто фрагментами плоти, это были знаки победы над смертью, материализованное подтверждение верности избранного пути, которые следовало распространить как можно шире, «заполняя ими мир и тем следуя божественному предначертанию». Уже на церковном соборе в Карфагене в 393 году было решено ставить алтари в память мучеников только над погребениями или частицами мощей. Учение о почитании мощей было утверждено 7 правилом антииконоборческого VII Вселенского церковного собора 787 г. в Никее, определившем, что епископ, который освятит храм без мощей, подлежит смещению. В Херсонесе известно еще не менее трех храмов, под престолами которых были сделаны находки специально оборудованных мест для средневековых реликвариев, но мощи в них не уцелели, а сами мощехранительницы были преимущественно мраморными. Мощи из этого храма, завернутые в шелк, торжественно перенесли во Владимирский собор, а ковчег в 1900 году отправили в Санкт-Петербург.

О времени постройки крестообразного храма на месте театра единого мнения нет. А.Л. Бертье-Делагард датировал его возведение VII в. А.Л. Якобсон отодвигал это событие в VI в. О.И. Домбровский, изучив комплекс построек, предшествовавших, по его мнению, храму, относил его сооружение к концу XI — началу XII вв. Вместе с тем, все же не исключено, что здание к этому времени уже существовало и было лишь восстановлено не ранее X в. после пожара, причем восстановлено со значительными перестройками. В ходе их устроили поперечные внутренние стенки из бутового камня на грязи, заложили некоторые окна, три из шести дверей, а к оставшимся сделали новые пороги, положенные выше прежних, и превратили церковь, как и соседний храм 1958 г., в сплошную усыпальницу с могилами, разрушившими его первоначальный красивый мраморный пол. В таком виде католикон и просуществовал вместе с другими окружающими зажиточными усадьбами до конца XIV в., пока не сгорел, очевидно, во время одного из последних крупных неприятельских нападений на город, о чем свидетельствовала масса угля и золы, скелеты погибших, которых некому было позже хоронить.

 

Загородный храм — меморий св. Богоматери Влахернской

На берегах Карантинной бухты херсонеситы еще в первые века нашей эры начали вырубать в камне могилы и склепы. Своеобразным центром этого некрополя был загородный крестообразный храм Святой Богоматери Влахернской. Это была главная церковь находившегося здесь монастыря. Примечательно, что в Константинополе существовал одноименный храм, который являлся одной из самых древних столичных церквей, знаменитой уже в V-VII вв. тем, что в ней хранилось покрывало, принадлежавшее матери Иисуса. Рядом с херсонесским храмом располагались могилы херсонесских святых, в том числе папы римского Мартина I.

«Загородный храм» был открыт членом Императорской Археологической комиссии К.К. Косцюшко-Валюжиничем в 1902 году. Храм прекрасно сохранился, стены в некоторых местах возвышались на три метра, виднелись проемы окон, пол украшала многоцветная мозаика. Вскоре после открытия храм был покрыт деревянной надстройкой с крышей. Его охранял сторож, который за небольшую мзду показывал почтенные остатки любопытствующим посетителям, в основном из числа тех, кто приходил молиться в монастырь св. равноапостольного князя Владимира, уже в 1852 году устроенный на территории Херсонеса.

Херсонесский храм был обнесен крепкой каменной оградой, в кладке которой строители использовали ряды плоских кирпичей — плинф, перемежающихся толстыми прослойками известково-цемянкового раствора. Такой строительный прием называется opus mixtum и херсонеситы особенно часто прибегали к нему в VI — начале VII вв. Внутри ограды слева от большого храма находились жилые и хозяйственные помещения, а перед храмом малая церковь или часовня с пятью сиденьями для священников в полукруглой алтарной апсиде (дословно «своде») и необычно широким, открытым входом. Рядом с ней были найдены части большого беломраморного культового стола-менсы конца IV-V вв. Примечательно, что подставкой для свечей в малом храме служил небольшой античный кубовидный мраморный пьедестал с отбитой на верхушке палицей Геракла. Старое языческое наследие исправно служило новому, истинному Богу, пришедшему на смену умершим эллинским и римским богам. К нему добавляли изящные украшения из тонких мраморных плит с рельефами, выполненными «выемчатым» фоном. На одном из них сохранилось изображение Христа и св. Фоки — покровителя садовников — рядом с плодовым деревом, а внизу шла надпись: «Его же имя Бог знает».

Здесь же, в ограде монастыря и его окрестностях все как сотами изрыто сотнями гробниц в виде каменных ящиков или вытесанных в скале камер-склепов с нишами-лежанками вдоль стен и прямоугольных могил, иногда оштукатуренных внутри раствором извести с крупным песком и покрытых затем слоем гладко затертой розовой цемянки. В склепы через прямоугольные или квадратные входные отверстия вели низкие и узкие, короткие дромосы — ходы со ступеньками, снаружи закрывавшиеся вертикально вставленными в пазы тяжелыми каменными плитами. Такие же каменные плиты, замазанные по швам цемянковым раствором, были уложены поверх могильных ям в аккуратно высеченные заплечики. Больше половины могил содержали в инвентаре светильники — символ света, отвращающего зло; третья часть погребений сопровождалась простой глиняной посудой, иногда с остатками заупокойной пищи, яиц, а еще треть содержала нехитрые украшения, бижутерию, стеклянные бусы, медные перстни, браслеты, серьги. Изредка встречались нательные крестики, а стены и потолок нескольких склепов были расписаны фресками с христианской символикой — виноградная лоза с гроздьями, голуби, хризма, то есть монограмма из двух первых букв имени Христа. Место, ближайшее к храму, было наиболее почетным и на его обустройство в свое время тратились громадные средства. Так, одна из гробниц у храма оказалась выложена мраморными плитами, украшенными рельефным крестом и орнаментом, а на полу лежала мозаика, к сожалению, почти погибшая, так как роскошная усыпальница, очевидно, не имела покрытия. Судя по находкам бронзового навершия архиерейского жезла с крестом и полумесяцем, бронзовых цепей от лампад, каменных крестообразных надгробий с соответствующими надписями, поблизости хоронили клириков, лиц самого высокого духовного звания, пресвитеров, епископов и, вероятно, святых подвижников. Одно надгробие VI-VII вв. сохранило имя мученицы Анастасии.

Всего непосредственно вокруг храма на площади около 2 тыс. кв.м во время наиболее масштабных раскопок в 1902-1904 гг. было открыто 163 отдельных склепа или гробницы, а в них больше полутысячи погребений, не считая неоконченных склепов или уложенных на полу многослойно костяков, число которых с трудом поддается определению. Долгое время считалось, что здесь было основное христианское кладбище. Однако часть погребальных сооружений, очевидно, была сделана еще язычниками в IV-III вв. до н.э. и позже, а лишь затем, не ранее IV в. н.э., тут стали совершать захоронения христиан, которые продолжали устраивать до XI в. включительно. Последняя по времени надгробная надпись относится к началу XII в. Судя по находкам монет в погребениях, кладбище наиболее интенсивно действовало в V-VI вв., после официального и полного торжества христианства при императоре Феодосии I Великом (379-395). Подавляющее большинство семейных склепов использовали от четверти до одного века, то есть приблизительно два-три поколения, а коллективные усыпальницы гораздо дольше.

Золотые украшения первых веков н.э. из погребений херсонесского некрополя. Раскопки В. И. Зубаря. Фото И.М. Радченко

Святые, как полагали христиане, верившие в воскрешение души и воздаяние после смерти, обеспечили себе место в раю и могут поделиться частью своей добродетели, заступиться за грешника на Страшном суде. Поэтому похоронить близких стремились поближе к святым останкам. Поскольку последние часто помещали под алтарь — престол храма — либо храм возводили над могилой святых, мучеников, праведников, знаменуя этим его освящение, то уже к концу позднеантичной эпохи появляются захоронения в церкви и около нее.

Особо следует отметить открытые здесь и на противоположном берегу Карантинной бухты восьми склепов с настенной фресковой росписью, изображающей павлинов, гирлянды, цветы, то есть райский сад, а на потолке — лаврового венка, который являлся символом мученичества и одновременно Рая. Известно также, что рядом с Мартином похоронили сосланных еще раньше его, в 646 г., двоих таких же непримиримых «антиединовольцев» — мучеников, монахов Евпрепия, скончавшегося в 655 г., и умершего через 12 лет его брата Феодора. Последний хранил как реликвии некоторые вещи, принадлежавшие папе Мартину, и показывал их интересующимся приезжим. Так что кладбище с храмом — мартирием, ставшим центром загородного монастыря Богородицы Влахернской, действительно отличалось обилием гробниц святых, было окружено большим почитанием и на долгие века стало местом, куда отовсюду, из самых отдаленных краев стекались паломники в поисках исцеления, ожидая чудес, полные искреннней веры и чувства.

Раскопки и проведенные в 1951-1953 гг. исследования Загородного крестообразного храма показали, что он погиб в пожаре, но не менее серьезные последствия ему причинили разрушения, произведенные в 1941 году фашистской зажигательной бомбой, от которой взорвались стоявшие здесь несколько бочек с горючим. Губительной для находившейся внутри храма роскошной напольной мозаики стала неумелая, непрофессиональная ее «консервация», произведенная по указанию немецкого оккупационного командования: мозаика была перекрыта толем, смола которого намертво прикипела к ее остаткам. Позже реставраторам с огромным трудом удалось ее очистить. Ныне эта мозаика, одна из красивейших в Херсонесе, выставлена в самом центре заповедника, недалеко от фонтана и так называемого Греческого дворика.

Храм пережил долгую историю с перестройками и переделками, которые позволяют нам с трудом восстанавливать его «хронотоп». Споры археологов не окончены, еще не все уточнено до конца, до полной ясности, но то, что имеется, выстраивается в определенную схему последовательно происходивших здесь изменений.

Самый поздний средневековый храм, находящийся перед нами, был переделан из более раннего, имевшего вид большого равностороннего креста. Обращает внимание, что первоначально в него вели входы со всех четырех торцовых сторон креста. Главный вход с запада был самый широкий (1,66 м), остальные три входа имели около 1,3 м ширины. Следовательно, это был мемориальный памятник, не предназначенный для постоянных богослужений, и поэтому остается открытым вопрос, был ли поначалу в нем алтарь, устроенный в центре, над какой-то святыней. Сооружение имело кирпичные своды, поддерживаемые колоннами. Позже алтарь перенесли в восточную ветвь креста, где, кроме того, устроили вдоль стены синтрон — каменное ступенчатое сидение для пресвитеров, убранное тканями, подушками, коврами. В боковых стенах сохранились вырубы, куда была вставлена низкая алтарная преграда из тонких мраморных плит с резными узорами в виде крестов с расширенными концами. Посредине в ней был проход — «царские врата». Престол — «святой стол» — в алтаре находился под кеворием — куполом на четырех столпах с занавесями по сторонам. Слева от алтарной части полагалось иметь помещение жертвенника, где стоял стол, на котором совершались приготовления к богослужению, однако его по каким-то причинам не сделали. Дверь отсюда вела в соседнее прямоугольное жилое здание с двумя помещениями, в одном из которых была прямоугольная цистерна, покрытая розоватым цемянковым раствором. С другой стороны храма пристроили помещение ризницы, или диаконника, где из плоского кирпича, гладко, до блеска оштукатуренного цемянковым раствором, выложили резервуар Т-образной формы. Вероятно, водоем служил иподиакону для омовения церковных сосудов и омовения рук священника, но мог играть и роль купели. Обычно в диаконнике хранили церковное облачение, утварь, храмовые святыни и важнейшие документы, то есть он являлся кроме всего скевофилакием и хартофилакием. В нашем дальнейшем путешествии по Херсонесу мы еще будем встречаться с такого же рода приделами к храмам, поэтому запомним их назначение.

Полы алтаря были вымощены мраморными плитами, позже замененными керамическими плоскими кирпичами — плинфами. Судя по преобладанию нескольких тысяч кусочков стеклянной мозаики — смальты синего и голубого цвета, потолок алтаря был украшен изображением небесного свода. На основном, центральном квадрате пола, явно игравшем в композиции особую роль, был изображен гигантских размеров высокий, стройный канфар — сосуд для вина и одновременно символ Евхаристии — одного из важнейших церковных таинств, соединяющих верующих с Самим Христом. У подножия чаши мозаикой выложены два больших павлина. Уже в античности эта птица, посвященная богине Гере, супруге Зевса, служила символом бессмертия, поскольку древние считали, что ее тело не гниет после смерти. Христиане заимствовали эту идею, видя в павлине символ загробного Воскресения к вечной жизни, и в таком качестве часто изображали его на мозаиках своих храмов, а также росписи склепов. Из канфара произрастают две виноградные лозы, среди листьев и гроздьев которой сидит пара голубей. Птицы являлись атрибутом богини Афродиты, но в новом осмыслении стали символами чистоты, невинности и человеческой души, питаемой божественной любовью из источника жизни (канфара, чаши) и приобщаемой этим к вечности. Прочее пространство занято медальонами с изображениями других птиц, животных, рыб, плодов, цветущих веток, олицетворяющих райский сад наслаждений, а также причудливым геометрическим узором, который надо видеть, но невозможно достойно пересказать. Все это было наполнено глубоким символическим смыслом. Например, рыбы являлись для христиан образом души, возрожденной к вечной жизни водой, то есть крещением. Кроме того, слово «рыба» читается по-гречески «ихтис», что расшифровывалось для посвященных как начальные греческие буквы имени Спасителя мира.

Сюжет кратера с двумя голубями и лозой, а также рядом изящных киликов, тоже сосудов для вина, служивших при совершении обряда причастия верующих, был повторен на полу правого крыла постройки. Херсонесские виртуозы мозаичного дела использовали для украшения полов всего четыре цвета: белый, черный, красный и желтый. Для передачи белого служили кусочки мрамора, для черного — особый сорт песчаника из окрестностей Балаклавы, для красного — оттуда же мраморовидный известняк или кусочки кирпича, для желтого — местный известняк, залегающий мощным слоем в самом Херсонесе. Несмотря на кажущуюся бедность красок, результат сочетаний получался очень хороший, а изображения — полными жизни.

Такую роскошную мозаику выложили тогда, когда храм был особенно почитаем. Остатки нескольких кусочков поливной керамики, попавшей в засыпь под мозаичный пол, а также находка монеты, датируемой не ранее конца XI в., в стене заклада, сделанного в алтарной части, позволяют думать, что приблизительно в это время были произведены перестройки. Вероятно, тогда же были заложены оставшиеся боковые входы, кроме западного, и храм из центрического стал обычным, то есть с одним главным входом.

Однако раскопки показали, что гораздо раньше на месте этого храма, под центральным мозаичным панно с изображением огромного канфара и павлинов, находился крохотный прямоугольный храмик с одной апсидой — округлой нишей в восточной стене, вымощенный мраморными плитами. Две монеты, найденные между ними и под ними, не выходят за пределы самого начала V в. и, следовательно, храмик не мог быть сооружен раньше этого времени, а скорее, позже — в VI в., если судить по обломкам керамики, светильникам, найденным в засыпи могил и под его полом. Первоначально в нем даже не было мраморной вымостки, а лежал слой розовой цемянки, на которой ясно отпечатался след колонны, служившей подставкой каменного престола-алтаря, прикасаться к которому мог только священнослужитель. Престол особым образом освящался, покрывался сверху дорогой цветной тканью, а снизу прикрывался белым полотном, и на нем лежали священные предметы церковной утвари, с помощью которых совершалось главное христианское таинство — Причащение Тела и Крови Господней. По-гречески оно называется Евхаристией, что значит «Благодарение». Во время совершения этого таинства православные херсонеситы под видом хлеба — просфор — и вина вкушали самое Тело и Кровь Господа Иисуса Христа и через это таинство, как и нынешние христиане, соединялись с Ним, делаясь причастниками вечной жизни. В наших прогулках по городищу мы еще не раз встретим такие престолы в алтарных частях средневековых церквей, только не прикрывают их дорогие красивые платы, да и прикоснуться теперь к ним может каждый...

Очевидно, самый ранний, скромный и простой храмик, действовавший едва ли столетие, был разрушен, после чего над его остатками соорудили большой храм-меморий, храм-мавзолей, в воспоминание о святыне. Если учесть, что крестообразная композиция храмов в виде чистого креста не встречается после VII в., а в стенке водоема диаконника — крещальни — был найден заклад из 26 медных монет времени правления византийского императора Юстиниана I и его предшественников, время строительства здания укладывается в промежуток между второй половиной VI в. и VII в., когда в городе наблюдался воистину «архитектурный бум», после чего оно просуществовало с перестройками еще около десяти столетий, возможно, даже пережив город. Но и это не все. Под храмом находятся три яруса подземных сооружений! Самый верхний из них, залегавший непосредственно под полом, состоял из нескольких вырубленных в скале могил. Три из них были расположены у западного (главного) входа в большой храм, а еще три — в отдельной часовне или церкви, находящейся сразу за алтарем храма. Они ориентированы в точном соответствии с храмом и, по-видимому, современны ему, то есть достаточно поздние. К гораздо более раннему времени относятся пять, очевидно, еще языческих могил, с невысокими нишами-подбоями, которые располагались наискось по отношению к стенам большого храма. Остатки керамики, светильников, найденные в двух из этих погребений, позволяют думать, что могилы перестали использовать не ранее V в. Христиане засыпали их и возвели первоначальный маленький одноапсидный храмик.

Ниже этих могил в скале были вырублены четыре склепа прямоугольной формы, в стенах которых вытесаны продолговатые ниши в два яруса. К сожалению, склепы оказались ограблены уже в древности и поэтому можно только предполагать, что они относятся к первым векам н.э., к языческим временам. Позднейшие строители включили их в состав загадочного сооружения, окутанного домыслами и легендами. Речь идет о грубой, коряво прорубленной в скале извилистой подземной галерее шириной и высотой около 1 м, местами чуть больше или меньше, длиной около 40 м, которая наискось тянется под всем храмом, выходя обеими концами за его пределы. Кое-где лаз настолько узок, что по нему можно едва протиснуться. Северозападный конец галереи заканчивается небольшим продолговатым склепом с нишами для погребальных урн, то есть для трупосожжений, какие совершали только язычники, а на противоположном конце, в самом углу ограды храма, на линии часовни, зияет жерло большой отвесной ямы — шахты, куда спускались по деревянной лестнице, после чего следовали узкие каменные ступени и прямоугольное низкое отверстие входа в подземелье. Самые ранние обломки керамики, обнаруженные в галерее, относятся ко II-III векам н.э. Дно тесного подземного хода имеет с двух его концов некоторый уклон к месту, где наверх выходит колодец с горловиной, устроенный вплотную к стене западного крыла храма недалеко от главных дверей. Строители необычного сооружения явно включили колодец, как и остатки раннего малого храмика, в единый архитектурный ансамбль. Можно было заметить, что известняковый барьер горловины колодца хранил глубокие и многочисленные следы скольжения ведерного каната и цепи, причем они были видны и на той стороне, которая вплотную примыкала к стене храма. Следовательно, в первое время колодец был доступен со всех сторон. Он действительно служил для подъема воды, накапливавшейся в подземной галерее. Она и сейчас залита водой, которая, как показали химические анализы, проведенные в 1953 году, была вполне пресной. Может быть, эта вода служила не только для хозяйственных нужд загородного монастыря Богородицы Влахернской, но и почиталась святой и целебной, то есть использовалась для культовых целей. Вообще, надо учесть, что строительство таких культовых комплексов вне пределов оборонительных стен объяснимо стремлением византийцев либо возвести храм-меморий над памятным местом, погребением, либо оборудовать загородную агиасму — источник, который имел целительное значение и где собирались паломники и больные. К примеру, такой целебный фиал — колодец существовал возле Силиврийских ворот Константинополя, в предместье Евдом, где находился храм Богоматери-целительницы и можно было приобрести стеклянный флакончик-евлогий с «живоносной водой». Еще один колодец с вырубленным к нему скальным ходом-спуском находится к юго-востоку от храма, за пределами его ограды. Память о подобных агиасмах со «святой водой» долго сохранялась среди местных жителей Крыма, что нашло отражение в татарских названиях некоторых мест (Аязма, Аласма, Азма).

К.К. Косцюшко-Валюжинич, первым обследовавший подземную галерею, поначалу предположил, что это крипта (от греческого — «скрытый») — тайное убежище и одновременно кладбище первых херсонесских христиан. Поэтому несколько обнаруженных там склепов с вырубленными в стенах нишами-локулами он пышно назвал катакомбой, подразумевая подземное помещение, где хоронили христианских первомучеников. На такое сопоставление наталкивали аналогии со знаменитыми римскими катакомбами, сооружавшимися специальными землекопами с конца II до IV вв.

Впрочем, херсонесская галерея, при всей ее таинственности, весьма отдаленно напоминала подземное кладбище. Поэтому с К.К. Косцюшко-Валюжиничем не согласился другой его современник, знаток херсонесских древностей А.Л. Бертье-Делагард, который с присущей ему иронией и блеском постарался развенчать эту версию. Однако легенда уже родилась и не собиралась умирать. Мало того, точка зрения самого А.Л. Бертье-Делагарда стала столь же легендарной. Исследователь посчитал квадратную шахту подвальным ярусом якобы находившейся над ней дозорной башни, из которой провели потайной ход к колодцу, а затем собирались продолжить его до города, но бросили неоконченным. Вместе с тем, он заметил, что подземная галерея, особенно ее конец, попала в наиболее низкую, а потому и очень водоносную часть балки, впадающей в Карантинную бухту и поэтому «можно допустить продолжение хода с целью выйти ближайшим путем в середину водоносных слоев балки, отыскивая обильную воду».

Действительно, обращает внимание явно не случайное обстоятельство, что он был пробит не вдоль, а поперек скалистого склона, на котором стоит крестообразный храм, то есть поперек водоносных слоев. Скорее всего, это был дренажный канал, собиравший воды, сочащиеся в Карантинную бухту сквозь массивы гигантского природного «фильтра» из известняка. Эти воды не были настолько обильны, чтобы удовлетворить потребности монастыря, большого числа паломников, и в обычных колодцах накапливались бы очень медленно. Чтобы ускорить их сбор и увеличить количество и было создано гидротехническое сооружение в виде подземного канала, сообщающегося с тремя колодцами. Мало того, пол хода был подведен совершенно точно к уровню воды в колодце у стены храма, немного выше его, так что, пройдя через шахту, отсюда можно было свободно черпать воду из отверстия под ногами, без боязни разбить спускаемый кувшин о стены. Видимо, периодически здесь устраивали обряд освящения воды, на что указывают 20 ниш для светильников или свечников, вырубленные в стене подземного хода в районе колодца. Конечно, это выглядит менее романтично, чем предыдущие легенды, однако поднимает в наших глазах инженерные знания херсонеситов, живших в гармонии с природой и превосходно умевших использовать то, что она давала.

 

При подготовке данного материала были использованы следующие источники:

Хапаев В.В. Памятники Херсонеса. — Симферополь: Бизнес-Информ, 2005.

Съедин Н.А. Что в имени твоем? О значении крымских названий. — Симферополь: «Оригинал-М», 2008.

Гармаш П.Е. Город-герой Севастополь. Путеводитель — Симферополь: «СОНАТ», 2004.

Херсонес Таврический. Краткий путеводитель по городищу, составленный по изданию: Сорочан С.Б., Зубарь В.М., Марченко Л.В. Жизнь и гибель Херсонеса. — Севастополь: Библекс, 2010.

Сорочан С.Б., Зубарь В.М., Марченко Л.В. Херсонес — Херсон — Корсунь. Путешествия через века без экскурсовода. — К.: Стилос, 2003.

Веникеев Е.В. Севастополь и его окрестности. — Москва: «ИСКУССТВО», 1986.

Крым: православные святыни: путеводитель. — Сост. Е.М. Литвинова. — Симферополь: «РуБин», 2003.

Херсонес Таврiйський: Фотоальбом / Фото I.М. Радченка. - К.: Мистецтво, 1989.

Севастополь: путеводитель. — Севастополь: Библекс, 2009.

poluostrov-krym.com

Музей-заповедник Херсонес Таврический, описание и фото, как добраться

Херсонес — исторический предшественник Севастополя. Его величественные руины никого не оставят равнодушными, а тайны древности интригуют и манят каждого, кто к ним прикоснулся. В его двухтысячелетней истории сплелись судьбы миллионов людей с их нравами, обычаями, мечтами, победами и поражениями. Это город беломраморных колонн, руин старинных храмов, колокольного звона, звуки которого смешиваются с криками чаек и шумом морского прибоя.

Херсонес Таврический на фото:

Возможно это будет интересно: Херсонес Таврический — это остатки античного города, основанного, как колониальное поселение дорийских греков и расположенное на полуострове Гераклея на юго-западе Крыма. Город и участки Херсонеса являются выдающимся примером древнего культурного ландшафта, состоящего из греческого полиса и его сельскохозяйственных глубин.

Как возник древнегреческий город

Первые жители Херсонеса приплыли сюда в V веке до нашей эры из города Гераклея с противоположной стороны моря. Одной из причин их переселения была борьба за демократию. Когда небольшая группа горожан, называемых олигархами, присвоила себе власть в Гераклеи, часть несогласных с этим граждан отправилась за моря в поисках свободной жизни на новых землях. Город, основанный гераклейскими странниками, получил название Херсонес, что по-гречески означает «полуостров».

Ближайшими соседями переселенцев на новом месте оказалась местная народность тавров, по имени которой весь полуостров назывался Таврикой. Первое время греки опасались тавров из-за пиратских нападений на греческие суда, но с течением времени сумели наладить с ними отношения. Херсонесцы даже включили в число своих божеств таврскую богиню Деву. Ее изображения чеканили на монетах, высекали в форме статуй, и считали главной покровительницей города. Один из храмов в честь Девы находился возле мощеной площади у самого моря. Недалеко от него возвышалась гигантская статуя греческой богини Афины, чей каменный лик всматривался в морские дали и встречал приплывающие корабли. Так переплетались традиции и верования местных жителей и пришедших с другого берега людей. Это было началом процесса взаимовлияния разных культур.

История Древнего Херсонеса

Первопоселенцы Херсонеса обустроили свою жизнь по всем правилам древнегреческой демократии: выбирали должностных лиц, проводили открытое и тайное голосование. Бюллетени, с помощью которых голосовали основатели Херсонеса, сохранились до наших дней. Это глиняные черепки с процарапанными на них именами. С помощью таких осколков битой керамики не только выбирали достойнейших, но также изгоняли тех, кто угрожал безопасности общины и демократическому строю.

Окном в мир для Херсонеса служил порт. В местную бухту заходило множество кораблей из разных уголков Черного и Средиземного морей. Херсонеситы надеялись обосноваться на этих землях надолго, но история распорядилась иначе. Во II веке до нашей эры скифское государство достигло пика своего могущества и решило помериться силами с Херсонесом. Победа им далась довольно легко. Разгромив прибрежные поселения, скифские армии подступили под самые стены города. Жители города нашли союзников у Понтийского царства, которым правил Митридат VI Евпатор. Они сумели разгромить скифов, но херсонесцы навсегда потеряли свою независимость. Настал новый золотой век Херсонеса. Совместно с римлянами херсонеситы снова начали масштабное строительство.

Полезно знать: Древний полис Херсонес Таврический — исключительный пример периферийного центра движения людей, который выступал в качестве важного входа в северо-восточную часть влияния греческой торговли, включая Крым и скифское государство. Город сохранял свою стратегическую роль почти два тысячелетия, что является уникальным примером непрерывности и долговечности расчетливого форпоста, соединяющего различные черноморские торговые пути.

Средневековая эра Херсонеса

В конце IV века начинается новая эра Херсонеса под защитой креста. В 301 году один из иерусалимских посланцев Василий прибыл в Херсонес, и по преданию после его успешной проповеди число христиан в городе стало расти. Но большая часть населения была предана Риму и строго следовала указанию властей. Христианство стало утверждаться в Херсонесе только, когда эту веру приняли римские императоры. В 391 году Феодосий I поставил язычество вне закона. Город рос и процвел. Началось строительство базиликов, что в переводе означает «царский дом». Базилики Херсонеса VI века в наши дни — главная достопримечательность Херсонесского заповедника. Особенно одна из них, стоящая в северном районе города на морском берегу у самой кромки прибоя.

Херсонеситы смогли устоять среди множества исторических бурных событий. Когда в 1299 году татарский князь Нагай подверг город тотальному разгрому и разграблению, оставшиеся в живых горожане возродили свой город последний раз. Херсонес просуществовал еще сто лет. В 1399 году его снова до основания сожгли татары. На этом существование полиса закончилась. На месте последних сожженных жителей в XIX веке построен величественный Владимирский Собор. Он стал не только памятником Крещению Руси, но и монументом стойким херсонеситам, которые никогда не склонялись перед врагом.

Архитектурное наследие: прогулка по древнему Херсонесу

Когда население Херсонеса выросло, городские власти решили расширить границы полиса и на месте старых построек выстроить новый город в три раза больший по площади. Как и сельские наделы, все сто кварталов нового Херсонеса были строго прямоугольными. Сегодня на территории заповедника можно прогуляться по главной улице старого города, жилым кварталам и площадям, полюбоваться руинами древнего театра, базилики, загадочными храмами и башнями.

Через весь город проходила центральная улица длиной около 900 метров. На две части ее делила главная площадь. К III веку до нашей эры строительство было практически завершено. Стены окружали Херсонес только со стороны суши, а с моря город открывался взору во всей своей сдержанной красе. Ворота в город сохранились и в наши дни. Прогуливаясь по старинным улицам полиса, можно часто увидеть постаменты древних статуй. Одна из них, предположительно Геракла, стояла у самых ворот. Из района городского порта узкая поперечная улочка выводит на основную магистраль Херсонеса. Здесь находились самые большие и интересные дома и храмы.

Агора — главная площадь Херсонеса, где стояли храмы Афродиты и духа обожествленного города, алтарь богини Девы, множество статуй, почетных декретов и договоров, выбитых на мраморных плитах. Высеченный текст на белой мраморной стеле, установленной посреди городской площади, являлся присягой, которую торжественно приносили все свободные граждане античного Херсонеса.

В городе было место, где всегда царила благоговейная тишина. Это священный участок городской территории находился на приморской площади Парфенон. Единственное, что уцелело — это ее вымостка. Плитам более 2000 лет. На запад от нее идет главная городская улица и проходит мимо стен древних зданий, от которых сохранился лишь фундамент. Разрушенные постройки давно утратили свою форму, но археологические раскопки позволяют воссоздать их прежний облик.

Первым и крупнейшим промыслом херсонесцев было производство вина. В городе находятся руины дома винодела, где сохранились три каменных площадки для отжима виноградного сока. Виноград для виноделия выращивали в каменистых степях вокруг Херсонеса. Эти земли были разделены между горожанами на сотни равных наделов, которые распределялись по жребию.

Наряду с главной площадью и портом, еще одним оживленным местом Херсонеса был городской театр. На его сцене ставились трагедии, комедии, и даже гладиаторские бои.

Сигнальный колокол является неотъемлемой частью Херсонеса. Он был отлит в 1778 году из трофейных турецких пушек, а в 1855 году сам стал трофеем и был установлен на колокольне собора Парижской Богоматери. После он был возвращен в Севастополь в знак дружбы между Россией и Францией.

Полезная информация: Уникальный памятник древности на территории Крыма Херсонес внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Раскопки Херсонеса на территории современного Севастополя начались только в середине XIX века. Необходимость сохранения таких уникальных результатов стала причиной создания Национального заповедника Херсонес Таврический.

Видео обзор:

Археологические раскопки

Во владения херсонесцев входило множество населенных пунктов вдоль западного берега полуострова. Самым крупным из них был город Керкинитида. Сейчас его развалины полностью погребены под современной застройкой, но некоторые участки древних строений можно увидеть в специально оборудованном для показа раскопе.

Археологи обнаружили в развалинах несколько интересных предметов античного искусства, а также следы сильных пожаров и разрушений. Жилище греков украшала изящно расписанная посуда, покрытая знаменитым черным лаком, секрет изготовления которого безвозвратно утерян. Это был настолько стойкий состав, что и сегодня, покрытые им сосуды, сохраняют свою первозданную красоту и блеск.

Надгробия эпохи процветания города дошли до наших дней. На каждом из памятников выбито имя и отчество похороненного, а также барельефы, с помощью которых определяется пол и возраст человека, лежавшего под плитой. Самый потрясающий обнаруженный надгробный памятник — это плита с портретом юноши, выполненный восковыми красками. Памятник портретной живописи IV века до н. э. — редчайший подлинный шедевр.

На заметку: Херсонес в течение трех столетий пребывал в запустении, пока в XVIII веке из тесаного камня херсонесских руин не начал возводиться Севастополь.

Как попасть в Херсонес Таврический

Доехать до «Херсонес Таврический» из Севастополя можно от центра города на автобусах под номерами 4, 22, 107, 109 и 110 до одноименной остановки или воспользоваться услугами такси.

Херсонес просуществовал две тысячи лет, чтобы запечатлеть для нас в летописях развалин невероятное богатство и разнообразие крымской истории.

GPS Координаты: 44°36’35.8″N 33°29’34.7″E Широта/Долгота

ПУБЛИКАЦИИ ИЗ КАТЕГОРИИ:

of-crimea.ru

описание, история, экскурсии, точный адрес

Херсонес (Россия) — описание, история, расположение. Точный адрес, телефон, веб-сайт. Отзывы туристов, фото и видео.

Показать на карте Севастополя

Невозможно передать словами чувство, охватывающее каждого, кто выходит по главной улице древнего Херсонеса на берег к пирсу, куда причаливали галеры из Византии и Рима. Стоит только закрыть глаза, как сквозь крики чаек пробиваются вопли уличных торговцев, скрип швартовых канатов, топот грузчиков и ругань стражников. И все так же беззаботно плещет волнами по гальке вечное море, словно не пронеслись над ним 25 веков, а на агоре у храма новые граждане все еще приносят клятву на верность великому городу.

Немного истории

2500 лет тому назад на северный берег негостеприимного Аксинского моря высадились первые переселенцы из античного города Гераклеи. Тогда полуостров населяли дикие племена тавров, климат для греков был слишком холодным. Однако место оказалось весьма удачным, с двух сторон защищенным от нападений морскими бухтами, а распаханная целина дала щедрый урожай. Скромная колония быстро разбогатела, торгуя пшеницей, и вскоре возвела крепостные стены, храм и театр. Началась эра процветания.

Уже в 1 веке н. э. здесь появились христианские проповедники, а затем Херсонес стал передовым форпостом Византийской империи на самых северных ее рубежах. В 988 г. русский князь Владимир Святославич захватил Корсунь (так Херсонес называли славяне) и в качестве отступного потребовал в жены царевну Анну. Этот исторический момент считается началом христианизации Руси. Город просуществовал еще 400 лет, но не выдержал конкуренции с итальянскими колониями в Кафе (Феодосии), Солдайе (Судаке) и Чембало (Балаклаве). Окончательно погубил и сжег его татарский темник Едигей в 1399 г.

Херсонес

Что посмотреть

Территория Херсонесского историко-археологического заповедника полностью занесена в Список всемирного наследия ЮНЕСКО и особо ценного культурного наследия России. Отечественные и иностранные экспедиции постоянно ведут здесь раскопки, ежегодно делая все новые открытия. Наиболее ценные артефакты выставлены в Эрмитаже и Херсонесском музее, основанном в 1892 г. Но самая интересная экспозиция расположена под открытым небом — улицы, башни, постоялые дома, кузница, винодельня, базилики древнего города, рассказывающие о повседневной жизни обычных граждан. Гулять по развалинам можно бесконечно, однако современному человеку сложно разобраться в быте херсонеситов, поэтому лучше присоединиться к экскурсии, которую проводят сотрудники музея.

Раскопки идут не только на земле, водолазы единственного в стране отдела подводной археологии обнаружили на дне остатки затонувших судов, груды амфор, свинцовые якорные штоки и камни, развалины пирсов и портовых строений.

В заповедник входят не только древние руины, но и средневековые крепости Чембало и Каламита. На месте базилики, где, по легенде, совершили обряд крещения над князем Владимиром, стоит действующий Владимирский собор. Между двух низких столбов висит огромный Туманный колокол, отлитый из трофейных турецких орудий.

Практическая информация

Адрес: Севастополь, Гагаринский р-н, ул. Древняя, 1. Веб-сайт.

Время работы: ежедневно без выходных с апреля по октябрь — с 8:30 до 19:00, с ноября по март — с 9:00 до 17:30. Вход бесплатный, посетителей перестают пускать за 30 минут до закрытия.

Как добраться: на троллейбусе № 10, автобусах №№ 10, 16, 81, 95, 105, 107, 109, маршрутках №№ 4, 16, 77, 83, 95, 107, 109, 110, 112 до ост. «ЦУМ»; троллейбусах №№ 1, 2, автобусах №№ 2, 6, маршрутке № 400 до ост. «Кинотеатр «Россия»; на автобусе №22-А до ост. «Херсонес Таврический».

Цена билета для взрослых на обзорную экскурсию — 300 RUB, для детей от 7 лет, студентов, пенсионеров и инвалидов — 150 RUB. Цены на странице указаны на ноябрь 2017 г.

tonkosti.ru


Смотрите также