Генуэзские колонии в Северном Причерноморье. Генуэзцы в крыму


Генуэзцы в Крыму. История пребывания генуэзцев в Крыму, кратко

Генуэзцы в Крыму

Генуя называлась «городом святого Георгия» — в честь ее небесного покровителя, победоносного воина. А еще граждане называли свое государство «Наияснейшей Генуэзской республикой» — очевидно, в пику Венеции, которая была республикой просто Светлейшей.

Зародилась Генуэзская республика в XI в., в эпоху «коммунальных революций», заложивших основы буржуазной Европы на все последующие времена. Но в Генуе — как и в Венеции, Флоренции, Пизе и некоторых других городах Северной Италии — нарождавшаяся буржуазия не просто добилась для себя прав у власть предержащих сеньоров, она сама полноправно влилась в правящий класс города — государства. Возник нобилитет, господствующий симбиоз взаимопроникающих сословий — городской верхушки и военно-землевладельческой аристократии. Многие, услышав вопрос, какой титул носил основатель флорентийской династии Медичи — Джованни ди Биччи де Медичи, начинают мысленно выбирать между герцогом и графом. А герцоги и прочее великолепие — это все было потом, Джованни же был четвертым сыном небогатого ремесленника-ткача, хорошо распорядившимся отцовской мастерской, которая производила шелковые ткани. Но у этих новоявленных нобилей очень быстро привились дворянские представления о чести и достоинстве, а деловой хватки им было не занимать — они охотно ею делились со своими зятьями и свояками-аристократами. А в итоге и у тех и у других развилась изрядная предприимчивость, мужественная и без лишних церемоний (без лишних, но в меру — обязательно). У генуэзцев была еще и хорошая наследственность: их город в IV в. до н. э. основали лигуры, народ, по свидетельствам древних авторов, такой, что палец в рот не клади.

В рассматриваемую нами эпоху во главе Генуэзской республики стоял пожизненно избираемый городским советом дож, а главным средством к существованию ее жителей была морская торговля, преимущественно с Востоком. Флаг республики — большой красный крест на белом поле — развевался над ее кораблями, факториями и колониями не только в ближнем Средиземноморье, но и у дальних берегов: в Тунисе, на Мраморном и Черном морях. Совокупность заморских владений составляла Генуэзскую империю. Равный по силам соперник у Генуи был один — Венеция, противостояние с которой мы уже наблюдали.

В 1261 г. император Михаил Палеолог в благодарность и в оплату за помощь, оказанную при восстановлении Византии, заключил с Генуей Нимфейский договор, по которому республика получала исключительное право морской торговли на Черном море. Через пять лет (в 1266 г.) был подписан договор с ханом-наместником Крыма Оран-Тимуром, получившим управление полуостровом от своего дяди, хана Золотой Орды Менгу-Тимура. По нему Генуе было разрешено обустройство морской фактории в Каффе (Феодосия). Но это было только началом. В Газарии (таковым было официальное название северо-черноморских владений республики в ее официальных документах) в дальнейшем появлялись все новые владения.

Крепость Чембало (близ современной Балаклавы) была построена в 1340-х гг. на землях, отобранных у «беспечных греческих князей» — так охарактеризовал правителей Феодоро Иоанн Кантакузин. В целом басилевс дал такую оценку деятельности здесь Генуэзской республики: «Задумали они немало, они желали действовать на Черном море и не допускать византийцев плавать на кораблях, как будто море принадлежит только им». У него были основания так говорить: в 1315 г. произошло вооруженное противостояние генуэзцев с византийцами и Трапезундом из-за чрезмерного экспансионизма итальянцев (до войны, правда, дело не дошло). У «беспечных греческих князей» (готов из Феодоро) были отобраны владения от Фороса до Алушты, а Чембало стало форпостом в противостоянии с княжеством. В 1381 г. хан Золотой Орды Тохтамыш признал этот захват — за помощь, оказанную ему крымскими генуэзцами в борьбе с темником ханом Мамаем, узурпировавшим власть в Сарае (хотя, как мы все знаем, в 1380 г. на Куликовом поле генуэзская пехота была в рядах Мамаева войска, помощь же Тохтамышу свелась к тому, что после поражения итальянцы не позволили Мамаю у себя укрыться).

В 1365 г. Газарией была отобрана у венецианцев не раз ограбленная татарами и вконец ослабленная внутренними раздорами Сугдея (Судак).

Воспоро (так по версии генуэзцев, по-нашему Керчь) было получено от Золотой Орды в обмен на обязательство построить в городе ордынскую таможню и наладить работу этой службы — чтобы там взымались пошлины на товары со всех приходящих в Крым кораблей. Не только в Крым, но и в Тану (прежде — Танаис, в наши дни Азов). История овладения ею генуэзцами не совсем ясна, но, так или иначе, она перешла к ним от венецианцев. Однако в 1343 г. Тану забрала себе Золотая Орда — чтобы осуществлять торговлю кубанским зерном и рабами без посредников. А заодно и другие торговые операции — спрос на изделия европейских мастерских, особенно на предметы роскоши, и на экзотические дары Востока, от пряностей до слоновой кости, был в Орде очень высок, там давно уже правили не фанатичные завоеватели времен Чингисхана, а знающие толк в прекрасном последователи Пророка. Что касается торговли хлебом — его поставки из Северного Причерноморья и Черкесии были жизненно важны для Византии, утратившей большинство своих малоазийских владений.

* * *

Генуя не раз вела войны со своей постоянной соперницей Венецией, которой больше всего не нравилась генуэзская гегемония на Черном море. Долгой и кровопролитной была война 1293—1299 гг., проходившая преимущественно на морях и морских побережьях. По ходу ее венецианцы сожгли персональную галеру византийского императора прямо на дворцовой пристани: это была месть за то, что греки оказывали помощь генуэзцам в боях у Босфора, а в Константинополе при попустительстве басилевса произошли погромы и убийства венецианских граждан.

Следует отметить сражение 1298 г. близ острова Корзолы (современного хорватского Корчулы) в Адриатическом море. Венецианцы понесли здесь серьезное поражение, а командовавший их эскадрой адмирал Андреа Дандоло будто бы разбил себе с горя голову о мачту. Но мировое значение эта битва имела потому, что в ней попал в генуэзский плен великий путешественник Марко Поло. Водворенный победителями в тюрьму вплоть до окончания боевых действий, он продиктовал там товарищу по несчастью книгу о своем путешествии в Китай и длительном пребывании там, в том числе в качестве придворного великого хана Хубилая. Название ее «Книга о разнообразии мира», и это знаменательно. Она поразила европейскую общественность, не только читающую, но и слушающую пересказы. Вслед за Крестовыми походами она стала ярчайшим свидетельством того, что мир огромен и многообразен, и открывающиеся на ее страницах просторы для многих душ человеческих были не менее манящими, чем те, что провиделись в храмах Божьих. А для кого-то и более манящими — что послужило важным вкладом в становление мировоззрения эпохи Возрождения. Эпохи, которая творилась в первую очередь в Италии, и вот в этом духовном творчестве Венеция намного опережала слишком меркантильную Геную (но не будем забывать о том, что духовность Возрождения — не только со знаком «плюс»).

Что касается войны: венецианские верфи и оружейные мастерские трудились днем и ночью не покладая рук, неудачи только подстегивали народ «жемчужины Адриатики»». И в один прекрасный день венецианский капитан Доменико Скьяво прошел на своем корабле прямо в генуэзскую гавань и прибил к ее пирсу золотой дукат с изображением герба своей республики. Это стало существенным доводом в пользу того, что пора кончать дело миром.

Стороны разграничили сферы влияния в Крыму, венецианцы обещались тридцать лет не вводить военные корабли в Черное море и не нападать на саму Геную.

В первой половине XIV в. существенных конфликтов между государствами не возникало. Потом войны еще были, но Черное море так и оставалось преимущественно генуэзским.

* * *

В военном отношении Газария была сильна в первую очередь крепостями, построенными по последнему слову военной науки, с учетом возможности нападения с суши и с моря. Остатки мощнейших из них сохранились в Судаке (Солдайе), Феодосии (Каффе) и Балаклаве (Чембало).

Та, что защищала столицу Каффу, поражает в первую очередь своими высокими прямоугольными башнями с зубцами (их было тридцать), двойным рядом крепостных стен — высотой до 11 м, толщиной у основания 2 м. Периметр наружной стены 5,5 км; для сравнения: длина стен Московского Кремля — 2,2 км. Внутренней стеной было охвачено 17 гектаров городской территории, центр Каффы: с консульским дворцом, резиденцией епископа, зданием суда, различными учреждениями и хранилищами наиболее ценных товаров. Каффские стены производят впечатление не самодовлеющей мощи, а скорее уверенности в себе и гармоничной стройности. Такому впечатлению служит и материал, из которого они сложены: похожие на мраморные блоки известняковой породы. Этот известняк добывался не только из каменоломен, но, если требовалось, и со дна моря. Блоки ровные, цементные швы между ними тщательно заделывались. Крепость успешно выдержала немало нападений.

Система управления Генуэзской империей, т. е. колониями республики, была жесткой и эффективной. Каффа была столицей Газарии — всех крымских колоний и Таны (до ее захвата Ордою), а верховным правителем Каффы являлся дож Генуэзской республики. В Генуе с 1313 г. действовала комиссия «восьми мудрых», контролировавшая все дела в Крыму и на Черном море.

Дож ежегодно назначал консулов Каффы, которым подчинялись и власти других городов. Консулы крупнейших из них, Чембало, Солдайи и Таны, тоже назначались из Генуи. В Алушту, Партенит, Гурзуф, Джалиту (Ялту) консулов назначал пребывавший в Каффе генуэзский наместник. У этих городов, отторгнутых от Феодоро, был и общий начальник — «капитан Готии».

В управлении Каффой ее консулу помогали два совета из нобилей, судьи, управляющий финансами, командиры городского ополчения и наемников, полицмейстер и базарный пристав.

В 1453 г., после возникновения Крымского ханства и падения Константинополя, возросшие риски владения этими отдаленными территориями взял на себя генуэзский банк Сан-Джорджо. Ему правительство республики и передало все управление Газарией.

* * *

В торговле генуэзцы, где было возможно, старались установить неэквивалентный обмен. Так, взяв в свои руки торговлю солью, продуктом жизненно необходимым, они втридорога продавали ее касогам (адыгам). Зная о нехватке хлеба в Константинополе, в случае любых разногласий умело «перекрывали пищевод».

Опять же — не с них началось. Тем более что они — люди раннего Возрождения, когда зарождались спорные гуманистические идеалы, согласно которым человек — мерило всех вещей. А такой человек самоуверен, смел, прагматично целеустремлен, эгоистичен. И высокомерен по отношению к тем, кто не такой, кто не похож на него, к людям других народов. В многонациональных городах Газарии это, думается, бросалось в глаза, тем более что генуэзцы составляли большинство в их нобилитете, в управлении, в армейском командовании, да и в состоятельных слоях.

Но — благо, что жили своими кварталами, ходили в свои храмы, хоронили на своих кладбищах. Когда отмечали свои праздники, веселились и ссорились, старались не очень мешать другим, жизнь выработала правила общения. Кстати, о храмах — там были и русские церкви, а значит, проживало немало русских людей. В Москве отечественных купцов, ведших черноморскую торговлю, называли сурожанами — по Сурожу, русскому названию Сугдеи (крымских генуэзцев, торговавших на Руси, там называли фрягами). В Каффе и вообще в Газарии проживало очень много армян: в ту эпоху армянские земли подвергались нашествиям монголов, тюрок, курдов, и значительная часть их обитателей перебралась в Крым.

Представляется, что в целом, несмотря ни на что, хорошо уживались здесь люди, и жизнь была не без веселья. Семьдесят тысяч населения в Каффе — это много для той эпохи. Заполненная сотнями кораблей с разноцветными парусами гавань. Кого только нет на огромном, шумном, заваленном товарами со всего мира базаре: итальянцы, греки, армяне, арабы, турки, персы, грузины, евреи, аланы, готы, русские, черкесы, молдаване, болгары, французы и прочие. Рядом синее море, синее небо над головой. Торгуй да радуйся.

Вот в окружающей города сельской местности итальянцы, если становились крупными владельцами земель, тем более если вдобавок заполучали административные должности, вели себя порою отвязно, «по-феодальному», что было непривычно для привыкшего к самоуправлению местного крестьянства. Нещадно выколачивали подати, эксплуатировали, для наведения страха ставили виселицы и позорные столбы. Но, справедливости ради, согласно сохранившимся документам, городские власти и судьи активно противодействовали подобному.

О том, что не может не волновать: о работорговле. Сразу надо сказать, что тогда она еще не достигла такого размаха, какого достигнет во времена Крымского ханства, когда стала основой «набегового хозяйства». Но и до XV в. она была значительна. Согласно исследованиям, национальный состав рабов был таким: больше всего адыгов (черкесов) — 44%; 23% составляли грузины (лазы), 11% — абхазы, 3,5% — половцы (куманы). Русских, вообще славян было мало. Очень много детей, так что средний возраст продаваемых мужчин — 11 лет, женщин — менее 14.

* * *

Военный конфликт между Генуей и княжеством Феодоро, приведший также к сражению итальянцев с татарами, произошел в 1434 г.

Генуэзская республика не могла смириться с выходом феодоритов к морю, тем более с захватом ими порта Чембало (хотя построен он был на отторгнутой от княжества территории). Генуя отправила в Крым эскадру, в составе которой были галеры, перевозившие шеститысячную армию. Общее командование осуществлял Карло Ломеллини (сын Наполеона Ломеллини, правителя Корсики, принадлежавшей Генуе до XVIII в.). Финансирование экспедиции взял на себя банк Сан-Джорджо.

Боевые действия начались со штурма города-крепости Чембало. Разрубив во время ожесточенной перестрелки цепь, которой феодориты перегородили вход в гавань, десантные лодки проникли в нее. Солдаты высадились под стенами крепости, с кораблей к ним было переправлено несколько пушек. От бомбардировки одна из башен обвалилась, тогда около семидесяти защитников во главе с сыном князя Алексея отошли в цитадель. Во время ее штурма почти все обороняющиеся, кроме их командира и еще нескольких человек, погибли. Город был разграблен и сожжен, немало его жителей перебито. Следом была захвачена Каламита, портовый город феодоритов, которую успело покинуть население. Генуэзцы разрушили там гавань.

Основная цель вторжения была достигнута — готы изгнаны с побережья. Но Ломеллини, войдя, по-видимому, во вкус, решил атаковать и Солхат (Кырым), столицу Крымского улуса Орды. Татары пока не вмешивались в события, но они явно были на стороне феодоритов. Посланного к ним с требованием о сдаче парламентера они убили, так что столкновение стало неизбежным.

Генуэзская армия готовилась к наступлению в Каффе. Ее численность была доведена до 10 тысяч за счет местных отрядов и всех пожелавших присоединиться. Когда утром 22 июня 1434 г. войско выступало из городских ворот, знаменосец задел древком флага республики о верхнюю их балку, и оно переломилось. Все постарались сделать вид, что ничего особенного, древко заменили и двинулись дальше.

На марше случилось то, с чем были уже знакомы армии многих стран. Появилось несколько всадников на приземистых быстрых конях, пустили стрелы и ускакали. Им на смену явились другие, сначала их были десятки, потом сотни. Надолго итальянцев не хватило, многие пустились в бегство. Теперь, опорожнив свои колчаны, татары не исчезали, а принимались рубить бегущих и только потом отправлялись за новой порцией стрел. От хваленых генуэзских арбалетов самой совершенной конструкции, стрелявших длинными железными болтами, прока оказалось мало. Вскоре началось общее отступление.

Татары преследовали побежденных на протяжении пяти миль. По воспоминаниям участника сражения, «многие, не будучи в состоянии укрыться от ударов татар, прятались среди трупов, притворяясь мертвыми. Когда настала ночь, они поднялись и побежали в город, но из этих уцелевших людей очень мало было таких, которые получили менее трех ран кто от стрел, кто от сабли, кто от копья».

Ночью татары праздновали победу, поутру вернулись на место событий и отрубили головы убитых — из них они соорудили две высокие пирамиды, как на картине Верещагина. В этом несчастном походе погибло не менее двух тысяч генуэзцев. Ломеллини стал было готовиться к продолжению войны, но его угомонили здешние представители республики и нобили.

Феодоро обзавелось все же морской гаванью Каламитой — в первую очередь благодаря тому, что его князь Алексей был в добрых отношениях с наместником Крымского улуса Тегинэ, беем Ширинским. Тегинэ, рассорившись с ханом Золотой Орды Улу-Мухаммедом, стал поддерживать его противников и вообще проводить свою политику, проча в самостоятельные крымские ханы Хаджи Девлета Гирея, которого признал своим повелителем.

Хаджи Девлет и победил генуэзцев в битве при Солхате. В 1441 г. он стал первым главою независимого Крымского ханства — Хаджи I Гиреем, основателем династии Гиреев. Единственной династии в истории этого государства, правившей до присоединения Крыма к России в 1783 г.

Для Генуи поражение при Солхате было большой неудачей, но оно не имело роковых последствий, да и в военном отношении не показательно. Республика сохранила все свои владения в Газарии, лишь конкуренция Каламиты стала приносить серьезные убытки.

А.А. Дельнов

Фото красивых мест Крыма

Назад в раздел

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край гор и водопадов

Недельный тур а Адыгее, однодневные пешие походы и экскурсии в сочетании с комфортом (трекинг) в горном курорте Хаджох. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, плато Лаго-Наки, ущелье Мешоко, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен, Гуамское ущелье. Программа для всех

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

svastour.ru

Глава 30 Генуэзцы в Крыму. Крым. Большой исторический путеводитель

Глава 30

Генуэзцы в Крыму

Генуя называлась «городом святого Георгия» – в честь ее небесного покровителя, победоносного воина. А еще граждане называли свое государство «Наияснейшей Генуэзской республикой» – очевидно, в пику Венеции, которая была республикой просто Светлейшей.

Зародилась Генуэзская республика в XI в., в эпоху «коммунальных революций», заложивших основы буржуазной Европы на все последующие времена. Но в Генуе – как и в Венеции, Флоренции, Пизе и некоторых других городах Северной Италии – нарождавшаяся буржуазия не просто добилась для себя прав у власть предержащих сеньоров, она сама полноправно влилась в правящий класс города – государства. Возник нобилитет, господствующий симбиоз взаимопроникающих сословий – городской верхушки и военно-землевладельческой аристократии. Многие, услышав вопрос, какой титул носил основатель флорентийской династии Медичи – Джованни ди Биччи де Медичи, начинают мысленно выбирать между герцогом и графом. А герцоги и прочее великолепие – это все было потом, Джованни же был четвертым сыном небогатого ремесленника-ткача, хорошо распорядившимся отцовской мастерской, которая производила шелковые ткани. Но у этих новоявленных нобилей очень быстро привились дворянские представления о чести и достоинстве, а деловой хватки им было не занимать – они охотно ею делились со своими зятьями и свояками-аристократами. А в итоге и у тех и у других развилась изрядная предприимчивость, мужественная и без лишних церемоний (без лишних, но в меру – обязательно). У генуэзцев была еще и хорошая наследственность: их город в IV в. до н. э. основали лигуры, народ, по свидетельствам древних авторов, такой, что палец в рот не клади.

* * *

В рассматриваемую нами эпоху во главе Генуэзской республики стоял пожизненно избираемый городским советом дож, а главным средством к существованию ее жителей была морская торговля, преимущественно с Востоком. Флаг республики – большой красный крест на белом поле – развевался над ее кораблями, факториями и колониями не только в ближнем Средиземноморье, но и у дальних берегов: в Тунисе, на Мраморном и Черном морях. Совокупность заморских владений составляла Генуэзскую империю. Равный по силам соперник у Генуи был один – Венеция, противостояние с которой мы уже наблюдали.

В 1261 г. император Михаил Палеолог в благодарность и в оплату за помощь, оказанную при восстановлении Византии, заключил с Генуей Нимфейский договор, по которому республика получала исключительное право морской торговли на Черном море. Через пять лет (в 1266 г.) был подписан договор с ханом-наместником Крыма Оран-Тимуром, получившим управление полуостровом от своего дяди, хана Золотой Орды Менгу-Тимура. По нему Генуе было разрешено обустройство морской фактории в Каффе (Феодосия). Но это было только началом. В Газарии (таковым было официальное название северо-черноморских владений республики в ее официальных документах) в дальнейшем появлялись все новые владения.

Крепость Чембало (близ современной Балаклавы) была построена в 1340-х гг. на землях, отобранных у «беспечных греческих князей» – так охарактеризовал правителей Феодоро Иоанн Кантакузин. В целом басилевс дал такую оценку деятельности здесь Генуэзской республики: «Задумали они немало, они желали действовать на Черном море и не допускать византийцев плавать на кораблях, как будто море принадлежит только им». У него были основания так говорить: в 1315 г. произошло вооруженное противостояние генуэзцев с византийцами и Трапезундом из-за чрезмерного экспансионизма итальянцев (до войны, правда, дело не дошло). У «беспечных греческих князей» (готов из Феодоро) были отобраны владения от Фороса до Алушты, а Чембало стало форпостом в противостоянии с княжеством. В 1381 г. хан Золотой Орды Тохтамыш признал этот захват – за помощь, оказанную ему крымскими генуэзцами в борьбе с темником ханом Мамаем, узурпировавшим власть в Сарае (хотя, как мы все знаем, в 1380 г. на Куликовом поле генуэзская пехота была в рядах Мамаева войска, помощь же Тохтамышу свелась к тому, что после поражения итальянцы не позволили Мамаю у себя укрыться).

В 1365 г. Газарией была отобрана у венецианцев не раз ограбленная татарами и вконец ослабленная внутренними раздорами Сугдея (Судак).

Воспоро (так по версии генуэзцев, по-нашему Керчь) было получено от Золотой Орды в обмен на обязательство построить в городе ордынскую таможню и наладить работу этой службы – чтобы там взымались пошлины на товары со всех приходящих в Крым кораблей. Не только в Крым, но и в Тану (прежде – Танаис, в наши дни Азов). История овладения ею генуэзцами не совсем ясна, но, так или иначе, она перешла к ним от венецианцев. Однако в 1343 г. Тану забрала себе Золотая Орда – чтобы осуществлять торговлю кубанским зерном и рабами без посредников. А заодно и другие торговые операции – спрос на изделия европейских мастерских, особенно на предметы роскоши, и на экзотические дары Востока, от пряностей до слоновой кости, был в Орде очень высок, там давно уже правили не фанатичные завоеватели времен Чингисхана, а знающие толк в прекрасном последователи Пророка. Что касается торговли хлебом – его поставки из Северного Причерноморья и Черкесии были жизненно важны для Византии, утратившей большинство своих малоазийских владений.

* * *

Генуя не раз вела войны со своей постоянной соперницей Венецией, которой больше всего не нравилась генуэзская гегемония на Черном море. Долгой и кровопролитной была война 1293–1299 гг., проходившая преимущественно на морях и морских побережьях. По ходу ее венецианцы сожгли персональную галеру византийского императора прямо на дворцовой пристани: это была месть за то, что греки оказывали помощь генуэзцам в боях у Босфора, а в Константинополе при попустительстве басилевса произошли погромы и убийства венецианских граждан.

Следует отметить сражение 1298 г. близ острова Корзолы (современного хорватского Корчулы) в Адриатическом море. Венецианцы понесли здесь серьезное поражение, а командовавший их эскадрой адмирал Андреа Дандоло будто бы разбил себе с горя голову о мачту. Но мировое значение эта битва имела потому, что в ней попал в генуэзский плен великий путешественник Марко Поло. Водворенный победителями в тюрьму вплоть до окончания боевых действий, он продиктовал там товарищу по несчастью книгу о своем путешествии в Китай и длительном пребывании там, в том числе в качестве придворного великого хана Хубилая. Название ее «Книга о разнообразии мира», и это знаменательно. Она поразила европейскую общественность, не только читающую, но и слушающую пересказы. Вслед за Крестовыми походами она стала ярчайшим свидетельством того, что мир огромен и многообразен, и открывающиеся на ее страницах просторы для многих душ человеческих были не менее манящими, чем те, что провиделись в храмах Божьих. А для кого-то и более манящими – что послужило важным вкладом в становление мировоззрения эпохи Возрождения. Эпохи, которая творилась в первую очередь в Италии, и вот в этом духовном творчестве Венеция намного опережала слишком меркантильную Геную (но не будем забывать о том, что духовность Возрождения – не только со знаком «плюс»).

Что касается войны: венецианские верфи и оружейные мастерские трудились днем и ночью не покладая рук, неудачи только подстегивали народ «жемчужины Адриатики»». И в один прекрасный день венецианский капитан Доменико Скьяво прошел на своем корабле прямо в генуэзскую гавань и прибил к ее пирсу золотой дукат с изображением герба своей республики. Это стало существенным доводом в пользу того, что пора кончать дело миром.

Стороны разграничили сферы влияния в Крыму, венецианцы обещались тридцать лет не вводить военные корабли в Черное море и не нападать на саму Геную.

В первой половине XIV в. существенных конфликтов между государствами не возникало. Потом войны еще были, но Черное море так и оставалось преимущественно генуэзским.

* * *

В военном отношении Газария была сильна в первую очередь крепостями, построенными по последнему слову военной науки, с учетом возможности нападения с суши и с моря. Остатки мощнейших из них сохранились в Судаке (Солдайе), Феодосии (Каффе) и Балаклаве (Чембало).

Та, что защищала столицу Каффу, поражает в первую очередь своими высокими прямоугольными башнями с зубцами (их было тридцать), двойным рядом крепостных стен – высотой до 11 м, толщиной у основания 2 м. Периметр наружной стены 5,5 км; для сравнения: длина стен Московского Кремля – 2,2 км. Внутренней стеной было охвачено 17 гектаров городской территории, центр Каффы: с консульским дворцом, резиденцией епископа, зданием суда, различными учреждениями и хранилищами наиболее ценных товаров. Каффские стены производят впечатление не самодовлеющей мощи, а скорее уверенности в себе и гармоничной стройности. Такому впечатлению служит и материал, из которого они сложены: похожие на мраморные блоки известняковой породы. Этот известняк добывался не только из каменоломен, но, если требовалось, и со дна моря. Блоки ровные, цементные швы между ними тщательно заделывались. Крепость успешно выдержала немало нападений.

Система управления Генуэзской империей, т. е. колониями республики, была жесткой и эффективной. Каффа была столицей Газарии – всех крымских колоний и Таны (до ее захвата Ордою), а верховным правителем Каффы являлся дож Генуэзской республики. В Генуе с 1313 г. действовала комиссия «восьми мудрых», контролировавшая все дела в Крыму и на Черном море.

Дож ежегодно назначал консулов Каффы, которым подчинялись и власти других городов. Консулы крупнейших из них, Чембало, Солдайи и Таны, тоже назначались из Генуи. В Алушту, Партенит, Гурзуф, Джалиту (Ялту) консулов назначал пребывавший в Каффе генуэзский наместник. У этих городов, отторгнутых от Феодоро, был и общий начальник – «капитан Готии».

В управлении Каффой ее консулу помогали два совета из нобилей, судьи, управляющий финансами, командиры городского ополчения и наемников, полицмейстер и базарный пристав.

В 1453 г., после возникновения Крымского ханства и падения Константинополя, возросшие риски владения этими отдаленными территориями взял на себя генуэзский банк Сан-Джорджо. Ему правительство республики и передало все управление Газарией.

* * *

В торговле генуэзцы, где было возможно, старались установить неэквивалентный обмен. Так, взяв в свои руки торговлю солью, продуктом жизненно необходимым, они втридорога продавали ее касогам (адыгам). Зная о нехватке хлеба в Константинополе, в случае любых разногласий умело «перекрывали пищевод».

Опять же – не с них началось. Тем более что они – люди раннего Возрождения, когда зарождались спорные гуманистические идеалы, согласно которым человек – мерило всех вещей. А такой человек самоуверен, смел, прагматично целеустремлен, эгоистичен. И высокомерен по отношению к тем, кто не такой, кто не похож на него, к людям других народов. В многонациональных городах Газарии это, думается, бросалось в глаза, тем более что генуэзцы составляли большинство в их нобилитете, в управлении, в армейском командовании, да и в состоятельных слоях.

Но – благо, что жили своими кварталами, ходили в свои храмы, хоронили на своих кладбищах. Когда отмечали свои праздники, веселились и ссорились, старались не очень мешать другим, жизнь выработала правила общения. Кстати, о храмах – там были и русские церкви, а значит, проживало немало русских людей. В Москве отечественных купцов, ведших черноморскую торговлю, называли сурожанами – по Сурожу, русскому названию Сугдеи (крымских генуэзцев, торговавших на Руси, там называли фрягами). В Каффе и вообще в Газарии проживало очень много армян: в ту эпоху армянские земли подвергались нашествиям монголов, тюрок, курдов, и значительная часть их обитателей перебралась в Крым.

Представляется, что в целом, несмотря ни на что, хорошо уживались здесь люди, и жизнь была не без веселья. Семьдесят тысяч населения в Каффе – это много для той эпохи. Заполненная сотнями кораблей с разноцветными парусами гавань. Кого только нет на огромном, шумном, заваленном товарами со всего мира базаре: итальянцы, греки, армяне, арабы, турки, персы, грузины, евреи, аланы, готы, русские, черкесы, молдаване, болгары, французы и прочие. Рядом синее море, синее небо над головой. Торгуй да радуйся.

Вот в окружающей города сельской местности итальянцы, если становились крупными владельцами земель, тем более если вдобавок заполучали административные должности, вели себя порою отвязно, «по-феодальному», что было непривычно для привыкшего к самоуправлению местного крестьянства. Нещадно выколачивали подати, эксплуатировали, для наведения страха ставили виселицы и позорные столбы. Но, справедливости ради, согласно сохранившимся документам, городские власти и судьи активно противодействовали подобному.

О том, что не может не волновать: о работорговле. Сразу надо сказать, что тогда она еще не достигла такого размаха, какого достигнет во времена Крымского ханства, когда стала основой «набегового хозяйства». Но и до XV в. она была значительна. Согласно исследованиям, национальный состав рабов был таким: больше всего адыгов (черкесов) – 44 %; 23 % составляли грузины (лазы), 11 % – абхазы, 3,5 % – половцы (куманы). Русских, вообще славян было мало. Очень много детей, так что средний возраст продаваемых мужчин – 11 лет, женщин – менее 14.

* * *

Военный конфликт между Генуей и княжеством Феодоро, приведший также к сражению итальянцев с татарами, произошел в 1434 г.

Генуэзская республика не могла смириться с выходом феодоритов к морю, тем более с захватом ими порта Чембало (хотя построен он был на отторгнутой от княжества территории). Генуя отправила в Крым эскадру, в составе которой были галеры, перевозившие шеститысячную армию. Общее командование осуществлял Карло Ломеллини (сын Наполеона Ломеллини, правителя Корсики, принадлежавшей Генуе до XVIII в.). Финансирование экспедиции взял на себя банк Сан-Джорджо.

Боевые действия начались со штурма города-крепости Чембало. Разрубив во время ожесточенной перестрелки цепь, которой феодориты перегородили вход в гавань, десантные лодки проникли в нее. Солдаты высадились под стенами крепости, с кораблей к ним было переправлено несколько пушек. От бомбардировки одна из башен обвалилась, тогда около семидесяти защитников во главе с сыном князя Алексея отошли в цитадель. Во время ее штурма почти все обороняющиеся, кроме их командира и еще нескольких человек, погибли. Город был разграблен и сожжен, немало его жителей перебито. Следом была захвачена Каламита, портовый город феодоритов, которую успело покинуть население. Генуэзцы разрушили там гавань.

Основная цель вторжения была достигнута – готы изгнаны с побережья. Но Ломеллини, войдя, по-видимому, во вкус, решил атаковать и Солхат (Кырым), столицу Крымского улуса Орды. Татары пока не вмешивались в события, но они явно были на стороне феодоритов. Посланного к ним с требованием о сдаче парламентера они убили, так что столкновение стало неизбежным.

Генуэзская армия готовилась к наступлению в Каффе. Ее численность была доведена до 10 тысяч за счет местных отрядов и всех пожелавших присоединиться. Когда утром 22 июня 1434 г. войско выступало из городских ворот, знаменосец задел древком флага республики о верхнюю их балку, и оно переломилось. Все постарались сделать вид, что ничего особенного, древко заменили и двинулись дальше.

На марше случилось то, с чем были уже знакомы армии многих стран. Появилось несколько всадников на приземистых быстрых конях, пустили стрелы и ускакали. Им на смену явились другие, сначала их были десятки, потом сотни. Надолго итальянцев не хватило, многие пустились в бегство. Теперь, опорожнив свои колчаны, татары не исчезали, а принимались рубить бегущих и только потом отправлялись за новой порцией стрел. От хваленых генуэзских арбалетов самой совершенной конструкции, стрелявших длинными железными болтами, прока оказалось мало. Вскоре началось общее отступление.

Татары преследовали побежденных на протяжении пяти миль. По воспоминаниям участника сражения, «многие, не будучи в состоянии укрыться от ударов татар, прятались среди трупов, притворяясь мертвыми. Когда настала ночь, они поднялись и побежали в город, но из этих уцелевших людей очень мало было таких, которые получили менее трех ран кто от стрел, кто от сабли, кто от копья».

Ночью татары праздновали победу, поутру вернулись на место событий и отрубили головы убитых – из них они соорудили две высокие пирамиды, как на картине Верещагина. В этом несчастном походе погибло не менее двух тысяч генуэзцев. Ломеллини стал было готовиться к продолжению войны, но его угомонили здешние представители республики и нобили.

Феодоро обзавелось все же морской гаванью Каламитой – в первую очередь благодаря тому, что его князь Алексей был в добрых отношениях с наместником Крымского улуса Тегинэ, беем Ширинским. Тегинэ, рассорившись с ханом Золотой Орды Улу-Мухаммедом, стал поддерживать его противников и вообще проводить свою политику, проча в самостоятельные крымские ханы Хаджи Девлета Гирея, которого признал своим повелителем.

Хаджи Девлет и победил генуэзцев в битве при Солхате. В 1441 г. он стал первым главою независимого Крымского ханства – Хаджи I Гиреем, основателем династии Гиреев. Единственной династии в истории этого государства, правившей до присоединения Крыма к России в 1783 г.

Для Генуи поражение при Солхате было большой неудачей, но оно не имело роковых последствий, да и в военном отношении не показательно. Республика сохранила все свои владения в Газарии, лишь конкуренция Каламиты стала приносить серьезные убытки.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

info.wikireading.ru

Генуэзские колонии в Крыму Википедия

Генуэзские колонии в Северном Причерноморье (в западноевропейских источниках называемые Газа́рия Gazaria) — укреплённые торговые центры генуэзских купцов и колонии Генуэзской республики в XIII—XV веках[2].

Название возможно произошло от хазар. Под «Газарией» итальянцы подразумевали не только Крым, но и вообще земли, прилегающие к Чёрному и Азовскому морям, за исключением входивших в состав Византийской империи[3].

История

В 1169 году император Византии Мануил Комнин разрешил генуэзцам проход через Босфор и посещать Черноморское побережье. В 1204 в рамках Четвёртого Крестового похода крестоносцы взяли штурмом Константинополь, и посадили своего императора. Византийцы были оттеснены в Малую Азию. Проход генуэзских кораблей в Чёрное море затрудняется из-за чрезмерных пошлин. В 1206 году венецианцы закрепились в Солдайе (Судаке), которым владеют совместно с половцами (кипчаками). В 1217 году произошёл набег сельджуков на Судак. В 1223 году монгольские отряды Субудая и Джебэ берут Судак, и в 1239 году Судак захвачен татаро-монголами (до 1249 года). В 1243 году после похода в Европу Батый основал в степях татаро-монгольское государство — Золотую Орду. В 1261 году Генуя и Никейская империя заключили Нимфейский договор. За помощь Михаилу Палеологу в борьбе с Латинской империей генуэзцы получили исключительные права торговли на Чёрном море. Таким образом с XIII века Чёрное море, бывшее до того заповедным бассейном Византийской империи, стало доступным для итальянских купцов[4]. С 1260-х годов начинается их активная торговая деятельность в Крыму и на других территориях Золотой Орды.

В 1266 году хан Оран-Тимур, которому дан был во владение Крым его дядею, золотоордынским ханом Менгу-Тимуром, разрешил генуэзцам основать торговую факторию и колонию в Кафе на месте старой (античной) Феодосии, с условием: платить ему пошлины за ввоз и вывоз товаров, с предоставлением всем купцам права покупать и продавать на этой земле привозимые из других мест товары[1]. Окружённый татарскими, византийскими и иными владениями, город стал столицей генуэзских владений в Крыму[5]. По мнению итальянского медиевиста Джео Пистарино, генуэзцы, издавна торговавшие в этих землях, задолго до приобретения Кафы тщательно изучили все порты, которые считали наиболее полезными, и пришли к выводу, что необходимо поставить их под контроль республики[6].

Опираясь на этот важный торговый форпост, Генуя проводила политику, направленную на достижение торговой монополии в Причерноморье. Византийский император Иоанн Кантакузин охарактеризовал цель этой политики следующим образом:

задумали они немало, они желали властвовать на море [Чёрном] и не допускать византийцев плавать на кораблях, как будто море принадлежало только им[7].

Оригинальный текст (греч.)  

ένενόουν γαρ ουδέν μικρόν, αλλά θαλασσοκρατεΐν έβούλοντο και Ρωμαίους απείργειν πλεϊν, ώς σφισι προσηκούσης της θαλάσσης.

В 1289 году в Кафу из Генуи был послан первый консул, а через год для города был выработан специальный устав и Кафа стала самоуправляющейся городской коммуной. А уже в 1293—1299 годах из-за торговой конкуренции произошла война Венеции и Генуи, сражения которой развернулись и на Чёрном море. По договору обе стороны разграничили сферы влияния в Крыму. Венецианцы были обязаны договором 1299 года не входить тридцать лет кряду в Чёрное море[1]. Генуэзцы стали единственными хозяевами морских коммуникаций Северного Причерноморья и Крымского полуострова[8]. Теперь Чёрное море было охвачено кольцом генуэзских станций, начиная от Перы на восток по малоазийскому берегу, по Кавказскому побережью, на Таманском полуострове, на обоих устьях Дона (Азовское море рассматривалось как расширение впадающего в Чёрное море Дона) и по западной береговой полосе — от устья Днепра — через Килию опять к Босфору.

В 1340-х годах кафинские генуэзцы отняли «без сопротивления у гордых, беспечных и несогласных между собою»[9] греческих князей важный порт Ямболи (ныне Балаклава). Основная роль, отводившаяся новой крепости, состояла в ограничении торговой и политической деятельности князей Феодоро в западной части полуострова[5].

В 1343 генуэзцы обосновались в Чембало (ныне Балаклава), в 1365 — Солдайю (современный Судак), вытеснив оттуда венецианцев. Возникли новые колонии генуэзцев: Воспоро (на территории современной Керчи), Тана (в устье Дона), Джинестра (на территории современной Одессы). Их агентства были в городах Матрега (ныне Тамань), Копа (ныне Славянск-на-Кубани) и т. д.

На другом конце Крыма важным опорным пунктом для генуэзцев стал порт Воспоро (Керчь), порученный во владение генуэзским консулам из рук золотоордынского хана вместе с обязательством по созданию в городе ханской таможни. Именно с этих пор на итальянских картах город стали называть Воспро, Черкио или же Порт Святого Иоанна. В июне 1365 года генуэзцы захватили ослабленную татарскими набегами и внутренними раздорами Сугдею (Солдайю, ныне Судак), вытеснив оттуда венецианцев, а в 1380 году добились от хана Тохтамыша заключения соглашения, в котором тот признал все их территориальные захваты в Крыму[8]. «Великая коммуна Генуи» закрепила за собой Судак с восемнадцатью селениями и территорию Южнобережья от Фороса до Алушты включительно, получившее у них название «капитанство Готии». Генуэзцы получили юридическую власть над всей территорией Готии — приморской и горной. Однако фактическую власть они могли осуществлять только над Приморской Готией (Gothia Maritima), то есть над Южным берегом Крыма[10].

В колониях жили греки, армяне, итальянцы, евреи, татары, адыги и другие народы. К концу XIV века они овладели черноморской торговлей. Через свои опорные пункты в Причерноморье генуэзские купцы вели обширную посредническую торговлю. Они продавали зерно, соль, кожи, меха, воск, мёд, лес, рыбу, икру из причерноморских районов, сукна — из Италии и Германии, масло и вино — из Греции, пряности, драгоценные камни, мускус — из стран Азии, слоновую кость — из Африки и многие другие товары.

Государственные образования Крыма в середине XV века

К 1420-м годам у генуэзцев в Таврике появился опасный соперник — православное княжество Феодоро с центром на плато Мангуп. Княжество образовалось из горной части византийских владений в Крыму (фемы Климата), которая не перешла под власть Генуи. Его правитель Алексей, породнившийся с византийскими императорскими династиями Комнинов и Палеологов, считал себя законным наследником всех бывших владений Византии на полуострове, что отразилось в принятии им греческого титула «ауфент города Феодоро и Поморья» (αυθέντου πόλεως Θεοδώρους και παραθαλασσίας). Отношения Феодоро с золотоордынскими правителями Крымского Юрта (которых генуэзцы именовали imperator scytharum) были мирными, в то время как с генуэзцами княжество вело частые войны, особенно после строительства феодоритами торгового порта Авлита, составившего серьёзную конкуренцию Кафе и нанёсшего удар по экономике генуэзских колоний в Крыму.

Большое место занимала торговля пленниками (славянами, адыгами, аланами), купленными у татарских ханов и турецких султанов. Рабы славянского происхождения отмечаются в XIV веке в нотариальных актах некоторых итальянских и южнофранцузских городов (Руссильон). О рабах-скифах упоминает знаменитый поэт Петрарка в своём письме архиепископу Генуэзскому Гвидо Сетте.

Торговля генуэзцев с Черкесией получила значительное развитие. Генуэзцы ввозили на Северо-Западный Кавказ бумажные и шёлковые ткани, итальянские сукна и бокассины, медные и железные изделия, предметы роскоши, золото, серебро и драгоценные камни, соль и т. д. Торговля итальянцев с горцами носила для адыгов неравноправный характер. Итальянцы жёстко регламентировали цены на соль, в которой остро нуждалось местное население. В свою очередь для генуэзских купцов важное значение имел вывоз хлеба. Черкесский хлеб поступал в Западную Европу, Византию и Трапезундскую империю. Ввоз хлеба из Крыма и Черкесии имел для Византии столь важное значение, что его прекращение в 1343 вызвало угрозу голода в этом государстве.

Торговые операции генуэзских купцов производились также в русских землях. Выходцы из генуэзских колоний (русское наименование — фряги) — жили в Москве, где в XIV—XV веках существовала корпорация купцов — сурожан, специализировавшихся на торговле с Генуэзскими колониями. Генуэзские колонии были хорошо укреплены, в крепостях имелись гарнизоны (остатки крепостных сооружений сохранились в Балаклаве, Судаке, Феодосии). Генуэзцы поддерживали союзнические отношения с золотоордынскими ханами. В 1380 генуэзская пехота участвовала на стороне Мамая в Куликовской битве. Тем не менее, колонии неоднократно подвергались нападениям и разорению со стороны ханов (1299, 1308, 1344—1347, 1396—1397).

Наиболее крупной колонией была Каффа, являвшаяся развитым центром ремесла. После падения Византии в 1453 году Генуя уступила черноморские колонии своему банку Сан-Джорджо (банк Св. Георгия). Международное положение колоний ухудшилось: усилилось военно-политическое давление Крымского ханства, обострились отношения с княжеством Феодоро в Крыму.

В 1475 году генуэзские владения в Крыму, как и княжество Феодоро, были завоёваны османскими войсками под командованием Гедик Ахмед-паши и включены в состав Османского государства. Дольше других (до 1482 года) на Таманском полуострове удерживались представители генуэзского аристократического рода Гизольфи. После завоевания из земель Южного берега был образован санджак, позднее реформированный в вилайет Кефе. Земли домена султана, на которых проживало христианское население, находились вне юрисдикции крымских ханов. Таким образом, «Великое море» (Mare Majus) генуэзцев на 300 лет стало «внутренним морем» Османской империи.

Управление

До 1453 года верховным правителем Кафы был дож Генуэзской республики. Он ежегодно назначал консулов Кафы, которым подчинялись другие правители владений республики в Газарии. Центральное управление черноморскими колониями в Генуе назначало консулов в Кафу, Чембало, Солдайю и далёкую Тану; в другие, менее важные пункты, каковыми были на крымском берегу: Алушта, Партенит, Гурзуф и Ялта, назначал консулов представитель Генуи в Кафе[11].

Кафская администрация при консуле состояла из совета провизоров (попечителей) и совета старейшин, наблюдавших за надлежащим решением наиболее важных общественных проблем. Также консулу подчинялся штат из 16 судей (синдиков), 2 управляющих финансами (массариев), военного начальника города, командира наёмного войска, полицмейстера и базарного пристава. При всём многообразии выполняемых ими задач конечная цель деятельности этих чиновников сводилась к всемерному содействию торговым делам фактории. В XIV—XV веках кафский консул был верховным правителем причерноморских владений Генуи. В документах того времени его называли «главой Каффы и всего Чёрного моря»[12], «Главой Газарии»[13].

Все южнобережные колонии Генуи объединялись в единое военно-административное образование — Капитанство Готия (Capitaneatus Gotie), также известное как губернаторство Готия, призванное обеспечить безопасность каботажного плавания между Чембало и Боспором. Согласно данным Устава «Statutum Cephe», административное управление генуэзской Готии состояло из 4 консульств (Consulatus Gorzoni (Гурзуф), Consulatus Pertinice (Партенит), Consulatus Jalite (Ялта), Consulatus Lusce (Алушта)). Капитан Готии осуществлял военно-полицейские функции на этой территории во взаимодействии с консулами и находился в подчинении консула Кафы и его викария (заместителя). При этом его фискальные возможности ограничивались взысканием штрафа, не превышающего 40 аспров[14].

Генуэзские власти, встревоженные захватом в 1308 году Кафы войсками хана Тохты и разразившимся в 1313 году противостоянием с Византией и Трапезундом, создали в ноябре для учёта дел «Трапезунда, Персии, Турции и всего Чёрного моря» специальную комиссию из восьми «мудрых» (sapientes), которая бы ведала всеми делами генуэзцев в Крыму и на Чёрном море, — Оффиция Газарии (Officium Gazariae)[15][16]. Возникшая после 1363 года Оффиция Романии (Officium Romaniae или Officii Provisionis Romanie — Оффиция Попечения Романии), постепенно заменила ранее созданную Оффицию Газарии[17]. После падения Констатинополя, 17 ноября 1453 года Генуя уступила непосредственное управление черноморскими колониями своему банку Св. Георгия (тогда именовавшемуся Officium comperarum или же Casa di San Giorgio).

Панорама Генуэзской крепости в Судаке

Генуэзская крепость в Судаке (реконструкция).

Изучение

От генуэзского периода в Крыму сохранились остатки крепостных стен, башен и дворцов в Каффе и Чембало, построенные под руководством итальянских архитекторов крепость и консульский замок в Солдайе. В 1951 году в Феодосии на территории генуэзской крепости велись археологические раскопки, давшие ценный материал для изучения истории города, его ремесла и торговли.

Список генуэзских колоний в Северном Причерноморье

Хронология

Год Событие
1169 Император Византии Мануил Комнин разрешил генуэзцам проход через Босфор и посещать Черноморское побережье
1204 Четвёртый Крестовый поход: Крестоносцы взяли штурмом Константинополь, где сажают своего императора. Византийцы оттеснены в Малую Азию. Проход генуэзских кораблей в Чёрное море затрудняется из-за чрезмерных пошлин.
1206 Венецианцы закрепились в Солдайе (Судаке), которой владели совместно с половцами (кипчаками)
1217 Набег сельджуков на Судак
1223 Монгольские отряды Субудая и Джебэ взяли Судак
1239 Судак захвачен татаро-монголами (до 1249 г.)
1243 После похода в Европу Батый основал в степях татаро-монгольское государство — Золотую Орду
1261 Генуя и Никейская империя заключают Нимфейский договор, по которому генуэзцы получили исключительное право на плавание в Чёрном море в обмен на помощь византийцам при отвоевании Константинополя
1261 Восстановление Византийской империи: отвоевание Константинополя Никейской империей (правда, помощь Генуи не понадобилась)
1265 Для противовеса генуэзцам византийский император допустил в Чёрное море также и венецианцев
1266 Генуэзцы основывали свою первую и главную колонию в Причерноморье — Кафу (на месте древней Феодосии)
1287 Венецианский консул в Солдайе
1288 Генуэзская колония в Монкастро (Самастро)
1299 Судак захвачен татарским темником Ногаем. Также разорены Кырк-Ор, Херсонес, Кафа, Черкио
1318 Основание Каффской католической епархии
1318 Генуэзцы обосновывались в Воспоро (Черкио)
1319 Образование итальянской колонии в Трапезунде
1332 Учреждение католических епархий в Воспоро и Сарсоне (Херсонесе)
1332 Образование венецианской колонии в Азаке (Тана). Позже тут же возникнет и генуэзская колония
1340 (1343) Захват генуэзцами Сюмболона (Чембало)
1343 Хан Джанибек разрушил колонии в Тане
1346 Хан Джанибек осаждил Кафу
1349 Учреждение католического архиепископства в Матреге
1357 Чембало: начало строительства крепости и учреждение католической епархии
1258 Учреждение католической епархии в Мапе
1363 Поход князя Литовского Ольгерда на Крым
1365 Переход Судак к генуэзцам; учреждение там католической епархии
1380—1387 По ряду договоров Южный берег Крыма от Кафы и Солдайи до Алушты и Чембало перешли генуэзцам.
1395 Крым и Кавказ опустошены войсками Тимура, особенно пострадали христиане; христианство в большинстве районов Северного Кавказа было уничтожено.
1397 Великий князь Литовский Витовт дошёл до Кафы, взял Кырк-Ор и разрушил Херсонес
1399 Херсонес окончательно разрушен темником Едигеем, после чего уже не восстанавливался.
1403 Восстановление крепости Феодоро (Мангуп) в горном Крыму
1419 Правителем Матреги в результате брака с черкесской княжной стал представитель генуэзского рода Гизольфи
1427 Хан Хаджи-Гирей добился независимости Крымского ханства от Золотой Орды
1428 Упоминаются генуэзские консулы в Кафе, Трапезунде, Тане, Чембало, Солдайе, Самастро, Коппе, Севастополисе, Синопе.
1453 Взятие турками Константинополя — крах Византийской империи, после чего Генуя продала колонии своему банку Сан-Джорджо
1454 Отбита турецкая атака на Кафу
1460 Турки захватывают Трапезунд
1473 Крымское ханство попала в зависимость от Османской империи
1475 Турецкий десант в Крыму. Сдалась Кафа, взяты штурмом Судак, Чембало, Алуста (Алушта).
1482 Турками захвачена Матрега
1484 Турецкая армия перешла Дунай и взяла Килию и Белгород (Аккерман). Османская империя взяла под контроль всё черноморское побережье

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 Волков М. О соперничестве Венеции с Генуей — Записки Одесского общества истории и древностей. Т. 4, Отд. 4—5. Одесса. 1860
  2. ↑ ИТУАК. Том 57 (1920), стр.23. Бертье-Делагард А. Л. Исследование некоторых недоуменных вопросов средневековья в Тавриде
  3. ↑ Газария // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. ↑ Из истории средневекового Крыма: высшие официалы генуэзской Кафы перед судом и наветом: [О консулах — высших должностных лицах генуэзской колонии в Причерноморье] / С. П. Карпов // Отечественная история. — 2001. — N 1. С. 184—187.
  5. ↑ 1 2 Егоров В. Л. — Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв. — М.: «Наука», 1985. Глава третья. Города Золотой Орды и некоторые вопросы экономической географии государства:, раздел «Крым».
  6. ↑ G. Pistarino, Pagine sul medioevo a Genova e in Liguria. — ed. Tolozzi, 1983
  7. ↑ Скржинская Е. Ч. Генуэзцы в Константинополе в XIV веке. — ВВ, I, 1947. С. 228
  8. ↑ 1 2 А. Р. Андреев. История Крыма. — М., «Монолит-Евролинц-Традиция», серия «История и страна», 2002. С. 45
  9. ↑ Мартин Броневский. Описание Крыма (Tartariae Descriptio) — Записки Одесского общества истории и древностей. Том VI. 1867. — С. 344
  10. ↑ Фадеева Т. М., Шапошников А. К. Княжество Феодоро и его князья. — Симферополь: Бизнес-Информ, 2005. С. 124
  11. ↑ Кулаковский Ю. А. «[Прошлое Тавриды: Краткий исторический очерк]» (Киев, 1906; 2-е изд., доп. — Киев, 1914. Глава XV)
  12. ↑ Катюшин Е. А. Феодосия. Каффа. Кефе: Исторический очерк. — Феодосия: Издат. дом «Коктебель», 1998.
  13. ↑ Феодосийский музей Древностей — Эпиграфические памятники Каффы
  14. ↑ Типаков В. А. Общины Готии и Капитанство Готии в уставе Каффы 1449 г. — Культура народов Причерноморья. 1999. N6. С. 218—224
  15. ↑ Бочаров С. Г. Фортификационные сооружения Каффы (конец XIII — вторая половина XV вв.) — СПб., 1998. С. 82—166
  16. ↑ Трапезундская империя и западноевропейские государства в XIII—XV вв. / С. П. Карпов. — М.: Изд-во МГУ, 1981. — 232 с. — 1770 экз., Глава III. Трапезундская империя и Генуя
  17. ↑ Карпов С. П. Рецензия на: Balletto L. Liber Officii Provisionis Romanie (Genova, 1424—1428). Genova, 2000. — Византийский временник. Том 62 (87).2003. С. 176—177
  18. ↑ Историческая география Золотой орды в XIII—XIV вв.
  19. ↑ Типаков В. А. Общины Готии и Капитанство Готии в уставе Каффы 1449 г.//Культура народов Причерноморья, 1999, N 6, С. 218—224
  20. ↑ 1 2 Иосафат Барбаро. Путешествие в Тану. Параграф 46

Литература

  • Бочаров С. Г., Неделькин Е. В. Селения Чембальского консульства в XIV—XV вв.: материалы к археологической карте // Учёные записки Крымского федерального университета им. В. И. Вернадского. Серия: Исторические науки. — 2017. — Т. 3 (69). — № 1. — С. 16—41.
  • Гавриленко О. А. Судова система кримських колоній Генуї (друга половина ХІІІ — середина XV ст.) // Вісник Харківського національного університету ім. В.Н. Каразіна. – № 945. – Серія «Право». – 2011. — С. 49—53.
  • Гавриленко О. А. Основні риси цивільного процесу в північнопричорноморських колоніях Генуї (друга половина ХІІІ — третя чверть XV ст.) // Учёные записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. Сер. «Юридические науки». – Т. 24 (63). – 2011. – № 2.. — С. 17—22.
  • Гавриленко О. А., Сівальньов О. М., Цибулькін В. В. Генуезька спадщина на теренах України; етнодержавознавчий вимір. — Харків: Точка, 2017.— 260 с. — ISBN 978-617-669-209-6
  • Зевакин Е. С., Пенчко Н. А. Очерки по истории генуэзских колоний на Западном Кавказе в XI и XV веках // ИЗ. — T. 3. — М., 1938.
  • Секиринский С. Очерки истории Сурожа IX—XV веках. — Симферополь, 1955.
  • Соломин А. В. Христианские древности Малой Абхазии. — М., 2006.
  • Сыроечковский В. Е. Гости-сурожане. — М.—Л., 1935.
  • Яровая Е. А. Геральдика генуэзского Крыма. // Государственный Эрмитаж. СПб., 2010. 208 с. ISBN 978-5-93572-355-2.

Ссылки

Генуэзские колонии в Северном Причерноморье

Генуэзские колонии в Северном Причерноморье

wikiredia.ru

Итальянские купцы в Крыму - Путешествие по Крыму

Жители двух городов-республик, Генуи и Венеции, славились в средневековой Европе как предприимчивые итальянские купцы и удачливые мореходы. Их суда бороздили воды многих морей. И, не случайно Черное море и Крым стали объектом пристального внимания генуэзцев и венецианцев. Торговые республики постоянно соперничали друг с другом. И хотя первыми в Крым проникли венецианцы, генуэзцы смогли не только победить в конкурентной борьбе, но и закрепиться на черноморских берегах на 2 столетия.

Вторжение турок-сельджуков

В 1221 году близ Судака высадился сельджукский десант. Город был осажден. Горожане надеялись на помощь союзников. К Судаку спешило войско из русских и половцев. Но оно было разбито сельджуками. Чтобы спастись от погрома жителям пришлось уплатить туркам огромную дань. Сельджуки оставили здесь свой гарнизон и обложили население данью. При них был построен первый в Крыму мусульманский храм – мечеть. С неё началось распространение так называемого сельджукского стиля в искусстве средневекового Крыма. Однако сельджукское пребывание в Крыму было недолгим. В январе 1223 года на полуостров вторглось войско неведомого до того народа – татаро-монголов.

Вторжение Золотой Орды

В начале 13 века в Забайкалье и Монголии сложилось сильное кочевое государство во главе с Чингисханом. Монголам покорилась часть Китая, Кореи, народы Дальнего Востока и Средней Азии. В 1240 году пал Киев – мать городов русских. Монголы двинулись дальше на запад. Русь не была включена в состав империи кочевников. Зависимость выражалась в уплате дани и подчинении князей ордынскому хану. Многие татары, в том числе и в Крыму, обращались в христианскую веру и даже становились священниками.

Государство было разделено на провинции – улусы. Столицей Крымского улуса стал город Солхат. Его называли также Крым. Это название вскоре распространилось на весь полуостров. Татары заняли степную и предгорную часть Крыма, но дань обязаны были платить все города и селения Таврики. Неуплата наказывалась карательными походами. Однако в орде постоянно происходили междоусобные войны. Особенно жестокие войны начались во второй половине 14 века. В Крыму к тому времени образовалось два ханства. Однока в то время Крымское ханство было не единственным государством в Крыму. Оно граничило с владениями итальянцев и землями княжества Феодоро с центром в Мангупе. Эти три силы и определяли политическую жизнь полуострова.

Генуэзские колонии

Итальянские купцы обосновались на побережье Крыма от Керчи до современной Балаклавской бухты. Их торговые поселения были одновременно и портами, и крепостями, но архитектурой своей они напоминали родные итальянские города с башнями, замками, мостами и зубчатыми стенами. Центром черноморских владений Генуи стал город Кафа, построенный с разрешения золотоордынского хана на месте древней Феодосии. В середине 15 века здесь проживало около 70 000 жителей. На его узких и кривых улочках сплетались в пестрый узор многие языки и народы, обычаи и религии. Торговля процветала во многом благодаря хорошим дорогам, проложенным по территории, контролируемой золотоордынскими и монгольскими ханами.

Через реки были протянуты мосты, иногда переправа осуществлялась паромами и лодками. Важную статью доходов генуэзцев составляла торговля рабами. На невольничьих рынках Кафы ежегодно продавались тысячи людей, в основном уроженцев Кавказа, а также русских и татар. В голодные годы генуэзцы скупали за бесценок татарских детей, которых вынуждены были продавать родители. Бессердечие и алчность торговцев приводили к частым конфликтам с местным населением. Усиление итальянцев вызвало беспокойство и правителей Золотой Орды.

После одной из драк, в которой генуэзцы убили татарина, хан Джанибек начал войну. Несколько раз он пытался захватить Кафу, но безуспешно. Хан приказал забрасывать трупы в осажденный город. В Кафе вспыхнула страшная эпидемия. Корабли, ушедшие в Италию, принесли туда страшную болезнь, опустошившую затем половину Европы.

Главой всех черноморских колоний Генуи был консул Кафы, который назначался сроком на 1 год. Кафу с моря и суши обнесли мощными стенами с многоэтажными башнями. Перед стеной был вырыт глубокий ров. Его преодолевали только по специально наведенным мостам, каждый из которых вёл к крепостным воротам, числом не меньше пяти. В вечерние часы городская жизнь замирала. Под угрозой штрафа требовалось запирать вход в дома и гасить свет не позже определенного часа, как правило, в 8-9 часов вечера. За этим следила стража.

Только к середине 14 века, пользуясь ослаблением Золотой Орды, итальянские купцы прибрали к рукам земли старого рыбацкого поселка – Чембало (совр. Балаклаву). Крепость Чембало состояла из двух частей. На вершине утёса находился город святого Николая, защищенный крепостными стенами. Вход в бухту преграждала цепь, а на самой оконечности мыса стоял маяк, указывающий дорогу мореплавателям. За наружными стенами крепости лежали густонаселенные кварталы. Главное занятие жителей – рыбная ловля. Соленую рыбу скупали для продажи в Европу. По договору с татарами с 1381 года к генуэзцам отошла узкая полоса Южного берега Крыма от Алушты до Чембало. Эти земли вошли в состав административной единицы, названной «Капитанство Готия».

www.grifon-tur.ru

Генуэзские колонии в Северном Причерноморье

Генуэзская крепость в Судаке (реконструкция).

Генуэзские колонии в Северном Причерноморье — укреплённые торговые центры генуэзских купцов в XIII—XV веках.

История

Расширяя сферу торговых операций после крестовых походов и борясь против соперничавшей с ними Венеции, генуэзцы, стремившиеся при поддержке Византии (Нимфейский договор 1261 года) монополизировать торговлю на Чёрном море, в 1266 добились от ставленника Золотой орды в Крыму Мангу-хана передачи им во владение Каффы (современная Феодосия), ставшей позже центром их колоний. В 1357 генуэзцы приобрели Чембало (ныне Балаклава), в 1365 — Солдайю (современный Судак), вытеснив оттуда венецианцев. Возникли новые колонии генуэзцев: Воспоро (на территории современной Керчи), Тана (в устье Дона), Джинестра (на территории современной Одессы).

Их агентства были в городах Матрега (ныне Тамань), Копа (ныне Славянск-на-Кубани) и т. д. Итальянские колонии в Северном Причерноморье ок.1390 г.

В колониях жили греки, армяне, итальянцы, евреи, татары, адыги и другие народы. К концу XIV века они овладели черноморской торговлей. Через свои опорные пункты в Причерноморье генуэзские купцы вели обширную посредническую торговлю. Они продавали зерно, соль, кожи, меха, воск, мёд, лес, рыбу, икру из причерноморских районов, сукна — из Италии и Германии, масло и вино — из Греции, пряности, драгоценные камни, мускус — из стран Азии, слоновую кость — из Африки и многие другие товары.

Большое место занимала торговля пленниками (русскими, черкесами, аланами), купленными у татарских ханов и турецких султанов. Рабы славянского происхождения отмечаются в XIV веке в нотариальных актах некоторых итальянских и южнофранцузских городов (Руссильон). О рабах-скифах упоминает знаменитый поэт Петрарка в своём письме архиепископу Генуэзскому Гвидо Сетте.

Торговые операции генуэзских купцов производились также в русских землях. Выходцы из генуэзских колоний (русское наименование — фряги) — жили в Москве, где в XIV—XV веках существовала корпорация купцов — сурожан, специализировавшихся на торговле с Генуэзскими колониями. Генуэзские колонии были хорошо укреплены, в крепостях имелись гарнизоны (остатки крепостных сооружений сохранились в Балаклаве, Судаке, Феодосии). Генуэзцы поддерживали союзнические отношения с золотоордынскими ханами, которые формально являлись верховными владетелями территорий колоний, но предоставляли им полное самоуправление, сохраняя власть лишь над подданными ханов. В 1380 генуэзская пехота участвовала на стороне Мамая в Куликовской битве. Тем не менее, колонии неоднократно подвергались нападениям и разорению со стороны ханов (1299, 1308, 1344—1347, 1396—1397).

Наиболее крупной колонией была Каффа, являвшаяся развитым центром ремесла. После падения Византии в 1453 Генуя уступила черноморские колонии своему банку Сан-Джорджо (банк Св. Георгия). Международное положение колоний ухудшилось: усилилось военно-политическое давление Крымского Ханства, обострились отношения с княжеством Феодоро в Крыму. В 1475 генуэзские колонии были завоёваны османскими войсками под командованием паши Гедика Ахмеда и включены в состав Османского государства. Дольше других (до 1482 года) на Таманском полуострове удерживались представители генуэзского аристократического рода Гизольфи.

От генуэзского периода в Крыму сохранились остатки крепостных стен, башен и дворцов в Каффе и Чембало, построенные под руководством итальянских архитекторов крепость и консульский замок в Солдайе. В 1951 году в Феодосии на территории генуэзской крепости велись археологические раскопки, давшие ценный материал для изучения истории города, его ремесла и торговли.

Список генуэзских колоний в Северном Причерноморье

Территория нынешней Украины:

Красным выделены генуэзские владения в Крыму

Территория нынешней России:

Территория нынешней Абхазии:

Территория нынешней Грузии:

Хронология

Год Событие
1169 Император Византии Исаак Ангел разрешил генуэзцам плавать через Босфор и посещать Черноморское побережье
1204 Четвертый Крестовый поход: Крестоносцы берут штурмом Константинополь, где сажают своего императора. Византийцы оттеснены в Малую Азию. Проход генуэзских кораблей в Черное море затрудняется из-за чрезмерных пошлин.
1206 Венецианцы закрепляются в Солдайе (Судаке), которой владеют совместно с половцами (кипчаками)
1217 Набег сельджуков на Судак
1223 Монгольские отряды Субудая и Джебэ берут Судак
1239 Судак захвачен татаро-монголами (до 1249 г.)
1243 После похода в Европу Батый основывает в степях татаро-монгольское государство - Золотую Орду
1261 Генуя и Византия заключают Нимфейский договор, по которому генуэзцы получают исключительное право на плавание в Черном море в обмен на помощь Византии при отвоевании Константинополя.
1261 Восстановление Византийской империи: отвоевание Константинополя (правда, помощь Генуи не понадобилась)
1265 Для противовеса генуэзцам византийский император допускает в Черное море также и венецианцев
1266 Генуэзцы основывают свою первую и главную колонию в Причерноморье - Кафу (на месте древней Феодосии)
1287 Венецианский консул в Солдайе
1288 Генуэзская колония в Монкастро (Самастро)
1299 Судак захвачен татарским темником Ногаем. Также разорены Кырк-Ор, Херсонес, Кафа, Черкио
1318 Основание Каффской католической епархии
1318 Генуэзцы обосновываются в Воспоро (Черкио)
1319 Образование итальянской колонии в Трапезунде
1332 Учреждение католических епархий в Воспоро и Сарсоне (Херсонесе)
1332 Образование венецианской колонии в Азаке (Тана). Позже тут же возникнет и генуэзская колония
1340 (1343) Захват генуэзцами Сюмболона (Чембало)
1343 Хан Джанибек разрушает колонии в Тане
1246 Хан Джанибек осаждает Кафу
1249 Учреждение католического архиепископства в Матреге
1357 Чембало: начало строительства крепости и учреждение католической епархии
1258 Учреждение католичекой епархии в Мапе
1363 Поход князя Литовского Ольгерда на Крым
1365 Судак переходит к генуэзцам; учреждение здесь католической епархии
1380-1387 По ряду договоров Южный берег Крыма от Кафы и Солдайи до Алушты и Чембало переходят генуэзцам.
1395 Крым и Кавказ опустошены войсками Тимура, особенно пострадали христиане; христианство в большинстве районов Северного Кавказа было уничтожено.
1397 Великий князь Литовский Витовт дошел до Кафы, взял Кырк-Ор и разрушил Херсонес
1399 Херсонес окончательно разрушен темником Едигеем, после чего уже не восстанавливался.
1403 Восстановление крепости Феодоро (Мангуп) в горном Крыму
1419 Правителем Матреги в результате брака с черкесской княжной становится представитель генуэзского рода Гизольфи
1427 Хан Хаджи-Гирей добивается независимости Крымского ханства от Золотой Орды
1428 Упоминаются генуэзские консулы в Кафе, Трапезунде, Тане, Чембало, Солдайе, Самастро, Коппе, Севастополисе, Синопе.
1453 Взятие турками Константинополя - крах Византийской империи, после чего Генуя продает колонии своему банку Сан-Джорджо
1454 Отбита турецкая атака на Кафу
1460 Турки захватывают Трапезунд
1473 Крымское ханство попадает в зависимость от Османской империи
1475 Турецкий десант в Крыму. Сдается Кафа, взяты штурмом Судак, Чембало, Алуста (Алушта).
1482 Турками захвачена Матрега.
1484 Турецкая армия переходит Дунай и берет Килию и Белгород (Аккерман). Османская империя берет под контроль все черноморское побережье

Ссылки

Литература

Примечания

 

{{{заглавие}}}

{{{содержание}}}

 

{{{заглавие}}}

{{{содержание}}}

dic.academic.ru

История генуэзских факторий в Крыму приоткроет свои тайны

От всем известной красавицы — генуэзской крепости в Судаке веет романтикой средневековья, и все восточное и южное побережье Крыма усеяно большими и малыми генуэзскими крепостями и башнями, не менее известными, как, например, Кафа (совр. Феодосия), являвшаяся центром генуэзского присутствия в Северном Причерноморье. Подробности истории генуэзских факторий на побережье Крыма сокрыты от нас плотным туманом веков. К этой огромной, малознакомой широкому кругу теме прикоснулась наша современница историк Найле Сеитвелиева.

 

Ныне она работает на кафедре истории Крымского инженерно-педагогического университета, растит двоих детей и продолжает разрабатывать научную тему о месте крымских генуэзских колоний в системе международных отношений в XIV-XV веках. Начинала она свои исследования в годы учебы на историческом факультете ТНУ (ныне КФУ) им. В. Вернадского.

 

Любовь к истории — со школьной скамьи

С 8 класса Найле принимала участие в городских и республиканских олимпиадах по истории и краеведению, занимала 3 место по Крыму, в 10-11 классах занимала 2-е места в республике. Вопрос выбора профессии перед ней даже не стоял: однозначно — история! Одиннадцатиклассницей успешно училась на подготовительных курсах в университете, затем сдала выпускной экзамен, приравненный к вступительному, и уже в середине мая отличница Найле стала студенткой исторического факультета.

— И с того дня моя жизнь связалась с исторической наукой, — рассказывает Найле. — Студенткой я два года изучала на курсах итальянский язык — в душе почему-то я была твердо уверена, что обязательно побываю в Италии. Поездка в Италию — была моей мечтой! И этому волшебству суждено было осуществиться.

 

Италия распахнула свои объятия

По окончании исторического факультета Найле поступила в аспирантуру. Темой научной работы стала история генуэзских колоний в Крыму. Найле узнала, что объявлен грантовый проект для молодых исследователей с возможностью стажировки в одном из университетов Европы.

— Я написала заявку, обосновала свой научный проект. Пришел ответ, что я принята и меня ждет поездка в Италию, это стало настоящим праздником! Я поехала в г. Болонью, в Болонский университет (старейший в Европе, он основан в 1088 году, там учились Данте, Петрарка, Эразм Роттердамский, Николай Коперник, несколько пап римских были студентами этого университета). Я испытывала такую гордость от того, что еду в Болонский университет на 10 месяцев, прикоснусь к этой живой многовековой истории и на какое-то время стану ее частью. Это было как в сказке!

Мне была назначена стипендия, прикреплен научный руководитель — профессор Массимо Монтанари с кафедры средневековой истории, и десять месяцев я работала в библиотеке университета, в архивах — находила, копировала документы, связанные с историей генуэзских колоний в Крыму. Тут и помогло мне мое знание итальянского, но нужно отметить, что большинство документов были написаны на староитальянском языке. При университете мне также было интересно посещать курс мировой истории — познавала науку в трактовке итальянских специалистов.

Год промчался незаметно — в поездках — Рим, Флоренция, Венеция, Милан, много других городов — по музеям, архивам, библиотекам — я летала как на крыльях.

 

Генуэзцы в Крыму

— В архивах готовых материалов не бывает — собираешь сведения буквально по крупицам, — говорит Найле. — То, что я находила по истории крымских генуэзских факторий — это были в основном нотариальные документы, бумаги по торговым сделкам  и т.п.

Поскольку генуэзцы в Крыму занимались преимущественно торговлей, то и документы, соответственно, по большей части касаются торговли и коммерческих сделок.

Я затрагиваю также тему взаимоотношений местного населения с генуэзцами. Это очень интересный аспект истории генуэзских колоний – этно-конфессиональные отношения. Есть факты этнического смешения — брачные договоры смешанных браков — генуэзцев (латинян) и представительниц другого этноса, живущего в Крыму (нелатинянок).

Есть Устав 1449 года для генуэзских колоний, регулирующий взаимоотношения генуэзцев и крымского населения. Он был написан в Генуе и отправлен в Крым. Опубликован был этот Устав на русском языке Н.Мурзакевичем в V томе «Записок Одесского общества истории и древностей» в 1863 году.

Генуэзские крепости (с жителями-генуэзцами) с прилегающей сельской округой (здесь жило местное крымское население) располагались на восточном и южном побережье Крыма, от Феодосии (Кафа) до Балаклавы. Колонии генуэзцев пали под натиском турков во второй половине XV века. Остатки генуэзских поселенцев, я думаю, в конце концов ассимилировались в Крыму.

На азовском побережье также был крупный центр генуэзского влияния  — крепость Тана — по своему могуществу она соперничала с Кафой. Есть, кстати, интересное описание Кафы XV века испанского путешественника Перо Тафура — он пишет о жителях Кафы, об обычаях…

Страницы истории генуэзских колоний в Крыму, неизведанные подробности взаимоотношений крымского населения с выходцами из далекой Генуи откроет нам Найле Сеитвелиева, специалист, влюбленный в историю родного края.

Любовь к истории способна творить чудеса — труд честного историка сродни созиданию, это просвещение разных поколений. А знание и просвещенность — это сила.

Познавая историю родной земли, мы становимся сильнее!

Н. Сеитвелиева во время стажировки в Италии

 

 

comments powered by HyperComments

goloskrimanew.ru

ВЕНЕЦИАНЦЫ И ГЕНУЭЗЦЫ. Исторические судьбы крымских татар.

ВЕНЕЦИАНЦЫ И ГЕНУЭЗЦЫ

Венецианцы появлялись в Крыму уже в конце XI в., а в первые годы после четвертого крестового похода итальянские источники говорят о прочно установившихся торговых связях итальянских княжеств с Солдайей, т. е. Судаком (Ульяницкий В., 1883, 2). Неудивительно, что именно Солдайя была избрана Венецией в качестве опоры для экономической экспансии в Крыму. Еще при половцах Судак стал самым богатым из торговых городов Крыма, далеко обогнав Херсонес (Секиринский С.А. и др., 1980, 11)[49].

Вслед за Венецией в Крым стала слать своих торговых и политических агентов Генуя, этот старый и непримиримый конкурент Республики святого Марка. Первое документальное известие о генуэзской колонии в Кафе относится к 1282 г., но они, конечно, появились здесь гораздо раньше, избрав этот перспективный порт для создания экономического противовеса Венеции. Жесткая торговая борьба, в которой использовались не только экономические, но и политические и даже военные средства, окончилась победой Генуи — ее посланцы шаг за шагом вытеснили из Крыма венецианцев.

В конце XIII — первой половине XIV в., когда крестоносцы утратили свои восточносредиземноморские позиции, торговые пути из Европы в Азию переместились к берегам Черного и Азовского морей. Путь в Китай шел, к примеру, через Тану (устье Дона, ныне Азов) в район современной Астрахани, а затем далее, в Среднюю Азию и на Дальний Восток. Оттого-то Крым, очутившись на торгово-мореходном перепутье, и стал играть столь важную роль в мировой торговле, заняв, естественно, центральное поло[119]жение в экономической жизни Черного моря (Еманов А.Г., 1986, 1).

Сюда приходили караваны купеческих парусников и галер из Египта, Западной Европы, Передней Азии. Здесь оканчивались, с другой стороны, тысячекилометровые сухопутные дороги из земель Золотой Орды и десятка азиатских государств. Еще в XII в. вторым после цветущего Судака торговым центром стала Кафа. Одновременно возросло значение бывших торговых факторий итальянцев Таны, Копы, Чембало (Балаклавы), Боспора (Керчи). Поэтому именно Восточный Крым с его новыми и старыми городами экономически становится наиболее перспективным регионом полуострова. Херсонес же, издавна тяготевший к степному, хлеборобному району края, добился независимости от Византии — вначале экономической, а затем и политической. Здесь также бурно развивались производительные силы, население все четче делилось по социальным и экономическим признакам, шла феодализация общества. Извечно центробежные устремления феодалов привели в конечном счете к разделению Херсонесской Хоры на ряд полунезависимых от города княжеств.

Одним из крупнейших образовавшихся таким образом княжеств стало Кырк-Йер (ныне Чуфут-Кале), большинство населения которого состояло из асов (аланов). Но гораздо большим политическим могуществом и экономическим процветанием прославился Мангуп (Феодоро), населенный готами. Итальянцы стремились поддерживать тесные торговые связи с этими и иными княжествами. Они довольно часто становились и посредниками в торговле последних с зарубежными купцами. Обороты итальянских маклеров и купцов со временем настолько возросли, что метрополии пора было подумать о защите этих "солдат коммерции", приносивших ей нешуточный доход. И в 1287 г. в Солдайе была учреждена официальная должность консула Венеции, в распоряжение которого поступали солдаты гарнизонов, чиновники, финансовые средства — и, очевидно, немалые. Как правило, на должность консула Солдайи назначались лица не только опытные в политике, но и энергичные и, главное, любящие и умеющие трудиться над расширением влияния республики на краю цивилизованного мира.[120]

В XI в. Крым вошел в редкую для его истории полосу покоя и находился в ней вплоть до вторжения татар в XIII в. Конечно, покой этот был весьма относительным, но и он содействовал стабилизации внутреннего положения, что в свою очередь повлекло за собой расцвет предприимчивости и хозяйственной деятельности жителей края, проявило, как, пожалуй, ни разу до этого, все чисто природные возможности Крыма. Число крымчан в эти века сильно увеличилось — и не только в сельской местности, где рост экономических возможностей сопровождался бурным естественным приростом населения, закладкой новых садов, виноградников и деревень, конечно.

Венецианские и генуэзские крепости, обнесенные неприступными стенами, взметнувшими на головокружительную высоту свои украшенные гордыми гербами консулов башни, сулили безопасность и покой посреди неведомого мира, чуждого и опасного с точки зрения многочисленных итальянских переселенцев. Влекли же их сюда не только свободные земли в окрестностях городов, не только цветущая природа и тучные почвы, но и то "экономическое чудо", что испытал Восточный Крым на исходе раннего средневековья. Постройка в Крыму дома-конторы со складом считалась в банках и торговых кланах Венеции весьма выгодным и дальновидным помещением капитала[50]. Границы первых факторий давно скрылись под жилыми кварталами; теперь оказались тесными и крепостные стены, возникали форштадты, там, за городской чертой, уже возводили храмы — так было в Солдайе, Кафе. Кстати, последнюю за многонаселенность и бурную городскую жизнь уже в XIII в. называли Таврическим Константинополем. Такое увеличение массы христианского населения не могло не сказаться и на церковной жизни: Солдайя и Боспор из обычных епархий становятся митрополиями, непосредственно подчиненными лишь патриарху.

Первый удар по цветущим городам юго-востока нанесли в 1223 г. татары, и пришелся он на Солдайю. Затем волна пришельцев отхлынула, и город оправился от нашествия. Но кочевникам пришлась по вкусу богатая добыча в крымских городах, и удары стали повторяться — в 1238, 1242, затем в 1249 г. (Васильевский В., III, CXXVI). В конечном счете горожане Солдайи признали свою зависимость, татары[121] обложили город данью и посадили в нем наместника хана. Затем участь эта постигла и остальные итальянские крепости Крыма. Тем не менее, несмотря на немалые поборы в пользу пришельцев, население городов не спешило мигрировать назад, на свою историческую родину. Дело в том, что прибыль от торговли и местных промыслов оставалась весьма значительной и после уплаты дани ордынцам. Золотая же Орда стала своеобразной защитой мирным итальянским купцам и ремесленникам — выгода здесь была обоюдной. Звучит это, конечно, несколько парадоксально, и автор опасается даже, не обвинили бы его в апологетизме ранних татарских захватов в Крыму. Поэтому обратимся к работе полуторавековой давности, создателя которой трудно упрекнуть в какой-либо предвзятости по отношению к крымским татарам или в конъюнктурных соображениях, ставших актуальными не столь давно.

"Подведомственные Кафе поселения, окруженные кочевыми и земледельческими народами, доставляли хлеб, кожи и другие предметы сельской промышленности. Окрестность Кафы и прочие места Крыма в изобилии доставляли соль, за которой приезжали русские и польские купцы. К Кафе приставали корабли из Перы и Константинополя с мануфактурными произведениями Запада, а суда Таны — с соленой рыбой, драгоценными каменьями, шелком и благовониями Леванта и Индии. Из Польши и России по Днепру и Днестру привозились пшеница, железо, пенька, лен; русские купцы караванами через Киев, Тамань и Перекоп привозили меха. Кавказ и татары доставляли невольников и невольниц, за которыми с дозволения императора Михаила Палеолога раз в год приходили суда египетского султана. Гераклея, Синоп, Трапезунд, Кутаис в Мингрелии, Тифлис и Кубетша в Дагестане, Константинополь были в постоянных торговых сношениях и производили деятельный торговый обмен с Кафой... куда приходили караваны с товарами через Астрахань даже из Центральной Азии, Китая и Индии.

Сукна разного рода, в особенности пурпурового и красного цвета, пояса, ожерелья, кольца и другие женские украшения, леопардовые кожи, меха, шелковые и шерстяные материи, разные изделия из железа и меди, предметы роскоши шли в Азию взамен жемчуга, алмазов, пря[122]ностей, фарфора, опиума, шафрана, сандалового дерева, корицы, мирры, ладана и слоновой кости. Считавшаяся в то время лучшей пшеница отправлялась в Константинополь, соль и вино — в Польшу, Россию или на Кавказ. В Трапезунде, Искурии, Тебризе, Персии были генуэзские консульства, стоявшие в зависимости от Кафы; она же заведовала крымскими колониями, Таманью, Копою (на реке Кубани), Кутаисом, Кубетшою, Таною и другими поселениями" (Мурзакевич Н., 1837, 30, 34 — 38).

Но генуэзские города были не только импортерами и реэкспортерами западных и восточных товаров, они и сами использовали массу продуктов. Так, в Кафе до1/5 западноевропейского импорта потреблялось самими горожанами, расходилось среди ремесленников. Здесь шили одежду, ковали железо, изготавливали ювелирные изделия, кроили седла и сапоги. Еще2/5 импорта расходилось в Крыму и ближайших областях. И лишь1/5 шла дальше, в Азию, Восточную Европу, в том же виде, как сгружалась в кафинском порту (Еманов А.Г., 1986, 6).

Со второй половины XIV в. дальние связи Кафы постепенно сокращаются, заменяясь региональными. Босфор теряет свое значение как канал для западного импорта; все больше товара идет через страны Центральной и Юго-Восточной Европы, через порты Западного Причерноморья, через Польшу и Россию. Импорт из Восточного Средиземноморья поступает через Малую Азию и порты Южного Причерноморья, азиатские товары перегружают на суда в гаванях Анатолии и Кавказа. Расширение географии торговых связей имело и субъективные причины, а именно рост крымского купечества. Пестрота этого сословия возрастает еще более — в Кафе натурализуются выходцы из Польши, Молдавии, Галицкой Руси, Венгрии, Валахии, Малой Азии и Кавказа.

Итальянская торговая система Кафы и Солдайи, основанная на централизации и монополии, увядает, подверженная жестокой конкуренции неофитов из сухопутных стран. Масштабы торговых операций итальянских купцов уменьшаются (особенно в зарубежных направлениях) по причине роста внутрирегионального обмена товаров, внутричерноморского сотрудничества. Многие из них переключаются на более перспективный рынок продукции собственного[123] аграрного хозяйства, садоводства, промыслов и разработки природных богатств Крыма и всего Черноморья. Постепенно торговая роль Кафы если не падает, то нивелируется в сравнении с другими портовыми городами, ранее от нее зависимыми.

Генуэзские колонии, процветавшие при татарах, погибли не от этого мирного соседства. Они пали лишь в 1475 г., когда на берег вышли турецкие янычары и, поддержанные корабельной артиллерией, взяли крепости одну за другой, учинив в них страшную резню. Так, когда часть горожан Солдайи укрылась в церкви, османы сожгли ее вместе с людьми, говорит старинный автор Мартин Броневский. И археологические раскопки 1928 г. подтвердили истинность древнего предания — в руинах храма была обнаружена масса обгорелых человеческих скелетов (Секиринский С.А., 1957, 39).

Однако значительной части генуэзцев удалось спастись. Главы старых кафинских и солдайских родов, не дожидаясь падения крепостных стен, "со своими семействами и своим имуществом взобрались на горы" (Тизенгаузен В., 1889, 26) еще в годы первых татарских походов, т. е. в начале XIII в. И с тех пор жили там, уже полтора века занимаясь виноградарством и садоводством. Турки их не тронули, как и многих керченцев и феодосийцев итальянского происхождения, которые остались жить в старых кварталах.

В дальнейшем, когда утихли военные действия, эти католики даже поддерживали связь со своими родственниками в Генуе. Поразительно, но связи эти сохранились вплоть до XX в.! Католическое меньшинство не слилось с основной массой населения, хоть и сильно ассимилировалось. Язык свой по большей части они забыли, но сохранили старые общины, члены которых по-прежнему называли себя "женовезе", т. е. генуэзцы. Но, подчеркиваем, не все они говорили по-татарски, и в прошлом веке в некоторых семьях портовых городов был в ходу итальянский язык (Суперанская А.В., 1985, 43).

Но вернемся в средневековье. При турках главенствующее место в торговом мире Крыма снова занимают венецианцы. Османы позволили им торговое мореходство, установив дань в виде пошлин размером в 10 тыс. дукатов ежегодно (Уляницкий В.,[124] 1883, 9). Более того, Венеция пользовалась монопольным правом коммерческого мореплавания на Черном море, почти полностью оказавшегося под властью Турции, еще не имевшей своего торгового флота. Венецианцы вели и сухопутную торговлю в Кафе и Азове с Московским княжеством — также по привилегии, выданной им турками.

Упадок венецианской торговли на Черном море начался лишь с середины XVI в., но не из-за турок или татар, а по весьма далеким от крымских дел причинам. Была открыта Америка, установились прочные торговые связи Европы с Индией, все жестче становилась конкуренция новых великих торговых держав — Франции, Англии, затем Нидерландов, что значительно ослабило экономическую мощь Венеции. Именно в эту эпоху ее место в торговых связях Турции занимает на несколько веков Франция, заключившая еще в 1535 г. первой из европейских держав договор о дружбе с Османской империей.

Перемены, происшедшие при этом в положении итальянских жителей Крыма, были характерны крайней замедленностью, постепенностью. Именно это позволило генуэзцам и итальянцам безболезненно перейти к новым формам хозяйственной и торговой деятельности, которая, как было показано выше, еще сотни лет давала хлеб насущный крымским итальянцам, содействовала их органичному вхождению в состав основного, татарского населения полуострова.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru


Смотрите также