Долина смерти – уникальное творение природы. Долина смерти крым


Долина смерти, Балаклава, Крым

Вблизи Балаклавы под ярким крымским солнцем раскинулась живописная зеленая долина, поросшая пышными виноградниками. На первый взгляд это место кажется средоточием умиротворения и покоя. А между тем именно здесь более ста шестидесяти лет назад произошла одна из самых масштабных и трагических битв Крымской войны 1853—1856 годов, после которого зеленая равнина получила мрачное прозвище Долина смерти.

Балаклавское сражение русской армии с объединенными союзными силами Великобритании, Франции и Турции, датированное октябрем 1854 года, вошло в исторические хроники печально знаменитой кровопролитной атакой английской кавалерии. В самом начале боя русским войскам удалось захватить турецкие редуты с девятью пушечными орудиями. В стремлении отбить пушки, английские военачальники бросили на позиции неприятеля около 600 своих всадников при частичной поддержке французской кавалерии. Наступление под перекрестным огнем русской артиллерии и пехоты продолжалось около 20 минут. В результате потери противоборствующих сторон составили по разным данным от 400 до 1000 кавалеристов и около 600 русских солдат. Земля была буквально усеяна пушечными ядрами, телами погибших людей и лошадей. Позже местные жители говорили, что сама смерть поселилась в этих местах, отчего долина и приобрела свое название. Тем не менее, Балаклавское сражение считается одним из немногих эпизодов Крымской войны, где русские войска имели существенное преимущество над противником и одержали уверенную победу.

Сейчас о месте былых боев напоминает небольшой белый обелиск посреди виноградных полей. Памятный знак был установлен англичанами в 1856 году, рядом с кладбищем, где свое последнее пристанище нашли сотни жертв кавалерийской атаки. Надпись на русском и английском языках призывает почтить память солдат, павших в Балаклавском сражении. В 1945 году Долину смерти в Балаклаве посетил сам Уинстон Черчилль, находившийся в Крыму в ходе Ялтинской конференции. А спустя почти полвека на месте знаменитого боя побывал брат королевы Великобритании – принц Майкл Кентский. Такое внимание именитых особ вполне объяснимо – в 1854 году на поле под Балаклавой полегло немало представителей знатных британских фамилий. Трагическая атака англичан также нашла отражение в литературе, изобразительном искусстве и современной музыке. Классическую поэму Альфреда Тениссона "Атака легкой бригады" знает каждый уважающий себя патриот Британии. Балаклавское сражение стало сюжетом нескольких живописных полотен. Ей посвящено два художественных фильма и одна из песен группы Iron Maiden.

Сейчас Долина смерти – распространенный пункт популярных туристических маршрутов Крыма. Здесь можно побывать в ходе экскурсионной поездки, или посетить знаменитое место самостоятельно, приехав на автомобиле или общественном транспорте их Севастополя или Балаклавы. Памятный обелиск расположен  недалеко от автодороги Севастополь – Ялта, на небольшой возвышенности и хорошо заметен издалека.

5turistov.ru

Долина привидений – мистическое место в 40 минутах езды от Утеса

Самая мистическая достопримечательность Крыма расположена недалеко от живописной Алушты – на горе Демерджи. Сразу же отметим, что для того, чтобы как следует насладится необычной красоты Долины смерти стоит выделить несколько часов. Так вы сможете понаблюдать за движением солнечного диска и воочию увидеть как меняются и оживают «застывшие» каменные фигуры.

долина приведений в крыму

В крымской Долине привидений собственно настоящих духов увидеть не придется. Это название необычное место на горе Демерджи получило из-за нескольких десятков каменных фигур причудливой формы. Своим уникальным видом «приведения» обязаны силам природы, которые несколько тысячилетий придавали горной породе самые причудливые формы.

В этом месте для отдыха в Крыму можно полюбоваться на тысячилетние скульптуры, очертания которых напоминают людей, животных, а также мистических созданий.

Долина приведений имеет даже своего Сфинкса. Эта достопримечательность Крыма напоминает знаменитую древнеегипетскую скульптуру и пользуется огромной популярностью среди туристов, которые хотят сделать памятное фото у необычного камня.

Место с потрясающей природой, запечатленное в произведениях искусства

Человеку, который ни разу не был в Долине смерти, может показаться, что пребывание тут может быстро наскучить, однако спешим вас разубедить. Это достопримечательность Крыма так живописна, что не позволит вам не заскучать много часов подряд.

вид на одну из скал в долине приведений

 

Тут открываются потрясающие виды на горы и уникальную природу Крыма. Красоты этого места оценили и кинематографисты. Именно в долине смерти снимали самые знаменитые сцены легендарной советской комедии «Кавказская пленница» . На одном из камней в Долине смерти танцевала героиня актрисы Натальи Варлей, исполнявшая знаменитую «Песенку о медведях».

1. Дорога из поселка Утес до горы Демерджи, где и расположена Долина смерти займет около 40 минут. Двигайтесь на автомобиле на юго-восток через E105/Е 105/М18 или P29/Р29 и E105/Е 105/М18

2. Если вы находитесь в Алуште, то двигайтесь через шоссе E105/Е 105/М18 или P29/Р29. Дорога не отнимет у вас более 30 минут.

3. Из Алушты до горы Демерджы регулярно ходит общественный транспорт и экскурсионные автобусы. Они привезут вас до села Лучистое, из которого пешая дорога до Долины смерти займет около часа.4. GPS-координаты: 44°46′ с. ш. 34°25′ в. д.

Фото Долины призраков

 

Вид на Долину привидений летом

Вид на Долину привидений летом

Вид, открывающийся из Долины привидений

Вид, открывающийся из Долины привидений

Причудливые скалы

Причудливые скалы

Горы в Долине привидений

Горы в Долине привидений

Туман над Долиной привидений

Туман над Долиной привидений

Знаменитые "привидения"

Знаменитые "привидения"

Долина привидений на рассвете

Долина привидений на рассвете

Уникальные горы Долины привидений

Уникальные горы Долины привидений

Вид на Долину привидений

Вид на Долину привидений

 

 

Добавить комментарий

hoteleuropa-utes.ru

Атака лёгкой бригады. Гибель цвета нации под Балаклавой

На полумилю окутаны пылью,Неудержимо вперед,В Смерти долинуСкачут все шестьсот.— Бригада, вперед!— На пушки! – командует лорд.В Смерти долинуСкачут все шестьсот.Альфред Теннисон ( Перевод В.С.Вахрушева )

Этому событию в октябре 2014 года исполнится 160 лет. Эта история о доблести и чести, о глупости и непонимании известна всем и каждому в Великобритании. О ней пишут книги и рассказывают детям. О ней сняты фильмы и написаны исторические труды. Но нам она не была широко известна. Что же произошло под Балаклавой в далёком 1854 году?

25 октября 1854г. (по новому стилю) русский отряд под командованием генерала Липранди произвел атаку на передовые укрепления англичан и турок в Балаклавской долине. Трудно сказать, на что рассчитывал главнокомандующий русской армией князь М.С.Меньшиков: резервов предусмотрено не было, а следовательно, не было и серьезных надежд на какое-либо продолжение операции и ее успех. Однако после штыковой атаки и рукопашной схватки турки бежали, а за ними и англичане. Русскими было захвачено 11 морских орудий, методично расстреливающих Севастополь. Бегство союзников остановила лишь «тонкая красная линия» из шотландских стрелков (они были одеты в красные мундиры). Английские и французские войска поспешили на помощь своим. Положение стабилизировалось, наступило некоторое равновесие. Русские войска заняли высоты по обе стороны долины, и в целом их позиция внешне напоминала подкову. Вот как раз внутрь этой «подковы» и послал, не иначе, как волею злого рока, главнокомандующий английской армии лорд Реглан свои отборные войска – легкую бригаду английской кавалерии – с приказом отбить захваченные русскими пушки.

Вся нелепость этого приказа кажется очевидной даже слабо разбирающимся в военных операциях. Однако приказ был принят непосредственным командиром легкой бригады лордом Кардиганом к исполнению, и печально знаменитая атака состоялась. В 11 часов 10 минут более 600 всадников стремительно атаковали превосходящие силы русской армии, погнали никак не ожидавших этого гусар, смяли артиллеристов и повернули обратно. Атака проходила под перекрестным огнем русской артиллерии, а на обратном пути англичан преследовала еще и опомнившаяся русская кавалерия.

В 11.35 все уже было кончено. Ошеломленный французский генерал Боске, наблюдавший эту драму, воскликнул: «Это великолепно, но это не война, это сумасшествие!». А генерал Липранди поначалу просто не мог поверить, что все английские кавалеристы не были пьяны… Из 673 человек, проделавших безумный путь вдоль долины, лишь менее двухсот снова заняли место в строю. Остальные были либо убиты, либо ранены. Также пали на поле боя около 500 великолепных лошадей. По горькому мнению командира кавалерийской дивизии лорда Лекэна, погибла лучшая бригада, которая когда-либо покидала берега Англии. Тогда же долину, где произошло это сражение, в английской печати стали именовать Долиной смерти. Говорят, что, вернувшись после атаки, лорд Кардиган построил оставшихся в живых и, обращаясь к ним, сказал: «Ребята, это была безумная затея, но в этом нет моей вины». И тут же к нему подступил с требованием объяснений лорд Раглан — главнокомандующий, дескать, что тот имел в виду, атакуя прямо в лоб батарею «вопреки всем правилам войны». На что командир легкой бригады ответил: «Милорд, я надеюсь, вы не осудите меня, поскольку я получил приказ атаковать от старшего по чину перед строем своих войск». Тогда Раглан, обратившись к командующему всей кавалерией Лекэну, от которого Кардиган непосредственно получил приказ, воскликнул: «ВЫ потеряли легкую бригаду!».

Ссылки лорда Лекэна на то, что он передал собственный приказ главнокомандующего, были отвергнуты: начальнику кавалерии, мол, следовало и самому бы подумать. В конце концов, все свалили на посланного с письменным приказом капитана Нолана, так как лорд Реглан настаивал, что уже на словах он добавил: «Если возможно» (?!). Это казалось всем лучшим выходом из положения, тем более что капитан Нолан из атаки живым не вернулся… Примечательно, что в официальном донесении в Лондон Реглан писал о «блеске этой атаки, о благородстве, порядке и дисциплине, которые отличали ее» и настаивал, что это была лучшая из всех атак. Несмотря на то, что в бою под Балаклавой потери русских войск были не намного меньше, чем у англичан (500чел. против 600), этот бой поднял моральный дух русских, оставив ощущение победы и на некоторое время ослабил бомбардировки Севастополя. Для англичан же этот день стал особенно тяжелым днем – днем ужасной в своей бессмысленности гибели соотечественников, о чем и написал, ничего не скрывая, военный корреспондент газеты «Таймс» Уильям Рассел.

В прошлом году В районе села Первомайка состоялась большая реконструкция этого сражения. Активное участие в этом принял британский принц Майкл Кентский и администрация Севастополя во главе с Владимиром Яцубой и Юрием Дойниковым.

2 Принц Майкл Кентский идёт к месту реконструкции

3 Высокие гости слушают историю сражения

4 Это - ВИП-трибуна. Водички я попил! :)

5 Началась реконструкция: Зуавы атакуют

6 Ща каааааак бабахнет!

7 Перестрелка

8 Начинается атака на французский редут

9 Союзники бегут! Мы ломим!

10 Отчаянная оборона

11 Разведчик

12 Рейд киевских гусар

13 Поддержка пехоты

14 И вот начинается непосредственно атака лёгкой кавалерии! Надо заметить, что в то время в "лёгкой бригаде" служили дети лордов, сэров, пэров - цвет нации!

15 Во главе с бесстрашным псом

16 Захваченные пушки союзников

17 Взгляд министра обороны

18 Бой окончен. Всё было скоротечно!

19 Перекличка после боя

20 Зуавы возвращаются в лагерь

21 Шотландские стрелки ( "красная линия")

22 Французская пехота

23 Бригада не была полностью уничтожена, но понесла огромные потери: 118 убитыми, 127 раненными. После перегруппировки только лишь 195 солдат имели лошадей и были в строю

24 Остатки лёгкой бригады

25 Не наши наши парни

26 Принц Майк Кентский вышел к реконструкторам

27 "Британская" лошадь лакомится нашим виноградом

28 Подготовка ко второй части реконструкции.

29 Вторая часть состоялась с участием авиации времён Первой Мировой войны. Реплики этих самолётов и привёз в Севастополь принц Кентский.

30 Самолёты символизировали собой "лёгкую кавалерию"

31 На таких бипланах воевали наши деды

32 Рыцари неба

33 Над полем сражение в память о погибших были развеяны лепестки алых роз

34 В заключение над полем пролетел настоящий американский истребитель времён Второй мировой войны "Мустанг". На нём в качестве второго пилота из Киева перелетел и сам принц!

35 Ещё несколько зарисовок с поля боя:

36

37

38

39 А на этом снимке можно увидеть и автора этого поста.:)

На этом - всё! Напомню, что с 9 по 14 сентября этого года, на Федюхиных высотах пройдёт Крымский военно-исторический фестиваль. Посмотрим, как это будет: http://yuhanson.livejournal.com/86249.html

В посте использованы материалы Юлии Самариной с сайта http://www.perekop.info/crimean-war-attack-of-easy-crew/

Flag Counter

yuhanson.livejournal.com

Балаклавская долина - красивейшее место Севастополя

Путешествуя по Крыму, обязательно посмотрите на Балаклавскую долину, окруженную со всех сторон горами. Балаклавская долина — один из самых красивых уголков не только севастопольской зоны, но и всей юго-западной части Крыма.

Балаклавская долина получила название от расположенного в ее глубине курортного городка Балаклава (с тюрк. балык-юве — рыбье гнездо). Городок расположился по берегам узкогорлой бухты, своими очертаниями напоминающей сачок для рыбы. Балаклава город небольшой, но богатый своей историей, ведь ему более 2,5 тыс. лет.

Балаклавская бухта

В древности по берегам узкогорлой бухты жили воинственные племена тавров. Тавры занимались земледелием, охотой и морским разбоем. Они захватывали греческие корабли, пленников приносили в жертву богине Деве. Приблизительно в V в. до н.э. здесь поселились греки, они назвали Балаклавскую бухту «Сюмболон-лимне» («гавань символов, предзнаменований»).

Ученые считают, что бухта Сюмболон упоминается в «Одиссее» Гомера как жилище кровожадных лестригонов, которые напали на Одиссея и его спутников. В период средневековья в этих местах обосновались итальянцы, выходцы из г. Генуи. Они построили в Балаклаве крепость Чембало, руины которой до сих пор возвышаются над бухтой.

Балаклава Севастополь

Свое современное, тюркское название Балаклава получила в ХV в. Русским поселенцам, которые появились здесь в ХУШ в., трудно было произносить «балык-юве», и они стали называть местечко Балаклава.

Проезжая вдоль дороги у дороги вы можете увидеть памятник гусарам Киевского полка, который представляет собой усеченный четырехугольник, сужающийся в верхней части. Венчает памятник двуглавый орел, сидящий на четырех ядрах (памятник восстановлен в 2004 г., во время празднования 150-летнего юбилея Крымской войны). Гусары Киевского полка принимали участие в знаменитом Балаклавском сражении, которое произошло в этой долине 13 октября 1854 г.

Во время Крымской войны и осады Севастополя в Балаклаве был лагерь английской армии. Справа от нас — часть Балаклавской долины, которая носит название Золотая Балка. Англичане и по сей день называют эту местность Долиной смерти. 13 октября 1854 г. здесь произошло кровопролитное сражение, получившее название Балаклавского и вошедшее в историю Великобритании как траурная дата.

Балаклавское сражение

В Балаклавском сражении произошла трагедия: из-за ошибки английского командования в бою почти полностью погибла английская кавалерия, состоявшая из представителей самых известных родов Великобритании. Гибель кавалерии английская печать назвала «бедствием, непревзойденным в истории». Среди виноградников, просматривается белый обелиск из инкерманского камня — английский памятник погибшим в Балаклавском сражении.

В 1994 г. потомки тех, кто сражался здесь в годы Крымской войны, установили у дороги памятник «Примирение держав — участниц Крымской войны 1853-56 гг.». Он представляет собой обработанный камень, поэтому и памятник стали называть «камнем примирения». Неподалеку у дороги — памятник русским воинам, участникам Балаклавского сражения. Он стоит на высоте Араб-Табиа и представляет собой колонну, которую венчает двуглавый орел. Памятник был восстановлен к 150-летию со дня начала Крымской войны в 2004 г.

Английский памятник в Севастополе

Во время осады Севастополя англичан преследовали неудачи. Страшная буря, пронесшаяся над Крымом 2 ноября 1854 г., почти полностью уничтожила английский флот. Среди других судов, погибших у берегов Балаклавы, был тогда винтовой пароход «Принц», который народная молва окрестила «Черным принцем».

Ходили слухи, что его трюмы были набиты золотом, предназначенным для выплаты жалованья английской армии. Поиски «Черного принца» начались в нач. XX в., как только был изобретен водолазный костюм, и продолжаются до сих пор. Золото искали итальянцы, французы, норвежцы, японцы. Искали и советские водолазы — специально созданная экспедиция подводных работ особого назначения (ЭПРОН).

Золото не было найдено, потому до сих пор будоражит людские умы. Сегодня в Балаклавской долине раскинулись плантации виноградников агрофирмы «Золотая балка» (зарегистрированная торговая марка — «Крымская классика»). Почвенно-климатические условия Балаклавской долины (карбонатные почвы, отсутствие доступа северным ветрам) благоприятны для возделывания сортов, используемых для приготовления высококачественного шампанского.

Виноградник Золотая балка в Севастополе

Неотъемлемой частью пейзажа Балаклавской долины стали карьеры. В окрестностях Севастополя добывают строительный известняк и металлургические известняки, которые называют «флюсы». Флюсы необходимы для производства чугуна.

Их добычей занимается Балаклавское рудоуправление. Результатом его деятельности являются исчезнувшие и спиленные горы. Новый рудник на г. Гасфорта был закрыт, с дороги видны пустующие предприятия, зацветшее водохранилище, но природный баланс уже нарушен — изменился ландшафт, изменился климат.

В 2009 году территорию бывшего карьера члены московского мотоклуба «Ночные волки» приспособили для проведения своих байк-шоу.

Байк-шоу в Севастополе

Летом 2010 году их мероприятие впервые посетил В.В. Путин, прибывший сюда на собственном мотоцикле.

Летом 2014 года здесь проходило триумфальное шоу, посвященное присоединению Севастополя и Крыма к Российской Федерации.

Одной из традиций, сложившихся здесь, является поддержание чистоты и порядка, а этого требует уникальная природа и крымский лес.

 

Автор главной фотографии: фотограф Юлия Блоина. Источник: http://www.krym.info/foto/img628.htm.

www.grifon-tur.ru

битва под Балаклавой » Военное обозрение

«Копыта стучат по тверди,Пушки маячат вдали,Прямо в Долину СмертиШесть эскадронов вошли».Альфред Теннисон «Атака легкой кавалерии».

25 (13) октября 1854-го года произошла одна из крупнейших битв Крымской войны — Балаклавское сражение. С одной стороны в нем приняли участие силы Франции, Великобритании и Турции, а с другой — России.

Город-порт Балаклава, лежащий в пятнадцати километрах южнее Севастополя, являлся базой экспедиционного корпуса англичан в Крыму. Уничтожение войск союзников под Балаклавой нарушало снабжение британских сил и теоретически могло привести к снятию осады Севастополя. Сражение произошло к северу от города, в долине, ограниченной Сапун-горой, невысокими Федюхиными холмами и Чёрной рекой. Это было единственное сражение всей Крымской войны, в котором силы русских не уступали противнику по численности.

К осени 1854-го года, несмотря на упорные бомбардировки Севастополя, обеим сторонам было ясно, что штурма в ближайшее время не последует. Маршал Франсуа Канробер, главнокомандующий французской армией, сменивший умершего от болезни Сент-Арно, хорошо понимал, что нужно торопиться. С наступлением зимы плавать по Черному морю транспортам будет сложнее, а ночевать в палатках и вовсе не полезно для здоровья его солдат. Однако он не решался ни начать подготовку к штурму Севастополя, ни атаковать армию Меншикова. С целью разжиться идеями и планами он даже повадился ездить к своему коллеге в Балаклаву, главнокомандующему английской армией, лорду Раглану. Однако Фицрой Раглан и сам привык получать указания из многоопытного французского штаба. Обоим командующим был необходим какой-нибудь толчок — и он последовал….

Князь Меншиков, главнокомандующий русской армией, нисколько не верил в успех завязавшейся войны. Однако государь и мысли не допускал о потере Севастополя. Он не давал покоя светлейшему князю, ободряя его в своих письмах и высказывая сожаления о том, что не может быть лично с войсками, поручая ему благодарить от его имени солдат и моряков. Чтобы показать хоть какую-то видимость активных военных действий Александр Сергеевич решился напасть на лагерь союзников у Балаклавы.

Крымская война: битва под Балаклавой

Фото Роджера Фентона. Британский военный корабль у пристани в Балаклавской бухте. 1855

Фото Роджера Фентона. Британский и турецкий военный лагерь в долине под Балаклавой.1855

Необходимо отметить, что маленький греческий поселок с населением в несколько сотен человек в сентябре 1854-го года превратился в шумный город. Все побережье было завалено ядрами, досками и различным инвентарем, доставляемым сюда из Англии. Британцы соорудили здесь железную дорогу, набережную, лагерь и множество складов, построили водопровод и несколько артезианских колодцев. В бухте стояло множество военных судов, а также несколько яхт членов высшего командования, в частности, «Драйяд» командира легкой кавалерии Джеймса Кардигана. Для защиты городка на невысоких буграх поблизости еще в середине сентября союзники устроили четыре редута. Три из них были вооружены артиллерией. Эти редуты прикрывали линию Чоргун-Балаклава, и в каждом из них сидело около двухсот пятидесяти турецких солдат. Англичане правильно рассчитали, что отсиживаться за укреплениями турки умеет гораздо лучше, чем сражаться в открытом поле. К слову, несчастные солдаты Омер-паши выполняли в армии союзников самую грязную и тяжелую работу. Кормили их очень скудно, не допускали к общению с другими солдатами и жителями, за провинности били смертным боем. Превращенные в передовых бойцов они были посажены на редуты, дабы защищать своей грудью английский лагерь. Силы же британцев в этом месте состояли из двух кавалерийских бригад: тяжёлой кавалерии генерала Джеймса Скарлетта и лёгкой кавалерии генерал-майора Кардигана. Общее командование кавалерией осуществлял генерал-майор Джордж Бингэм, он же лорд Лукан, посредственный командир, не пользующийся особой популярностью у подчиненных. Силы Скарлетта находились к югу от редутов, поближе к городу, войска Кардигана — севернее, поближе к Федюхиным горам. Необходимо отметить, что в лёгкой кавалерии, являвшейся элитным родом войск, служили члены крупнейших аристократических родов Англии. Всем экспедиционным корпусом англичан командовал лорд Раглан. В будущем сражении также приняли участие французские подразделения, однако их роль была незначительной.

23 октября у села Чоргун на Черной реке под командованием генерала Павла Петровича Липранди, занимавшего должность заместителя Меншикова, был собран Чоргунский отряд численностью около шестнадцати тысяч человек, включающий военнослужащих Киевского и Ингерманландского гусарских, Донского и Уральского казачьих, Одесского и Днепровского пехотных полков. Целью отряда было уничтожение турецких редутов, доступ к Балаклаве и артиллерийский обстрел вражеских судов в порту. Для поддержки войск Липранди на Федюхины высоты должен был выдвинуться особый отряд генерал-майора Иосифа Петровича Жабокритского численностью в пять тысяч человек и при четырнадцати орудиях.

Балаклавское сражение началось в шесть часов утра. Выступив от села Чоргун, русские войска, разбившись на три колонны, двинулись на редуты. Центральная колонна штурмовала первый, второй и третий, правая атаковала стоявший в стороне четвертый редут, а левая занимала селение Камары на правом фланге неприятеля. Тихо сидевшие на протяжении нескольких недель турки лишь в последний момент к своему ужасу увидели, как после артиллерийского обстрела на них рванулись русские. Захваченные врасплох они не успели покинуть первый редут, в нем завязался бой, в ходе которого около двух третей турецких подданных было убито. В семь часов русские солдаты, захватив три орудия, овладели первым укреплением.

Из остальных редутов турки уходили с предельной быстротой, преследовали их русские кавалеристы. Среди прочего в остальных укреплениях было брошено восемь орудий, много пороха, палаток и шанцевого инструмента. Четвертый редут сразу же срыли, а все орудия в нем заклепали и сбросили с горы.

Любопытно, но выжившим туркам возле стен города досталось еще и от англичан. Один британский офицер вспоминал это так: «Неприятности тут у турок не окончились, мы приняли их острием штыка и не позволили войти, видя, как трусливо повели они себя».

Генерал-лейтенант Павел Петрович Липранди.Командующий русским отрядом в Балаклавском сражении

В начале девятого Липранди овладел Балаклавскими высотами, но это было лишь начало. Через полчаса перерыва Павел Петрович направил всю свою кавалерию в долину. За захваченными редутами находился второй ряд укреплений союзников, а за ними стояли бригады легкой и тяжелой кавалерии британцев, которые к тому времени уже пришли в движение. Французский генерал Пьер Боске также уже направил в долину бригаду Винуа, а за ней африканских егерей д'Алонвиля. Отдельно от кавалеристов действовал девяносто третий шотландский полк под командованием Колина Кэмпбелла. Сначала этот полк безуспешно пытался остановить бегущих турок, а затем в ожидании подкрепления встал перед деревней Кадыковка на пути наступавшей русской конницы приблизительной численностью в две тысячи сабель. Русские кавалеристы разбились на две группы, одна из которых (около шестисот всадников) устремилась на шотландцев.

Известно, что Кэмпбелл сказал своим солдатам: «Парни, приказа отступать не будет. Вы должны умереть там, где стоите». Его адъютант Джон Скотт ответил: «Есть. Мы это сделаем». Понимая, что фронт атаки русских слишком широк, полк выстроился в две линии вместо положенных четырех. Шотландцы дали три залпа: с восьмисот, пятисот и трехсот пятидесяти ярдов. Сблизившись, всадники атаковали горцев, но шотландцы так и не дрогнули, заставив русскую кавалерию отойти.

Отражение кавалерийской атаки пехотным полком горцев в Балаклавской битве получило название «The Thin Red Line» в соответствии с цветом мундиров шотландцев. Изначально это выражение придумал журналист «Таймс», сравнивший в статье девяносто третий полк с «тонкой красной полоской, ощетинившейся сталью». Со временем выражение «Тонкая красная линия» превратилось в художественный образ — символ самопожертвования, стойкости и хладнокровия в сражениях. Данный оборот также обозначает оборону из последних сил.

В это же время остальные силы русской конницы под командованием генерала Рыжова, возглавлявшего всю кавалерию чоргунского отряда, вступили в бой с тяжёлой кавалерией генерала Скарлетта. Любопытно, что, заметив у себя на левом фланге медленно двигавшуюся русскую кавалерию, английский генерал решил предупредить удар и первым бросился с десятью эскадронами в атаку. Командовавший бригадою пятидесятилетний Джеймс Скарлетт не имел опыта в военных делах, однако удачно пользовался подсказками двух своих помощников — полковника Битсона и поручика Эллиота, отличавшихся в Индии. Русские кавалеристы, не ожидавшие атаки, были смяты. Во время страшной семиминутной рубки гусар и казаков с британскими драгунами несколько наших офицеров были тяжело ранены, генералу Халецкому, в частности, отрубили левое ухо.

Весь бой легкая кавалерия Кардигана стояла на месте. Пятидесятисемилетний лорд до Крымской войны не участвовал ни в одной военной кампании. Соратники предлагали ему поддержать драгун, но Джеймс отказался наотрез. Храбрый воин и прирожденный наездник он считал себя униженным с того самого момента, как поступил под командование лорда Лукана.

Видя, что со всех сторон к месту схватки спешат все новые и новые части союзников, генерал-лейтенант Рыжов дал сигнал отходить. Русские полки кинулись в Чоргунское ущелье, а англичане преследовали их. Подоспевшая на помощь драгунам шестиорудийная конная батарея открыла огонь картечью в спины гусар и казаков, нанеся им существенный урон. Однако и русская артиллерия не осталась в долгу. Отступая, войска Рыжова как будто случайно прошли между двумя захваченными утром редутами (вторым и третьим), увлекая за собой англичан. Когда колонна драгун Скарлетта поравнялась с укреплениями, справа и слева грянули пушки. Потеряв убитыми и ранеными несколько десятков человек, британцы бросились назад. Примерно в это же время (десять часов утра) на поле сражения прибыли войска Иосифа Жабокритского, расположившиеся на Федюхиных высотах.

Наступившее затишье обе стороны использовали для перегруппировки войск и обдумывания дальнейшего положения. Казалось, на этом Балаклавское сражение можно было бы и закончить, однако удачная атака драгун Скарлетта навела лорда Раглана на мысль повторить этот маневр для того, чтобы снова овладеть орудиями, захваченными русскими в редутах. Присутствующий рядом Франсуа Канробер заметил: «Зачем идти на них? Пусть русские идут на нас, ведь мы на отличной позиции, вот и не будем трогаться отсюда». Если бы должность французского главнокомандующего по-прежнему занимал Сент-Арно, то, возможно, лорд Раглан послушался бы совета. Однако маршал Канробер не имел ни характера, ни авторитета Сент-Арно. Поскольку первая и четвертая английские пехотные дивизии были еще довольно далеко, британский главнокомандующий приказал атаковать наши позиции кавалерией. С этой целью он послал Лукану следующий приказ: «Кавалерии идти вперед и использовать всякий случай для овладения высотами. Пехота будет наступать двумя колоннами и поддержит ее». Однако командующий кавалерией неверно истолковал предписание и вместо того, чтобы немедленно атаковать русских всеми силами, ограничился тем, что перевел на небольшое расстояние влево легкую бригаду, оставив драгун на месте. Всадники замерли в ожидании пехоты, которая, по словам их командира «тогда еще не прибыла». Таким образом, наиболее подходящий момент для нападения был упущен.

Фицрой Раглан терпеливо ждал выполнения его приказа. Однако время шло, а кавалерия Лукана стояла на месте. Русские в то время неторопливо стали увозить захваченные орудия, никаких новых нападений с их стороны не предвиделось. Не понимая чем вызвана бездеятельность начальника кавалерии, Раглан решил послать ему еще одно приказание. Генерал Эйри, бывший начальником штаба английской армии, написал под его диктовку следующую директиву: «Кавалерия должна быстро выдвинуться вперед и не позволить неприятелю увезти орудия. Сопровождать ее может конная артиллерия. На левом фланге у вас французская кавалерия. Немедленно». Кончался приказ именно словом «immediate». Бумажку лорду Лукану передал капитан Льюис Эдуард Нолан.

Необходимо отметить, что русские войска к тому времени расположились «углубленной подковой». Войска Липранди заняли холмы от третьего редута до села Камары, отряд Жабокритского — Федюхины высоты, а в долине между ними находились кавалеристы Рыжова, отступившее на довольно большое расстояние. Для связи между отрядами использовался Сводный уланский полк (стоявший у Симферопольской дороги) и донская батарея (расположенная у Федюхиных высот). Лорд Лукан, осознавший, наконец, истинный приказ, спросил у Нолана, как он сам себе представляет данную операцию, ведь британская кавалерия, углубившись между концами «подковы», попадет под перекрестный огонь русских батарей и неминуемо погибнет. Однако капитан лишь подтвердил то, что ему велели передать. Уже много позже появились сведения о том, что, вручая приказ Нолану, Раглан прибавил устно: «Если возможно». Лорд Лукан под присягой свидетельствовал, что этих слов капитан ему не передавал. Самого же английского офицера расспросить было нельзя, к тому времени он уже погиб.

Командующий британской кавалерией генерал Джордж Лукан

Таким образом, начальник всей британской кавалерии оказался в затруднительном положении: он четко понимал все безумство затеи и в то же время держал в руках бумажку с четким приказом главнокомандующего. «Приказы необходимо выполнять», — очевидно, с такими мыслями Джордж Бингэм направился со своим штабом к легкой кавалерии Кардигана. Передав содержимое записки, он приказал ему наступать. «Так точно, сэр, — холодно ответил Кардиган, — однако позволю себе заметить, что русские имеют по обеим сторонам долины стрелков и батареи». «Я это знаю, — ответил Лукан, — но так хочет лорд Раглан. Мы не выбираем, а исполняем». Кардиган отсалютовал лорду и повернулся к своей легкой бригаде. В тот момент в ней насчитывалось шестьсот семьдесят три человека. Раздался звук трубы и в 11:20 конница шагом двинулась вперед. Вскоре кавалеристы перешли на рысь. Это были отборнейшие части, поражавшие великолепием и красотой конного состава. Английская конница двигалась в трех линиях, заняв по фронту пятую часть ширины долины. Ей нужно было преодолеть всего лишь три километра. А справа от них также выстроенная в три линии наступала тяжелая бригада, возглавляемая самим Луканом.

Потерявший в сражении при Ватерлоо правую руку главнокомандующий англичан Фицрой Раглан никогда не был боевым генералом и, по мнению многих историков, был бездарным полководцем и вождем. Имеются сведения, что, когда английская кавалерия во весь опор неслась на русские войска, Раглан с видимым удовольствием отмечал великолепное зрелище стройных порядков своих элитных войск. И лишь настоящие военные, вроде Канробера и его штабных офицеров, не зная о содержании приказа, с запозданием (по их собственному признанию) стали понимать, что происходит перед ними.

Как только наши войска увидели движение неприятельской кавалерии, Одесский егерский полк отошел ко второму редуту и построился в каре, а стрелковые батальоны, вооруженные штуцерами, совместно с батареями с Федюхиных и Балаклавских высот открыли по англичанам перекрестный огонь. Во врага летели гранаты и ядра, а по мере приближения всадников в ход пошла и картечь. Одна из гранат разорвалась рядом с капитаном Ноланом, изрешетив грудь англичанина и убив его наповал. Однако всадники Кардигана продолжали наступать, переходя под градом снарядов на галоп, ломая свой строй. Доставалось от русских артиллеристов и тяжелой кавалерии. Ранение в ногу получил лорд Лукан, был убит его племянник и адъютант капитан Чартерис. Наконец, не выдержав сильного огня, командующий всей кавалерией остановил бригаду Скарлетта, приказав ей отступить на исходные позиции.

Роберт Гиббс. Тонкая красная линия (1881). Шотландский Национальный военный музей в Эдинбургском замке

После этого конница Кардигана стала основным объектом меткой пальбы русских стрелков и артиллеристов. К тому времени они уже достигли расположенной поперек долины русской тяжелой Донской батареи из шести орудий. Всадников, объезжавших батальоны Одесского егерского полка, встретили оттуда выстрелами, а потом и батарея дала заключительный залп картечью в упор, но остановить британцев не смогла. На батарее начался короткий и жестокий бой. В качестве прикрытия в сорока шагах позади нее стояло шестьсот солдат первого Уральского казачьего полка, еще не принимавших участия в сражении и не понесших потерь. А за ними на расстоянии сорока метров были выстроены двумя линиями два полка гусар, командовать которыми после ранения Халецкого был поставлен полковник Войнилович.

Фото Роджера Фентона. Чоргунский (Трактирный) мост (1855)

Уланы семнадцатого полка прорвали оборону батареи и налетели на казаков. Клубы пыли и дыма скрывали от них истинные силы атакующих, и внезапно уральцы, видя вылетающих улан, запаниковали и начали отступать, сминая гусарские полки. Лишь отдельные группы сохранивших стойкость солдат бросились на выручку артиллеристам. В их числе был и полковник Войнилович, который, сплотив вокруг себя несколько рядовых, ринулся на англичан. В схватке он был сражен двумя выстрелами в грудь. Смешавшиеся в толпу гусары и казаки вместе с легкой конной батареей и остатками личного состава временно захваченной Донской батареи отступали к Чоргунскому мосту, заманивая неприятеля за собой. Когда неприятельская конница была уже возле моста, генерал Липранди, предвидевший подобное развитие событий, нанес окончательный удар. Шесть эскадронов Сводного уланского полка, стоявшие возле второго и третьего редутов, атаковали англичан. В этот же момент снова открыла огонь русская артиллерия, от которого неприятельская кавалерия понесла ощутимый урон, причем перепало и нашим всадникам. К этому времени перегруппировались гусары, подоспели казаки пятьдесят третьего Донского полка.

Ричард Вудвилль. Атака лёгкой бригады. (1855)

Русские уланы преследовали бригаду Кардигана до четвертого редута и, несомненно, истребили бы всех до последнего человека, если бы не подошедшая помощь. Французы во главе с Франсуа Канробером полностью осмыслили, что происходит только тогда, когда после артиллерийского обстрела русская кавалерия вместе с пехотой бросилась добивать англичан. Один из лучших французских генералов, Пьер Боске, закричал в возмущении английским штабным: «Это не война! Это безумие!». Оглушительно прогремел приказ Канробера спасать то, что осталось от английской легкой конницы. Первыми на выручку Кардигану помчался прославленный четвертый полк Африканских конных егерей генерала д'Алонвиля. Они столкнулись с пластунским батальоном Черноморских казаков. Пешие казаки-пластуны действовали в рассыпном строю. Уклоняясь от удара сабли, они падали на землю ничком при приближении французских всадников, а когда конник пролетал мимо, вставали и стреляли в спину. Теперь уже ощутимые потери понесла и французская сторона. А легкая бригада англичан в это время на израненных, уставших конях, осыпаемая пулями и картечью, рассыпавшаяся на одиночных всадников и мелкие группы, медленно уходила вверх по долине. Преследование их русскими не было активным, хотя позже его назвали «охотой на зайцев». В общей сложности трагическая атака британцев длилась двадцать минут. Поле битвы было усеяно трупами людей и лошадей, более трехсот человек английской бригады были убиты или изувечены. Только на своих позициях остатки некогда славных английских полков снова увидели бригадного командира, о котором ничего не знали с момента начала боя на русской батарее.

Дальнейшее сражение ограничилось перестрелкой войск союзников, занявших четвертый редут, с ближайшими Одесскими батальонами. В четыре часа вечера прекратилась канонада, и сражение было окончено. Главнокомандующие союзных войск решили оставить в руках русских все трофеи и укрепления, сосредоточив войска у Балаклавы. Генерал Липранди, удовольствовавшись достигнутыми успехами, расположил войска: в селе Камары, у моста на Черной речке, в первом, втором, третьем редутах и вблизи них. Отряд Жабокритского по-прежнему стоял на Федюхиных горах, а кавалерия обосновалась в долине.

К пятидесятилетию Севастопольской обороны в 1904-ом году у дороги Севастополь-Ялта, там, где находился четвертый турецкий редут, установили памятник героям Балаклавского сражения. Проект разработал подполковник Еранцев, а архитектор Пермяков внес в него некоторые изменения. Во время Великой Отечественной монумент был разрушен и только в 2004-ом году военные строители по проекту архитектора Шеффера восстановили памятник.

Поль Филиппото. Атака лёгкой бригады во главе с генералом Аллонвиллем

Балаклавское сражение оставило двоякие впечатления. С одной стороны оно ни в малейшей степени не являлось победой союзников, с другой не было и довершенной победой русской армии. Овладение городом — базой англичан — поставило бы войска союзников в почти безвыходное положение. Многие из английских военачальников признавались позднее, что потеря Балаклавы вынудила бы союзные войска оставить Севастополь, изменив в корне всю Крымскую войну. В тактическом отношении сражение при Балаклаве было успешно: русские войска захватили окружавшие город высоты и несколько орудий, неприятель понес весомый урон и стеснил круг своих действий, ограничившись непосредственным прикрытием города. Однако взятие редутов и истребление английской кавалерии не принесли никаких существенных стратегических последствий. Напротив, сражение показало союзникам их слабейшее место, вынудив принять меры для отражения нового удара. Наше командованием также не поддержало мужество русских воинов, проявив удивительную нерешительность. Через некоторое время захваченные редуты были оставлены, почти на нет сведя результаты битвы.

Рисунок Роджера Фентона. Атака легкой кавалерийской бригады, 25 октября 1854, под командованием генера -майора Кардигана (1855)

Единственным положительным фактором стало то, что после известия о Балаклавском сражении, и в Севастополе, и во всей нашей армии произошел необычайный подъем боевого духа. Рассказы о взятых трофеях и полегших английских кавалеристах, ровно, как и истории о необыкновенном мужестве, с которым дрались русские солдаты, передавались из уст в уста. Вот что написал Липранди о поведении своих войск после сражения: «Отряды, понимая свое высокое назначение защищать родной край, горели желанием сразиться с врагом. Все сражение является одним геройским подвигом, и очень трудно отдать кому-либо преимущество перед другими».

Участвующие в разгроме английской конницы казаки переловили после боя лошадей, по их собственным словам, «сумасшедшей кавалерии» и продавали дорогих кровных рысаков по цене в пятнадцать-двадцать рублей (в то время как истинная стоимость коней оценивалась в триста-четыреста рублей).

У англичан же, наоборот, после боя было болезненное ощущение поражения и потерь. Шли разговоры о военном невежестве и бездарности главного командования, приведшие к совершенно бессмысленным потерям. В одной английской брошюре периода Крымской войны написано: «Балаклава» — это слово будет записано в анналах Англии и Франции, как место памятное деяниями героизма и происшедшим там несчастьем, непревзойденными до тех пор в истории». 25 октября 1854-го года навсегда останется траурной датой в истории Англии. Лишь через двенадцать дней из Константинополя в Лондон прибыло посланное известным ненавистником России лордом Рэдклифом сообщение о роковом событии. Легкая кавалерия, полегшая под Балаклавой, состояла из представителей английской аристократии. Впечатление от этого известия в столице Великобритании было ошеломительным. Вплоть до войны 1914-го года оттуда ехали паломники с целью осмотреть «долину смерти», где погиб цвет их нации. О гибельной атаке были написаны десятки книг и стихотворений, снято множество фильмов, а исследователи прошлого до сих пор спорят, кто же в действительности виноват в смерти английских аристократов.

Фото Роджера Фентона. Совет в штаб-квартире Раглана(генерал сидит слева в белой шляпе и без правой руки) (1855)

К слову, по итогам случившегося была создана специальная комиссия. Главнокомандующий Фицрой Раглан старался всю вину свалить на Лукана и Кардигана, говоря им при встречах: «Вы загубили бригаду» (Лукану) и «Как же вы могли с фронта атаковать батарею против всех военных правил?» (Кардигану). Главнокомандующий создал целое обвинение против Джорджа Бингэма, упустившего, по его мнению, удобный момент. Пресса и правительство поддержали Раглана, дабы не подрывать престижа высшего командования. Под давлением общественности, восставшей против кавалерийских генералов, Лукан просил более тщательного расследования его действий в битве, а Кардиган завел длительную тяжбу с подполковником Кальторпом, утверждавшим, будто командир легкой бригады сбежал с поля, прежде чем его подчиненные доскакали до русских орудий.

Согласно распоряжению императора российского было принято решение увековечить память обо всех войсках, принявших участие в обороне Севастополя с 1854-го по 1855-ый года. Под руководством члена государственного совета Петра Федоровича Рерберга были собрано множество материалов по раненым и погибшим русским воинам в ключевых сражениях на Альме, в Инкермане, на Черной речке и под Балаклавой. В материалах, представленных государю, Петр Федорович упомянул четырех офицеров, погибших в Балаклавской битве:

• капитана Днепровского пехотного полка Джебко Якова Ануфриевича, убитого ядром в голову при взятии села Камары;

• ротмистра гусарского Саксен-Веймарского (Ингерманладского) полка Хитрово Семёна Васильевича, тяжелораненого в ходе схватки с драгунами Скарлетта, попавшего в плен и умершего в нем;

• корнета гусарского Саксен-Веймарского полка Горелова Константина Васильевича, убитого картечью во время отступления полка после схватки с кавалеристами Скарлетта;

• полковника гусарского полка Войниловича Иосифа Фердинандовича, сраженного во время нападения английской лёгкой бригады на Донскую батарею.

По данным британского командования потери легкой бригады составили более сотни убитых (включая девять офицеров), полторы сотни раненых (из них одиннадцать офицеров) и около шестидесяти человек пленных (в том числе два офицера). Многие из покалеченных людей впоследствии скончались. Также было потеряно более трехсот пятидесяти лошадей. Общий урон, нанесенный в этот день союзникам, составил около девятисот человек. По позднейшим подсчетам потери достигли тысячи военнослужащих, а некоторые историки и вовсе утверждают, что погибло полторы тысячи солдат. Потери русских войск составили шестьсот двадцать семь человек, из которых двести пятьдесят семь были среди гусар, наиболее сильно пострадавших от английской кавалерии. В феврале 1945-го года после Ялтинской конференции Балаклавскую долину посетил Уинстон Черчилль. В сражении погиб один из его предков из рода Мальборо. А в 2001-ом году на памятном месте побывал брат королевы Великобритании принц Майкл Кентский.

Памятник павшим британцам в Балаклавской долине

Источники информации:http://militera.lib.ru/h/tarle3/17.htmlhttp://kazantip.zzx.su/war.htmhttp://history.scps.ru/crimea/bogdan23.htmhttp://grafskaya.com/?p=5433

topwar.ru

Балаклавская долина | Памятники и исторические места

Балаклавская долина расположена к юго-востоку от Севастополя. Она отделяет начинающуюся здесь Внутреннюю гряду Крымских гор от Главной гряды. Сейчас в Балаклаву можно добраться только автомобильным транспортом, а вот до Великой Отечественной войны из Севастополя в Балаклаву ходил трамвай. После войны трамвайное сообщение восстановлено не было.

Осенью 1854 года произошла история, которая сделала эту долину известной на весь мир. Европейские газеты рассказали о катастрофе, постигшей англичан 13 (25) октября 1854 года в сражении у Балаклавы.

С этого времени слово «Балаклава» прочно ассоциируется с атакой британской бригады легкой кавалерии лорда Кардигана. «Оно стало синонимом напрасной жертвы, безумно смелого, но заведомо обреченного на неудачу предприятия», затмив другие моменты противоборства кавалерии, артиллерии и пехоты. Балаклавское сражение, или «Дело Липранди», оказалось первым и, к сожалению, единственным удачным боем русской полевой армии на Крымском театре Восточной войны.

В Англии, Франции, Германии о событиях, произошедших под Балаклавой, написано множество книг, статей, сняты кинофильмы, посвящено стихотворение Альфреда Теннисона «Атака легкой кавалерии», ставшее хрестоматийным. А долину, в которой погибли в бою представители самых аристократических английских фамилий, окрестили «Долиной смерти».

Роджер Фентон. Долина смерти. 1855 год

Роджер Фентон. Долина смерти. 1855 год

Перейдя к долговременной осаде Севастополя, англичане прикрыли свою базу двойным рядом укреплений. Впереди Балаклавы, на высотах, позже получивших название Семякиных, отделявших южную часть Балаклавской долины от долины Чернореченской, турецкие войска под командованием капитана Вагмана соорудили шесть редутов (в некоторых источниках говорится только о 4-х редутах). Первый находился на правом их фланге, на высоте, получившей имя французского генерала Канробера. Следы этого земляного укрепления — орудийные дворики — неплохо сохранились до наших дней. Остальные редуты тянулись по Семякиным высотам к левому флангу. Последний из них построили на высоте за Воронцовским шоссе, вблизи циркумваляционной линии. Помимо этих основных укреплений, у с. Кады-Кой воздвигли сомкнутое укрепление в виде редана и две батареи в тылу села. Вокруг Балаклавы от высоты Спилия до отрогов Сапун-горы англичане приступили к строительству еще одной оборонительной линии, состоявшей из батарей, связанных между собой траншеями. Но завершить ее к 13(25) октября не успели. Два редута из шести и три батареи к этому времени также не вооружили. Обороняли эти рубежи турецкие и английские войска под командованием генерала сэра Колина Кемпбела.

Защищали подступы к Балаклаве 4350 человек, в том числе 2850 — пехоты и 1500 кавалерии бригад Кардигана и Скарлета.

Передовые четыре редута занимали турецкие войска. «Эти поистине несчастные турки, превращенные в Камышовой бухте французами во вьючных животных, англичанами, напротив, были обращены в передовых, так сказать, бойцов и посажены на редуты, чтобы защитить своей грудью английский лагерь и склады в Балаклаве. Турок принято было кормить очень скудно, бить смертным боем за провинности, к общению не допускать, даже офицеров турецких за стол с собою не сажать».

Подданные султана, создав кое-какие условия лагерного быта, спокойно сидели на редутах вдали от осажденного Севастополя, не подозревая о назревающих событиях и превратностях военной судьбы.

В октябре 1854 года князь А.С. Меншиков решил дать сражение, которое в случае удачи предоставляло возможность выхода в тыл противника и его разгрома.

Собственно к этому его подталкивал и царь. В письме к главнокомандующему 16 октября он писал: «Когда дойдут 10-я и 11-я дивизии, надеюсь, что во всяком случае найдешь возможность нанести удар неприятелю, чтоб поддержать честь оружия нашего. Крайне желательно, в глазах иностранных врагов наших и даже самой России, доказать, что мы все еще те же русские 1812 года — Бородинские и Парижские! Да поможет тебе в том Бог великосердный».

Но князь Меншиков решил дать сражение, не дожидаясь этих двух дивизий. Провести операцию он доверил одному из лучших боевых генералов русской армии П.П. Липранди. Участник Отечественной войны 1812 года, знакомый Александра Пушкина и многих декабристов, он отличался прогрессивными взглядами, имел прекрасное военное образование и боевой опыт.

Павел Петрович Липранди — русский генерал, герой Крымской войны

Для нападения на английские позиции выделили отряд общей численностью около 16 тысяч человек.

В ночь с 1-го на 2 октября отряд подполковника А.Е. Раковича — героя Альминского сражения, занял деревню Чоргунь. В старинной Чоргуньской башне установили два орудия батареи 16-й артиллерийской бригады под командованием поручика Ф.И. Максимова.

13 октября в пять часов утра, согласно диспозиции, разработанной П.П. Липранди, солдаты генерал-майора Гриббе заняли деревню Камары, а сотня казаков, вытеснив пикеты противника, — часовню Иоанна Постного. Отряд генерал-майора Ф.Г. Левуцкого, подойдя к Кадыкойским высотам, открыл артиллерийский огонь по редутам противника, занятым турецкими войсками.

Редут Канробера защищали около 500 турок с тремя 12 фунтовыми пушками. Генерал-майор К.Р. Семякин сам повел в атаку солдат Азовского полка.

Турки на редуте Канробера дрались весьма упорно, но, потеряв 170 человек, оставив лагерь и бросив орудия, — отступили.

Видя падение первого редута, остальные «турки, собрав шерстяные одеяла и всякий иной скарб, бросив редуты с орудиями, порох и палатки, с криками «Парни, на корабли!», помчались к Балаклавской бухте».

Бегущих турок прикрыли своим огнем солдаты шотландского полка. Когда опасность миновала, турки стали кричать, благодаря их, «Браво, Джонни! Браво, Джонни!». В Балаклаве англичане встретили турок не так любезно, как шотландцы, — «пощекотав штыками», а моряки — пинками, отпихивая их от пристаней и лодок.

В разгар боя штуцернику 5-й егерской роты Одесского егерского полка Д. Комиссарову пулей оторвало на руке два пальца. «Долго не бросал он своего штуцера, — читаем мы в рапорте генерал-лейтенанта Липранди князю Меншикову, — старался еще зарядить штуцер, но льющаяся кровь мочила и патрон и верное его оружие. Не стало терпения Дементию Комиссарову, и он обратился к офицеру: «Позвольте мне сбегать завязать руку, и не угодно ли пострелять пока из моего штуцера, знатно попадает! А я сейчас же ворочусь». Прибежав через несколько минут с перевязанной рукой, он продолжал «знатно бить турок».

Русские срыли редут № 4, находившийся ближе всех к неприятелю. Около него сосредоточилась колонна под командованием полковника А.П. Скюдери, правее — кавалерия генерала И.И. Рыжова, на юго-западном склоне Федюхиных высот расположился отряд генерала И.П. Жабокритского. Установив полевую артиллерию, они открыли огонь по противнику.

На выручку англичанам спешили французы. Оба главнокомандующих — лорд Раглан и генерал Канробер — прибыли на поле боя, на склон Сапун-горы. Заняв высоты с редутами, генерал Липранди выдвинул за Семякины высоты кавалерию генерал-лейтенанта И.Н. Рыжова, приказав ему атаковать бивуак кавалерийской дивизии англичан, расположенной близ Кады-Коя. Но решительные действия шотландцев, огонь английских и французских батарей, вынудили генерала Рыжова прекратить атаку и начать отступление. Их стала преследовать тяжелая английская кавалерия бригадного генерала Джеймса Йорка Скарлета.

На помощь англичанам прибыла французская бригада Винуа, на боевые позиции подошли 1-я дивизия герцога Кембриджского и 4-я дивизия генерала Каткарта.

У. Симпсон. Балаклавское сражение

У. Симпсон. Балаклавское сражение

После атаки И.И. Рыжова, русские кавалеристы, воспользовавшись передышкой, стали устраиваться за правым флангом пехоты. Туда же поставили и эскадроны сводного уланского полка под начальством полковника Еропкина.

На Балаклаву из-за недостатка сил дальше наступать не стали. Напряжение боя спало. Казалось, что все уже позади и «Дело Липранди» небезуспешно завершено. И никто не предполагал, что кульминация этого сражения еще впереди.

Русские из захваченных редутов стали увозить ставшие трофеями пушки. И тогда произошло событие, навсегда сделавшее этот день траурной датой в военной истории Англии.

Подозвав генерала Ричарда Эйри, лорд Раглан, раздосадованный потерей английских крепостных пушек, продиктовал ему записку. Позже узнают ее роковое содержание: «Лорд Раглан желает, чтобы кавалерия быстро пошла во фронтовую атаку и попыталась воспрепятствовать неприятелю увезти прочь орудия. Отряд конной артиллерии может сопровождать. Французская кавалерия у вас находится с левой стороны» (существуют и иные переводы, по смыслу принципиально не отличающиеся). В некоторых источниках приводится и концовка записки: «Начать действия немедленно. Эйри».

Роковая записка лорда Раглана

Передать приказ поручили одному из самых опытных наездников, адъютанту генерал-квартирмейстера Эйри, капитану Льюису Эдварду Нолану, прозванному за пристрастие к лошадям «кавалерийским маньяком». Прекрасный кавалерист, капитан Нолан направил свою лошадь почти с вершины довольно крутого участка Сапун-горы к ее подножью, самым кратчайшим путем и вручил приказ лорду Лукану. Позже тот признавал, что, прочитав записку Раглана, он сразу же осознал ее абсурдность. И не совсем четко понимая, что от него хотят, граф Лукан рысью направился к командиру легкой бригады генерал-майору Кардигану. Граф Джеймс Кардиган был шурином лорда Лукана и тоже принадлежал к высшей британской знати. Поступив в 1825 году на военную службу, через пять лет стал командиром 11-го гусарского полка. Вложив собственные средства, привел его в блестящее состояние. В Англии он славился как знаток и владелец одних из лучших скакунов и отменный наездник. В военных действиях до крымской кампании участвовать ему не доводилось.

Приказ есть приказ. Часы показывали 11 часов 20 минут. И английская легкая конница, держась ближе к Федюхиным высотам, понеслась на правый фланг русских, мимо редутов, с которых вывозили орудия. Они смяли русскую кавалерию и Донскую батарейную и 3-ю батарею.

Лорд Раглан с видимым удовольствием наблюдал за стройными рядами атакующих, в тоже время недоумевая, почему они наступают не в том направлении.

«Это великолепно, но это не война! Это сумасшествие!», — воскликнул французский генерал Боске, наблюдавший натиск английской кавалерии».

Атака легкой кавалерии

Атака легкой кавалерии

Внезапно, симметрия наступающих англичан расстроилась. Выждав, когда мчавшаяся во весь опор английская конница влетела в долину между Федюхиными высотами и редутами, артиллеристы и колонна Скюдери встретили их сильным огнем. Одесский полк и казаки, отошедшие к Чоргуну, вернулись назад. Из глубины долины на англичан бросилась русская кавалерия. С фланга, со стороны Федюхиных высот, ударили уланские эскадроны полковника Еропкина.

Оторвавшись в пылу боя от своей бригады и получив легкое ранение, лорд Кардиган, думая, что его кавалеристы отступили, сумел прорваться в свой лагерь.

Блестящая атака дорого обошлась Англии. Практически легкая кавалерия перестала существовать. По иронии судьбы одним из первых погиб капитан Нолан. Осколок, выпущенной с Федюхиных высот гранаты, попал ему в сердце. Для русской полевой армии Балаклавское сражение оказалось, к сожалению, единственным удачным боем в Крыму за годы Восточной войны. Тем не менее это событие вызвало в русских войсках колоссальный моральный подъем. В Севастополе праздновали победу и с воодушевлением рассказывали о «храбрых безумцах», ринувшихся прямо на русские пушки.

Лорд Раглан, угнетенный разгромом легкой кавалерии, вначале показал явно заниженные потери: убито 16 офицеров и 176 солдат, ранено 36 офицеров и 341 нижний чин. Сожалел лорд и о количестве убитых чистокровных рысаков — 381, хотя позже подсчитают, что утратили почти 500 скакунов.

На самом деле людские потери союзников в Балаклавском сражении оказались гораздо большими: общие потери только легкой кавалерии — 278 человек, всего англичан — 426 офицеров и нижних чинов (приводятся и другие данные потерь английской легкой кавалерии.).

Виновник трагедии Лорд Раглан «отнесся к последствиям поражения под Балаклавой настолько серьезно, что решил очистить город и перенести английскую базу в Казачью бухту... Очищение Балаклавы находилось уже на полном ходу, когда английский генерал-интендант заявил протест... Генерал-интендант считал, что оттуда он совершенно не сможет довольствовать армию. Раглан пока уступил, но написал английскому военному министру официальную... депешу, подготовлявшую к очищению Балаклавы».

Роджер Фентон. Портрет фельдмаршала лорда Раглана. 1855

Роджер Фентон. Портрет фельдмаршала лорда Раглана. 1855

Впрочем, эвакуация англичан из Балаклавы в то время не состоялась. И Раглан не решился, и произошли другие события, повлиявшие на ход осады и обороны Севастополя, в том числе — роковое для русских Инкерманское сражение, в котором они потеряли около 12 тысяч солдат, офицеров и генералов.

Общие потери русских в Крыму составили 128 669 человек, союзников — не менее 150 000 солдат и офицеров: 23 000 англичан, 35 000 турок, более 2000 итальянцев и свыше 80 тысяч французов.

Еще в ходе мирных переговоров в Париже английский уполномоченный лорд Кларендой обратился к графу А.Ф. Орлову «с уверением, что он не сомневается в согласии России сохранить в целости под Севастополем и в других местах русской территории могилы павших воинов союзной армии и памятники, воздвигнутые англичанами и французами над кладбищами погибших в бою». Перед уходом из Крыма они нанесли на карты места захоронений.

Роджер Фентон. Английское кладбище под Балаклавой. 1855

Роджер Фентон. Английское кладбище под Балаклавой. 1855

В 1856 году на месте Балаклавского сражения, на 11-м километре Ялтинского шоссе, англичане установили памятник, сохранившийся до наших дней: обелиск из мраморовидного известняка с надписями на русском и английском языках.

Erected by the British Army A. L. 1856 (Воздвигнут в 1856 г.)

Renewed 1875. In memory of Those who fell in the battle of Balaklava 25-th october 1854 (В память тем, которые пали в Балаклавском сражении 13/25 октября 1854 г.)

Памятник реконструирован в 1875 году. В 1988 году его реставрировали, восстановив утраченную ограду (арх. Кен Хортон).

К 50-летию севастопольской обороны на высоте Арабтабиа (Арабская крепость), где находился третий редут, открыли русский памятник воинам, сражавшимся у Балаклавы. Проект его в 1901 году разработал подполковник Ф.Н. Еранцев, позже переработал Н.А. Пермяков. В период второй обороны Севастополя его защитники превратили цокольную часть памятника в пулеметный дот. Монумент был разрушен. К его восстановлению обратились только в конце 90-х годов. Макет памятника, выполненный под руководством художника В. Адеева, выставили в Доме офицеров Черноморского флота Российской Федерации. В очередной приезд в Севастополь его осмотрел мэр Москвы Ю.М. Лужков, сказав: «Надо восстанавливать!» В 1998 году заслуженный архитектор Украины А.Л. Шеффер разработал проект восстановления обелиска. В Москве открыли благотворительный фонд. Но выполнили лишь нулевой цикл и положили один ряд блоков стилобата. Причина весьма банальна: закончились деньги.

Балаклава, 8 сентября 2005 года. К памятнику Русским воинам, участникам Балаклавского сражения. Фото с сайта www.fap.ru

Балаклава, 8 сентября 2005 года. К памятнику Русским воинам, участникам Балаклавского сражения

До воссоздания памятника Балаклавским гусарам Киевского полка, который находился недалеко от общего памятника участникам «Дела Липранди» мы еще пока не созрели.

В 1882 году в трех километрах от Севастополя по Воронцовскому шоссе (старая Ялтинская дорога), в 500 метрах южнее, на средства правительства Великобритании было устроено английское военное кладбище. На нем перезахоронили останки английских воинов с других кладбищ. Некрополь получил название — Каткартов холм, по имени генерала Георга Каткарта, там похороненного.

Английское кладбище на Каткартовом холме

Английское кладбище на Каткартовом холме

Младший сын графа Вильяма Каткарта, в свое время британского посланника в России, кавалера ордена Святого Георгия 4-й степени, Г. Каткарт участвовал в сражении при Ватерлоо, в период осады Севастополя командовал 4-й английской дивизией. Он погиб 24 октября 1854 года в Инкерманском сражении.

На этом же кладбище были похоронены английские генералы: Гольди, Торренс, Кемпбел, Среигвейс... По некоторым данным, на нем имелось около 450 общих и индивидуальных могил. Находилось оно в ведении английского консула. На благоустройство некрополя и для поддержания порядка ежегодно выделялось триста фунтов.

Константин Симонов, посетивший Каткартов холм, писал в 1939 году:

К солдатам на последние квартиры Корабль привез из Англии цветы, Груз красных черепиц из Девоншира, Колючие терновые кусты. Солдатам на чужбине лучше спится, Когда холмы у них над головой, Обложены английской черепицей, Обсажены английскою травой. На медных досках, на камнях надгробных, На пыльных пирамидах из гранат Английский гравер вырезал подробно Число солдат и номера бригад.

Осматривая кладбище, поэт размышлял:

...уже дряхлеют даты На памятниках дедам и отцам. Спокойно спят британские солдаты. Мы никогда не мстили мертвецам.

Но спокойствие длилось недолго. Во время обороны Севастополя 1941-1942 гг. по холму Каткарта проходили позиции защитников Севастополя. Часть ограды кладбища, сторожки были использованы при строительстве блиндажей и дзотов оборонительного рубежа.

Кладбище сильно пострадало, но в 1944 году, оно еще существовало. В феврале 1945 года, находясь в Крыму на Ялтинской конференции, английское военное кладбище посетил премьер-министр Великобритании У. Черчилль с дочерью Сарой. Он побывал также в Балаклаве, на Сапун-горе и в разрушенном здании панорамы.

Существует легенда, что его родственник, тоже представитель семьи герцогов Мальборо, погиб в Балаклавском сражении и похоронен в Севастополе. Впрочем, документальных подтверждений тому не обнаружено.

В последующие годы кладбище пришло в запустение, почти все надгробия утрачены. Чудом сохранилась плита с могилы генерала Г. Каткарта. В настоящее время территория некрополя полностью занята садово-огородными участками.

27 октября 1991 года на вершине холма Каткарта был открыт памятный знак с текстами на английском и русском языках. В этом же году решением Севгорисполкома на холме отведено 1,04 га земли для возведения мемориального комплекса. Проект разработан архитектором К. Злыдиным и В. Ивановым — президентом «КИЦ Севастополь», одобрен представителями Великобритании. В 1992 году начались строительные работы, первый символический камень заложил бывший премьер-министр Великобритании лорд Д. Каллаген. 7 сентября 1993 года открыли первую очередь мемориала.

Британский мемориальный комплекс на Каткартовом холме

Британский мемориальный комплекс на Каткартовом холме

В 1998 году прошла частичная реконструкция мемориала по проекту английского архитектора Кена Хортона. В настоящее время решается вопрос о сооружении нового английского мемориального комплекса у поселка Дергачи.

Еще в 1856 году в Лондоне анонимный автор, сделав любопытное описание кладбища на Каткартовом холме, пророчески утверждал, что оно «будет местом паломничества англичан, пока будет существовать Англия». Он оказался прав.

После долгого перерыва, холм вновь стал посещаем. В последние годы здесь побывали многие: посол Великобритании в СССР сэр Родерик Брейтуэйт, контр-адмирал Александр Ричардсон — командующий флотом надводных кораблей ВМС Великобритании, лорд А. Каткарт, потомок Георга Каткарта... В октябре 1998 года в Севастополе побывала очередная английская делегация, среди которой находились посол Великобритании в Украине Рой Стивен Рив, военно-морской атташе каперанг М. Литтлбой и начальник оборонного штаба Великобритании генерал Генри Гетри. У братской могилы англичан, погибших в Балаклавском сражении, генерал отметил, что «мемориалы и памятники существуют не для того, чтобы праздновать годовщины битв, а с целью напоминать потомкам о том, сколько жизней уносят кровавые события, и не допускать их впредь».

Не обошли своим вниманием места былых сражений в Крыму и члены Британской королевской семьи. В сентябре 1994 года в Балаклавской долине, в районе бывшего четвертого редута состоялось открытие памятника "Примирение держав — участниц Крымской войны 1853-1856 гг." Для участия в этой церемонии в Крым прибыли герцог и герцогиня Глостерские с сыном графом Олстерским и послы России, Франции, Англии, Италии и Турции.

13 сентября высокие английские гости приземлились на Бельбекском аэродроме, где их встречал английский посол в Украине мистер Хеманс. Посетив Балаклаву и отдохнув в Форосе вблизи от печально-знаменитой дачи «Заря» — первого и последнего президента Советского Союза, они прибыли в Севастополь. «Мемориал примирения» явно разочаровал послов, герцога с супругой и графа Олстерского. Вторично использованный, грубо обработанный камень, доставленный со старого городского кладбища, явно не отвечал изысканным вкусам представителей бывшей антирусской коалиции. Скромность памятника несколько скрасили речи городских властей, развивающиеся на флагштоках флаги их стран и мемориальная надпись на английском и русском языке: «В память всем тем, кто погиб в Крымской войне, и за прочный мир между их потомками».

Открытие памятника «Примирение держав — участниц Крымской войны 1853-1856 гг.». 14 сентября 1994 года

Открытие памятника «Примирение держав — участниц Крымской войны 1853-1856 гг.». 14 сентября 1994 года

Пятого ноября 1996 года, совершая дружеский визит в Украину, мемориальный комплекс на холме Каткарта посетил и наследник английского престола принц Чарльз Уэльский. Приняв участие в торжественной церемонии отдания почестей английским воинам, павшим в Крыму, принц Чарльз, не заезжая в Севастополь, отбыл на Южный берег Крыма. В апреле 2002 года, совершая поездку по Украине, брат королевы Англии Елизаветы Второй Его Высочество принц Майкл Кентский посетил Балаклаву и поле Балаклавского сражения.

В 2004 году обелиск, утраченный в годы Великой Отечественной Войны, был восстановлен к 150-летию Крымской войны. Величественная мраморная колонна, увенчанная черным двуглавым орлом, хорошо заметна с любой точки долины.

poluostrov-krym.com

Атака легкой бригады. Путь в бессмертие: vasily_sergeev

Цитата сообщения ЛысыйКамрадАтака лёгкой бригады Ричарда Кейтона Вудвила

В осенний хмурый день 14 ноября 1854 года поэт Альфред Тениссон, пролистывая газету "Таймс", наткнулся в на статью военного корреспондента Уильяма Рассела о сражении под Балаклавой:

«..В десять минут двенадцатого в атаку пошла наша бригада легкой кавалерии... Когда она двинулась вперед, русские встретили ее огнем пушек с редута справа, ружейными и штуцерными залпами. Наши кавалеристы гордо промчались мимо; их амуниция и оружие сверкали под утренним солнцем во всем великолепии. Мы не верили своим глазам! Неужели эта горстка людей собралась атаковать целую армию, выстроенную в боевой порядок? Увы, так оно и было: их отчаянная храбрость не знала границ, настолько, что позабыто было то, что называют ее самым верным спутником - благоразумие.Они наступали двумя линиями, ускоряя аллюр по мере приближения к врагу. Никому не приходилось видеть столь ужасающего зрелища, как нам - не в силах помочь, мы могли лишь смотреть, как наши храбрецы-соотечественники мчатся в объятия смерти. С расстояния в 1200 ярдов вся линия неприятельских батарей - тридцать железных пастей - извергла поток пламени и дыми, пронизанный воющими смертоносными ядрами. Их полет был отмечен зияющими брешами в наших рядах, мертвыми людьми и лошадьми, скакунами - ранеными или потерявшими всадников - что носились по равнине.

Первая линия ломается, ее подкрепляет вторая; они ни на секунду не замедляют галопа. Их поредевшие шеренги, прореженные огнем тридцати орудий, наведенных русскими со смертоносной точностью, с ореолом сверкающей стали над головами и криком, что стал для многих благородных душ последним, врываются в облако дыма, окутавшее батареи. Более мы их не видим; перед нами лишь равнина, усеянная их телами и трупами их коней.

С флангов по ним вели огонь батареи, расположенные на холмах по обе стороны долины; с фронта их встретили ружейные залпы. Сквозь клубы дыма мы различали сверкающие всплески сабель: они доскакали до орудий и бросились в промежутки между ними, рубя артиллеристов.

Итак, мы наблюдали, как они ворвались на батарею; затем, к восторгу своему, мы увидели, что они возвращаются, пробившись сквозь колонну русской пехоты, разметав ее как стог сена. И тут их - потерявших строй, рассеявшихся по долине - смел фланговый залп батареи на холме. Раненые и потерявшие коней кавалеристы, бегущие к нашим позициям красноречивее любых слов свидетельствовали об их печальной судьбе - да, они потерпели неудачу, но даже полубоги не смогли бы сделать большего....

В 11:35 перед проклятыми московитскими пушками более не осталось британских солдат, кроме мертвых и умирающих».

Потрясенной Теннисон вновь и вновь перечитывал в газетные строки. Этого просто не могло быть! Всего  полчаса и лучшая кавалерийская бригада британской армии, где служили молодые офицеры, краса и гордость самых аристократических семей Англии,  перестала существовать, устелив трупами безымянную долину в Крыму.

Буквально через десять  минут он написал стихотворение, ставшее позже классикой английской литературы.

АТАКА ЛЕГКОЙ БРИГАДЫ

Долина в две мили редут недалече...Услышав: "По коням, вперёд!",Долиною смерти, под шквалом картечи,Отважные скачут шестьсот.Преддверием ада гремит канонада,Под жерла орудий подставлена грудьНо мчатся и мчатся шестьсот.

Лишь сабельный лязг приказавшему вторил.Приказа и бровью никто не оспорил.Где честь, там отвага и долг.Кто с доблестью дружен, тем довод не нужен.По первому знаку на пушки в атакуУходит неистовый полк.

Метёт от редута свинцовой метелью,Редеет бригада под русской шрапнелью,Но первый рассеян оплот:Казаки, солдаты, покинув куртины,Бегут, обратив к неприятелю спины,Они, а не эти шестьсот!

Теперь уж и фланги огнём полыхают.Чугунные чудища не отдыхаютИз каждого хлещет жерла.Никто не замешкался, не обернулся,Никто из атаки живым не вернулся:Смерть челюсти сыто свела.

Но вышли из левиафановой пастиШестьсот кавалеров возвышенной страстиЗатем, чтоб остаться в веках.Утихло сраженье, долина дымится,Но слава героев вовек не затмится,Вовек не рассеется в прах.

перевод Юрия Колкера

Это стихотворение и сегодня цитируется многими авторами британских учебников истории и включено во все школьные хрестоматии английской поэзии. Атака легкой бригады стала символом доблести английской армии и примером верности долгу.

Оставим в стороне литературные достоинства стихотворения и попробуем задаться вопросом, – как же могло случиться, что кавалерийскую бригаду, по сути, преступно бросили в безнадежную атаку на верную смерть.

Сражение под Балаклавой началось 25 октября 1854 года. По приказу главнокомандующего князя Александра Меньшикова генерал-лейтенант Липранди начал наступление на укрепленные позиции союзников (турки, французы, англичане).  С боем выбив турок с первого редута, наши войска начали развивать наступление. Охваченные паникой турки обратились в бегство, бросив орудия и покинув укрепления, которые наши еще не атаковали. Бегство турок поставило союзную армию на грань поражения. В бой была брошена тяжелая кавалерийская бригада, остановившая нашу кавалерию. Однако пехота союзников продолжала отступать преследуемая казаками. В критический момент шотландский полк, выстроенный всего в две шеренги получил приказ держаться до последнего. Корреспондент «Таймс» описал потом шотландский полк в этот момент как «тонкую красную линию (цвет мундиров), ощетинившуюся сталью». Сегодня это выражение стало крылатым и означает оборону из последних сил. Если линию прорвут, то сражения будет проиграно. Шотландцы выполнили приказ – отразили атаку казаков. Как потом выяснилось, наше командование переоценило силу противника и отдало приказ прекратить наступление. Критический момент сражения миновал. Союзники избежали, казалось, неминуемого поражения, русские же были довольны, что смогли оттеснить их от Севастополя и захватить трофеи – орудия на редутах.

В этот момент главнокомандующий союзными войсками лорд Реглан наблюдал в бинокль, как русские готовятся увезти захваченные (британского производства!) орудия с позиций.  Вид  русских солдат,  увозящих в качестве трофеев английские  пушки, вывел из себя  старого  генерала,  и он, не сходя с места,  продиктовал адъютанту  тот самый роковой приказ:

«Лорд Реглан желает, чтобы кавалерия быстро пошла во фронтовую атаку и попыталась воспрепятствовать неприятелю увезти прочь орудия. Отряд конной артиллерии также может присоединиться. Французская кавалерия у вас находится на левом фланге. Немедленно».

Капитан Нолан с этим  приказом отправился к командующему кавалерией генералу Лукану. Вызвав лорда Кардигана командира легкой бригады,   Лукан  приказал  отбить пушки у руcских. Кардиган, понимая нелепость приказа, попытался возразить, что бригада окажется под прямым огнем тяжелых русских орудий, которые к тому же защищены с обоих флангов пушечными батареями и пехотой на окружающих высотах. ГенералЛуканотмелвозражения: «We have no choice but to obey! (тут нет выбора, кроме как повиноваться)».

И Кардиган повел свою легкую бригаду в последний бой. Внезапность атаки ошеломила русских. Лишь артиллеристы атакуемого редута сразу открыли огонь прямой наводкой. Если бы фланговый огонь был открыт сразу и организованно, едва ли легкой бригаде удалось доскакать до редута. Казаки, охранявшие редут, не выдержав удара бежали. Артиллеристы не отступили и не бросили орудий, последний залп картечи был практически в упор в наступающую кавалерию. Почти вся прислуга орудий была изрублена в короткой и жестокой схватке. Бежавшие казаки смяли ряды нашей кавалерии, и она не смогла вовремя придти на помощь артиллеристам. Англичанам удалось почти в полном порядке развернуться, и они попытались оторваться от наседавшей на пятки нашей конницы. Но путь назад оказался не легче. Огонь с фланговых высот был жестоким, точным и беспощадным.  Из 670 человек легкой бригады вернулось назад лишь 195, большая часть из них была ранена и лишилась лошадей.

Кардиган, построив остатки своей бригады, обратился к ним: «Это была безумная затея, но в том нет моей вины». Подъехавший к нему лорд Реглан обрушился на него с обвинениями, -  как мог он повести бригаду в атаку в лоб на пушки под перекрестным огнем, вопреки всем правилам войны.  Кардиган ответил: «Милорд, я надеюсь, вы не осудите меня - я получил приказ атаковать от старшего по званию перед строем своих войск». Реглан тут же обернулся к генералу Лукану: «Это ВЫ потеряли бригаду!» Генерал пытался протестовать, ссылаясь на его собственный Реглана письменный приказ. На что лорд главнокомандующий заявил - он вполне определенно указал, передавая приказ, капитану Нолану: «Если это ВОЗМОЖНО». Выяснить, правда ли это или нет, так и не удалось, ведь Нолан погиб в самом начале этой самоубийственной атаки.

Французский генерал Боске, свидетель атаки, воскликнул тогда: «Это великолепно, но это не война… это безумство!»

Так легкая бригада начала свой путь бессмертие.

Та самая записка с приказом об атаке

Выжившие офицеры и солдаты 13-го лёгкого драгунского полка Легкой бригады после атаки

Примечания:

* В истории есть пример подобной атаки русской конницы. Под Аустерлицем полк кавалергардов атаковал превосходящие силы французов, спасая погибавшую русскую гвардию. Гвардейцы вырвались. А вот полк кавалергардов, состоящий из русских аристократов, был разбит. Полк потерял более половины своего состава. Все захваченные в плен офицеры кавалергардов были ранены. Тех, кто мог держаться на ногах, после сражения подвели к Наполеону. "Ваш полк честно выполнил свой долг! — сказал Бонапарт командиру эскадрона Репнину, а после добавил, указав на раненого 17-летнего корнета Сухтелена, стоявшего рядом с командиром: — Он очень молод, чтобы драться с нами". На что молодой офицер воскликнул: "Не нужно быть старым, чтобы быть храбрым!"Этот эпизод описан в романе Толстого «Война и мир»: «Это была та блестящая атака кавалергардов, которой удивлялись сами французы. Ростову страшно было слышать потом, что из всей этой массы огромных красавцев людей, из всех этих блестящих, на тысячных лошадях, богачей, юношей, офицеров и юнкеров, проскакавших мимо его, после атаки осталось только осьмнадцать человек».

**  И да, кардиган и реглан - одежда, которую носили в время Восточной (крымской) войны лорды Кардиган и Реглан, в честь них и она и названа.  Балаклавка - вязанный подшлемник, тоже изобретение того времени.

***   Почему же "проклятые московитские пушки"? Дело в том, что  в статье Уильяма Рассела мною опущены еще более сильные слова, где русские названы "дикими варварами, без чести и достоинства". Причиной стал конечный эпизод боя, описанный в данной статье.  Конечно же, с точки зрения англичан. Учтите это. В горловине долины у выхода русская кавалерия настигла остатки бригады. Большинство было уже спешено (лошади ранены или убиты) и бежали навстречу к своим позициям. Русские пушки и стрелки к этому времени прекратили огонь. Тяжелая бригада ударила навстречу наступающей коннице противника, спасая то, что осталось от бригады. Все смешалось. Русские начали отступать под напором англичан. И в это время в упор с холмов в смешанную толпу людей ударила шрапнелью русская артиллерия, не разбирая своих и чужих. Так ли это было на самом деле - не знаю.

***  Не все так ясно в этой истории и до сих пор. Тяжелая кавалерийская бригада поддержавшая атаку, потеряв под огнем несколько десятков человек, остановилась и развернулась назад. Почему же не повернула назад легкая бригада? Дело в том, что после начала атаки бригадой уже никто не командовал. Более того, многие говорили, что лорда Кардигана не видели в строю бригады с начала атаки. Позже Кардиган нашел свидетелей, что он был на редуте, но факт остается фактом - бригадой в бою никто не командовал! Кардиган утверждал, что он скакал впереди и не видел, что творится сзади. Более того, он, в свою очередь, тоже обвинил капитана Нолана в том, что тот пытался возглавить атаку и командовать бригадой. По словам Кардигана он достиг редута, бился там, а потом развернувшись поскакал назад. То что он бросил бригаду без командования, объяснял потом приступом, так называемого "безумия боя", лишившим его способности рассуждать.  К его оправданию, стоит сказать, что он до этого ни разу не участвовал в сражениях.

Из каментов

Ирина_Сивкова

Спасибо! Хороший рассказ о "Балаклаве" - с тех пор символе катастрофы у англичан. Англичане, конечно, доблестные воины, но при всей своей доблести, храбрости и современном вооружении (в отличие от устаревших русских ружей) ВСЯ английская армия не смогла за время обороны Севастополя взять ОДИН редут! Так-то вот...А насчёт лорда Кардигана и его одежды - не совсем так. Не знаю, что там носил этот лорд, но происхождение кардигана, как предмета одежды таково - русская артиллерия потопила английский корабль, который вёз зимнее обмундирование для солдат. Быстро сшить новую тёплую одежду для армии и доставить её в Крым не было возможности. И тогда лорд Кардиган обратился ко всем женщинам Англии с просьбой связать солдатам безразмерные запашные кофты как можно скорее. И вот именно этот предмет одежды и стали называть кардиганом. Его характерная черта - запáх без пуговиц под пояс, так как некогда солдатам было пришивать пуговицы, подгоняя кофты по себе, да и застёгивать их перед боем...

Еще пост

В живописи постепенно появлялись героические картины, посвященные "атаке легкой бригады".Первой была картина Уильяма Симпсона 1855 г.В конце XIX в. на эту же тему пишет Ричард Катон Вудвилл...

...и Джон Чарлтон. Картина "В Долине смерти".

В 1881 г. Роберт Гибб создал картину "Тонкая красная линия" о шотландцах Кэмпбелла.

В XX в. эта история попала и в кино."Атака легкой бригады" (1936 г.). В главных ролях - звезды того времени Эррол Флинн и Оливия де Хэвилленд (через три года её еще больше прославит роль Мелани Гамильтон в "Унесенных ветром").

"Атака легкой бригады" (1968). В одной из ролей - Ванесса Редгрейв.

В музыке  - в 1983 г. "Iron Maiden" спели "The Trooper", посвященную атаке.

Как видим, "атака легкой бригады" была воспета как современниками, так и потомками. Хотя выражение "Charge of the Light Brigade" стало синонимом храброго, но глупого поступка.В память потомкам сражение в Балаклаве оставило и еще один след. Всем известная черная вязаная шапочка сотрудников спецслужб называется "balaclava", и - согласно легенде - была придумана командующим Рагланом.

Еще в 1855 г. фотограф Роджер Фентон сделал фотографию выживших в атаке легкой кавалерии солдат. Их, как видим, немного.

Их участь была незавидна. Редьярд Киплинг в 1890 г. написал стихи "strong>Последние из легкой бригады" (1890 г.) о несчастной судьбе выживших в этой атаке. Как и многие военные ветераны того времени, они прозябали в нищете.

Песню о них сложили, но песней не будешь сыт.Голодаешь ничуть не меньше, даже если ты знаменит.Они попросили денег, дескать, пришла хана;Двадцать четыре фунта им уделила страна!

А вот и фотографии знаменитой "Долины смерти" (фото мои, сделаны с вершины Сапун-горы). Здесь произошла эта битва. Сейчас в этом месте растут виноградники.

vasily-sergeev.livejournal.com


Смотрите также