Мифы и правда о боевых дельфинах Крыма. Боевые дельфины крыма


Под грифом "секретно": вся правда о боевых дельфинах в Севастополе

СЕВАСТОПОЛЬ, 23 июл – РИА Новости (Крым). В воскресенье, 23 июля, в мире отмечается Всемирный день китов и дельфинов. Для Севастополя это особенная дата. Именно здесь в 1960-х годах был создан первый в Советском Союзе океанариум, где готовили и применяли в деле боевых дельфинов. Данное место держалось под строгим секретом десятки лет, и только после развала СССР завеса тайны спала, породив вокруг этих млекопитающих много баек и небылиц.

Корреспондент РИА Новости (Крым) решил узнать правду о когда-то секретном севастопольском океанариуме и его обитателях.

Парадокс Грея

Отцами-основателями океанариума следует считать главнокомандующего ВМФ Советского Союза Сергея Горшкова и легендарного советского разведчика, морского офицера Виктора Калганова, который прославился тем, что добыл из германского штаба в Венгрии карту минных полей на Дунае, благодаря чему спас от подрыва Дунайскую флотилию и сохранил жизни сотен бойцов.

"На создание океанариума в Севастополе Виктора Андреевича (Калганова) побудила статья английского исследователя Джеймса Грея, который показал, что дельфины при меньшей мощности развивают под водой высокую скорость (37 км/ч). Это так называемый парадокс Грея. Он смог убедить главнокомандующего ВМФ Советского Союза Сергея Георгиевича Горшкова, которому во время войны спас жизнь, что целесообразно изучать дельфинов и найти бионические принципы их быстрого плавания, чтобы использовать при строительстве новых кораблей и подводных лодок для флота", — рассказала РИА Новости (Крым) научный сотрудник севастопольского океанариума времен СССР и Украины, кандидат биологических наук Людмила Богданова.

Научный сотрудник севастопольского океанариума времен СССР и Украины, кандидат биологических наук Людмила Богданова

Крымские ученые надеются в буквальном смысле найти общий язык с дельфинамиВ значительной степени на решение открыть океанариум повлияли разведданные о подготовке боевых дельфинов в ВМС США с 1960 года и их применение для охраны кораблей в пунктах базирования американского флота.

Немного больше цели проекта раскрывает Александр Жбанов, который возглавлял учреждение в 1986-1990 годах. "Океанариум должен был решить проблемы, которые возникли при строительстве атомных подводных лодок. Нужно было изобрести такую методику, при которой при меньшей мощности двигателя они развивали бы большую скорость и были малошумными", — сообщил он РИА Новости (Крым).

В качестве базы для океанариума рассматривались разные места в Крыму, но выбор пал на Казачью бухту в Севастополе. Ее плюсом оказались большая площадь и природный "забор" – мыс с Северной стороны. Для изучения принципов плавания дельфинов был поострен гидродинамический канал длиной 50 метров. "В стенах канала были смотровые окошки для изучения гидродинамики плавания, кинематики движения дельфинов", — отметила Богданова.

Также секретный комплекс, который размещался на площади 19 га, включал большой гидротехнический комплекс, состоящий из трех вольеров, бассейнов, насосных и водозаборных станций, казарму, лабораторный корпус и много других вспомогательных зданий и сооружений.

Из дикой природы в мир науки

Дельфинов для океанариума отлавливали в открытом море. Из трех видов дельфинов, обитающих в Черном море, для тренировки и жизни в неволи подходит самый крупный вид – Афалина. К слову, в других океанариумах мира тренируют в основном их.

Дельфины в севастопольском дельфинарии

Источник: ВМФ купит новых дельфинов на смену их постаревшим "коллегам""Опыт отлова дельфинов в Крыму был у Ялтинского рыбколхоза, поэтому океанариум плотно сотрудничал с ялтинскими рыбаками. Если вкратце, отлов происходил так: для поиска дельфинов направлялся вертолет, который засекал стадо и передавал координаты рыбакам. Затем выходили два сейнера, которые закрывали дельфинов в кольце с помощью длинной и широкой сети. Внутрь кольца бросали рыбу. К дельфинам заходили тренеры, которые усаживали их на носилки и с помощью стрелы поднимали на судно. Для животных там были приготовлены специальные ванны с морской водой. Во время транспортировки к базе их постоянно поливали водой, чтобы дельфины не пересыхали", — подчеркнула Богданова.

Период адаптации диких дельфинов занимает ориентировочно полгода-год. После этого их начинают обучать. "Как мы решали задачу быстрого проплыва дельфина в гидродинамическом канале: натягивали леску по всей протяженности тоннеля, цепляли к ней рыбку и протягивали от одного края к другому. Дельфину приходилось за ней плыть, а мы с каждым разом увеличивали скорость", — рассказала научный сотрудник севастопольского учреждения.

Движения дельфинов записывались на видеопленку, а затем детально изучались специалистами.

Ученые хотят ввести единый учет черноморских дельфиновВ начале 1970-х годов проект по изучению быстрого плавания этих млекопитающих был завершен. Ученым удалось разгадать парадокс Грея: складки кожи дельфина гасят завихрения, которые возникают при движении, поэтому ему не приходится тратить силы на их преодоление.

"Не могу сказать, как были использованы наши наработки, но они нашли применение в кораблестроении", — отметила Богданова.

По словам бывших сотрудников океанариума, на территории закрытой части проводились испытания корпусов подводных лодок, которые для движения использовали технику плавания дельфинов.

Тем не менее жизнь океанариума после завершения проекта не остановилась.

Поиск мин и диверсантов

В 1970-х годах американцы успешно использовали боевых дельфинов против пловцов и диверсантов во Вьетнаме. "По некоторым данным, во Вьетнаме американцы с помощью боевых дельфинов уничтожили около 50 бойцов, которые хотели заминировать американские корабли. Цифра, наверное, преувеличенная, но то, что они научили дельфинов работать против диверсантов, — правда", — заявил Жбанов.

Руководитель севастопольского океанариума в 1986-1990 годах Александр Жбанов

Боевой опыт применения дельфинов в США побудил главнокомандующего ВМФ Горшкова развивать такое направление и в советских войсках. "И мы начали сразу работать по трем направлениям: поиск и спасение (помощь водолазам при их работе), поиск мин и борьба с диверсантами", — уточнил бывший руководитель океанариума.

При разработке поисково-спасательной системы была поставлена задача: дельфин должен выполнять команды не своего тренера, а постороннего человека. "Он должен был обнаружить предмет под водой благодаря своему эхолокатору (способность определять предмет с помощью отраженной звуковой волны), отбуксировать к нему водолаза, а затем вернуть его обратно, — пояснил Жбанов. — Эта система была разработана и принята на вооружение. С помощью дельфинов в Черном море было обнаружено около 50 затонувших предметов – торпед, мин, ракет и даже одна сверхмалая подводная лодка в районе Феодосии".

Проект по поиску дельфинами мин также оказался успешным. Это система работала так: на корме катера устанавливали рычаг, на который морской "боец" должен был нажимать при обнаружении боеприпаса. "Дельфин шел за катером и сканировал эхолокатором грунт. Когда он обнаруживал мину, нажимал на рычаг. Затем он должен был обозначить мину. Дельфину надевали специальный намордник, он нырял к мине и устанавливал возле нее метку", — уточнил эксперт.

Макет боевого дельфина

Источник: ЧФ России провел первое учение с боевыми дельфинамиПо его словам, в вопросе поиска мин дельфины были лучше тральщиков. "Когда мы практически применяли эту систему в соревнованиях с тральными силами, то первыми обнаружили мину дельфины. Тральщики искали гидролокационными станциями, а дельфины своими эхолокаторами", — заверил Жбанов.

Разработка системы борьбы с диверсантами оказалась куда сложнее, чем помощь водолазам и обнаружение мин.

По словам Жбанова, противодиверсионная система должна была работать так: в районе Константиновской батареи была установлена клеть, в которую помещался дельфин, сканирующий вход в Севастопольскую бухту. При обнаружении пловца, он нажимал на специальный рычаг, сигнал передавался на командный пункт и начинался процесс поиска диверсанта. "Для тренировок дельфинов мы брали своего водолаза, вывозили его на внешний рейд, сбрасывали в километре от входа в бухту. Водолаз шел в сторону входа в бухту, а дельфин должен был его обнаружить. В 90% случаев дельфин обнаруживал пловца", — рассказал он.

Но у этой системы, подчеркнул экс-руководитель океанариума, был ряд уязвимых мест. Например, дельфина можно было обучить выявлять пловца с ластами, при этом он не реагировал на тех, кто двигался с помощью буксиров. "Реагировать дельфина на всех пловцов обучить можно, но тогда он будет реагировать на любое движение – чайка села на воду, дикий дельфин проплыл и так далее", — пояснил Жбанов, добавив, что в таком случае система оказывается ненадежной.

В то же время еще один бывший руководитель океанариума (1990-1994 года) Виталий Юрганов рассказал, что дельфин не всегда может хорошо работать. "У них бывают перепады настроения, как у человека, стрессы. У всех дельфинов разный характер: кто-то веселый, кто-то задумчивый, кто-то игривый. Они могли нажимать на рычаг ради шутки. Во время загула они тоже не работают", — рассказал он РИА Новости (Крым).

Руководитель севастопольского океанариума в 1990-1994 годах Виталий Юрганов

При этом, отметил Юрганов, система давала сбой, когда вахту в двух клетях несли боевые группы дельфинов от четырех до шести особей.

В вопросе эффективности применения этих млекопитающих в поиске диверсантов мнения Жбанова и Юрганова расходятся. Первый считает, что система работала, второй говорит, что только в качестве "показательных выступления" во время учений.

"Фактически за время службы мы ни одного диверсанта не обнаружили, потому что их там не было", — подчеркнул Жбанов.

Дельфиньи байки

Крымские боевые дельфины "приняты на службу" в Российскую армиюВокруг севастопольских дельфинов ходит много баек. Самый распространенный слух – дельфины-убийцы, которым на раструбе закрепляли штыки. Они якобы патрулировали вход в Севастопольскую бухту и уничтожали вражеских пловцов. "Это байка. Даже если на дельфина надеть оружие, от этого он не становится убийцей. Дельфин идет на контакт с пловцом из дружеских побуждений, а это коварный человек превращает в убийство, нацепив оружие, как делали американцы. Мы таким не занимались. Уничтожить диверсанта мы можем и без дельфина, главное выявить его", — сказал Жбанов.

При этом Юрганов утверждает, что схожие разработки все же велись в Севастополе. "Был разработан специальный трехствольный пистолет, который цеплялся дельфину на нос. Он срабатывал при контакте с пловцом", — уточнил он, ответив, что это оружие никогда не применялось против человека, все ограничивалось экспериментами.

Еще один распространенный слух – дельфины-камикадзе, которые должны подрывать корабли.

"Это тоже глупость. Чтобы подготовить дельфина в биотехническую систему нужно с ним занимать от года до двух лет. И после этого посылать его как подрывника? С другой стороны, допустив такую возможность теоретически, сколько взрывчатки мы можем прицепить к дельфину? Килограмм 10? И что он может сделать? В торпеде 400 кг взрывчатке, в мине около 400 кг. Кроме того, дельфина легко ликвидировать на подходе к кораблю – ему надо каждые две-три минуты всплывать за воздухом", — пояснил Жбанов.

Дельфины в севастопольском дельфинарии

От заката до рассвета

Группировка ВС в Крыму вооружилась С-300, Су-30 и боевыми дельфинамиПосле развала Советского Союза океанариум, как воинская часть центрального подчинения, был передан Министерству обороны Украины. "Это был самый сложный период моей жизни, — вспоминает Юрганов. — В момент развала СССР мы перестали получать финансирование, рыбу для животных. На тот момент в океанариуме насчитывалось более 60 дельфинов, а также сивучи и морские котики. Нужно было срочно решать вопрос с питанием животных. Я многократно летал в Москву, но поддержки мы так и не нашли".

В начале 1992 года из-за дефицита рыбы дельфинов пришлось кормить вомером (рыба из семейства ставридовых). "Это очень костистая рыба, которая застревала во внутренностях дельфинов, из-за чего они начали погибать", — рассказал бывший руководитель океанариума.

В итоге решение о переходе в подчинение Украине коллективу пришлось принимать самостоятельно. "От управления ВМФ мы так и не дождались ни "да", ни "нет". Нас даже запретили соединять с командованием по линиям связи, Черноморскому флоту также отказали принять нас в его состав. Выхода не было, надо было сохранить хотя бы часть научных кадров, подготовленных к боевым действиям животных, научные наработки, методики, систему подготовки кадров". "За" проголосовал весь состав океанариума, как военный, так и гражданский, кроме двух человек, которые переезжали в Россию, ну а после переформирования и переподчинения океанариума я уволился в запас "по собственному желанию", предав дела и должность своему заместителю Валерию Владимировичу Кулагину" — рассказал Юрганов.

В украинскую бытность учреждению пришлось забыть о науке и переключиться на заработок денег. С середины 1990-х океанариуму удалось заключить много договоров с зарубежными странами. Севастопольские дельфины выступали в России, Украине, Турции, странах Персидского залива.

Дельфины в севастопольском дельфинарии

В Крыму восстанавливается популяция дельфиновЕще один источник доходов, добавила в свою очередь Бограднова, – открытие в океанариуме центра дельфинотерапии. "Дельфины благодаря гидролокации помогают корректировать состояние нервной системы детей, страдающих аутизмом, заиканием, ДЦП и другими заболеваниями", — сказала она.

По словам Юрганова, особого интереса к секретным разработкам океанариума Минобороны Украины не проявляло. "Несколько раз приезжали специалисты из Киева, мы им показывали наработки. Но все это было сделано для показухи", — считает он.

Во времена Украины севастопольское учреждение потеряло около 90% животных: часть погибла, а большинство передали разным дельфинариям и океанариумам для кормления. "Животные были непригодны для службы. Собиралась комиссия, они отбраковывались и передавались", — вспомнил те события Юрганов.

На момент воссоединения Крыма с Россией в севастопольском учреждении остались менее 10 дельфинов.

В 2014 году на базе океанариума была сформирована российская воинская часть. Военные снова закрыли территорию от посторонних и начали работы по восстановлению комплекса. По словам бывших сотрудников, учреждение получает новое оборудование и возрождает научную базу. В марте 2016 года Минобороны РФ объявило тендер на закупку для военных пяти Афалин. Возрождение океанариума, возможно, даст новый толчок для порождения новых слухов и баек вокруг севастопольских боевых дельфинов.

Дельфины в севастопольском дельфинарии

crimea.ria.ru

Мифы и правда о боевых дельфинах Крыма

Дружелюбное и добродушное животное — дельфина — человек пытался научить убивать

Доказано, что дельфины — самые миролюбивые существа из всех известных. Кроме того, дельфины отличаются высоким интеллектом и огромной способностью к обучению. В 1960-х годах эти особенности дельфинов стали причиной создания Севастопольского океанариума: сверхсекретного объекта, где специалисты экспериментировали с черноморскими дельфинами-афалинами, поставив своей целью «вылепить» из них идеальных бойцов.

Все началось с Дурова

Марка, выпущенная в СССР в честь советского цирка и дрессировщика Владимира Дурова. Wikimedia

Известный дрессировщик Владимир Дуров предлагал использовать морских животных для военных целей еще в 1915 году. Он знал, что дрессировке отлично поддаются не только дельфины, но и морские котики, морские львы и еще два десятка видов животных.

В Балаклаве был создан «отряд» ластоногих диверсантов, но об этом стало известно вражеской разведке, и скоро все животные были отравлены — предположительно, это сделали завербованные Германией агенты из числа обслуживающего персонала. Вскоре стало не до боевых дельфинов — грянула революция.

Однако об идеях прославленного дрессировщика, создателя «Уголка Дурова», вновь вспомнили — уже в середине 60-х. В Севастополе, в бухте Казачьей, был создан секретный океанариум — научно-исследовательский закрытый объект, который подчинялся напрямую Военно-морскому флоту СССР. Тренировали главным образом афалин — крупнейших дельфинов Черного моря.

Слишком добрые 

Wikimedia

Из дельфинов пробовали сделать живые торпеды. Но, во-первых, это было нерентабельно: один дельфин мог нести на себе примерно 10 кг взрывчатки, тогда как мина или торпеда — это порядка 400 кг, обучать такого «камикадзе» приходилось в течение года, а то и больше, и после таких временных и финансовых затрат заставлять животное подрываться под вражеским кораблем?! Да еще и с сомнительным успехом...

А во-вторых — дельфины оказались невероятно миролюбивыми и дружески настроенными к человеку существами. Они с радостью и интересом тренировались, охотно повторяли то, что от них требовали, им любопытно было сотрудничать с тренерами, но, как только они понимали, что их заставляют убивать, — животные получали сильнейший стресс и отказывались продолжать занятия. Более того — их накрывала нешуточная депрессия: дельфины переставали принимать пищу, замыкались в себе, делались раздражительными.

Вот когда пришла пора вспомнить об удивительно высоком и до конца не изученном интеллекте дельфинов! Ведь они мгновенно вычисляли намерения тренеров, пытавшихся заставить их причинить вред человеку («диверсанту»). Кстати, морские львы, с которыми в то же время проводились аналогичные испытания в США, особо не терзались нравственными проблемами и охотно шли на убийство, в отличие от дружелюбных дельфинов.

Впрочем, коварству человека нет предела, и черноморских дельфинов все-таки делали убийцами — обманным путем. Их приучали, например, получать рыбу в награду за то, что они тыкались носом в плывущего под водой человека. Когда навык был отработан, к носу дельфина прикрепляли нож или баллон с отравляющим газом, который при тычке начинал переходить в снаряжение пловца, или шприц с отравой, — вариантов была масса. Правда, все это не выходило за пределы эксперимента: как утверждают сотрудники океанариума тех лет, ни одному человеку не был причинен вред таким образом.

Дельфины-убийцы

Дельфины также состоят «на службе» в армии США. Wikimedia

По полученным разведданным, в 70-х годах американцы научили-таки дельфинов уничтожать противников: во время войны во Вьетнаме, по непроверенной информации, боевые дельфины уничтожили порядка 50 пловцов-диверсантов армии противника. Впрочем, вероятнее всего, это число завышено. И все же сам факт говорит о многом.

Узнав о таких разработках американцев, советские ученые и военные решили не отставать. В Севастопольском океанариуме принялись усиленно работать сразу в трех направлениях: поиск и спасение тонущих, поиск мин, борьба с диверсантами.

В ходе тренировок с помощью дельфинов в Черном море было найдено множество интересных затонувших предметов — начиная от мин, ракет и торпед и заканчивая сверхмалой подлодкой в акватории Феодосии.

Самым сложным направлением, как и ожидалось, оказалась борьба с диверсантами. Дельфинов, например, приучали реагировать на пловца, ноги которого были оснащены ластами, при этом на других пловцов — без ласт — дельфины не реагировали. Можно было научить их обращать внимание на всех пловцов — но тогда реакция следовала и на чаек, севших на воду, и на плывущего дикого дельфина, и вообще на любое движение.

Кроме того, дельфины, являясь высокоорганизованными существами, могли просто быть не в настроении, или, напротив, им приходила охота поиграть, и тогда все логически выстроенные эксперименты летели к черту.

Словом, поиск диверсантов с помощью дельфинов оказался настолько ненадежным и дорогостоящим методом, что вскоре от него отказались.

Украинские реалии

Севастополь, вид на казачью бухту. Wikimedia

После распада СССР океанариум передали Министерству обороны Украины. На тот момент в научно-исследовательском центре находилось полсотни животных. В 90-х годах там почти не занимались наукой — речь шла о выживании, надо было зарабатывать деньги, и коллектив океанариума ездил выступать с дрессированными дельфинами по разным странам.

Кроме того, зарабатывать удавалось посредством дельфинотерапии — в океанариум привозили детей с аутизмом, ДЦП и другими заболеваниями, состояние которых значительно улучшалось после общения с дельфинами.

Минобороны Украины не проявляло интереса к секретным изысканиям ученых. Имеющиеся наработки посмотрели, но дальше этого дело не пошло. За два с лишним десятилетия 90 % морских животных было утеряно: кто-то погиб, кого-то пришлось передать в другие учреждения.

В 2014 году, после того как Крым вновь стал российским, здесь была сформирована воинская часть. Теперь эта территория вновь закрыта для посторонних. По словам сотрудников, здесь возобновляются научные исследования, завезено дорогостоящее оборудование, закуплены новые животные. Возможно, мы еще услышим о подвигах севастопольских боевых дельфинов.

www.eg.ru

Крым. Легенда о боевом дельфине | Военное дело | ИноСМИ

Delfi продолжает цикл материалов, посвященных жизни полуострова Крым. На этот раз наш корреспондент отправляется в Балаклаву изучать историю холодной войны и находит следы таинственного боевого дельфина. Перед вами ядерная боеголовка. Небольшая, ничем особым не примечательная, если не считать того, что эта штуковина способна уничтожить все живое на много километров вокруг. И вот она на расстоянии вытянутой руки. Просто попробуйте представить свои ощущения.

Когда оказываешься в музее фортификационных сооружений Балаклавы и видишь там всего лишь макет ядерной боеголовки, все равно возникает очень странное чувство. С одной стороны — это удивление: из-за такой никчемной вещицы человечество как вид со всей своей прогрессивной моралью и высокотехнологичными гаджетами до сих пор имеет неплохие шансы на быстрое и мучительное вымирание. С другой стороны — какой-то благоговейный трепет, доставшийся по наследству со времен холодной войны, зашитый глубоко в подкорку постсоветского человека.

Рядом с макетом ядерной боеголовки стоит макет человека, похожего на уменьшенную версию Сильвестра Сталлоне в берете, — он подменяет реального инженера военно-морского флота, который некогда работал с самым опасным оружием на Земле. У этого манекена странное выражение лица — на нем какое-то праздное спокойствие и даже легкое недоумение. Он словно говорит: «Нормально. Бывали дни и похуже». Зал с макетом ядерной боеголовки — самое сердце Военно-исторического музея фортификационных сооружений Балаклавы.

Когда-то это был действующий режимный объект, созданный для того, чтобы выживать и успешно отбиваться в условиях неминуемой, как тогда казалось, ядерной войны. Гигантские двери, спиралевидные коридоры для усмирения взрывной волны, ремонтные доки подводных лодок. Со времен советско-американской гонки вооружений прошло уже несколько десятков лет, но почему-то в Крыму, в этом подземном бункере особо остро чувствуешь, что безумное геополитическое противостояние никуда не исчезало.

Аннексия Крыма стала отправной точкой очередного витка напряжения между Россией и западным миром. Череда последующих событий — взаимные упреки, бряцания оружием, санкции — все это уже давно окрестили Холодной войной 2.0. И забавно, что одно из первых громких заявлений российских властей о судьбе полуострова гласило, что в новой юрисдикции Крым будут охранять боевые дельфины. Наверняка, многие восприняли это как шутку, новость-бантик, но не все так просто, как может показаться.

Животные всегда были невольными участниками военных конфликтов: противотанковые собаки, взрывные летучие мыши, голуби-связисты, слоны, кони и даже полковые козлы-талисманы. В этой звериной армии дельфин — настоящая боевая элита. Многофункциональный, умный, быстрый и сильный, его можно научить выполнять сложнейшие задания.

Вся ирония угрозы западному миру боевым дельфином состоит в том, что военные разработки программ по обучению морских животных — это во многом наследие именно гонки вооружений, привет из советского прошлого. Они начинались в разгар холодной войны как ответ на аналогичные исследования американцев, и сегодня, когда сплошь и рядом говорят о новом мировом противостоянии России и Запада, кажется, что только боевого дельфина и не хватает, чтобы умчаться на нем в прекрасное прошлое наращивания ядерных мышц и демонстрации устрашающих гримас.

«С военной базы в Севастополе сбежали вооруженные боевые дельфины», «крымские боевые дельфины перешли на службу России», «вооруженные дельфины наводят ужас на Крым» — такие новости периодически всплывают в информационных лентах последние пару лет. В Крыму каждый что-то видел или слышал о боевых дельфинах, кто-то даже стал свидетелем их военных учений (едва ли не на лазерных мечах). Крымский боевой дельфин — одна из главных мифологем полуострова, младшее божество в пантеоне новых трансцендентных сущностей.

«Здесь представлены предметы для тренировки дельфинов. Их тренировали в океанариуме Казачьей бухты. Вы видите седло, на него крепились датчики. Вот учебная пика, которую закрепляли на роструме дельфина и учили прокалывать спину диверсанта под баллоном», — строгим командным голосом говорит экскурсовод музея фортификационных сооружений. Она рассказывает, что тренеры боевых дельфинов быстро поняли, что их подопечные не хотят убивать людей — для животных это большой стресс, после которого они отказываются выполнять команды. Поэтому вскоре было решено не делать из дельфинов головорезов.

В Севастополе было особое формирование по подготовке дельфинов. Их учили обнаруживать диверсантов, подплывать к ним, срывать маску и выталкивать на поверхность, где их забирали наши пограничники. Еще была обычная система сигналов. Дельфин нажимал на педаль, после чего вылетала сигнальная ракета, по которой определяли, какая опасность приближается к рейду Севастополя. Тренировали их также для обнаружения учебных торпед.

В 1997 году база стала гражданским объектом, там лечили детей с особыми диагнозами. Но три месяца назад ее закрыли и сказали, что она вновь начнет готовить боевых дельфинов. На стенде, посвященном морским животным, лишь несколько экспонатов — это намордники, специальные пояса, учебная пика и седло. Мифическими военные дельфины стали во многом из-за того, что информация о программе подготовки морских животных долгое время была секретной, никакого точно знания не было, и все терялись в догадках и домыслах. И до сих пор слухов на эту тему значительно больше, чем правдивой информации.

Delfi.lt11.06.2016Апостроф14.06.2016The Telegraph UK13.06.2016Expressen12.06.2016Для того, чтобы снять некомпетентность, экскурсовод советует всем желающим найти книгу, написанную бывшими тренерами, где они рассказали историю возникновения крымского боевого дельфина. Сборник статей «Дельфины служат флоту» издан в 1998 году. Он рассказывает о печальной судьбе 184-ой исследовательской базы ВМФ в Севастополе. Уже во введении сообщается, что из-за отсутствия средств база практически прекратила свое существование после развала Советского Союза. Но авторы высказывают надежду, что «Россия поднимется из руин, и исследования по изучению морских животных в интересах обороны страны продолжатся». Авторы этого сборника — бывшие сотрудники станции, долгое время изучавшие дельфинов и готовившие их к боевым заданиям.

«Дельфины служат флоту», безусловно, заслуживает отдельного прочтения. Это хотя и сугубо специальная книга, но она так или иначе касается не только проблем, связанных с дрессировкой морских животных. Это удивительный документ, в котором зафиксировано ужасное разочарование от краха исследовательской базы и томление по советскому прошлому. Такое видение характерно для многих людей, успевших пожить в СССР. И особенно хорошо его можно прочувствовать в Крыму, где присоединение к России многими воспринималось как воссоединение с социалистическим прошлым.

Далее мы приведем лишь несколько эпизодов из сборника о крымских боевых дельфинах. Первый дельфин на Севастопольской базе появился в 1966 году. Ее звали Шалунья. Вскоре появился второй — Нептун. С ним работала тренер Шурепова — многие видели ее в фильме «Человек-амфибия». Шурепова была дублершей Вертинской в сценах подводного плавания.

Первая боевая задача, которой был обучен Нептун — доставка акваланга на глубину в открытом море, для того, чтобы обеспечивать непрерывность подводных операций. Дельфин успешно справлялся с этой задачей, но в какой-то момент стал отдаляться от военной службы и однажды сбежал. В последствии он не раз возвращался и снова убегал, при этом его боевые навыки не терялись. Последний раз он дезертировал в тридцатилетнем возрасте и больше на службе не появлялся.

Одной из основных задач боевого дельфина всегда был поиск предметов под водой. В сборнике статей приведена масса историй о том, как «биотехнические системы» (так там называют служебных животных) превосходили «железо» (то есть технику). Авторы сборника утверждают, что за все время дельфины обнаружили более 50 утерянных тренировочных изделий (имеются в виду, очевидно, учебные торпеды), в каждом из которых было до 100 кг серебра, так что животные как минимум окупили расходы на свое содержание.

«Было 30 дельфинов, 12 львов, 1 белуха. Как-то раз искали две мины, два дня провозились, а дельфин, собака, за 20 минут все нашел», — рассказывает какому-то любопытному туристу пожилой охранник музея фортификационных сооружений. В молодости он служил на подводной лодке и выполнял боевые задания вместе с морскими животными. «Одну девочку (самка дельфина — прим. ред.) даже с парашютом сбрасывали. Но с распадом СССР все закончилось, продали дельфинов», — с горечью добавляет бывший подводник.

Никакой достоверной информации о том, ведутся ли уже новые исследования морских животных в военных целях, пока нет. Есть только многочисленные обещания, слухи, домыслы и обтекаемые формулировки в СМИ. Но все они сходятся на том, что скоро боевые дельфины снова появятся в Севастополе. До недавнего времени все это было не более чем верой в то, что мифический герой когда-нибудь вернется на защиту крымского побережья. Но совсем недавно Министерство обороны РФ как раз разместило на госзакупках заказ на пять дельфинов-афалин, которые к 1 августа должны быть доставлены в Севастополь. Вряд ли это можно назвать совпадением.

inosmi.ru

Крым. Легенда о боевом дельфине — «Спектр»

© V.Moiseev nuotr.

«Спектр» публикует статью Владислава Моисеева о Крыме. Оригинал статьи размещен на портале Delfi.

Перед вами ядерная боеголовка. Небольшая, ничем особым не примечательная, если не считать того, что эта штуковина способна уничтожить всё живое на много километров вокруг. И вот она на расстоянии вытянутой руки. Просто попробуйте представить свои ощущения.

Когда оказываешься в музее фортификационных сооружений Балаклавы и видишь там всего лишь макет ядерной боеголовки, всё равно возникает очень странное чувство. С одной стороны – это удивление: из-за такой никчемной вещицы человечество как вид со всей своей прогрессивной моралью и высокотехнологичными гаджетами до сих пор имеет неплохие шансы на быстрое и мучительное вымирание. С другой стороны – какой-то благоговейный трепет, доставшийся по наследству со времен Холодной войны, зашитый глубоко в подкорку постсоветского человека.

Рядом с макетом ядерной боеголовки стоит макет человека, похожего на уменьшенную версию Сильвестра Сталлоне в берете, — он подменяет реального инженера военно-морского флота, который некогда работал с самым опасным оружием на Земле. У этого манекена странное выражение лица — на нем какое-то праздное спокойствие и даже легкое недоумение. Он словно говорит: «Нормально. Бывали дни и похуже».

Зал с макетом ядерной боеголовки – самое сердце Военно-исторического музея фортификационных сооружений Балаклавы. Когда-то это был действующий режимный объект, созданный для того, чтобы выживать и успешно отбиваться в условиях неминуемой, как тогда казалось, ядерной войны. Гигантские двери, спиралевидные коридоры для усмирения взрывной волны, ремонтные доки подводных лодок. Со времен советско-американской гонки вооружений прошло уже несколько десятков лет, но почему-то в Крыму, в этом подземном бункере особо остро чувствуешь, что безумное геополитическое противостояние никуда не исчезало.

© V.Moiseev nuotr.

Аннексия Крыма стала отправной точкой очередного витка напряжения между Россией и западным миром. Чреда последующих событий – взаимные упреки, бряцания оружием, санкции – всё это уже давно окрестили Холодной войной 2.0. И забавно, что одно из первых громких заявлений российских властей о судьбе полуострова гласило, что в новой юрисдикции Крым будут охранять боевые дельфины. Наверняка, многие восприняли это как шутку, новость-бантик, но не всё так просто, как может показаться.

Животные всегда были невольными участниками военных конфликтов: противотанковые собаки, взрывные летучие мыши, голуби-связисты, слоны, кони и даже полковые козлы-талисманы. В этой звериной армии дельфин – настоящая боевая элита. Многофункциональный, умный, быстрый и сильный, его можно научить выполнять сложнейшие задания. Вся ирония угрозы западному миру боевым дельфином состоит в том, что военные разработки программ по обучению морских животных – это во многом наследие именно гонки вооружений, привет из советского прошлого. Они начинались в разгар Холодной войны как ответ на аналогичные исследования американцев, и сегодня, когда сплошь и рядом говорят о новом мировом противостоянии России и Запада, кажется, что только боевого дельфина и не хватает, чтобы умчаться на нём в прекрасное прошлое наращивания ядерных мышц и демонстрации устрашающих гримас.

«С военной базы в Севастополе сбежали вооруженные боевые дельфины», «крымские боевые дельфины перешли на службу России», «вооружённые дельфины наводят ужас на Крым» — такие новости периодически всплывают в информационных лентах последние пару лет. В Крыму каждый что-то видел или слышал о боевых дельфинах, кто-то даже стал свидетелем их военных учений (едва ли не на лазерных мечах). Крымский боевой дельфин – одна из главных мифологем полуострова, младшее божество в пантеоне новых трансцендентных сущностей.

© V.Moiseev nuotr.

 — Здесь представлены предметы для тренировки дельфинов. Их тренировали в океанариуме Казачьей бухты. Вы видите седло, на него крепились датчики. Вот учебная пика, которую закрепляли на роструме дельфина и учили прокалывать спину диверсанта под баллоном, – строгим командным голосом говорит экскурсовод музея фортификационных сооружений. Она рассказывает, что тренеры боевых дельфинов быстро поняли, что их подопечные не хотят убивать людей – для животных это большой стресс, после которого они отказываются выполнять команды. Поэтому вскоре было решено не делать из дельфинов головорезов.

— В Севастополе было особое формирование по подготовке дельфинов. Их учили обнаруживать диверсантов, подплывать к ним, срывать маску и выталкивать на поверхность, где их забирали наши пограничники. Ещё была обычная система сигналов. Дельфин нажимал на педаль, после чего вылетала сигнальная ракета, по которой определяли, какая опасность приближается к рейду Севастополя. Тренировали их также для обнаружения учебных торпед. В 1997 году база стала гражданским объектом, там лечили детей с особыми диагнозами. Но три месяца назад её закрыли и сказали, что она вновь начнёт готовить боевых дельфинов.

На стенде, посвященном морским животным, лишь несколько экспонатов – это намордники, специальные пояса, учебная пика и седло. Мифическими военные дельфины стали во многом из-за того, что информация о программе подготовки морских животных долгое время была секретной, никакого точно знания не было, и все терялись в догадках и домыслах. И до сих пор слухов на эту тему значительно больше, чем правдивой информации. Для того, чтобы снять некомпетентность, экскурсовод советует всем желающим найти книгу, написанную бывшими тренерами, где они рассказали историю возникновения крымского боевого дельфина.

Сборник статей «Дельфины служат флоту» издан в 1998 году. Он рассказывает о печальной судьбе 184-ой исследовательской базы ВМФ в Севастополе. Уже во введении сообщается, что из-за отсутствия средств база практически прекратила своё существование после развала Советского союза. Но авторы высказывают надежду, что «Россия поднимется из руин, и исследования по изучению морских животных в интересах обороны страны продолжатся». Авторы этого сборника – бывшие сотрудники станции, долгое время изучавшие дельфинов и готовившие их к боевым заданиям.

© V.Moiseev nuotr.

 «Дельфины служат флоту», безусловно, заслуживает отдельного прочтения. Это хоть и сугубо специальная книга, но она так или иначе касается не только проблем, связанных с дрессировкой морских животных. Это удивительный документ, в котором зафиксировано ужасное разочарование от краха исследовательской базы и томление по советскому прошлому. Такое видение характерно для многих людей, успевших пожить в СССР. И особенно хорошо его можно прочувствовать в Крыму, где присоединение к России многими воспринималось как воссоединение с социалистическим прошлым. Далее мы приведем лишь несколько эпизодов из сборника о крымских боевых дельфинах.

Первый дельфин на Севастопольской базе появился в 1966 году. Её звали Шалунья. Вскоре появился второй – Нептун. С ним работала тренер Г.Шурепова – многие видели её в фильме «Человек-амфибия». Шурепова была дублершей А.Вертинской в сценах подводного плавания. Первая боевая задача, которой был обучен Нептун – доставка акваланга на глубину в открытом море, для того, чтобы обеспечивать непрерывность подводных операций. Дельфин успешно справлялся с этой задачей, но в какой-то момент стал отдаляться от военной службы и однажды сбежал. В последствии он не раз возвращался и снова убегал, при этом его боевые навыки не терялись. Последний раз он дезертировал в тридцатилетнем возрасте и больше на службе не появлялся.

Одной из основных задач боевого дельфина всегда был поиск предметов под водой. В сборнике статей приведена масса историй о том, как «биотехнические системы» (так там называют служебных животных) превосходили «железо» (то есть технику). Авторы сборника утверждают, что за всё время дельфины обнаружили более 50 утерянных тренировочных изделий (имеются в виду, очевидно, учебные торпеды), в каждом из которых было до 100 кг серебра, так что животные как минимум окупили расходы на своё содержание.

© V.Moiseev nuotr.

– Было 30 дельфинов, 12 львов, 1 белуха. Как-то раз искали две мины, два дня провозились, а дельфин, собака, за 20 минут всё нашел, – рассказывает какому-то любопытному туристу пожилой охранник музея фортификационных сооружений. В молодости он служил на подводной лодке и выполнял боевые задания вместе с морскими животными. «Одну девочку (самка дельфина — DELFI) даже с парашютом сбрасывали. Но с распадом СССР всё закончилось, продали дельфинов», – с горечью добавляет бывший подводник.

Никакой достоверной информации о том, ведутся ли уже новые исследования морских животных в военных целях, пока нет. Есть только многочисленные обещания, слухи, домыслы и обтекаемые формулировки в СМИ. Но все они сходятся на том, что скоро боевые дельфины снова появятся в Севастополе. До недавнего времени всё это было не более чем верой в то, что мифический герой когда-нибудь вернется на защиту крымского побережья. Но совсем недавно Министерство обороны РФ как раз разместило на госзакупках заказ на пять дельфинов-афалин, которые к 1 августа должны быть доставлены в Севастополь. Вряд ли это можно назвать совпадением.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Одноклассники

spektr.press

Легенды и реальность - Боевые дельфины Крыма

Перед вами ядерная боеголовка. Небольшая, ничем особым не примечательная, если не считать того, что эта штуковина способна уничтожить все живое на много километров вокруг. И вот она на расстоянии вытянутой руки. Просто попробуйте представить свои ощущения.

Когда оказываешься в музее фортификационных сооружений Балаклавы и видишь там всего лишь макет ядерной боеголовки, все равно возникает очень странное чувство. С одной стороны — это удивление: из-за такой никчемной вещицы человечество как вид со всей своей прогрессивной моралью и высокотехнологичными гаджетами до сих пор имеет неплохие шансы на быстрое и мучительное вымирание. С другой стороны — какой-то благоговейный трепет, доставшийся по наследству со времен Холодной войны, зашитый глубоко в подкорку постсоветского человека.

Рядом с макетом ядерной боеголовки стоит макет человека, похожего на уменьшенную версию Сильвестра Сталлоне в берете, — он подменяет реального инженера военно-морского флота, который некогда работал с самым опасным оружием на Земле. У этого манекена странное выражение лица — на нем какое-то праздное спокойствие и даже легкое недоумение. Он словно говорит: "Нормально. Бывали дни и похуже".

Зал с макетом ядерной боеголовки — самое сердце Военно-исторического музея фортификационных сооружений Балаклавы. Когда-то это был действующий режимный объект, созданный для того, чтобы выживать и успешно отбиваться в условиях неминуемой, как тогда казалось, ядерной войны. Гигантские двери, спиралевидные коридоры для усмирения взрывной волны, ремонтные доки подводных лодок. Со времен советско-американской гонки вооружений прошло уже несколько десятков лет, но почему-то в Крыму, в этом подземном бункере особо остро чувствуешь, что безумное геополитическое противостояние никуда не исчезало.

Аннексия Крыма стала отправной точкой очередного витка напряжения между Россией и западным миром. Чреда последующих событий — взаимные упреки, бряцания оружием, санкции — все это уже давно окрестили Холодной войной 2.0. И забавно, что одно из первых громких заявлений российских властей о судьбе полуострова гласило, что в новой юрисдикции Крым будут охранять боевые дельфины. Наверняка, многие восприняли это как шутку, новость-бантик, но не все так просто, как может показаться.

Животные всегда были невольными участниками военных конфликтов: противотанковые собаки, взрывные летучие мыши, голуби-связисты, слоны, кони и даже полковые козлы-талисманы. В этой звериной армии дельфин — настоящая боевая элита. Многофункциональный, умный, быстрый и сильный, его можно научить выполнять сложнейшие задания. Вся ирония угрозы западному миру боевым дельфином состоит в том, что военные разработки программ по обучению морских животных — это во многом наследие именно гонки вооружений, привет из советского прошлого. Они начинались в разгар Холодной войны как ответ на аналогичные исследования американцев, и сегодня, когда сплошь и рядом говорят о новом мировом противостоянии России и Запада, кажется, что только боевого дельфина и не хватает, чтобы умчаться на нем в прекрасное прошлое наращивания ядерных мышц и демонстрации устрашающих гримас.

"С военной базы в Севастополе сбежали вооруженные боевые дельфины", "крымские боевые дельфины перешли на службу России", "вооруженные дельфины наводят ужас на Крым" — такие новости периодически всплывают в информационных лентах последние пару лет. В Крыму каждый что-то видел или слышал о боевых дельфинах, кто-то даже стал свидетелем их военных учений (едва ли не на лазерных мечах). Крымский боевой дельфин — одна из главных мифологем полуострова, младшее божество в пантеоне новых трансцендентных сущностей.

— Здесь представлены предметы для тренировки дельфинов. Их тренировали в океанариуме Казачьей бухты. Вы видите седло, на него крепились датчики. Вот учебная пика, которую закрепляли на роструме дельфина и учили прокалывать спину диверсанта под баллоном, — строгим командным голосом говорит экскурсовод музея фортификационных сооружений. Она рассказывает, что тренеры боевых дельфинов быстро поняли, что их подопечные не хотят убивать людей — для животных это большой стресс, после которого они отказываются выполнять команды. Поэтому вскоре было решено не делать из дельфинов головорезов.

— В Севастополе было особое формирование по подготовке дельфинов. Их учили обнаруживать диверсантов, подплывать к ним, срывать маску и выталкивать на поверхность, где их забирали наши пограничники. Еще была обычная система сигналов. Дельфин нажимал на педаль, после чего вылетала сигнальная ракета, по которой определяли, какая опасность приближается к рейду Севастополя. Тренировали их также для обнаружения учебных торпед. В 1997 году база стала гражданским объектом, там лечили детей с особыми диагнозами. Но три месяца назад ее закрыли и сказали, что она вновь начнет готовить боевых дельфинов.

На стенде, посвященном морским животным, лишь несколько экспонатов — это намордники, специальные пояса, учебная пика и седло. Мифическими военные дельфины стали во многом из-за того, что информация о программе подготовки морских животных долгое время была секретной, никакого точно знания не было, и все терялись в догадках и домыслах. И до сих пор слухов на эту тему значительно больше, чем правдивой информации. Для того, чтобы снять некомпетентность, экскурсовод советует всем желающим найти книгу, написанную бывшими тренерами, где они рассказали историю возникновения крымского боевого дельфина.

Сборник статей "Дельфины служат флоту" издан в 1998 году. Он рассказывает о печальной судьбе 184-ой исследовательской базы ВМФ в Севастополе. Уже во введении сообщается, что из-за отсутствия средств база практически прекратила свое существование после развала Советского союза. Но авторы высказывают надежду, что "Россия поднимется из руин, и исследования по изучению морских животных в интересах обороны страны продолжатся". Авторы этого сборника — бывшие сотрудники станции, долгое время изучавшие дельфинов и готовившие их к боевым заданиям.

"Дельфины служат флоту", безусловно, заслуживает отдельного прочтения. Это хоть и сугубо специальная книга, но она так или иначе касается не только проблем, связанных с дрессировкой морских животных. Это удивительный документ, в котором зафиксировано ужасное разочарование от краха исследовательской базы и томление по советскому прошлому. Такое видение характерно для многих людей, успевших пожить в СССР. И особенно хорошо его можно прочувствовать в Крыму, где присоединение к России многими воспринималось как воссоединение с социалистическим прошлым. Далее мы приведем лишь несколько эпизодов из сборника о крымских боевых дельфинах.

Первый дельфин на Севастопольской базе появился в 1966 году. Ее звали Шалунья. Вскоре появился второй — Нептун. С ним работала тренер Г.Шурепова — многие видели ее в фильме "Человек-амфибия". Шурепова была дублершей А.Вертинской в сценах подводного плавания. Первая боевая задача, которой был обучен Нептун — доставка акваланга на глубину в открытом море, для того, чтобы обеспечивать непрерывность подводных операций. Дельфин успешно справлялся с этой задачей, но в какой-то момент стал отдаляться от военной службы и однажды сбежал. Впоследствии он не раз возвращался и снова убегал, при этом его боевые навыки не терялись. Последний раз он дезертировал в тридцатилетнем возрасте и больше на службе не появлялся.

Одной из основных задач боевого дельфина всегда был поиск предметов под водой. В сборнике статей приведена масса историй о том, как "биотехнические системы" (так там называют служебных животных) превосходили "железо" (то есть технику). Авторы сборника утверждают, что за все время дельфины обнаружили более 50 утерянных тренировочных изделий (имеются в виду, очевидно, учебные торпеды), в каждом из которых было до 100 кг серебра, так что животные как минимум окупили расходы на свое содержание.

— Было 30 дельфинов, 12 львов, 1 белуха. Как-то раз искали две мины, два дня провозились, а дельфин, собака, за 20 минут все нашел, — рассказывает какому-то любопытному туристу пожилой охранник музея фортификационных сооружений. В молодости он служил на подводной лодке и выполнял боевые задания вместе с морскими животными. "Одну девочку (самка дельфина — DELFI) даже с парашютом сбрасывали. Но с распадом СССР все закончилось, продали дельфинов", — с горечью добавляет бывший подводник.

Никакой достоверной информации о том, ведутся ли уже новые исследования морских животных в военных целях, пока нет. Есть только многочисленные обещания, слухи, домыслы и обтекаемые формулировки в СМИ. Но все они сходятся на том, что скоро боевые дельфины снова появятся в Севастополе. До недавнего времени все это было не более чем верой в то, что мифический герой когда-нибудь вернется на защиту крымского побережья. Но совсем недавно Министерство обороны РФ как раз разместило на госзакупках заказ на пять дельфинов-афалин, которые к 1 августа должны быть доставлены в Севастополь. Вряд ли это можно назвать совпадением.

yukaz-monah.livejournal.com

Дельфины на службе у военных

Военные не устают удивлять и даже шокировать мирных граждан новыми видами вооружения. Очередь дошла и до дельфинов.

Опыт России

Как ни странно, первые попытки обучить морских млекопитающих для боевых действий были предприняты в России, причем предложение внес Владимир Дуров, правда, по поводу тюленей. Знаменитый дрессировщик предлагал использовать животных в качестве саперов. К сожалению, все они погибли в результате диверсии со стороны тогдашнего противника России - Германии. Дело об отравлении боевых тюленей расследовано до конца так и не было из-за революции 1917 года. Бумаги, которые отражали это обучение, были ликвидированы, чтобы их не могли использовать враги.

Затем идею применения морских животных подхватили американцы, которые задействовали вместе с другими млекопитающими еще и дельфинов. Вначале они выполняли роль патрульных, потом стали заниматься минированием, попутно обезвреживая плавающих людей.

По некоторым сведениям, первые эксперименты с дельфинами ВС США начали проводить в конце 1950-х годов. Тогда военных больше всего интересовали локационные способности морских млекопитающих. В 1960-е годы был опубликован ряд работ, посвящённых интеллектуальным способностям дельфинов. В этой связи выделяется труд нейрофизиолога Джона Лилли, который предположил, что разум дельфина как минимум сравним с интеллектом человека, а быть может, и превосходит его. Первым их боевым крещением стало патрулирование крупнейшей военно-морской базы США во Вьетнаме – Камрани. Животные-военные помогли поймать свыше 50 пловцов-диверсантов, пытавшихся прикрепить к бортам американских кораблей магнитные мины. Причем, бывали случаи, когда морские львы самостоятельно уничтожали пловцов при помощи закрепленных на носу ножей или игл с ядом. Примерно в это же время в СССР тоже возобновились опыты обучения обитателей моря. После 2-й мировой в СССР в Крыму появился дельфинарий, где дельфины специально обучались воевать. Обучению также подвергались и тюлени. В 1967 году в Казачьей бухте Севастополя был открыт первый советский военный океанариум. На довольствие было поставлено 50 дельфинов-афалин. В 1970-х к работам подключилось несколько десятков научных институтов СССР. Дельфинов и тюленей в то время готовили по нескольким направлениям: охрана и патрулирование местности, уничтожение диверсантов, поиск и обнаружение тех или иных подводных объектов.

В океанариуме полным ходом проходили боевые учения. Морские млекопитающие обнаруживали диверсантов в 80% случаев. Несколько хуже дело обстояло с ночными пловцами – 28–60%. Правда, не выходя из прибрежного вольера. В открытом море вероятность обнаружения приближалась к 100%. Вопреки всеобщему мнению севастопольских дельфинов не обучали убивать людей, так как иначе они бы просто начали нападать на своих, ведь отличить нашего аквалангиста от чужого животному сложно. Поэтому, достигнув цели, они только срывали с диверсанта ласты, маску и выталкивали его на поверхность.

Другой причиной, по которой военные отказались готовить из дельфинов убийц, стало их врожденное миролюбие по отношению к людям. Как показала практика, после атаки со смертельным исходом дельфины переживали сильнейший стресс и зачастую саботировали дальнейшие приказы. Тем не менее боевые средства поражения (ножи, иглы с парализующими или отравляющими веществами и даже пистолеты, надеваемые на нос и срабатывающие при ударе) в арсенале спецподразделений имелись. В отличие от дельфинов морские львы и тюлени без всяких угрызений совести тыкали людей отравленными иглами.

Подводный поиск

Но служба боевых дельфинов не сводилась только к выявлению вражеских лазутчиков. В феврале 1977-го на Черноморском флоте появилось еще одно подразделение – поисковое. Именно оно прославило океанариум и принесло огромную пользу флоту. О способности дельфинов успешно искать потерянные предметы было известно уже давно. При помощи эхолокатора животные могут не только находить даже самую мелкую рыбешку в воде, но и заглядывать под землю до полуметровой глубины. И при этом они безошибочно определяют, из чего сделан затонувший объект: из дерева, бетона или металла. Они могут находить даже болты и гайки, увиденные ими когда-то показанные и потом разбросанные по акватории бухты. Именно эти выдающиеся таланты и стали с успехом применять на практике в Севастополе. Помощь афалин была неоценима при поиске затонувших во время учебных стрельб торпед, ведь обнаружить их аквалангистам было практически невозможно. Для поиска учебных торпед дельфинам на морды надевали специальные рюкзаки с аудиомаяками и буйки с якорями. Обнаружив потерянную торпеду, они подплывали к ней, тыкались носом в грунт и сбрасывали аудиомаяк вместе с буйком. А дальше в дело вступали водолазы.

В своей специальности поисковые дельфины достигли невероятного мастерства. Они даже освоили подводное фотографирование. Специально для спецподразделения был разработан фотоаппарат, выдерживающий глубины свыше 100 метров. Животных учили правильно направлять объектив на цель, замирать и только в этот момент спускать затвор. А чтобы вспышка не ослепляла их, дельфинов обучили закрывать глаза во время съемок. Потом по фотографиям можно было легко определить, что за находка лежит на дне и стоит ли тратить силы на ее подъем.

Иногда за помощью к военным обращались и гражданские ведомства. К примеру, по просьбам археологов боевые дельфины искали и находили останки античных кораблей. С их помощью со дна поднимались древнегреческие амфоры и другие предметы старины.

Американские боевые дельфины

Дельфины и другие животные и по сей день используются для поиска затонувших предметов, с чем они отлично справляются. Были случаи, когда животные находили давно утерянные объекты – в частности, подлодки. Сегодня боевые дельфины используются в основном в Иране и в США. В Америке им даже присваивают звания. Последний раз об американских "боевых дельфинах" вспоминали во время иракской кампании, когда в Персидский залив были направлены девять дельфинов и команда морских львов. У побережья Кувейта морские животные сначала зачистили территорию от боевых пловцов противника, а потом приступили к обнаружению мин. Всего с их помощью было обнаружено более 100 мин.

Во время второй иракской войны в 2—3 году дельфинов также активно применяли для разминирования иракского порта Умм-Каср. Два дельфина по кличкам Такома и Макаи были доставлены к Умм-Касру вертолетом в специальных бассейнах. Макаи служит на американском флоте уже 20 лет, а о Такоме военные говорят, что это очень разговорчивое существо.

По данным СМИ всего "на службе" в американском флоте состоит около 40 животных, а по другим сведениям в различных военных программах США принимают участие около 250 морских млекопитающих. Они могут искать мины, обнаруживать объекты по звуку и отыскивать водолазов, пытающихся пробраться к портам и военным судам. Совместная служба человека и дельфина, особенно в боевых условиях, сильно сближает их. Люди стремятся оказать почести своим боевым товарищам. За выдающиеся заслуги один из дельфинов по имени Таффи недавно был торжественно произведен в сержанты ВМС США.

Сейчас интерес к боевым дельфинам проявляют Индия, Иран, Израиль и ряд других государств. Между тем, по единодушному мнению сотрудников Института проблем экологии и эволюции, гораздо продуктивнее использовать дельфинов не в военных, а в мирных целях. Например, они могут быть очень эффективны при обследовании подводных сооружений, в частности газопроводов. Дельфин способен заметить любое механическое повреждение или струйку газа, выходящую из трубы, сфотографировать их, закрепить тросы, по которым можно спустить под воду необходимое оборудование.

Специалисты института готовы предложить свои услуги по подготовке первого в мире подразделения гражданских дельфинов, в задачи которого будет входить обслуживание и контроль за состоянием европейского газопровода, проложенного по дну Балтийского моря. Хочется верить, что использование дельфинов в мирных целях принесет большую пользу науке и откроет двум самым умным биологическим видам на Земле новые пути к полноценному сотрудничеству. А это, согласитесь, гораздо продуктивнее, чем военные действия.

delfinariy-chelny.ru


Смотрите также