Оборона Севастополя 1941-1942 гг. Город-герой Севастополь. Битва за крым


Третий сталинский удар. Битва за Крым » Военное обозрение

9 мая 1944 года, 70 лет назад, после генерального штурма, был освобожден Севастополь. К 12 мая остатки немецкой 17-й армии, бежавшие на мыс Херсонес, были окончательно разгромлены. «Третий сталинский удар» - Крымская наступательная операция, привел к полному освобождению Крымского полуострова от гитлеровцев. Отбив Крым и Севастополь Советский Союз вернул себе контроль над Чёрным морем. Советские солдаты салютуют в честь освобождения Севастополя

Общая ситуация перед началом операции. Предшествующие операции

1943 год. Немецкое военно-политическое руководство цеплялось за Крым до последней возможности. Крымский полуостров имел огромное военно-стратегическое и политическое значение. Адольф Гитлер требовал удержать Крым любой ценой. Крымский полуостров был необходим Берлину не только из оперативных соображений (база для воздушного и морского флота, передовой форпост сухопутных сил позволяющий стабилизировать положение южного фланга всего фронта), но из политических. Сдача Крыма могла повлиять на позицию Румынии, Болгарии и Турции, на общую обстановку на Балканском полуострове. Потеря Крыма укрепляла возможности советских ВВС и Черноморского флота.

13 августа — 22 сентября 1943 г. войска Юго-Западного фронта под началом генерала Ф. И. Толбухина в ходе Донбасской наступательной операции вышли на рубеж рек Днепр и Молочная. Появились условия для освобождения Северной Таврии и Крымского полуострова. 9 сентября – 9 октября 1943 года была проведена Новороссийско-Таманская операция (Освобождение Новороссийска и Таманского полуострова). В ходе этой операции советские войска освободили Новороссийск, Таманский полуостров и вышли на побережье Керченского пролива. Успешное завершение операции создало благоприятные возможности для ударов по крымской группировке вермахта с моря и через Керченский пролив.

Положение немецких войск на южном крыле советско-германского фронта продолжало ухудшаться и дальше. 26 сентября – 5 ноября 1943 года Южный фронт (с 20 октября 1943 г. — 4-го Украинский) провёл Мелитопольскую наступательную операцию. 24-25 октября 1943 г. 19-й танковый корпус генерала И.Д. Васильева, гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус генерала Н.Я. Кириченко и стрелковые части прорвали немецкую оборону. Красная Армия стремительно наступала к Перекопу, Сивашу и нижнему течению Днепра. В результате Мелитопольской операции Красная Армия разгромила 8 дивизий противника и 12 дивизиям нанесла большой урон. Советские войска продвинулись на 50-230 км, освободив почти всю Северную Таврию и выйдя к нижнему течению Днепра. Немецкие войска в Крыму были отрезаны от остальных войск. К исходу дня 31 октября передовые части 19-го танкового корпуса и кавкорпуса подошли к Турецкому валу и с ходу прорвали его. 1 ноября советские воины вели бой в районе Армянска. Удар советских танкистов и кавалеристов по Турецкому валу был столь внезапным, что гитлеровцы не успели организовать мощную оборону.

Проблема передовых частей заключалась в том, что у них не хватало артиллерии, боеприпасов, к тому же стрелковые части отстали. Немецкое командование поняв, что Турецкий вал прорван, организовало мощный контрудар. Весь день шёл упорный бой. В ночь на 2 ноября гитлеровцы ударом с флангов снова заняли Турецкий вал. Передовые советские части были вынуждены вести бой в окружении. Немецкие атаки следовали одна за другой. Комкор Васильев был ранен, но остался в строю и продолжал руководить войсками. На 3 ноября в частях осталось по 6-7 снарядов на орудие и по 20-25 патронов на винтовку. Ситуация была критической. Штаб фронта приказал выходить из окружения, но при возможности – удержать плацдарм. Командир 19-го танкового корпуса Иван Васильев (Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 ноября 1943 года генерал-лейтенанту танковых войск Васильеву присвоили звание Героя Советского Союза) решил удержать плацдарм и ударом с него (с юга) снова пробить немецкие позиции на валу. Ночью два небольших штурмовых отряда (в каждом было по 100 бойцов) составленных из танкистов, спешенных кавалеристов, сапёров, связистов и шоферов прорвали немецкую оборону. Так, плацдарм южнее Турецкого вала шириной 3,5 км и глубиной до 4 км смогли удержать.

Одновременно части 10-го стрелкового корпуса генерал-майора К.П. Неверова форсировали Сиваш и захватили ещё один важный плацдарм. Немецкое командование, понимая опасность этого прорыва, бросило в бой подкрепления с танками и артиллерией. Однако и советские войска получили подкрепления. Плацдарм был удержан и расширен до 18 км по фронту и 14 км в глубину. Таким образом, операция завершилась захватом плацдармов на Перекопе и южнее Сиваша, которые сыграли важнейшую роль в период проведения Крымской операции.

Советские войска переправляются через Сиваш

Командующий 17-й армией генерал Эрвин Густав Йенеке, опасаясь «нового Сталинграда», составил план эвакуации немецких войск с полуострова через Перекоп на Украину («операция Михаэль»). Эвакуацию планировали провести 29 октября 1943 года. Однако Гитлер в последний момент запретил проведение этой операции. Гитлер исходил из стратегического и военно-политического значения полуострова. Его поддержал и главнокомандующий военно-морскими силами гросс-адмирал К. Дениц. Немецким ВМС Крым был необходим для контроля значительной части Черного моря, потеря полуострова, резко ухудшала возможности немецкого флота. Адмирал пообещал, что в критической ситуации флот эвакуирует 200-тыс. 17-ю армию за 40 дней (при плохой погоде - за 80). Однако флотское командование ошиблось в своих прогнозах, оценке возможностей ВМС и советских войск. Когда возникла необходимость, 17-ю армию не смогли оперативно эвакуировать, что стало причиной её уничтожения.

31 октября – 11 ноября 1943 г. советские войска провели Керченско-Эльтигенскую десантную операцию. Советское командование планировало освободить Керченский полуостров. Полуостров освободить не удалось, но был захвачен важный плацдарм и привлечены значительные силы противника на это направление. Немецкие командование было вынуждено перебрасывать войска с северного (перекопского) направления, где гитлеровцы планировали нанести сильный контрудар по наступающим войскам 4-го Украинского фронта. Немецкая 17-я армия ещё больше увязла в Крыму, теперь находясь под угрозой ударов с двух направлений. Румынское руководство, потеряв доверие к немцам, начало эвакуировать свои войска из Крыма.

Бойцы Отдельной Приморской армии атакуют опорный пункт противника на территории металлургического завода в Керчи

1944 год. Немецкие силы и оборона

17-я армия Йенеке (Енеке) по-прежнему была мощной и вполне боеспособной группировкой. Она насчитывала до 200 тыс. солдат, 215 танков и штурмовых орудий и около 360 тыс. орудий и минометов, 148 самолётов. Штаб 17-й армии находился в Симферополе.

Армия получила приказ Адольфа Гитлера держаться на полуострове. В дальнейшем 17-я армия должна была совместно с 6-й армией, расположенной в районе Никополя, нанести контрудар по Красной Армии и, восстановить перерезанные советскими войсками сухопутные связи с остальными немецкими войсками. 17-я армия должна была сыграть важную роль в срыве советского наступления на южном крыле Восточного фронта. Ещё в ноябре 1943 года были разработаны планы «Литцман» и «Рудербоот». Они предусматривали прорыв большей части 17-й армии из Крыма через Перекоп на соединение с 6-й армией, удерживающей никопольский плацдарм, и эвакуацию меньшей части армии военно-морскими силами.

Однако действия советских войск сорвали эти планы. Части 10-го стрелкового корпуса, которые удерживали плацдарм южнее Сиваша, в ходе нескольких локальных операций улучшили свое тактическое положение и расширили плацдарм. Войска Отдельной Приморской армии в районе Керчи также провели ряд локальных операций, улучшив своё положение и расширив плацдарм. 17-я армия оказалась в ещё более сложном положении. Как отмечал генерал Э. Йенеке 19 января 1944 г.: «…оборона Крыма висит на «шелковой нитке»…».

Усугубляли положение 17-й армии и действия крымских партизан. 20 декабря 1943 г. оперативный и разведывательный отделы 5-го армейского корпуса признали бесперспективность борьбы с партизанскими отрядами, так как: «полное уничтожение больших банд в горах возможно только с привлечением очень больших сил». Командование 17-й армии также признавало безнадежность борьбы с партизанами. Партизанские отряды поддерживались «воздушным мостом» с СССР. Немцы пытались террором, в том числе истребляя население предгорных деревень, среди которого скрывались партизаны, подавить сопротивление. Однако карательные меры не дали ожидаемых результатов. Кроме того, для борьбы с партизанами привлекали крымских татар, которые массово сотрудничали с оккупантами.

К апрелю 1944 года в Крыму активно действовало три партизанских соединения, общей численностью до 4 тыс. бойцов. Наиболее мощным было Южное соединение партизан под командованием И. А. Македонского. Южный отряд располагался в заповеднике Южного берега Крыма, в районе Алушта — Бахчисарай — Ялта. Северное соединение под началом П. Р. Ямпольского дислоцировалось в Зуйских лесах. Восточное соединение под руководством В. С. Кузнецова базировалось в Старокрымских лесах. По сути, советские партизаны контролировали всю горно-лесную часть полуострова. Всё время оккупации они укрепляли свои позиции. К ним переходили даже некоторые захватчики. Так, на стороне партизан сражалась группа дезертировавших словаков.

Крымские партизанки

22-28 января Отдельная Приморская армия провела ещё одну локальную операцию. Наступление не привело к успеху, но показало шаткость положения 17-й армии. Немецкому командованию приходилось перебрасывать резервы с северного направления, что срывало возможность контрудара у Перекопа. С 30 января по 29 февраля 1944 года войска 3-го и 4-го Украинских фронтов провели Никопольско-Криворожскую операцию (Второй сталинский удар. Часть 3. Разгром никопольско-криворожской группировки противника). Никопольский плацдарм был ликвидирован, что окончательно лишило немцев надежды на восстановление сухопутной связи с окруженной в Крыму 17-й армией. 4-й Украинский фронт получил возможность направить все свои силы на освобождение Крымского полуострова.

Правда, в январе-феврале в Крым с юга Украины по воздуху перебросили 73-ю пехотную дивизию из 44-го отдельного армейского корпуса, а в марте — 111-ю пехотную дивизию из 6-й армии группы армий «А». Высшее немецкое командование по-прежнему хотело удержать Крым. Однако командование 17-й армии понимало, что подкрепления не способны изменить ситуацию, они только продлевают агонию. Йенеке и его штаб не раз докладывали верховному командованию о необходимости скорейшей эвакуации армии.

Танки Pz.Kpfw.38(t) 2-го румынского танкового полка в КрымуРумынские артиллеристы ведут огонь из 75-мм противотанковой пушки во время боя в Крыму

К апрелю 17-я армия имела в своём составе 12 дивизий: 5 немецких и 7 румынских, 2 бригады штурмовых орудий. В районе Перекопа и против плацдарма на Сиваше оборону держали 49-й горно-стрелковый корпус (50-я, 111-я, 336-я пехотные дивизии, 279-я бригада штурмовых орудий) и румынский кавалерийский корпус (9-й кавалерийская, 10-я и 19-я пехотные дивизии). Всего Северная группировка насчитывала около 80 тыс. солдат. Штаб группировки располагался в Джанкое.

Немецкая оборона в районе Перекопа состояла из трёх полос протяженностью до 14 км и глубиной до 35 км. Их занимала 50-я пехотная дивизия, подкрепленная несколькими отдельными батальонами и частями (всего около 20 тыс. штыков, до 50 танков и штурмовых орудий и 325 орудий и минометов). Главная оборонительная полоса была глубиной до 4-6 км, имела три оборонительных позиции с окопами полного профиля и долговременными огневыми точками. Основным узлом обороны был Армянск. С северного направления город прикрывал глубокий противотанковый ров, минные поля и противотанковые пушки. Город был подготовлен к круговой обороне, улицы перекрыли баррикадами, многие здание превращены в опорные пункты. Ходы сообщения соединяли Армянск с ближайшими населенными пунктами.

Вторая полоса обороны проходила в южной части Перекопского перешейка между Каркинитским заливом и озерами Старое и Красное. Глубина второй полосы обороны составляла 6-8 км. Здесь немцы соорудили две оборонительные позиции, прикрытые противотанковым рвом, минными полями и другими заграждениями. Оборона основывалась на Ишуньских позициях, которые закрывали выход в степные районы полуострова. Третья полоса обороны, строительство которой не было завершено к началу наступления Красной Армии, проходила по реке Чартылык. В промежутках между полосами обороны находились отдельные узлы сопротивления и опорные пункты, минные поля. На побережье Каркинитского залива подготовили противодесантную оборону. Командование 17-й армии ожидало главный удар Красной Армии в районе Перекопа.

На южном берегу Сиваша немцы соорудили 2-3 оборонительные полосы глубиной до 15-17 км. Их занимали 336-я немецкая и 10-я румынская пехотные дивизии. Оборонительные позиции проходили по берегам четырёх озёр и имели по суше протяжённость всего 10 км. За счёт этого была достигнута высокая плотность обороны, насыщенной живой силой и огневыми точками. Кроме того, оборона была усилена многочисленными инженерными заграждениями, минными полями и дотами, дзотами. 111-я немецкая пехотная дивизия, 279-я бригада штурмовых орудий и часть 9-й румынской кавдивизии находились в резерве у Джанкоя.

Керченское направление оборонял 5-й армейский корпус: 73-я, 98-я пехотные дивизии, 191-я бригада штурмовых орудий, румынские 6-я кавалерийская дивизия и 3-я горно-стрелковая дивизия. Всего группировка насчитывала около 60 тыс. солдат. Береговая оборона на участке от Феодосии до Севастополя была возложена на румынский 1-й горно-стрелковый корпус (1-я и 2-я горнострелковые дивизии). Этот же корпус занимался борьбой с партизанами. Побережье от Севастополя до Перекопа контролировали два кавалерийских полка из состава румынской 9-й кавдивизии. Всего на противодесантную оборону и борьбу с партизанами выделили около 60 тыс. солдат. Штабы 17-й армии и румынского 1-го горно-стрелкового корпуса располагались в Симферополе. Кроме того, в состав 17-й армии входили 9-я зенитная дивизия ВВС, артиллерийский полк, три артполка береговой обороны, горно-стрелковый полк «Крым», отдельный полк «Бергман» и другие части (охранные, сапёрные батальоны и т. д.).

На Керченском полуострове было четыре полосы обороны. Их общая глубина достигала 70 километров. Главная полоса обороны опиралась на Керчь и окружающие город высоты. Вторая полоса обороны проходила вдоль Турецкого вала – от Аджибая до Узунларского озера. Третья полоса шла у населенных пунктов Семь Колодезей, Кенегез, Адык, Обекчи и Карасан. Четвертая полоса прикрывала Ак-Монайский перешеек («Перпач-позиция»). Кроме того, немцы оборудовали тыловые полосы обороны на линии Евпатория - Саки – Сарабуз – Карасубазар – Судак – Феодосия, Алушта – Ялта. Они прикрывали Симферополь. Мощным оборонительным узлом являлся Севастополь.

План операции и советские силы

Ставка Верховного Главнокомандования (ВГК) рассматривала Крымский полуостров как стратегически важный район. Освобождение Крыма восстанавливало возможности Черноморского флота. Севастополь был главной базой советского флота. К тому же полуостров был важной базой немецкого флота и авиации, прикрывал южный стратегический фланг противника. Крым имел важное значение в определение будущего Балканского полуострова и оказывал влияние на политику Турции.

Операцию по освобождению Крыма начали готовить в феврале 1944 года. 6 февраля начальник Генштаба А.М. Василевский и Военный Совет 4-го Украинского фронта представили Ставке план Крымской операции. 22 февраля 1944 года Иосиф Сталин утвердил решение о направлении главного удара со стороны Сиваша. Для этого через Сиваш организовали переправы, через которые на плацдарм стали перебрасывать живую силу и технику. Работа проходила в тяжёлых условиях. Море, налеты немецкой авиации и артиллерийские удары не раз разрушали переправы.

Срок начала операции несколько раз переносили. С начала это было связано с ожиданием освобождение от гитлеровцев побережья Днепра до Херсона, затем погодными условиями (из-за них начало операции отложили на период между 15 и 20 марта). 16 марта начало операции отложили в ожидании освобождения Николаева и выхода Красной Армии к Одессе. 26 марта началась Одесская наступательная операция (Третий сталинский удар. Освобождение Одессы). Однако и после освобождения Николаева – 28 марта, операцию начать не смогли. Помешали плохие погодные условия.

Общий замысел Крымской операции состоял в том, чтобы войска 4-го Украинского фронта под командованием генерала армии Фёдора Ивановича Толбухина с севера – от Перекопа и Сиваша, а Отдельная Приморская армия генерала армии Андрея Ивановича Ерёменко с востока – от Керченского полуострова, нанесли одновременный удар в общем направлении на Симферополь и Севастополь. Они должны были прорвать немецкую оборону, расчленить и уничтожить немецкую 17-ю армию, не допустив ее эвакуации из Крымского полуострова. Наступление сухопутных войск поддерживали Черноморский флот под командованием адмирала Филиппа Сергеевича Октябрьского и Азовская флотилия под началом контр-адмирала Сергея Георгиевича Горшкова. Морские силы имели в своем составе линейный корабль, 4 крейсера, 6 эсминцев, 2 сторожевика, 8 базовых тральщиков, 161 торпедных, сторожевых и бронекатеров, 29 подводных лодок и другие корабли и суда. С воздуха наступление 4-го УФ поддерживали 8-я воздушная армия под командованием генерал-полковника авиации Тимофея Тимофеевича Хрюкина и авиация Черноморского флота. 4-я воздушная армия под командованием генерал-полковника авиации Константина Андреевича Вершинина поддерживала наступление Отдельной Приморской армии. Кроме того, с тыла по немцам должны были ударить партизаны. За координацию войск отвечали представители Ставки ВГК Маршалы Советского Союза К. Е. Ворошилов и А. М. Василевский. Всего в операции участвовали около 470 тыс. человек, около 6 тыс. орудий и минометов, 559 танков и самоходных артиллерийских установок, 1250 самолётов.

Начальник штаба 4-го Украинского фронта генерал-лейтенант Сергей Семенович Бирюзов, член Государственного комитета обороны маршал Советского Союза Климент Ефремович Ворошилов, начальник Генерального штаба маршал Советского Союза Александр Михайлович Василевский на командном пункте 4-го Украинского фронта

Главный удар наносил 4-й УФ. В его состав входили: 51-я армия, 2-я гвардейская армия и 19-й танковый корпус. Основной удар с Сивашского плацдарма наносили 51-я армия под командованием Героя Советского Союза, генерал-лейтенанта Якова Григорьевича Крейзера и усиленный 19-й танковый корпус под началом Героя Советского Союза, генерал-лейтенанта танковых войск Ивана Дмитриевича Васильева. Иван Васильев во время разведки будет ранен, поэтому наступлением корпуса будет руководить его заместитель И. А. Поцелуев. Они получили задачу наступать в направлении Джанкой — Симферополь — Севастополь. В случае прорыва немецкой обороны и захвата Джанкоя основная группировка 4-го УФ выходила в тыл немецких позиций у Перекопа. Она также могла развивать наступление на Симферополь и в тыл керченской группировке противника. 2-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта Георгия Фёдоровича Захарова наносила вспомогательный удар на Перекопском перешейке и должна была наступать в направлении Евпатория – Севастополь. Армия Захарова также должна была очистить от гитлеровцев западное побережье Крыма. Отдельная Приморская армия получила задачу прорвать немецкую оборону у Керчи и наступать в направлении на Владиславовку и Феодосию. В дальнейшем часть сил Приморской армии должна была наступать в направлении Симферополь – Севастополь, другая часть – вдоль побережья, от Феодосии к Судаку, Алуште, Ялте и Севастополю.

Черноморский флот получил задачу нарушать морские коммуникации противника. Подводные лодки и торпедные катера должны были атаковать вражеские суда на ближних и дальних подступах к Севастополю. Авиация (более 400 самолетов) должна была действовать на всём протяжении немецких морских коммуникация – от Севастополя до Румынии. Большие надводные корабли в операции не участвовали. Ставка приказала их беречь для будущих морских операций. Координировал действиями Черноморского флота представитель Ставки - главнокомандующий Военно-морскими Силами СССР нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов. Азовская флотилия перевозила войска, грузы через Керченский пролив и поддерживала наступление Отдельной Приморской армии с моря.

Дальняя авиация под командованием маршала авиации А.Е.Голованова (более 500 самолетов) должна была ночными массированными ударами парализовать работу железнодорожных узлов и портов, наносить удары по важным объектам противника, топить немецкие корабли и суда. Дальняя авиация должна была нанести удары по важнейшим румынским портам Галац и Констанца.

Крымские партизаны получили задачу нарушить движение немцев на дорогах, прервать проводную связь, организовать нападения на штабы и командные пункты противника, помешать гитлеровцам разрушать города и населенные пункты при отступлении, воспрепятствовать уничтожению и угону населения. Также они должны были разрушить Ялтинский порт.

Продолжение следует…

topwar.ru

Оборона Севастополя 1941-1942 гг. Город-герой Севастополь

3 июля 1942 года героическая оборона Крымского полуострова, обернувшаяся колоссальными потерями для Красной армии, завершилась отступлением наших войск. В сводке Совинформбюро отмечались «беззаветное мужество, ярость в борьбе с врагом и самоотверженность защитников». Первые годы войны дались нам нелегко, даже поверить в реальность всего происходящего получалось не у всех – она казалась страшным сном. Тем ярче, но в то же время и трагичнее, вошла в историю страны стоическая оборона Севастополя 1941-1942 гг. Героизм и мужество всех, кто оказался причастен к событиям тех дней, безмерны.

Сдать Одессу, но удержать Крым

К 12 сентября 1941 года немцы подошли вплотную к Крыму. Полуостров имел стратегическое значение как для нас, так и для захватчиков. Отсюда открывалась прямая воздушная дорога на нефтепромышленные точки Румынии, которые снабжали войска Вермахта горючим. С потерей этих путей наша авиация лишалась возможности бомбардировками уничтожать запасы топлива немцев, а те, в свою очередь, могли получать не только румынские нефтепродукты, но и советские – для них открывалась дорога на Кавказ, к нашим запасам. В штабе Красной Армии понимали важность свободных полетов авиации противоборствующих сторон, поэтому решено было перебросить в Крым дополнительные части, отозвав их из-под Одессы. Таким образом, для спасения полуострова пришлось пожертвовать целым городом. Битва за Севастополь, который необходимо было удержать любыми силами, осуществлялась с воды, воздуха и суши.

К концу сентября под немцами были Киев и большая часть Украины, Смоленск, все подходы к Ленинграду, о блокадном положении которого думать было страшно. К тому же близость вражеской армии и ее слишком резвое продвижение вглубь страны говорили о затяжной и тяжелой войне. К сентябрю в боях под Уманью и Киевом были наголову разбиты подразделения Юго-Западного фронта, теперь и в Крым пришла великая война. Оборона Севастополя стала тем последним рубежом на полуострове, успешная защита которого могла бы, пусть немного, но сдержать наступательный прорыв немецкой армии.

По Перекопскому перешейку

Единственный наземный путь, через который можно было попасть в Крым – Перекопский перешеек. Против сформированной в августе 51-й Отдельной Армии, на которую и была возложена оборона полуострова, выступила 11-я армия Вермахта. Советскими войсками командовал генерал-полковник ф. И. Кузнецов, немецкими – командующий Эрих фон Манштейн. К чести противника, стоит отметить, что на вражеской стороне выступал один из талантливейших военачальников Гитлера. К сожалению, по обе стороны фронта, порой друг против друга, сражались вполне достойные люди, которые могли бы соперничать в профессионализме в мирное время, если бы их не сделала смертельными врагами Великая Отечественная война. Севастополь и защита Крыма в этом отношении могут служить показателем компетентности военачальников противоборствующих армий.

В 51-ю Отдельную Армию входили три стрелковые дивизии: 276-я под командованием генерал-майора И. С. Савинова, 156-я, которой командовал генерал-майор П. В.Черняев, и 106-я, находящаяся в подчинении полковника А. Н. Первушина. Савинов должен был оборонять Чонгарский полуостров и Арабатскую стрелку. Перед Черняевым стояла задача до последнего удерживать непосредственно перекопские позиции, а дивизии Первушина, растянутой вдоль южного берега Сиваша на 70 км, необходимо было на своем участке фронта преградить дорогу немецкой армии по пути на Севастополь. 1941 год стал показательным для Советской Армии не только в плане обороны Крыма, но и в степени подготовки к войне в целом.

В боях за Перекоп

Кроме стрелковых, в состав 51-й Армии входили и кавалерийские дивизии, их также было три: 48-я под командованием генерала-майора Д. И. Аверкина, 42-я полковника В. В. Глаголева и 40-я полковника Ф. Ф. Кудюрова. Все три подразделения 51-й Армии, плюс 271-я стрелковая дивизия под командованием полковника М. А. Титова должны были сдерживать танковые атаки на Перекопском перешейке и не пустить врага вглубь полуострова, где уже назревала битва за Севастополь. Четыре Крымские дивизии: 172-я, 184-я, 320-я и 321-я - охраняли побережье. Ими командовали, соответственно, полковники И. Г. Торопцев, В. Н. Абрамов, М. В. Виноградов и И. М. Алиев.

С 24 сентября немцы пошли в наступление. Два пехотных подразделения, поддерживаемые артиллерией и авиацией, предприняли попытку прорваться через Перекопский перешеек. К 26 сентября они штурмовали Турецкий вал и захватили город Армянск. Брошенные на защиту города две стрелковые и одна кавалерийская дивизии, организованные командующим оперативной группой генерал-лейтенантом П. И. Батовым, для немецкой армии не создали особых преград - настолько мощным было их наступление. К 30 сентября советские войска покинули свои прежние позиции и отступили.

Отход на Таманский полуостров

Закрепившись на Ишуньских позициях, к 18 октября, когда 11-я немецкая армия начала новое наступление, 9-й стрелковый корпус и несколько отдельных подразделений Черноморского флота перегруппировались и приготовились достойно встретить удар противника. Конечно, силы были не равны. Руководители обороны Севастополя понимали, что без подкрепления сдерживать наступление немецкой армии они не смогут, но по всему фронту шли ожесточенные бои, и перебросить под Ишуньские позиции дополнительные подразделения не было никакой возможности.

Битва шла 5 дней, в течение которых противник оттеснил советские войска еще дальше вглубь полуострова. Не спасла положение и прибывшая Приморская Армия. Манштейн, располагая свежими силами, бросил на передовую две пехотные дивизии, которые 28 октября и прорвали оборону. Части Красной Армии были вынуждены отойти под Севастополь. История города пополнилась новыми, самыми трагическими за все годы своего существования страницами.

Непросто было и под Керчью, куда также отходили наши войска. Вся гористая местность в округе служила одним полем боя. Все попытки Красной Армии закрепиться на Керченском полуострове оказались безрезультатными – 42-й немецкий армейский корпус из трех дивизий разбил основные силы нашей 51-й армии, и 16 ноября на Таманский полуостров были эвакуированы ее уцелевшие батальоны. Будущие Города-герои Севастополь и Керчь познали на себе всю силу Вермахта. Чтобы прорваться к южному побережью Крыма, немецкая армия пополнилась 54-м армейским корпусом, в который входили две пехотные дивизии и моторизованная бригада, и 30-м армейским корпусом, состоящим также из двух пехотных дивизий.

На подходах к Севастополю

Непроходимую мощь на начало войны представлял собой Севастопольский оборонительный район (СОР), который являлся едва ли не самым укрепленным местом европейской территории. Сюда входили несколько десятков орудийных позиций, укрепленных дотами, минные поля, форты, вооруженные артиллерией крупного калибра, или, как их в те годы называли, бронебашенные батареи (ББ). Оборона Севастополя 1941-1942 годов растянулась на несколько месяцев во многом благодаря тому самому укрепленному оборонительному району.

Весь ноябрь 41-го бои шли на дальних подступах к городу. Оборону держала пехота Черноморского флота, так как сухопутных войск 51-й армии к тому времени на полуострове практически не осталось - они были эвакуированы. Помогали пехоте отдельные зенитные, артиллерийские и учебные подразделения, а также береговые батареи. Рассеянные по побережью остатки советских дивизий также вливались в ряды защитников города, но их было ничтожно мало. Так что можно смело утверждать, что героическая оборона Севастополя 1941-1942 гг. осуществлялась исключительно силами черноморцев.

Советская группировка к ноябрю насчитывала около 20 тысяч моряков. Но в ставке главнокомандующего понимали, насколько важно удержать этот последний рубеж Крыма, и севастопольский гарнизон был усилен частями Приморской армии, ранее защищавшей Одессу, которой командовал генерал-майор И. Е. Петров.

Подкрепление перебрасывали морем, так как иного пути больше не было. Оборонительный гарнизон удалось пополнить 36-тысячной живой силой, несколькими сотнями орудий, десятками тонн боеприпасов, танков и другого вооружения. С 9 по 11 ноября армии Вермахта удалось полностью окружить Севастополь с суши, а в последующие 10 дней в нескольких местах вклиниться в линию обороны. Затем в боевых столкновениях наступила пауза.

Единым фронтом

Города-герои Севастополь и Керчь в те тяжелые для страны дни войны получили свое бессмертие ценой гибели тысяч их защитников, которые находили в себе силы противостоять более мощной армии противника. После небольшого затишья бои в Крыму возобновились с особой беспощадностью в первые дни января 1942 года. В занятой к тому времени румынами Евпатории вспыхнуло восстание, организованное местным населением и поспевшими к нему партизанскими соединениями. 5 января к городу были переброшены десантировавшиеся на побережье части Черноморского флота.

Первые бои принесли небольшую победу объединенным советским войскам – румынский гарнизон был выбит из города. Но превосходство защитников было недолгим: 7 января, подтянув резервы, немцы разбили десантировавшиеся части. Многие наши бойцы попали в плен. Утеряно было и орудие. На рубеже Алушта - Севастополь, который долгое время удерживали оборонительные войска, также теперь хозяйничали немцы. Отныне все надежды были обращены на побережье, где долгое время надежно осуществлялась оборона Севастополя. Дней тишины практически не было, обстрелы города велись постоянно.

Под ударами Люфтваффе

На город, кроме артиллерии, Манштейн бросил свои ударные силы – Люфтваффе. Группу армии «Юг», состоявшую из двух авиакорпусов, которые насчитывали около 750 самолетов, поддерживал и немецкий флот. Для полного захвата Крымского полуострова Гитлер не жалел ни техники, ни живой силы. Пятый авиакорпус Люфтваффе был перекинут под Севастополь как раз в начале зимы 1941 года, и уже в мае 42-го эта смертоносная техника смогла обеспечить наземной операции, которую проводил Манштейн, ощутимую поддержку. Оборона Севастополя 1941-1942 годов, вопреки стойкости и мужеству черноморских моряков, продлилась совсем недолго после того, как на город налетела авиация противника. Тем более, что как раз весной на этот участок фронта был переброшен и восьмой авиакорпус, которым командовал В. фон Рихтгоффен. Гитлер назначал одного из своих лучших военачальников на самые сложные и ответственные наземные операции.

Герои обороны Севастополя, уцелевшие и оставшиеся в живых после тех жестоких сражений, делились воспоминаниями о непрекращающейся бомбежке города. Ежедневно самолеты Люфтваффе сбрасывали на Севастополь тонны фугасных бомб. До 600 вылетов наши военные фиксировали ежедневно. Всего было сброшено более двух с половиной тысяч тонн бомб, в том числе и крупнокалиберных – до тысячи килограмм каждая.

Вся немецкая мощь - на штурм города

Завоеватели отдавали должное артиллерийским фортам Севастополя. Так долго сопротивляться в разы превосходящим силам соперника можно было только при наличии долговременных оборонительных сооружений, которые как раз в Крыму и были. Чтобы разрушить их, немцам пришлось использовать осадную артиллерию крупных калибров. Свыше двухсот батарей, которые состояли из тяжелых орудий, Манштейн расположил по линии протяженностью в 22 километра. Кроме тяжелых гаубиц 300 мм и 350 мм, были применены и сверхтяжелые осадные орудия 800 мм.

Из Германии тайно, специально для прорыва на севастопольском направлении, было доставлено орудие общей массой сверх тысячи тонн. Его расположили в скалах неподалеку от Бахчисарая. Против подобной мощи выстоять было невозможно. Участники обороны Севастополя рассказывали, что столь оглушительного рева и разрушительной силы не имело ни одно оружие.

Долго немецкие войска не могли начать штурм города – мешали партизаны, погода и отсутствие четко разработанного плана наступления. Но к весне 1942 года все было готово. Для летнего штурма 11-я армия немцев усилилась новыми шестью корпусами: 54-м, 30-м, 42-м, 7-м румынским, 8-и румынским и 8-м авиационным. Как видно из описания корпусов, они имели и наземные войска, и воздушные.

В огненном кольце

На Керченском полуострове разместились 42-й и 7-й корпуса, их планировалось использовать для наземной операции и вводить в бой лишь на смену разбитых дивизий. 4-я горная и 46-я пехотная должны были вступить на последней стадии сражения, так что у противника было четыре дивизии с относительно свежими силами для окончательного захвата города. Так в итоге и вышло – под мощным натиском немецких подразделений и закончилась многодневная оборона Севастополя. ВОВ длилась всего год, впереди были еще три, а потери советских войск на одном только крымском участке фронта были колоссальными. Но сдаваться превосходящим силам противника никто и не думал – стояли до последнего. Понимали, что решающая схватка будет для большинства смертельной, но иной участи для себя не видели.

К большим потерям готовился и Вермахт. Командование 11-й армии, кроме сокрытого на подступах к Севастополю резерва, затребовало от штаба дополнительно три пехотных и несколько зенитно-артиллерийских полков. Три дивизиона самоходных установок, отдельный танковый батальон и переброшенные батареи сверхтяжелого орудия дожидались своего часа.

Спустя много лет, когда исследователи ВОВ подводили итоги битвы, которая вошла в историю как Оборона Севастополя 1941-1942 годов, выяснилось, что столь массированного применения авиации и артиллерии Гитлер не использовал на протяжении всей Второй Мировой войны.

Что до соотношения живой силы, то на начало обороны, по мнению экспертов, она была почти равной, что с одной, что с другой стороны фронта. Но к лету 1942 года численное превосходство немецкой армии было бесспорным. Решающий штурм Севастополя начался 7 июня, но почти месяц советские войска держали оборону.

Последний штурм

Практически всю первую неделю не стихало упорное противоборство. Отлично защищенные в дотах и фортах, черноморские моряки оказывали смертельное сопротивление – солдат Вермахта полегло на подступах к Севастополю немало.

Решающий бой, который изменил ход противостояния, произошел 17 июня на южном участке. Немцы заняли позицию, известную в истории как «Орлиное гнездо», и подошли к подножью Сапун-горы. К тому времени форт «Сталин», который держал оборону с северной стороны, был уже захвачен немецкими солдатами. В их руках находилась и Мекензиевая высота. К вечеру еще несколько фортов перешло к наступавшим, среди которых и «Максим Горький-1», как его называли немцы, с батареей ББ-30. Вся Северная бухта теперь могла свободно обстреливаться немецкой артиллерией. С потерей батареи ББ-30 защитники утратили связь с регулярной Красной Армией, находящейся по ту сторону фронта. Стала невозможной доставка боеприпасов и подход подкрепления. Но внутреннее кольцо обороны все еще было опасным для немцев.

Южный берег Северной бухты был укреплен довольно сильно, штурмовать его с ходу, без тактической подготовки, Манштейн не решился. Он сделал ставку на фактор неожиданности, чтобы избежать слишком больших потерь. В ночь с 28-го на 29-е июня, на практически бесшумных надувных лодках передовые части 30-го корпуса незамеченными подошли к бухте и начали штурм. К вечеру 30 июня был захвачен Малахов курган.

У защитников на исходе были боеприпасы и продовольствие, в ставке решили эвакуировать высший и старший командный состав сил обороны Севастополя, а также партийного актива города. Речь о спасении моряков, солдат, в том числе и раненых, а также низшего офицерского состава не шла...

Страшные цифры потерь

План эвакуации удалось осуществить при использовании авиации, подводных лодок и легких плавсредств, находящихся в активе Черноморского флота. Всего было вывезено с полуострова около 700 человек высшего руководства войск, авиация доставила на Кавказ еще порядка двухсот человек. Несколько тысяч моряков смогли вырваться из окружения на легких судах. С 1 июля оборона Севастополя практически была прекращена. На некоторых рубежах еще слышны были звуки выстрелов, но они носили локальный характер. Оставленная командующим составом Приморская армия отошла на мыс Херсонес, где еще три дня также упорно сопротивлялась противнику. В неравной борьбе погибли тысячи защитников Крыма, остальные были взяты в плен. Учрежденную в память о тех событиях медаль за оборону Севастополя получили немногие выжившие. Как сообщало в свою ставку немецкое командование, на мысе Херсонес им удалось взять в плен свыше ста тысяч советских солдат и моряков, но Манштейн опроверг эти сведения, заявив лишь о сорока тысячах пленных. По советским данным, армия потеряла из выживших 78 230 плененных солдат. Сведения о вооружении кардинально разнятся с теми, что предоставили своему командованию немцы.

С потерей Севастополя положение Красной Армии значительно ухудшилось, до тех дней, когда в город наши войска вошли как победители. Случилось это в памятном 1944 году, а впереди были долгие месяцы и версты войны...

fb.ru

Битва за Крым 1941–1944 гг. От разгрома до триумфа. Катастрофа 1941 года (В. А. Рунов, 2014)

Катастрофа 1941 года

Для обороны Крыма и главной морской базы в Севастополе 15 августа в составе Южного фронта была создана 51-я армия в составе 9-го стрелкового корпуса и 48-й кавалерийской дивизии под командованием генерал-полковника Ф. И. Кузнецова. Эта армия имела задачу не допустить вторжение противника в Крым как с севера, через Перекопский и Чонгарский перешейки, так и со стороны морских подступов.

Против Южного фронта, командующим войсками которого был генерал-лейтенант Д. И. Рябышев, членом Военного совета фронта – армейский комиссар 1-го ранга А. И. Запорожец, а начальником штаба – генерал-майор А. И. Антонов, противник перешел в наступление 9 сентября. Ему удалось прорвать фронт 9-й армии и к вечеру 12 сентября выйти к Перекопскому перешейку, а 16 сентября – к Чонгарскому мосту и Арабатской Стрелке. Таким образом, противник подошел вплотную к Крымскому полуострову, но его попытка с ходу прорваться через Перекопский перешеек была отражена войсками 51-й Отдельной армии.

Войска Южного фронта, которыми с 5 октября командовал генерал-полковник Я. Т. Черевиченко, в конце сентября по собственной инициативе пытались организовать наступление в Северной Таврии с целью выхода к крымским перешейкам и установления непосредственного сообщения с Крымом. Но Ставка ВГК указала командованию фронта, что их усилия являются несвоевременными и что в сложившейся обстановке целесообразно проводить улучшение своих оборонительных позиций. При этом войскам 51-й Отдельной армии было приказано всеми силами удерживать крымские перешейки и не допустить прорыва противника в Крым.

В то же время немецкое Главное командование, считавшее, что силы Красной Армии на южном участке фронта разгромлены, поставило перед группой армий «Юг» задачу захватить Крым и лишить Черноморский флот его главной базы, а советскую авиацию, бомбившую румынскую нефтяную промышленность, аэродромов в Крыму.

К моменту выхода противника к крымским перешейкам (середина сентября) для их обороны были развернуты три стрелковые дивизии 51-й Отдельной армии, войсками которой командовал генерал-полковник Ф. И. Кузнецов.

На южном крыле советско-германского фронта действовала 11-я немецкая армия, которой командовал генерал-полковник фон Шоберт. Но командующий в середине сентября во время одного из своих ежедневных вылетов на фронт на самолете типа «Шторх» сел на заминированном русскими поле и погиб вместе со своим пилотом, а 16 сентября был похоронен в Николаеве. Новым командующим был назначен генерал Манштейн, который 17 сентября прибыл к месту расположения штаба 11-й армии в город и порт Николаев, находящийся у устья Буга, и принял командование. Начальником штаба был полковник Велер.

Перед 11-й армией стояла задача занять Крым. Причем эта задача немецкому командованию представлялась особенно срочной. С одной стороны, ожидали, что занятие Крыма и его военно-морской базы Севастополя возымеет благоприятное воздействие на позицию Турции. С другой стороны, и это особенно важно, крупные военно-воздушные базы противника в Крыму представляли собой угрозу жизненно важному для Германии румынскому нефтяному району. И наконец, после взятия Крыма входящий в состав 11-й армии горный корпус должен был продолжать движение через Керченский пролив в направлении на Кавказ, поддерживая наступление, которое должно было развернуться со стороны Ростова.

Для непосредственного наступления на Крым были выделены соединения 54-го армейского корпуса под командованием генерала Ганзена в составе 46-й и 73-й пехотных дивизий. Кроме того, туда планировалось направить часть сил из прибывшей из Греции 50-й пехотной дивизии, которая в то время в составе 4-й румынской армии все еще находилась под Одессой, очищая побережье Черного моря от остатков советских войск.

Манштейн считал, что с учетом местности «даже упорной обороны трех дивизий было достаточно, чтобы не допустить вторжения в Крым 54-го армейского корпуса или, по крайней мере, значительно измотать его силы в боях за перешеек». Объяснял это он с позиции сложного характера местности и мощности обороны советских войск. В частности, он писал:

«Крым отделяет от материка так называемое «Гнилое море», Сиваш. Это своего рода ватты или соленое болото, по большей части непроходимое для пехоты, и, кроме того, из-за малой глубины оно представляет собой абсолютное препятствие для десантных судов. К Крыму есть только два подхода: на западе – Перекопский перешеек, на востоке – Генический перешеек. Но этот последний настолько узок, что на нем помещается только полотно автомобильной и железной дороги, да и то прерываемое длинными мостами. Для ведения наступления этот перешеек непригоден.

Перекопский перешеек, единственно пригодный для наступления, имеет в ширину также всего 7 км. Наступление по нему могло вестись только фронтально, никаких скрытых путей подхода местность не предоставляла. Фланговый маневр был исключен, так как с обеих сторон было море. Перешеек был хорошо оборудован для обороны сооружениями полевого типа. Кроме того, на всю ширину его пересекал древний «Татарский ров», имеющий глубину до 15 м.

После прорыва через Перекопский перешеек наступающий оказывался далее на юг еще на одном перешейке – Ишуньском, где полоса наступления немецких войск, ввиду сужения между солеными озерами, уменьшалась до 3–4 км.

Учитывая эти особенности местности и принимая во внимание, что противник имел превосходство в воздухе, можно было предположить, что бой за перешейки будет тяжелым и изматывающим. Даже если бы удалось осуществить прорыв у Перекопа, оставалось сомнительным, хватит ли у корпуса сил, чтобы провести второй бой у Ишуня. Но, во всяком случае, 2–3 дивизий было явно не достаточно, чтобы занять весь Крым, включая мощную крепость Севастополь».

Уточнение оперативных задач в ставке А. Гитлера

Несмотря на столь сомнительные перспективы, 24 сентября 54-й армейский корпус противника начал наступление на Перекопский перешеек. Несмотря на сопротивление советских войск, корпусу удалось, отбивая сильные контратаки, 26 сентября взять Перекоп и преодолеть «Татарский ров».

В период этих боев советское командование бросило против врага все имевшиеся у них танки, в том числе и Т-34. Немецкий саперный офицер так описывает первую встречу с этими танками (в тексте – «тяжелые танки»») в боях за перекопские позиции:

«…Едва мы переправились через ров, как нас со стороны Армянска атаковали тяжелые танки. Один из моих роттенфюреров, к всеобщему веселью, открыл совершенно бесполезный огонь из противотанкового ружья – «пехотного дверного молоточка». Нас спасла румынская батарея тяжелых гаубиц, снаряды которой вырывали огромные воронки, и сталинским танкам пришлось ретироваться». Это были новейшие для того времени 149-мм гаубицы фирмы «Шкода» образца 1934 и 1937 годов.

В три последующих дня труднейшего наступления корпус прорвал оборону советских войск на всю ее глубину, взял сильно укрепленный населенный пункт Армянск и вышел на оперативный простор. Остатки дивизий 51-й армии отошли к Ишуньскому перешейку с большими потерями, по данным Манштейна, немецкими войсками было захвачено 10 000 пленных, 112 танков и 135 орудий.

Но в дальнейшем, в результате контрударов, нанесенных в это время войсками 9-й и 18-й армий Южного фронта, немецкие войска вынуждены были прекратить наступление на Крым. В то же время прорыв врагом первой линии перекопских укреплений советских войск говорил о недостаточной прочности обороны Крыма. Не имея свободных частей для усиления 51-й Отдельной армии, Ставка Верховного главнокомандования 30 сентября решила эвакуировать Одесский оборонительный район и за счет его войск усилить оборону Крымского полуострова. До прибытия войск из Одессы, на что требовалось около трех недель, командующему 51-й Отдельной армией было приказано сосредоточить все силы для удержания Арабатской стрелки, Чонгарского перешейка, южного берега Сиваша и Ишуньских позиций.

«Новый порядок» утверждался с помощью виселиц

Пока осуществлялась эвакуация Одессы и переброска войск в Крым, противник, продолжая продвижение в общем наступлении на Ростов, оттеснил войска Южного фронта к Таганрогу и получил возможность возобновить наступление на Крым. На этот раз для вторжения в Крым немецкое командование выделило 11-ю армию с румынским горным корпусом, всего семь немецких пехотных дивизий и две румынские бригады.

Главный удар Манштейн решил нанести немецкими дивизиями через Перекопский перешеек; вспомогательный – румынским горным корпусом через Чонгарский мост. Для этого к 18 октября на Перекопском перешейке были сосредоточены четыре пехотные дивизии 54-го армейского корпуса. Еще две дивизии 30-го армейского корпуса, направлявшиеся к Перекопу, находились на полпути между Геническом и Перекопом. Еще одна дивизия, 132-я немецкая, в это время подходила к реке Южный Буг. Румынский горный корпус сосредоточивался к Геническу.

Советские войска в Крыму вместе с прибывшими четырьмя стрелковыми и одной кавалерийской дивизиями Приморской армии на 18 октября насчитывали в своем составе 12 стрелковых и четыре кавалерийские дивизии. Этих сил было вполне достаточно для организации прочной обороны крымских перешейков. А так как на Черном море господствовал наш флот, то возможность высадки морского десанта противника исключалась. Также маловероятна была и высадка воздушных десантов противника в Крыму.

Однако командующий 51-й армией не сумел правильно оценить обстановку и разбросал свои силы по всему полуострову. Три стрелковые и две кавалерийские дивизии он держал на охране побережья, две стрелковые и одну кавалерийскую дивизию – в резерве. Для обороны перешейков были развернуты: на ишуньских позициях в одном эшелоне четыре стрелковые дивизии и на Чонгарском полуострове одна стрелковая дивизия. Две дивизии Приморской армии находились на марше из Севастополя к перешейкам и могли туда прибыть не ранее 23 октября.

Противник, перейдя 18 октября в наступление на ишуньские позиции, главный удар наносил двумя дивизиями на узком участке между железной дорогой и берегом Черного моря. 20 октября ему удалось прорвать ишуньские укрепления. Вместо организации контратак во фланг прорвавшемуся противнику командующий 51-й армией стремился закрыть образовавшийся прорыв и только 23 октября предпринял контратаку в лоб силами подошедших 25-й и 95-й стрелковых дивизий Приморской армии. Этой контратакой удалось задержать наступление немецко-фашистских войск до 25 октября. Но с потерей удобных для обороны ишуньских позиций наши войска оказались в невыгодном положении на позициях, почти не подготовленных к обороне.

Это мнение советских историков. Поэтому немалый интерес представляет мнение другой стороны, которое выражает генерал Манштейн. В частности, в книге «Утерянные победы» он пишет:

«Ближайшей нашей задачей было возобновление боев на подступах к Крыму, за Ишуньские перешейки. Могут сказать, что это самое обыкновенное наступление. Но эти десятидневные бои выделяются из ряда обычных наступлений как ярчайший пример наступательного духа и беззаветной самоотверженности немецкого солдата. В этом бою мы не располагали почти ни одной из предпосылок, которые обычно считаются необходимыми для наступления на укрепленную оборону.

Численное превосходство было на стороне оборонявшихся русских, а не на стороне наступавших немцев. Шести дивизиям 11-й армии уже очень скоро противостояли 8 советских стрелковых и четыре кавалерийские дивизии, так как 16 октября русские эвакуировали безуспешно осаждавшуюся 4-й румынской армией крепость Одессу и перебросили защищавшую ее армию по морю в Крым. И хотя наша авиация сообщила, что потоплены советские суда общим тоннажем 32 000 тонн, все же большинство транспортов из Одессы добралось до Севастополя и портов на западном берегу Крыма. Первые из дивизий этой армии вскоре после начала нашего наступления и появились на фронте.

Немецкая артиллерия имела превосходство перед артиллерией противника и эффективно поддерживала пехоту. Но со стороны противника на северо-западном побережье Крыма и на южном берегу Сиваша действовали бронированные батареи береговой артиллерии, неуязвимые пока что для немецкой артиллерии. В то время как Советы для контратак располагали многочисленными танками, 11-я армия не имела ни одного.

Господство же в воздухе принадлежало советской авиации. Советские бомбардировщики и истребители непрерывно атаковали любую обнаруженную цель. Не только пехота на переднем крае и батареи должны были окапываться, нужно было рыть окопы и для каждой повозки и лошади в тыловой зоне, чтобы укрыть их от авиации противника. Дело доходило до того, что зенитные батареи не решались уже открывать огонь, чтобы не быть сразу же подавленными воздушным налетом. Только когда армии был подчинен Мельдерс с его истребительной эскадрой, ему удавалось очистить небо, по крайней мере, в дневное время. Ночью и он не мог воспрепятствовать воздушным налетам противника.

Рекогнасцировка местности перед новым боем

25 октября казалось, что наступательный порыв войск совершенно иссяк. Командир одной из лучших дивизий уже дважды докладывал, что силы его полков на исходе… Тем не менее 27 октября решительный успех был достигнут. 28 октября, после десяти дней ожесточенных боев, советская оборона рухнула, и 11-я армия могла начать преследование противника».

Для объединения действий войск 51-й и Приморской Отдельной армии и Черноморского флота по обороне Крыма по указанию Ставки Верховного главнокомандования было создано командование войсками Крыма. Командующим был назначен вице-адмирал Г. И. Левченко, заместителем по сухопутным войскам – генерал-лейтенант П. И. Батов.

После поражения на ишуньских позициях дивизии Приморской армии начали отходить на юг, а четыре стрелковые дивизии 51-й армии, против которых наступали пять немецких дивизий, медленно отходили в направлении на Джанкой.

Манштейн приказал войскам 30-го армейского корпуса в составе 72-й и 22-й пехотных дивизий продвигаться на Симферополь. 54-й армейский корпус в составе 50-й армии, вновь прибывшая 132-я пехотная дивизия и наскоро сформированная моторизованная бригада получили приказ преследовать противника в направлении Бахчисарай—Севастополь.

Командующий войсками Крыма 29 октября решил отвести войска Приморской и 51-й армий на слабо подготовленный тыловой оборонительный рубеж, проходивший по линии Советский, Ново-Царицыно, Саки, и закрепиться на нем. Но на практике это решение осуществить не удалось, так как 31 октября подвижный отряд противника вышел к станции Альма, а вслед за ним выдвинулись и дивизии 54-го армейского корпуса.

Чтобы не допустить прорыва вражеских войск к Севастополю, гарнизон которого в это время был очень слаб, было решено войска Приморской армии отвести к Севастополю и организовать там ими оборону этого города-порта, а 51-й армией прикрыть керченское направление. В результате такого решения силы советских войск в Крыму делились на две части, и противник получал возможность громить их по частям.

Отход на Севастополь проходил в трудных условиях. Советские войска вели непрерывные бои с наседавшим на них 30-м армейским корпусом противника, который от Джанкоя был повернут на юг. 6 ноября передовые части Приморской армии вышли к Севастополю как раз в тот момент, когда гарнизон города, состоявший главным образом из морской пехоты, отражал на передовом рубеже атаки 54-го армейского корпуса, стремившегося прорваться к городу с востока по кратчайшему направлению. С подходом войск Приморской армии силы защитников

Севастополя увеличились, что дало им возможность отразить наступление врага.

В то время, когда войска Приморской армии отходили к Севастополю, 51-я армия, в командование войсками которой с 30 октября вступил генерал-лейтенант П. И. Батов, отводилась для обороны Керченского полуострова. 4 ноября приказом командующего войсками Крыма на базе 51-й армии был создан Керченский оборонительный район, в состав которого вошли все соединения и части 51-й армии и Керченская военно-морская база.

Несмотря на удобную для обороны местность и достаточные силы (семь стрелковых дивизий), командование оборонительного района не сумело организовать оборону Керченского полуострова и приостановить наступление противника. 16 ноября последние части 51-й армии были эвакуированы на Таманский полуостров.

Таким образом, к середине ноября 1941 года противник овладел почти всем Крымом и блокировал с суши Севастополь. Главная база Черноморского флота оказалась под огнем немецкой полевой артиллерии и под ударами перебазировавшейся на крымские аэродромы немецкой авиации. В силу этого Черноморский флот, кроме нескольких старых кораблей, оставленных для огневой поддержки севастопольского гарнизона, пришлось перебазировать в малоудобные порты Кавказского побережья. Выдвижение противника к Керченскому проливу затруднило сообщение нашего флота между Азовским и Черным морями.

Из мемуаров Э. Манштейна: «16 ноября преследование было завершено, и весь Крым, за исключением Севастопольского крепостного района, был в наших руках.

Стремительными действиями 42-го армейского корпуса сорвал попытку противника оказать нам сопротивление на Парпачском перешейке. Корпус взял важный порт Феодосию, прежде чем противник сумел эвакуировать через него сколько-нибудь существенные силы. 15 ноября корпус взял Керчь. Только незначительным силам противника удалось перебраться через пролив на Таманский полуостров.

30-му армейскому корпусу удалось расколоть главные силы противника на две части, осуществив смелый прорыв по горной дороге к расположенной на южном берегу Алуште, после того как Симферополь был взят еще 1 ноября передовым отрядом 72-й пехотной дивизии. Противник тем самым не только был лишен возможности создать оборону на северных отрогах гор, но и все его силы, оттесненные в горы восточнее дороги Симферополь – Алушта, были обречены на уничтожение.

Колонна советских военнопленных

Хотя преследование, таким образом, не удалось завершить захватом крепости Севастополь, оно все же привело к почти полному уничтожению противника вне ее. Шесть дивизий 11-й армии уничтожили большую часть двух армий противника, насчитывавших 12 стрелковых и четыре кавалерийские дивизии. Спаслись через Керченский пролив и отошли в Севастополь лишь остатки войск, потерявшие все тяжелое вооружение. Если их удалось вскоре превратить в Севастополе в полноценные боеспособные войска, то это благодаря тому, что противник, имея господство на море, сумел обеспечить своевременный подвоз пополнений и техники.

26 декабря противник, переправив две дивизии через Керченский залив, высадил десанты по обе стороны от города Керчи. Затем последовала высадка более мелких десантов на северном побережье полуострова.

Высадка советских войск на Керченском полуострове, предпринятая как раз в тот момент, когда решался исход боя на северном участке Севастопольского фронта, как вскоре оказалось, не была просто маневром противника, рассчитанным на отвлечение наших сил. Советские радиостанции сообщали, что речь идет о наступлении с решительной целью, с целью возвращения Крыма, проводимом по приказу и по планам Сталина. Как было объявлено по радио, борьба будет закончена только уничтожением 11-й армии в Крыму, и то, что эти слова не были пустой угрозой, вскоре было подтверждено большой массой войск, брошенных в это наступление. В этом обстоятельстве, как и в том, что противник расходовал силы, ни с чем не считаясь, чувствовалась жестокая воля Сталина.

28 декабря 1941 года 54-й армейский корпус перешел в последнее наступление под Севастополем… 46-я пехотная дивизия форсированным маршем вышла на Парпачский перешеек. Но при этом ей пришлось оставить на обледенелых дорогах большинство своих орудий. К тому же ее личный состав был совершенно изнурен тяготами этого отступления. Вслед за 46-й пд противник сразу же смог начать преследование с оставшихся за ним небольших плацдармов. Керченский пролив замерз, что позволило противнику быстро подтянуть новые силы.

Если бы противник использовал выгоду создавшегося положения и быстро стал бы преследовать 46-ю пд от Керчи, а также ударил решительно вслед отходившим от Феодосии румынам, то создалась бы обстановка, безнадежная не только для этого вновь возникшего участка Восточного фронта 11-й армии. Решалась бы судьба всей 11-й армии.

И. В. Тюленев. Командующий Южным фронтом (25.06–30.08.1941 г.)

Но противник не сумел использовать благоприятный момент. Либо командование противника не поняло своих преимуществ в этой обстановке, либо оно не решилось немедленно их использовать. Из захваченных нами оперативных карт было видно, что высадившаяся у Феодосии 44-я армия имела только одну цель – выйти к 4 января в район западнее и северо-западнее города Старый Крым имевшимися к этому времени в ее распоряжении шестью дивизиями, чтобы затем занять оборону на достигнутом рубеже. По-видимому, даже имея тройное превосходство в силах, противник не решался на смелую глубокую операцию, которая могла бы привести к разгрому 11-й армии. Очевидно, он хотел накопить сперва еще больше сил. Но противник не достиг в действительности даже упомянутого выше рубежа западнее города Старый Крым.

Наступавшая через Керчь 51-я армия преследовала 46-ю пехотную дивизию очень нерешительно. Высадившаяся же у Феодосии 44-я армия сначала предпринимала в решающих западном и северо-западном направлениях только осторожные вылазки. К нашему удивлению, она направила свои главные силы не в этом направлении, а на восток, навстречу 51-й армии. Противник явно видел перед собой только свою тактическую цель – уничтожение наших сил на Керченском полуострове – и совершенно упустил из виду оперативную цель: пересечение основной жизненной артерии 11-й армии.

Таким образом, к концу 1941 года войскам противника, высадившимся у Феодосии и подходившим со стороны Керчи, фактически был открыт путь к жизненной артерии 11-й армии: железной дороге Джанкой—Симферополь. Слабый фронт охранения, который нам удалось создать, не мог бы устоять под натиском крупных сил. 4 января стало известно, что у противника в районе Феодосии уже было 6 дивизий. До тех пор, пока не прибудут дивизии, подтягиваемые из-под Севастополя, судьба 11-й армии действительно висела на волоске. Однако противник пытался помешать снятию войск с Севастопольского фронта, перейдя теперь со своей стороны в наступление на наши новые и недостаточно укрепленные позиции.

Доказательством того, что мы хорошо обращались с пленными, было их собственное поведение во время высадки советского десанта под Феодосией. Там находился лагерь с 8000 пленных, охрана которого бежала. Однако эти 8000 человек отнюдь не бросились в объятия своим «освободителям», а, наоборот, отправились маршем без охраны в направлении на Симферополь, то есть к нам».

Н. Г. Кузнецов. В 1941 г. – Народный комиссар ВМФ СССР

Таким образом, захват практически всего Крыма немецкими войсками в 1941 году следует расценивать, как значительную победу немецкого оружия на южном крыле советско-германского фронта и как крупную неудачу советского командования на важнейшем стратегическом направлении. С падением Одессы и захватом Крыма Черноморский флот лишился возможности свободного маневрирования в значительной части Черного моря и практически оказался прижатым к Черноморскому побережью Кавказа, где не было удобных для него портов базирования. Со стороны Крыма немцы получили возможность воздействовать на территорию Краснодарского края и Северного Кавказа.

Правда, в 1941 году еще держались Керчь и Севастополь. Позже советские историки писали о том, что в 1941 году советские войска сковали в Крыму 11-ю немецкую армию, не позволив немецко-фашистскому командованию использовать ее ни для удара на Кавказ через Керченский пролив, ни для оказания помощи 1-й танковой армии, на которую во второй половине ноября обрушился удар наших войск под Ростовом.

kartaslov.ru

Оборона Севастополя и битва за Крым 1941-1942

Оборо́на Севасто́поля и би́тва за Крым (12 сентября 1941 — 9 июля 1942) — боевые действия советских и немецких войск в Крыму.

Предыстория

К концу сентября 1941 года немецкие войска овладели Смоленском и Киевом, блокировали Ленинград. На юго-западном направлении противник также добился значительных успехов: в битве под Уманью и киевском котле были разбиты основные силы Юго-Западного фронта РККА, была занята большая часть Украины. В середине сентября вышли на подступы к Крыму.

Крым имел стратегическое значение, как один из путей к нефтеносным районам Кавказа (через Керченский пролив и Тамань). Кроме того, Крым был важен, как база для авиации. С потерей Крыма советская авиация лишилась бы возможности налетов на нефтепромыслы Румынии, а немцы смогли бы наносить удары по целям на Кавказе. Советское командование понимало важность удержания полуострова и сосредоточило на этом усилия, отказавшись от обороны Одессы.

Положение войск до начала операции

Единственный наземный путь в Крым лежал через Перекопский перешеек. В целом, оборона полуострова возлагалась на сформированную в августе непосредственно подчиняющуюся Ставке ВГК 51-й Отдельной Армии под командованием генерал-полковника Ф. И. Кузнецова. Северное направление прикрывали три стрелковые дивизии: 276-я (ком. ген.-майор И. С. Савинов) — Чонгарский полуостров и Арабатскую стрелку, 156-я (ген.-майор П. В. Черняев) — Перекопские позиции, 106-я (полк. А. Н. Первушин) растянулась на 70 километров по южному берегу Сиваша. Три кавалерийские дивизии — 48-я (ген.-майор Д. И. Аверкин), 42-я (полк. В. В. Глаголев) и 40-я (полк. Ф. Ф. Кудюров), а также 271-я стрелковая дивизия (полк. М. А. Титов) имели противодесантные задачи. Четыре сформированные в Крыму дивизии — 172-я (полк. И. Г. Торопцев), 184-я (полк. В. Н. Абрамов), 320-я (полк. М. В. Виноградов), 321-я (полк. И. М. Алиев) охраняли побережье[1].

12 сентября передовые немецкие части вышли к Крыму. Командующий 11-й армией Манштейн принял решение создать группировку войск в составе: 54-го армейского корпуса, 3-й румынской армии и 49 горного корпуса, снятого с Ростовского направления, артиллерию РГК, инженерных войск и зенитной артиллерии. Кроме того, силы вермахта поддерживались 4-м воздушным корпусом, насчитывавшим более 1500 самолётов.

К середине октября решением Ставки ВГК из Одессы была переброшена Приморская армия. Таким образом, советские войска стали насчитывать 12 стрелковых (вероятно, от двух до четырёх из них не были окончательно сформированы) и 4 кавалерийские дивизии. Вместе с тем, немцы смогли выделить для захвата Крыма 11-ю армию в составе 7 пехотных дивизий (по мемуарам Манштейна — шести: 22-й, 72-й, 170-й, 46-й, 73-й, 50-й) и румынского горного корпуса из двух бригад[2].

Ход боевых действий

Бои за Перекоп

24 сентября фашистские войска силами двух пехотных дивизий (46-я и 73-я) при поддержке артиллерии и авиации перешли в наступление на Перекопском перешейке. В ходе тяжёлых боев им удалось к 26 сентября прорваться через Турецкий вал и овладеть городом Армянск. Контрудар, спешно организованный командующим оперативной группой генерал-лейтенантом П. И. Батовым прибывшими частями двух стрелковых и кавалерийской дивизий, к желаемому результату не привёл. К 30-му сентября советские войска отошли к Ишуньским позициям, где отбили попытки немцев развить наступление. Манштейн ввиду больших потерь и того, что часть сил — лейб-штандарт и 49-й горный корпус, — были отвлечены на ростовское направление, отказался от дальнейшего продвижения. По немецким данным в результате боев было захвачено 135 орудий, 112 танков и 10 тысяч пленных [3].

Бои за Ишуньские позиции и оставление Крыма

18 октября 11-я немецкая армия силами трёх дивизий начала наступление на Ишуньские позиции. Их обороняли части 9-го стрелкового корпуса с помощью береговых батарей и отдельных подразделений Черноморского Флота. В течение 5 дней продолжалось тяжёлые бои, в которых немцы постепенно теснили советские войска. 24 октября прибывшие части Приморской Армии нанесли контрудар и два дня вели с противником яростное встречное сражение. Однако 26 октября Манштейн ввёл на стыке армий две свежие пехотные дивизии и 28 октября прорвал оборону. Части Красной Армии, оказывая разрозненное сопротивление лучше организованным и более подвижным соединениям гитлеровцев, отошли к Севастополю, Керчи и частично рассеялись в гористой местности. Попытка отступавших советских войск закрепиться на Керченском полуострове оказалось безуспешной. В итоге, под давлением 42-го армейского корпуса немцев (три пехотные дивизии) остатки 51-й армии не смогли удержаться в Крыму и к 16 ноября были эвакуированы на Таманский полуостров. Приморская армия в составе пяти стрелковых и трёх кавалерийских дивизий отошла к Севастополю. Их преследовал 54-й армейский корпус (две пехотные дивизии и сформированная моторизованная бригада), кроме того 30-й в составе двух пехотных дивизий переходил Крымские горы, чтобы выйти к южному побережью Крыма и перерезать дорогу Алушта — Севастополь.

Оборона Севастополя

Севастопольский укрепрайон

Схема инженерного оборудования рубежей обороны Севастополя на 1 ноября 1941

Севастопольский оборонительный район (СОР) к началу Великой Отечественной войны был одним из самых укреплённых мест в мире. Сооружения СОР включали десятки укреплённых орудийных позиций, минные поля и др. В систему обороны входили также две так называемые «бронебашенные батареи» (ББ), или форта, вооружённых артиллерией крупного калибра. Форты ББ-30 (командир - Г.А.Александер) и ББ-35 (командир - А. Я. Лещенко) были вооружены орудиями калибра 305 мм, снятыми с линкора «Императрица Мария».

Первый штурм Севастополя

В советской историографии первым штурмом Севастополя принято считать попытки немецких войск с ходу захватить город в течение 30 октября — 21 ноября 1941 года. Иностранные, в первую очередь немецкие историки, напротив, не выделяют эти атаки в отдельную фазу битвы.

С 30 октября по 11 ноября велись бои на дальних подступах к Севастополю, со 2 ноября начались атаки внешнего рубежа обороны крепости. Сухопутных частей в городе не оставалось, защита осуществлялась силами морской пехоты Черноморского флота, береговыми батареями, отдельными (учебными, артиллерийскими, зенитными) подразделениями при огневой поддержке кораблей. Правда, и у немцев к городу вышли только передовые отряды. Одновременно в город отходили части рассеянных советских войск. Советская группировка насчитывала вначале около 20 тысяч человек.

В конце октября Ставка ВГК решила усилить гарнизон Севастополя силами Приморской армии (командующий — генерал-майор И. Е. Петров), до тех пор защищавших Одессу. 16 октября оборона Одессы была прекращена и Приморская армия была морем переброшена в Севастополь. Силы подкрепления составили до 36 тысяч человек (по немецким данным — более 80 тысяч[4]), около 500 орудий, 20 тысяч тонн боеприпасов, танки и другие виды вооружений и материалов. Таким образом, к середине ноября гарнизон Севастополя насчитывал, — по советским данным, — около 50-55 тысяч человек.

9—10 ноября вермахту удалось полностью окружить крепость с суши, однако в течение ноября к своим пробивались силы арьергарда, в частности, части 184-й стрелковой дивизии НКВД, прикрывавшей отход 51-й армии.

11 ноября с подходом основной группировки 11-й армии (четыре пехотные дивизии, механизированная бригада и румынский корпус) завязались схватки по всему периметру. В течение 10 дней гитлеровцам удалось незначительно вклиниться в передовую полосу обороны после чего в сражении наступила пауза.

Десант в Евпатории

5 января Черноморский флот произвел высадку десанта в порту Евпатории силами батальона морской пехоты (командир — капитан-лейтенант Г. Бузинов). Одновременно в городе вспыхнуло восстание, в котором участвовала часть населения города и прибывшие на подмогу партизаны. На первом этапе операция шла успешно, румынский гарнизон силой до полка был выбит из города. Однако вскоре немцы подтянули резервы. В завязавшихся уличных боях противнику удалось одержать верх. 7 января бой в Евпатории был окончен. Силы десанта частично погибли в неравном бою, частично попали в плен[4].

Керченский десант

26 декабря советское командование предприняло попытку стратегического наступления в Крыму, известную как «Керченский десант». Несмотря на первоначальный успех, операция закончилась неудачно: в конце мая 1942 противник разбил основные силы десанта на Керченском полуострове, после чего начался второй штурм Севастополя.

Второй штурм Севастополя

Рубежи обороны и инженерное оборудование СОР к 7 июня 1942

Оборона Севастополя с суши опиралась на серию крупных долговременных сооружений (артиллерийских фортов)[5]. Для разрушения фортов противник применил осадную артиллерию крупных калибров. Всего на периметре в 22 км было расположено свыше 200 батарей тяжёлой артиллерии. Большинство батарей состояло из обычной полевой артиллерии крупных калибров, включая тяжёлые гаубицы 210 мм, и тяжёлые гаубицы 300 и 350 мм, сохранившиеся со времён Первой мировой войны. Были также применены уникальные сверхтяжёлые осадные орудия:

Под Севастополем также в первый и последний раз было использовано сверхтяжёлое 800-мм орудие класса «Дора»[6]. Орудие общей массой более 1000 тонн было тайно доставлено из Германии и секретно размещено в специальном укрытии, вырубленном в скальном массиве. Орудие вступило в строй в начале июня и выпустило в обшей сложности около 50 снарядов весом 7 тонн. Огонь «Доры» был направлен против фортов ББ-30, ББ-35, а также подземных складов боеприпасов, расположенных в скальных массивах. Как выяснилось позднее один из снарядов пробил скальный массив толщиной 30 м.[7]

Против менее укреплённых ДОТов и ДЗОТов широко применялись зенитные 88-мм орудия, и скорострельные зенитные орудия 20-мм и 37-мм, ведшие огонь прямой наводкой.

Последний штурм

Медаль за Оборону Севастополя. Награждены 52 540 советских солдат и офицеров.

Штурм начался 7 июня. Упорная борьба и контратаки защитников продолжались более недели. В атакующих немецких ротах осталось, в среднем по 25 человек. Перелом наступил 17 июня: На южном участке атакующие заняли позицию, известную как «орлиное гнездо» и вышли к подножию Сапун-горы. На северном участке был захвачен форт «Сталин» и подножие Маккензиевых высот. В этот день пало ещё несколько фортов, включая «Максим Горький-1».

Немецкий нарукавный знак «За покорение Крыма»

С этого момента немецкая артиллерия могла обстреливать Северную бухту и подвоз подкреплений и боеприпасов стал невозможен. Однако внутреннее кольцо обороны ещё сохранилось и лобовой штурм не предвещал немцам ничего хорошего. Манштейн принял решение атаковать внутреннее кольцо не в лоб с юго-востока, а во фланг с севера, для чего предстояло переправиться через Северную бухту. Южный берег бухты был сильно укреплён и десант представлялся практически невозможным, именно поэтому Манштейн решил сделать ставку на неожиданность. В ночь с 28-го на 29-е июня без артиллерийской подготовки передовые части 30-го корпуса на надувных лодках скрытно переправились через бухту и внезапно атаковали. 30 июня пал Малахов Курган. К этому времени у защитников Севастополя стали заканчиваться боеприпасы и командующий обороной адмирал Октябрьский получил разрешение Ставки ВГК на эвакуацию.

Около 700 человек начальствующего состава были вывезены подводными лодками. Ещё несколько тысяч смогли уйти на лёгких плавсредствах Черноморского флота. 1 июля сопротивление защитников города прекратилось, кроме отдельных разрозненных очагов. Гарнизон форта «Максим Горький-2» отказался сдаться и был взорван немецкими сапёрами вместе с фортом.

Остатки Приморской армии, лишённые высшего командования, отошли на мыс Херсонес, где сопротивлялись ещё 3 дня. Немцы заявили о захвате 100 тыс. пленных, 622 орудий, 26 танков и 141 самолётов[8]. По другим данным, число пленных не превышало 40 тыс..

За взятие Севастополя командующий 11-й армией Э. фон Манштейн получил звание фельдмаршала, а весь личный состав армии — специальный нагрудный знак «За покорение Крыма» ("Крымский щит").

Документальное кино

См. также

Ссылки

Примечания

  1. ↑ Батов П. И. В походах и боях. — М., Воениздат, 1974 — с.29
  2. ↑ Так и остался невыясненным вопрос о наличии у немцев танков в начальной фазе битвы. Советские источники настойчиво утверждают о десятках танков (до двух сотен), в том числе T-IV (Батов П. И. В походах и боях. — М., Воениздат, 1974 — примечания 11, 14). Немецкие источники, в первую очередь Манштейн, говорят о полном отсутствии танков. По штату в немецких пехотных дивизиях танков не было, но были самоходные штурмовые орудия StuG III. Одновременно в румынских частях находилось некоторое количество лёгких танков, кроме того, могли использоваться трофейные боевые машины
  3. ↑ Манштейн «Утерянные победы» М., AST, 2003 — с. 236)
  4. ↑ 1 2 Э. фон Манштейн «Утерянные победы»
  5. ↑ В немецкой классификации форты назывались «Сталин», «Молотов», «Максим Горький-1» и «Максим Горький-2»
  6. ↑ «ДОРА», «КАРЛЫ» И «ТЯЖЕЛЫЙ ГУСТАВ»…
  7. ↑ Манштейн, Э. фон «Утерянные победы. Воспоминания фельдмаршала» [пер. с нем.]/ Эрих фон Манштейн. — М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2007. — 828, [4] с.: 16 л. ил. — (Неизвестные войны). Часть третья. Глава 9: Крымская кампания. Стр. 287.
  8. ↑ Курт фон Типпельскирх «История Второй мировой войны»

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Третий сталинский удар. Битва за Крым. — Артюшенко Олег Григорьевич

В апреле — мае 1944 г. наши войска нанесли третий сталинский сокрушительный удар по врагу в районе Крыма и Одессы. Немцам понадобилось для захвата Крыма 250 дней, а советские войска освободили его за 5 дней (7 — 12 мая 1944 г.).

9 мая 1944 года, 70 лет назад, после генерального штурма, был освобожден Севастополь. К 12 мая остатки немецкой 17-й армии, бежавшие на мыс Херсонес, были окончательно разгромлены. «Третий сталинский удар» — Крымская наступательная операция, привел к полному освобождению Крымского полуострова от гитлеровцев. Отбив Крым и Севастополь Советский Союз вернул себе контроль над Чёрным морем. 

Советские солдаты салютуют в честь освобождения Севастополя

Общая ситуация перед началом операции. Предшествующие операции.

1943 год. Немецкое военно-политическое руководство цеплялось за Крым до последней возможности. Крымский полуостров имел огромное военно-стратегическое и политическое значение. Адольф Гитлер требовал удержать Крым любой ценой. Крымский полуостров был необходим Берлину не только из оперативных соображений (база для воздушного и морского флота, передовой форпост сухопутных сил позволяющий стабилизировать положение южного фланга всего фронта), но из политических. Сдача Крыма могла повлиять на позицию Румынии, Болгарии и Турции, на общую обстановку на Балканском полуострове. Потеря Крыма укрепляла возможности советских ВВС и Черноморского флота. 

13 августа — 22 сентября 1943 г. войска Юго-Западного фронта под началом генерала Ф. И. Толбухина в ходе Донбасской наступательной операции вышли на рубеж рек Днепр и Молочная. Появились условия для освобождения Северной Таврии и Крымского полуострова. 9 сентября – 9 октября 1943 года была проведена Новороссийско-Таманская операция (Освобождение Новороссийска и Таманского полуострова). В ходе этой операции советские войска освободили Новороссийск, Таманский полуостров и вышли на побережье Керченского пролива. Успешное завершение операции создало благоприятные возможности для ударов по крымской группировке вермахта с моря и через Керченский пролив.

Положение немецких войск на южном крыле советско-германского фронта продолжало ухудшаться и дальше. 26 сентября – 5 ноября 1943 года Южный фронт (с 20 октября 1943 г. — 4-го Украинский) провёл Мелитопольскую наступательную операцию. 24-25 октября 1943 г. 19-й танковый корпус генерала И.Д. Васильева, гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус генерала Н.Я. Кириченко и стрелковые части прорвали немецкую оборону. Красная Армия стремительно наступала к Перекопу, Сивашу и нижнему течению Днепра.

В результате Мелитопольской операции Красная Армия разгромила 8 дивизий противника и 12 дивизиям нанесла большой урон. Советские войска продвинулись на 50-230 км, освободив почти всю Северную Таврию и выйдя к нижнему течению Днепра. Немецкие войска в Крыму были отрезаны от остальных войск. К исходу дня 31 октября передовые части 19-го танкового корпуса и кавкорпуса подошли к Турецкому валу и с ходу прорвали его. 1 ноября советские воины вели бой в районе Армянска. Удар советских танкистов и кавалеристов по Турецкому валу был столь внезапным, что гитлеровцы не успели организовать мощную оборону. 

Проблема передовых частей заключалась в том, что у них не хватало артиллерии, боеприпасов, к тому же стрелковые части отстали. Немецкое командование поняв, что Турецкий вал прорван, организовало мощный контрудар. Весь день шёл упорный бой. В ночь на 2 ноября гитлеровцы ударом с флангов снова заняли Турецкий вал.

Передовые советские части были вынуждены вести бой в окружении. Немецкие атаки следовали одна за другой. Комкор Васильев был ранен, но остался в строю и продолжал руководить войсками. На 3 ноября в частях осталось по 6-7 снарядов на орудие и по 20-25 патронов на винтовку. Ситуация была критической. Штаб фронта приказал выходить из окружения, но при возможности – удержать плацдарм. Командир 19-го танкового корпуса Иван Васильев (Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 ноября 1943 года генерал-лейтенанту танковых войск Васильеву присвоили звание Героя Советского Союза) решил удержать плацдарм и ударом с него (с юга) снова пробить немецкие позиции на валу. Ночью два небольших штурмовых отряда (в каждом было по 100 бойцов) составленных из танкистов, спешенных кавалеристов, сапёров, связистов и шоферов прорвали немецкую оборону. Так, плацдарм южнее Турецкого вала шириной 3,5 км и глубиной до 4 км смогли удержать. 

Одновременно части 10-го стрелкового корпуса генерал-майора К.П. Неверова форсировали Сиваш и захватили ещё один важный плацдарм. Немецкое командование, понимая опасность этого прорыва, бросило в бой подкрепления с танками и артиллерией. Однако и советские войска получили подкрепления. Плацдарм был удержан и расширен до 18 км по фронту и 14 км в глубину. Таким образом, операция завершилась захватом плацдармов на Перекопе и южнее Сиваша, которые сыграли важнейшую роль в период проведения Крымской операции.

Советские войска переправляются через Сиваш

Командующий 17-й армией генерал Эрвин Густав Йенеке, опасаясь «нового Сталинграда», составил план эвакуации немецких войск с полуострова через Перекоп на Украину («операция Михаэль»). Эвакуацию планировали провести 29 октября 1943 года. Однако Гитлер в последний момент запретил проведение этой операции. Гитлер исходил из стратегического и военно-политического значения полуострова. Его поддержал и главнокомандующий военно-морскими силами гросс-адмирал К. Дениц. Немецким ВМС Крым был необходим для контроля значительной части Черного моря, потеря полуострова, резко ухудшала возможности немецкого флота. Адмирал пообещал, что в критической ситуации флот эвакуирует 200-тыс. 17-ю армию за 40 дней (при плохой погоде — за 80). Однако флотское командование ошиблось в своих прогнозах, оценке возможностей ВМС и советских войск. Когда возникла необходимость, 17-ю армию не смогли оперативно эвакуировать, что стало причиной её уничтожения.

31 октября – 11 ноября 1943 г. советские войска провели Керченско-Эльтигенскую десантную операцию. Советское командование планировало освободить Керченский полуостров. Полуостров освободить не удалось, но был захвачен важный плацдарм и привлечены значительные силы противника на это направление. Немецкие командование было вынуждено перебрасывать войска с северного (перекопского) направления, где гитлеровцы планировали нанести сильный контрудар по наступающим войскам 4-го Украинского фронта. Немецкая 17-я армия ещё больше увязла в Крыму, теперь находясь под угрозой ударов с двух направлений. Румынское руководство, потеряв доверие к немцам, начало эвакуировать свои войска из Крыма. 

Бойцы Отдельной Приморской армии атакуют опорный пункт противника на территории металлургического завода в Керчи

1944 год. Немецкие силы и оборона.

17-я армия Йенеке (Енеке) по-прежнему была мощной и вполне боеспособной группировкой. Она насчитывала до 200 тыс. солдат, 215 танков и штурмовых орудий и около 360 тыс. орудий и минометов, 148 самолётов. Штаб 17-й армии находился в Симферополе. 

Армия получила приказ Адольфа Гитлера держаться на полуострове. В дальнейшем 17-я армия должна была совместно с 6-й армией, расположенной в районе Никополя, нанести контрудар по Красной Армии и, восстановить перерезанные советскими войсками сухопутные связи с остальными немецкими войсками. 17-я армия должна была сыграть важную роль в срыве советского наступления на южном крыле Восточного фронта. Ещё в ноябре 1943 года были разработаны планы «Литцман» и «Рудербоот». Они предусматривали прорыв большей части 17-й армии из Крыма через Перекоп на соединение с 6-й армией, удерживающей никопольский плацдарм, и эвакуацию меньшей части армии военно-морскими силами. 

Однако действия советских войск сорвали эти планы. Части 10-го стрелкового корпуса, которые удерживали плацдарм южнее Сиваша, в ходе нескольких локальных операций улучшили свое тактическое положение и расширили плацдарм. Войска Отдельной Приморской армии в районе Керчи также провели ряд локальных операций, улучшив своё положение и расширив плацдарм. 17-я армия оказалась в ещё более сложном положении. Как отмечал генерал Э. Йенеке 19 января 1944 г.: «…оборона Крыма висит на «шелковой нитке»…». 

Усугубляли положение 17-й армии и действия крымских партизан. 20 декабря 1943 г. оперативный и разведывательный отделы 5-го армейского корпуса признали бесперспективность борьбы с партизанскими отрядами, так как:

«полное уничтожение больших банд в горах возможно только с привлечением очень больших сил».

Командование 17-й армии также признавало безнадежность борьбы с партизанами. Партизанские отряды поддерживались «воздушным мостом» с СССР. Немцы пытались террором, в том числе истребляя население предгорных деревень, среди которого скрывались партизаны, подавить сопротивление. Однако карательные меры не дали ожидаемых результатов. Кроме того, для борьбы с партизанами привлекали крымских татар, которые массово сотрудничали с оккупантами. 

К апрелю 1944 года в Крыму активно действовало три партизанских соединения, общей численностью до 4 тыс. бойцов. Наиболее мощным было Южное соединение партизан под командованием И. А. Македонского. Южный отряд располагался в заповеднике Южного берега Крыма, в районе Алушта — Бахчисарай — Ялта. Северное соединение под началом П. Р. Ямпольского дислоцировалось в Зуйских лесах. Восточное соединение под руководством В. С. Кузнецова базировалось в Старокрымских лесах. По сути, советские партизаны контролировали всю горно-лесную часть полуострова. Всё время оккупации они укрепляли свои позиции. К ним переходили даже некоторые захватчики. Так, на стороне партизан сражалась группа дезертировавших словаков. 

Крымские партизанки

22-28 января Отдельная Приморская армия провела ещё одну локальную операцию. Наступление не привело к успеху, но показало шаткость положения 17-й армии. Немецкому командованию приходилось перебрасывать резервы с северного направления, что срывало возможность контрудара у Перекопа. С 30 января по 29 февраля 1944 года войска 3-го и 4-го Украинских фронтов провели Никопольско-Криворожскую операцию (Второй сталинский удар. Часть 3. Разгром никопольско-криворожской группировки противника). Никопольский плацдарм был ликвидирован, что окончательно лишило немцев надежды на восстановление сухопутной связи с окруженной в Крыму 17-й армией. 4-й Украинский фронт получил возможность направить все свои силы на освобождение Крымского полуострова. 

Правда, в январе-феврале в Крым с юга Украины по воздуху перебросили 73-ю пехотную дивизию из 44-го отдельного армейского корпуса, а в марте — 111-ю пехотную дивизию из 6-й армии группы армий «А». Высшее немецкое командование по-прежнему хотело удержать Крым. Однако командование 17-й армии понимало, что подкрепления не способны изменить ситуацию, они только продлевают агонию. Йенеке и его штаб не раз докладывали верховному командованию о необходимости скорейшей эвакуации армии. 

 Танки Pz.Kpfw.38(t) 2-го румынского танкового полка в Крыму

Румынские артиллеристы ведут огонь из 75-мм противотанковой пушки во время боя в Крыму

К апрелю 17-я армия имела в своём составе 12 дивизий: 5 немецких и 7 румынских, 2 бригады штурмовых орудий. В районе Перекопа и против плацдарма на Сиваше оборону держали 49-й горно-стрелковый корпус (50-я, 111-я, 336-я пехотные дивизии, 279-я бригада штурмовых орудий) и румынский кавалерийский корпус (9-й кавалерийская, 10-я и 19-я пехотные дивизии). Всего Северная группировка насчитывала около 80 тыс. солдат. Штаб группировки располагался в Джанкое. 

Немецкая оборона в районе Перекопа состояла из трёх полос протяженностью до 14 км и глубиной до 35 км. Их занимала 50-я пехотная дивизия, подкрепленная несколькими отдельными батальонами и частями (всего около 20 тыс. штыков, до 50 танков и штурмовых орудий и 325 орудий и минометов). Главная оборонительная полоса была глубиной до 4-6 км, имела три оборонительных позиции с окопами полного профиля и долговременными огневыми точками. Основным узлом обороны был Армянск. С северного направления город прикрывал глубокий противотанковый ров, минные поля и противотанковые пушки. Город был подготовлен к круговой обороне, улицы перекрыли баррикадами, многие здание превращены в опорные пункты. Ходы сообщения соединяли Армянск с ближайшими населенными пунктами. 

Вторая полоса обороны проходила в южной части Перекопского перешейка между Каркинитским заливом и озерами Старое и Красное. Глубина второй полосы обороны составляла 6-8 км. Здесь немцы соорудили две оборонительные позиции, прикрытые противотанковым рвом, минными полями и другими заграждениями. Оборона основывалась на Ишуньских позициях, которые закрывали выход в степные районы полуострова.

Третья полоса обороны, строительство которой не было завершено к началу наступления Красной Армии, проходила по реке Чартылык. В промежутках между полосами обороны находились отдельные узлы сопротивления и опорные пункты, минные поля. На побережье Каркинитского залива подготовили противодесантную оборону. Командование 17-й армии ожидало главный удар Красной Армии в районе Перекопа. 

На южном берегу Сиваша немцы соорудили 2-3 оборонительные полосы глубиной до 15-17 км. Их занимали 336-я немецкая и 10-я румынская пехотные дивизии. Оборонительные позиции проходили по берегам четырёх озёр и имели по суше протяжённость всего 10 км. За счёт этого была достигнута высокая плотность обороны, насыщенной живой силой и огневыми точками. Кроме того, оборона была усилена многочисленными инженерными заграждениями, минными полями и дотами, дзотами. 111-я немецкая пехотная дивизия, 279-я бригада штурмовых орудий и часть 9-й румынской кавдивизии находились в резерве у Джанкоя. 

Керченское направление оборонял 5-й армейский корпус: 73-я, 98-я пехотные дивизии, 191-я бригада штурмовых орудий, румынские 6-я кавалерийская дивизия и 3-я горно-стрелковая дивизия. Всего группировка насчитывала около 60 тыс. солдат. Береговая оборона на участке от Феодосии до Севастополя была возложена на румынский 1-й горно-стрелковый корпус (1-я и 2-я горнострелковые дивизии). Этот же корпус занимался борьбой с партизанами.

Побережье от Севастополя до Перекопа контролировали два кавалерийских полка из состава румынской 9-й кавдивизии. Всего на противодесантную оборону и борьбу с партизанами выделили около 60 тыс. солдат. Штабы 17-й армии и румынского 1-го горно-стрелкового корпуса располагались в Симферополе. Кроме того, в состав 17-й армии входили 9-я зенитная дивизия ВВС, артиллерийский полк, три артполка береговой обороны, горно-стрелковый полк «Крым», отдельный полк «Бергман» и другие части (охранные, сапёрные батальоны и т. д.). 

На Керченском полуострове было четыре полосы обороны. Их общая глубина достигала 70 километров. Главная полоса обороны опиралась на Керчь и окружающие город высоты. Вторая полоса обороны проходила вдоль Турецкого вала – от Аджибая до Узунларского озера. Третья полоса шла у населенных пунктов Семь Колодезей, Кенегез, Адык, Обекчи и Карасан. Четвертая полоса прикрывала Ак-Монайский перешеек («Перпач-позиция»). Кроме того, немцы оборудовали тыловые полосы обороны на линии Евпатория — Саки – Сарабуз – Карасубазар – Судак – Феодосия, Алушта – Ялта. Они прикрывали Симферополь. Мощным оборонительным узлом являлся Севастополь. 

План операции и советские силы.

Ставка Верховного Главнокомандования (ВГК) рассматривала Крымский полуостров как стратегически важный район. Освобождение Крыма восстанавливало возможности Черноморского флота. Севастополь был главной базой советского флота. К тому же полуостров был важной базой немецкого флота и авиации, прикрывал южный стратегический фланг противника. Крым имел важное значение в определение будущего Балканского полуострова и оказывал влияние на политику Турции. 

Операцию по освобождению Крыма начали готовить в феврале 1944 года. 6 февраля начальник Генштаба А.М. Василевский и Военный Совет 4-го Украинского фронта представили Ставке план Крымской операции. 22 февраля 1944 года Иосиф Сталин утвердил решение о направлении главного удара со стороны Сиваша. Для этого через Сиваш организовали переправы, через которые на плацдарм стали перебрасывать живую силу и технику. Работа проходила в тяжёлых условиях. Море, налеты немецкой авиации и артиллерийские удары не раз разрушали переправы. 

Срок начала операции несколько раз переносили. С начала это было связано с ожиданием освобождение от гитлеровцев побережья Днепра до Херсона, затем погодными условиями (из-за них начало операции отложили на период между 15 и 20 марта). 16 марта начало операции отложили в ожидании освобождения Николаева и выхода Красной Армии к Одессе. 26 марта началась Одесская наступательная операция (Третий сталинский удар. Освобождение Одессы). Однако и после освобождения Николаева – 28 марта, операцию начать не смогли. Помешали плохие погодные условия. 

Общий замысел Крымской операции состоял в том, чтобы войска 4-го Украинского фронта под командованием генерала армии Фёдора Ивановича Толбухина с севера – от Перекопа и Сиваша, а Отдельная Приморская армия генерала армии Андрея Ивановича Ерёменко с востока – от Керченского полуострова, нанесли одновременный удар в общем направлении на Симферополь и Севастополь. Они должны были прорвать немецкую оборону, расчленить и уничтожить немецкую 17-ю армию, не допустив ее эвакуации из Крымского полуострова. Наступление сухопутных войск поддерживали Черноморский флот под командованием адмирала Филиппа Сергеевича Октябрьского и Азовская флотилия под началом контр-адмирала Сергея Георгиевича Горшкова.

Морские силы имели в своем составе линейный корабль, 4 крейсера, 6 эсминцев, 2 сторожевика, 8 базовых тральщиков, 161 торпедных, сторожевых и бронекатеров, 29 подводных лодок и другие корабли и суда. С воздуха наступление 4-го УФ поддерживали 8-я воздушная армия под командованием генерал-полковника авиации Тимофея Тимофеевича Хрюкина и авиация Черноморского флота. 4-я воздушная армия под командованием генерал-полковника авиации Константина Андреевича Вершинина поддерживала наступление Отдельной Приморской армии. Кроме того, с тыла по немцам должны были ударить партизаны. За координацию войск отвечали представители Ставки ВГК Маршалы Советского Союза К. Е. Ворошилов и А. М. Василевский. Всего в операции участвовали около 470 тыс. человек, около 6 тыс. орудий и минометов, 559 танков и самоходных артиллерийских установок, 1250 самолётов. 

Начальник штаба 4-го Украинского фронта генерал-лейтенант Сергей Семенович Бирюзов, член Государственного комитета обороны маршал Советского Союза Климент Ефремович Ворошилов, начальник Генерального штаба маршал Советского Союза Александр Михайлович Василевский на командном пункте 4-го Украинского фронта

Главный удар наносил 4-й УФ. В его состав входили: 51-я армия, 2-я гвардейская армия и 19-й танковый корпус. Основной удар с Сивашского плацдарма наносили 51-я армия под командованием Героя Советского Союза, генерал-лейтенанта Якова Григорьевича Крейзера и усиленный 19-й танковый корпус под началом Героя Советского Союза, генерал-лейтенанта танковых войск Ивана Дмитриевича Васильева. Иван Васильев во время разведки будет ранен, поэтому наступлением корпуса будет руководить его заместитель И. А. Поцелуев. Они получили задачу наступать в направлении Джанкой — Симферополь — Севастополь. В случае прорыва немецкой обороны и захвата Джанкоя основная группировка 4-го УФ выходила в тыл немецких позиций у Перекопа. Она также могла развивать наступление на Симферополь и в тыл керченской группировке противника.

2-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта Георгия Фёдоровича Захарова наносила вспомогательный удар на Перекопском перешейке и должна была наступать в направлении Евпатория – Севастополь. Армия Захарова также должна была очистить от гитлеровцев западное побережье Крыма. Отдельная Приморская армия получила задачу прорвать немецкую оборону у Керчи и наступать в направлении на Владиславовку и Феодосию. В дальнейшем часть сил Приморской армии должна была наступать в направлении Симферополь – Севастополь, другая часть – вдоль побережья, от Феодосии к Судаку, Алуште, Ялте и Севастополю. 

Черноморский флот получил задачу нарушать морские коммуникации противника. Подводные лодки и торпедные катера должны были атаковать вражеские суда на ближних и дальних подступах к Севастополю. Авиация (более 400 самолетов) должна была действовать на всём протяжении немецких морских коммуникация – от Севастополя до Румынии.

Большие надводные корабли в операции не участвовали. Ставка приказала их беречь для будущих морских операций. Координировал действиями Черноморского флота представитель Ставки — главнокомандующий Военно-морскими Силами СССР нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов. Азовская флотилия перевозила войска, грузы через Керченский пролив и поддерживала наступление Отдельной Приморской армии с моря.

Дальняя авиация под командованием маршала авиации А.Е.Голованова (более 500 самолетов) должна была ночными массированными ударами парализовать работу железнодорожных узлов и портов, наносить удары по важным объектам противника, топить немецкие корабли и суда. Дальняя авиация должна была нанести удары по важнейшим румынским портам Галац и Констанца. 

Крымские партизаны получили задачу нарушить движение немцев на дорогах, прервать проводную связь, организовать нападения на штабы и командные пункты противника, помешать гитлеровцам разрушать города и населенные пункты при отступлении, воспрепятствовать уничтожению и угону населения. Также они должны были разрушить Ялтинский порт. 

Наступление.

Прорыв немецкой обороны.

Вечером 7 апреля советские войска провели разведку боем, которая подтвердила прежние сведения о расположении позиций противника в районе Перекопа и Сиваша. Перед наступление тяжёлая артиллерия несколько дней наносила удары по долговременным сооружениям противника. 8 апреля в 8:00 в полосе 4-го Украинского фронта началась мощная артиллерийская подготовка, которая продолжалась 2,5 часа. Она сопровождалась авиационными ударами по немецким позициям. Сразу после артподготовки войска 4-го Украинского фронта перешли в наступление.

Командующий 17-й немецкой армией, правильно определив главное направление удара 51- армии, быстро подтянул армейские резервы. Бои приняли ожесточённый характер. Наносившие главный удар 1-й гвардейский и 10-й стрелковый корпуса (командиры — генералы И. И. Миссан и К. П. Неверов) 51-й армии на Тархано-Ишуньском направлении смогли прорвать только первую и частично вторую траншеи противника. Наступавший на вспомогательных направлениях — каранкинском и тойтюбинском, 63-й стрелковый корпус генерала П. К. Кошевого действовал более успешно. Он прорвал оборону 10-й румынской пехотной дивизии. Командование фронта 9 апреля для развития успеха корпуса ввело в прорыв дивизию второго эшелона этого же корпуса, усилив её гвардейской танковой бригадой и гвардейским танковым полком. Также удар поддержала артиллерия и самолеты 8-й воздушной армии. В результате вспомогательный удар 51-й армии Крейзера стал перерастать в главный. 9 апреля шли жестокие бои. 63-й корпус, отражая яростные контратаки 111-й немецкой пехотной дивизии, 279-й бригады штурмовых орудий и 10-й румынской дивизии, продвинулся на 4-7 км, захватив несколько опорных пунктов противника. Командование фронта подкрепило стрелковый корпус бригадой реактивной артиллерии и передало ему из армейского резерва 77-ю стрелковую дивизию.

В это же время на Перекопском направлении тяжёлые бои вела 2-я гвардейская армия Захарова. В первый же день наступления гвардейцы освободили Армянск. К концу дня 9 апреля армия провала немецкую оборону на Перекопе. Немецкие войска стали отходить на ишуньские позиции. При этом гитлеровцы постоянно контратаковали. Так, 9 апреля воины 13-го гвардейского и 54-го стрелковых корпусов отбили 8 контратак неприятеля. В ночь на 10 апреля, для содействия наступления 13-го гвардейского корпуса, в тыл немцам выбросили десант (усиленный батальон под началом капитана Ф. Д. Диброва и капитана М. Я. Рябова). За успешные действия весь состав батальона был удостоен государственных наград, а Диброву присвоили звание Героя Советского Союза. К концу 10 апреля 51-я и 2-я гвардейская армии пробили немецкую оборону у Сиваша и Перекопа. 

Командование 17-й армии запросила у штаба группы армий «А» разрешение на отвод сил к Севастополю. Разрешение дали. 5-й армейский корпус получил приказ отходить к Севастополю. Немецкое командование с 10 апреля начало эвакуацию тыловых служб, транспорта, гражданских служащих, коллаборационистов и пленных. Однако эвакуацию приостановил Гитлер. 12 апреля он приказал оборонять Севастополь до конца и не эвакуировать боеспособные части. Против этого решения выступило командование 17-й армии, группы армий «Южная Украина» и начальник генштаба сухопутных войск Курт Цейтцлер. Они хотели сохранить боеспособность армии. Но Гитлер настоял на своём решении.

Командование 17-й армии, понимая, что Крым не удержать, старалось провести подготовительные мероприятия для вывоза войск. Уже 8 апреля началась разработка указаний о создании групп эвакуации. В первую очередь планировали вывезти части и подразделения, которые не участвовали непосредственно в боевых действиях. Для снабжения, технического обеспечения оставляли только небольшое количество людей. В тыл выводили «хиви» — «добровольные помощники» вермахта, служившие во вспомогательных частях, а также бывшие карателями, строителей, контрразведку и агитационные органы. В Севастополь приказали свезти как можно больше боеприпасов и продовольствия. 

Одновременно немцы приступили к разрушению инфраструктуры Крыма. Немецкое командование планировало уничтожить или вывести из строя коммуникации, гавани, порты, важные хозяйственные строения, аэропорты, средства связи и т. д. По плану гитлеровцев СССР должен был долго восстанавливать Крым и не иметь возможности использовать полуостров как операционную базу. Собственное военное имущество вывозили или приводили в негодность. Немцы все делали тщательно, пунктуально. Разрушались дороги, горели селения, рушили столбы, убивали людей. Однако наступление советских войск, которым содействовали партизаны, было настолько стремительным, что большая часть плана по разрушению Крыма так и не была реализована. 

10 апреля комфронта Толбухин приказал подтянуть 19-й танковый корпус ближе к переднему краю, чтобы утром 11 апреля бросить его в бой. Танкисты должны были освободить Джанкой, а затем наступать в направлении Симферополь – Севастополь, чтобы рассечь крымскую группировку противника, не дать врагу осуществить организованный отход. 19-й танковый корпус с частями усиления перед наступлением имел в своем составе: 187 танков, 46 САУ, 14 БТР, 31 бронемашину, более 200 орудий и минометов, 15 реактивных установок БМ-13. Комкор Васильев во время осмотра местности был тяжело ранен осколком сброшенной с самолета бомбы, поэтому командованием корпусом принял его заместитель полковник Поцелуев (хотя он тоже был легко ранен). Он командовал корпусом до конца Крымской операции. 

Немцы до вступления в бой 19-го танкового корпуса были в неведение о его расположении на Сивашском плацдарме. Командование 17-й армии читало, что советский танковый корпус находится в районе Перекопа, где они ожидали главный удар 4-го УФ. Хотя вся техника и вооружение корпуса была в марте 1944 года переброшены на плацдарм южнее Сиваша. Переправа осуществлялась ночью или в плохих погодных условиях. Инженеры и саперы подготовили замаскированные укрытия. Следы гусениц заметали. Поэтому удар советских танкистов у Сиваша был для противника внезапным. 

В 5 часов 11 апреля войска 63-го стрелкового корпуса при поддержке 19-го танкового корпуса завершили прорыв немецкой обороны на Сивашском участке. Советские танкисты стремительно продвигались к Джанкою. Уже в 11 часов 11 апреля передовой отряд ворвался в северную часть города. С юга удар поддержали мотострелки. Немецкий гарнизон, имеющий в своём составе до полка пехоты, два дивизиона артиллерии, четыре штурмовых орудия и бронепоезд, упорно оборонялся. Город был освобожден от гитлеровцев к вечеру 11 апреля. Кроме того, советские танкисты разгромили немецкий аэродром в районе Веселого (15 км юго-западнее Джанкоя), и захватили важный железнодорожный мост в 8 км юго-западнее Джанкоя. 

11 апреля командование 4-го УФ с целью быстрейшего освобождения Крымского полуострова сформировало подвижную группу фронта. В неё вошли 19-й танковый корпус, 279-я стрелковая дивизия (два полка были посажены на автотранспорт) и 21-я отдельная истребительно-противотанковая артиллерийская бригада. Подвижную группу возглавил заместитель командующего 51-й армией генерал-майор В. Н. Разуваев.

Войска Отдельной Приморской армии, заметив отход сил немецкого 5-го армейского корпуса, также начали наступление. В 21 час 30 минут 10 апреля, после сильной артиллерийской и авиационной подготовки, пошли в атаку передовые части армии, а в 2 часа 11 апреля – основные силы. Соединения 3-го горно-стрелкового корпуса под командованием генерала А. А. Лучинского прорвали немецкую оборону и заняли хорошо укрепленный опорный пункт немцев Булганак и стали выдвигаться к Турецкому валу. Войска 11-го гвардейского корпуса генерала С. Е. Рождественского и 16-го стрелкового корпуса генерала К. И. Провалова также прорвали немецкую оборону и освободили Керчь. Много немцев и румын не успели сбежать, и попали в плен. 

11 апреля Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин объявил благодарность войскам 4-го Украинского фронта, которые прорвали мощную оборону противника на Перекопе, Сиваше и освободили Джанкой, а также Отдельной Приморской армии, которая освободила Керчь. В Москве прогремел салют в честь победоносных советских войск.

Освобождение Керчи. Советский солдат сбрасывает нацистскую свастику с ворот металлургического завода им. Войкова

Советские морпехи устанавливают флаг на горе Митридат в Керчи

Освобождение полуострова.

Решающую роль в преследовании отступающего противника сыграл рассекающий удар подвижной группы фронта. Наступление подвижной группы на Симферополь отрезало северную группировку 17-й армии керченской группировки. Большую поддержку наступающим войскам 19-го танкового корпуса оказала советская авиация, которую вызвали с помощью радиостанций, бывших в голове корпуса. Советская авиация имела в воздухе полное преимущество. 

Левый фланг подвижной группы (202-я танковая бригада, 867-й самоходный артполк и 52-й отдельный мотоциклетный полк) наступал в направлении Джанкой – Сейтлер, Карасубазар – Зуя, навстречу Отдельной Приморской армии. 12 апреля советские войска заняли Сейтлер. В этот же день советские танкисты при поддержке партизан в районе Зуи разгромили большую колонну противника, которая отступала в сторону Симферополя. Так, подвижная группа 4-го УФ перерезала путь на Севастополь через Симферополь для войск немецкого 5-го армейского корпуса. В это время главные силы 19-го танкового корпуса продолжали наступление на Симферополь. В этом же направлении наступала и 51-я армия Крейзера. 

Основные силы 19-го танкового корпуса в районе Сарабуза встретили сильный узел сопротивления. Здесь оборону держала только что созданная боевая группа под руководством командира немецкой 50-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Сикста. В боевую группу входили гренадерский батальон немецкой 50-й пехотной дивизии, румынский мотополк, саперный батальон и батарея зенитных орудий. Советские танкисты не стали ввязываться в затяжной бой и обойдя позиции противника, продолжили движение на Симферополь. 

12 апреля 2-я гвардейская армия Захарова проврала немецкие позиции на реке Чартолык. Армия Захарова стала развивать наступление вдоль западного побережья и на Евпаторию. На всех направлениях подвижные отряды преследовали противника. 12 апреля передовые силы Отдельной Приморской армии вышли к Ак-Монайским позициям противника. Однако с ходу не смогли прорвать немецкую оборону. Только подтянув артиллерию и нанеся мощный артиллерийско-бомбовый удар (авиация совершила 844 боевых вылета за день), армия Ерёменко прорвала немецкую оборону. К концу дня весь Керченский полуостров был освобожден от сил противника.

Генерал А. И. Ерёменко решил направить подвижную группу армии направить на Старый Крым, Карасубазар, чтобы установить связь с войсками 4-го УФ. В этом же направлении наступали передовые отряды и главные силы 11-го гвардейского стрелкового и 3-го горнострелкового корпусов. 16-й стрелковый корпус получил задачу наступать на Феодосию и далее вдоль побережья на Судак, Ялту и Севастополь. Войска немецкого 5-го корпуса в основном отступали вдоль побережья. Большую роль в преследовании противника сыграли партизаны. Так, крымские партизаны разгромили немецкий гарнизон в Старом Крыму. Правда, немцы подтянули подкрепления и выбили партизан из города. В Старом Крыму гитлеровцы устроили кровавую бойню, убив и ранив сотни мирных жителей. 

12 апреля войска Отдельной Приморской армии были на подходе к Феодосии. В этот день авиация Черноморского флота нанесла мощный бомбово-штурмовой удар по Феодосийскому порту и судам, которые там находились. В результате эвакуация немецких войск морем из Феодосии была сорвана. 13 апреля войска 16-го стрелкового корпуса освободили Феодосию. В этот же день большая группа штурмовиков и бомбардировщиков ВВС Черноморского флота под прикрытием истребителей нанесла удар по порту Судака. Советские самолеты потопили три большие баржи с солдатами противника и 5 барж повредили. После этого налёта немцы больше не рисковали эвакуировать войска морем в Севастополь.

Солдаты, на глазах которых три баржи переполненные людьми, ушли под воду, категорически отказывались садиться на суда. Немцы и румыны продолжили отступление к Севастополю по горным дорогам. Авиация 8-й и 4-й воздушных армий, Черноморского флота наносила мощные удары по отходящим колоннам противника и транспортным узлам. Штурмовики и бомбардировщики создавали завалы на горных дорогах. Подвижные части наступающих корпусов и армий, партизаны не давали немцам передышки.

Летчики морской авиации Черноморского флота перед заданием

Истребители Як-9Д, 3-я эскадрилья 6-го Гвардейского истребительного авиаполка ВВС Черноморского Флота

Подвижная группа Отдельной Приморской Армии под началом командира 227-й стрелковой дивизии полковника Н. Г. Преображенского (в неё входили соединения 227-й стрелковой дивизии на автотранспорте и 227-й отдельный танковый полк) вышла к Старому Крыму. При поддержке партизан Восточного отряда Кузнецова подвижная группа освободила поселение. Затем подвижный отряд при поддержке партизан Северного отряда освободила Карасубазар. Здесь была разгромлена колонна противника, следовавшая в Симферополь. В этот же день в Карасубазаре войска 4-го Украинского фронта соединились здесь с частями Отдельной Приморской армии.

Во время наступления советские воины проявляли героизм и самоотверженность. Так, 13 апреля 1944 г. в районе села Ашага-Джамин (современное село Геройское) Сакского района девять разведчиков 3-го гвардейского мотоинженерного и 91-го мотоциклетного отдельного батальонов приняли неравный бой с противником. Командовал подразделением гвардии сержант Н. И. Поддубный, его заместителем был гвардии младший сержант М. З. Абдулманапов. В составе отряда были гвардии красноармейцы П. В. Велигин, И. Т. Тимошенко, М. А. Задорожный и Г. Н. Зазарченко, красноармейцы В. А. Ершов, П. А. Иванов и А. Ф. Симоненко. Они сражались около двух часов.

Советские воины отбили три атаки роты противника, а затем несколько батальонных атак. Немцы были вынуждены провести артподготовку, а затем предприняли новую атаку. Разведчики дрались яростно, когда закончились боеприпасы, они, многие уже раненые, вступили с врагом в рукопашную схватку. Немецкое командование приказало взять разведчиков живыми. Оставшихся в живых бойцов связали колючей проволокой и пытали, выкалывали глаза, дробили кости, кололи штыками. Никто не сказал ни слова. Тогда немецкий офицер спросил молодого аварского парня Магомеда Абдулманапова: «Ну, они русские, а ты кто? Чего молчишь? Чего тебе терять? Ты чужой для них. Каждый должен думать о своей жизни. Откуда ты?». Советский воин ответил: «Известно, откуда. Мы все — дети одной матери-Родины!». После этого его долго мучили и перед смертью вырезали на груди звезду. После зверских пыток гитлеровцы расстреляли героев на окраине села. Только один из них — пулеметчик В. А. Ершов, получивший 10 огнестрельных и 7 штыковых ран, чудом выжил. 16 мая 1944 г. все девять героев были удостоены звания Героя Советского Союза.

13 апреля подвижная группа 4-го УФ освободила от противника Симферополь. В освобождении города также участвовали бойцы Северного и Южного соединений партизан. В этот же день части 2-я гвардейской армии Захарова освободили Феодосию. В Москве трижды прогремели победные салюты в честь освободителей Феодосии, Евпатории и Симферополя.

САУ СУ-152 1824-го тяжелого самоходно-артиллерийского полка в Симферополе

Битва за Крым продолжалась с прежним ожесточением. Командование 19-го танкового корпуса считало, что целесообразно направить все силы от Симферополя к Севастополю, чтобы на плечах гитлеровцев ворваться в город. Однако командующий подвижной группой фронта Разуваев думал иначе. Он приказал части сил корпуса идти в район Карасубазара, для перехвата сил немецкой керченской группировки. Другие войска были направлены в Алушту, для перехвата сил противника отступающих вдоль морского побережья. И только две танковые бригады преследовали немецкие войска, которые отступали через Бахчисарай в Севастополь. В результате силы подвижной группы фронта были распылены, и немецкое командование получило возможность организовать оборону Севастополя. Командование 19-го танкового корпуса доложило о ситуации командующему фронту, и решение Разуваева было отменено. Однако части подвижной группы уже выполняли первый приказ, и быстро изменить положение было невозможно. Драгоценное время было потеряно. 

Ранним утром 14 апреля советские войска и партизаны освободили Бахчисарай. Партизаны Южного соединения успели уничтожить поджигателей и спасли город от гибели. Командование 19-го танкового корпуса перегруппировало силы и решило нанести удар на Качу, Мамашай, а затем выйти к северной окраине Севастополя. Танкисты к вечеру овладели селами. В районе сел Качи и Мамашай бригады 19-го танкового корпуса соединились с передовыми силами 2-й гвардейской армии, которые обходя узлы немецкой обороны и не ввязываясь в затяжные бои, стремительно вышли к Севастополю. В ночь на 14 апреля советские войска, атакой с севера и с востока (наступали 16-й стрелковый корпус Отдельной Приморской армии и мотострелковая бригада 19-го танкового корпуса), при поддержке партизан, взяли Алушту. 

Однако, несмотря на высокие темпы наступления советских войск, основные силы немецкой северной группировки – 49-й горно-стрелковый корпус под командованием Рудольфа Конрада, сумели выиграть эту гонку и сохранить артиллерию. 49-й корпус Конрада занял оборонительные рубежи Севастополя. 15 апреля к Севастополю вышли главные силы 2-й гвардейской и 51-й армий. Командование 4-го Украинского фронта решило не ждать подхода войск Отдельной Приморской армии и попытаться взять город с ходу. 

Предварительные итоги.

За семь дней наступления Красная Армия освободила от противника почти весь Крымский полуостров. Достигшие «крепости Севастополь» (так город называло немецкое командование) немецкие и румынские части были в плачевном состоянии. Румынские соединения, по сути, развалились. Немецкие дивизии понесли большие потери и превратились в усиленные полки. Потери немецких и румынских войск за этот период превысили 30 тыс. человек. 

Одновременно командование 17-й армии вело усиленную эвакуацию. Эвакуировали тыловые, инженерные и строительные части, снабженцев, гражданских служащих, коллаборационистов и военнопленных. С 12 по 20 апреля с полуострова вывезли 67 тыс. человек. 

Штурм Севастополя и ликвидация 17-й армии вермахта.

Штурм Севастополя.

Апрель. 15 апреля генерал Ф.И. Толбухин поставил войскам 4-го Украинского фронта задачу овладеть Севастополем. Советское командование искало слабые места в обороне противника и перебросило 19-й танковый корпус с правого фланга на левый. Задействовали авиацию дальнего действия. 15-16 апреля она нанесла мощные удары по железнодорожной станции, складам, портовым сооружениям и плавсредствам противника.

В этот период советские войска в районе Севастополя не имели превосходства над немецко-румынскими силами ни в живой силе, ни в тяжелых вооружениях. Порядки наступающих армий были растянуты. Наиболее мощные силы на втором этапе преследования неприятеля были оставлены в резерве командующих армиями, в 50-60 км от передовых отрядов. В результате 4-й УФ не мог начать штурм Севастопольской крепости всеми силами.

Так, 13-й гвардейский стрелковый корпус 2-й гвардейской армии располагался в районе Ак-Мечеть — Евпатория — Саки; 10-й стрелковый корпус 51-й армии — в районе Симферополя. Отдельная Приморская армия ещё не вышла к Севастополю.

Танки, артиллерия, авиация испытывали нехватку боеприпасов и горючего, из-за отставания тыловых служб. 19-й танковый корпус в предшествующих боях понёс серьёзные потери. К тому же Севастополь имел мощные укрепления, которые состояли из трёх полос. Наиболее сильным узлом сопротивления была Сапун-гора, где было шесть ярусов сплошных траншей, прикрытых противотанковыми минными полями и другими заграждениями. Мощными узлами сопротивления также были Мекензиева гора, Сахарная головка и Инкерман. 

Поэтому мощную артподготовку и авиационный удар организовать при первом штурме не удалось. Короткий артналет не смог вывести из строя долговременные укрепления противника. Танкистам приходилось вести борьбу с мощными немецкими укреплениями. К тому же немецкая авиация смогла организовать несколько ударов по боевым порядкам 19-го танкового корпуса. В результате бои за Севастополь приняли затяжной характер. Советская пехота из-за сильного огневого противодействия также не смогла продвинуться. На плечах противника в Севастополь ворваться не удалось. 

В конце дня 15 апреля Толбухин был вынужден отдать приказ о более тщательной подготовке к штурму Севастополя. 16 апреля маршалы А.М. Василевский и К.Е. Ворошилов, которые также лично убедились в упорном сопротивлении войск противника, решили отложить штурм города до 18 апреля. При этом стрелковые части и 19-й танковый корпус при поддержке артиллерии и авиации продолжали наступление, медленно вгрызаясь в немецкие оборонительные порядки. 

Отдельная Приморская армия продолжала наступление и 16 апреля, при поддержке партизан Южного соединения, освободила Ялту. Благодаря помощи партизан и подпольщиков удалось сохранить многие сооружения и объекты города в целости. Передовые силы армии к исходу дня 16 апреля захватили важный перевал Байдарские ворота и концу 17 апреля завязали бой за Балаклаву. 

Танк Т-34 в на улице освобожденного Севастополя

18 апреля была проведена артиллерийская и авиационная подготовка и советские войска снова пошли на штурм немецких позиций. Отдельная Приморская армия продвинулась на 4-7 км, овладела селами Нижний Чоргунь, Камары, Федюхиными высотами, поселком Кадыковка, городом Балаклава. Войска 51-й армии, наступавшие совместно с 19-м танковым корпусом также имели некоторый успех. Однако Сапун-гору взять не удалось. Войска понесли большие потери, и отошли на исходные позиции.

Так, 19-й танковый корпуса, на 18 апреля имел на ходу 71 танк и 28 самоходных артиллерийских установок, а на 19 апреля в составе корпуса осталось 30 танков и 11 САУ. 19 апреля 19-й танковый корпус передали Отдельной Приморской армии. 2-я гвардейская армия в наступлении 18-19 апреля успеха не имела. Советские войска встретили упорное сопротивление врага, который опирался на сильные укрепления и переходил в ожесточённые контратаки.

Советскому командованию стало очевидно, что к штурму надо подготовиться более тщательно. Требовалось сосредоточение сил артиллерии и авиации, подвоз боеприпасов. Расчёт советского руководства на то, что немецкое командование активно ведёт эвакуацию войск и не сможет организовать мощную оборону Севастополя, не оправдался. Приходилось привлекать к штурму все силы и средства фронта. Генеральный штурм назначили на 23 апреля. В предшествующие дни бои продолжались. Советские войска активно прощупывали немецкую оборону, следили за её состоянием и были готовы при обнаружении отвода основных сил неприятеля немедленно перейти в наступление. 20-22 апреля отдельные отряды вели локальные бои. Шло пополнение 19-го танкового корпуса бронетехникой. 

В ночь на 23 апреля советская авиация дальнего действия нанесла удары по немецким позициям. 23 апреля в 11 часов после часовой артподготовки и авиационного удара советские войска перешли в наступление. В результате упорных боев советские войска достигли небольших успехов. Однако прорвать немецкую оборону не удалось. 24 апреля, после часовой артиллерийской и авиационной подготовки, Красная Армия снова пошла в наступление. Весь день шли упорные бои.

Немцы контратаковали при поддержке штурмовых орудий и авиации. Так, на участке севернее станции Мекензиевые Горы противник предпринял 20 контратак силами от батальона до полка. 25 апреля советские войска снова атаковали. Однако, несмотря на яростные атаки, прорвать вражескую оборону не удалось. Советские войска достигли только локальных успехов. Как признавал Василевский: «… и это наше наступление должного успеха не принесло». 

Пришлось приступить к новой перегруппировке сил и средств, подготовке войск к боям в горных условиях, созданию штурмовых групп, отработке взаимодействия между частями. Приняли решение перед очередным штурмом подвергнуть укрепления врага основательному артиллерийскому обстрелу и бомбово-штурмовым ударам. 29 апреля Василевский по этому вопросу разговаривал с Верховным главнокомандующим. Сталин был недоволен затягиванием штурма Севастополя, но был вынужден согласиться с доводами Василевского. Было решено 5 мая начать наступление 2-й гвардейской армии на вспомогательном направлении, чтобы ввести противника в заблуждении, а 7 мая — генеральный штурм Севастополя. 

Командование 17-й армии, понимая, что Севастополь не удержать, и желая сохранить хоть часть боеспособного ядра армии, неоднократно обращалось к Гитлеру с просьбой об эвакуации войск. Однако Гитлер по-прежнему требовал удерживать Севастополь. В приказе от 24 апреля 1944 года было сказано: «…ни шагу назад». Паникеры и трусы подлежали расстрелу. Командующий германскими ВМС на Черном море вице-адмирал Бринкман и начальник военно-морского района Крыма контр-адмирал Шульц доложили Гитлеру, что флот способен снабжать Севастопольский гарнизон всем необходимым морем.

Фюрер считал, что Севастополь необходимо удержать как из политических, так и военных соображений. Среди политических факторов выделялось положение Турции, которая после падения Севастополя могла перейти на сторону союзников, а также ситуация на Балканах. В военном отношении Севастополь был важен тем, что сковывал значительную советскую группировку. 17-я армия должна была оборонять Севастополь и наносить противнику максимально большие потери. Поэтому верховное командование разрешило вывозить из Крыма только раненых, румынов и, коллаборационистов, пленных.

Кроме того, практиковался насильственный вывоз советского населения, им немцы прикрывались от налетов советской авиации. Так, часто в трюм грузили технику и солдат, а на палубах располагали женщин и детей. Последних предупреждали, чтобы они при появлении советских самолетов поднимали вверх детей и выбрасывали белые простыни. После приказа Гитлера об удержании Севастополя, немцы усилил переброску морем и воздухов пополнений для боевых подразделений 17-й армии. Привозили и большое количество боеприпасов. 

 В освобожденном Севастополе

Генеральный штурм Севастополя.

Советское командование напряженно работало, ведя подготовку к генеральному штурму. Особенно сложно было обеспечить подвозку боеприпасов и горючего, так как фронтовые и армейские склады были ещё за Сивашем и в районе Керчи. К Севастополю стягивали всю артиллерию фронта. Разведка проводила дополнительное изучение немецкой оборонительной системы и расположения войск противника. Проводились локальные операции по захвату или уничтожению отдельных важных пунктов, чтобы улучшить положение войск перед наступлением. По всему фронту советская авиация и артиллерия продолжала наносить удары по немецким позициям. К району боевых действий подтягивали корпуса, которые остались в тылу. 

В предшествующий генеральному штурму период советские войска постоянно тревожили немцев. Территориальные успехи были незначительными. Но, зато немецкая оборона была ослаблена и хорошо изучена. Немцы в локальных боях теряли больше людей, чем получали пополнений. Не могли они пополнить и выбывающую из строя технику. И всё же 17-я армия представляла ещё значительную силу: на 5 мая в составе армии было 72,7 тыс. человек, 1775 орудий и минометов, 2355 пулеметов, 50 танков и штурмовых орудий. С учётом укрепленного района, это позволяло создать большую плотность оборонительных порядков и огневой мощи. Севастопольский укрепрайон немцы создавали не один месяц. Уже после поражения вермахта под Сталинградом немецкие войска приступили к строительству оборонительных рубежей под Севастополем. Немцы восстановили часть старых советских дотов и дзотов, а также уделили особое внимание усовершенствованию системы огня с полевых укреплений и минированию территории. Оборонительный рубеж проходил по нескольким важным высотам, которые из-за крутизны склонов были недоступны для танков и усилены инженерными сооружениями. Вся местность у них многократно простреливалась перекрестным и косоприцельным огнем. Глубоко в скалах устроили пулеметные точки, их можно было уничтожить только прямым попаданием. Немецкие войска получили приказ обороняться до последней возможности. Назначенный 1 мая новый командующий 17-й армией Карл Альмендингер 3 мая обратился к войскам и потребовал, чтобы «..все оборонялись в полном смысле этого слова, чтобы никто не отходил, удерживал бы каждую траншею, каждую воронку, каждый окоп».

5 мая, после 1,5 часовой артиллерийской подготовки, в районе Бальбек — Камышлы пошла в наступление 2-я гвардейская армия. Тактика применения небольших штурмовых групп (по 20-30 бойцов) себя оправдала, и армия достигла некоторых успехов. Наступление советской пехоты поддерживалось ураганным огнем артиллерии и непрерывными атаками авиации. 6 мая 2-я гвардейская армия возобновила наступление. Однако на этот день сопротивление немецких войск усилилось. Немцы в течение дня провели 14 контратак. Советские войска продвинулись только на несколько сотен метров. Однако 2-я гвардейская армия выполнила главную задачу — ввела немецкое командование в заблуждение относительно направления главного удара. Командование 17-й армии окончательно решило, что 4-й УФ наносит главный удар в районе Мекензиевых Гор (повторяя немецкое наступление 1942 года). 

7 мая начался генеральный штурм. Главный удар нанесли на участке Сапун-гора — Карань. Атаке предшествовала мощнейшая артподготовка — на 1 км фронта было привлечено от 205 до 258 стволов артиллерии и минометов. Здесь были задействованы три из четырех гвардейских минометных бригад имевших на вооружение РСЗО БМ-31-12, восемь из десяти гвардейских минометных полков и три отдельных гвардейских горно-вьючных минометных дивизиона. Кроме того, по немецким позициям наносила мощные удары советская авиация — самолеты 8-й воздушной армии совершили за день 2105 самолето-вылетов. 

Девять часов шёл жестокий бой. Немцы ожесточенно обороняли многоярусные укрепления Сапун-горы, которые имели 63 дота и дзота. Бойцы 63-го стрелкового корпуса под командованием генерал-майора П. К. Кошевого и 11-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-майора С. Е. Рождественского яростно атаковали немецкие позиции. Быстрого прорыва нигде не было. То и дело русские и немцы сходились в рукопашных схватках. Многие позиции не раз переходили из рук в руки. Противник контратаковал, немцы дрались жестко и умело. На Сапун-Горе было четыре немецкие позиции, и каждую противник не хотел сдавать. Однако советские воины взяли эту неприступную позицию — ключ к Севастополю. Этот штурм предрешил исход всего сражения за Севастополь. 

После безуспешных ночных контратак, опасаясь окружения своих сил, немецкое командование начало частичный отвод войск к северу от Северной бухты (на участке наступления 2-й гвардейской армии). 8 мая по-прежнему кипели яростные бои. К концу дня 2-я гвардейская армия вышла к Северной бухте. Войска 51-а армии окончательно прорвав внешний обвод немецких укреплений, вышли к внутреннему обводу Севастопольской крепости. Отдельная Приморская армия захватила Караньские высоты и создала условия для ввода в бой сил 19-го танкового корпуса. Противник интенсивно вел эвакуацию. 

Эвакуация немецких солдат

В такой критической обстановке командующий группой армий «Юг» Фердинанд Шёрнер вечером 8 мая попросил Гитлера разрешить эвакуацию основных сил 17-й армии, так как дальнейшая оборона Севастополя была уже невозможна. 9 мая командование 17-й армии такое разрешение получила, но было уже поздно. Теперь приходилось бежать. Части 2-й гвардейской и 51-й армий вышли к Корабельной стороне.

Части Приморской армии в район слобода Рудольфова — Отрадный. 9 мая 3-й горно-стрелковый и 16-й стрелковый корпуса при поддержке 19-го танкового корпуса атаковали немецкий тыловой рубеж (рубеж прикрытия эвакуации). На всех участках немцы по-прежнему активно оборонялись, предпринимали контратаки. К концу 9 мая Севастополь был освобожден от противника.

Около часа ночи 10 мая по радио был передан приказ Верховного главнокомандующего Сталина, в котором подчеркивалось огромное значение освобождения Севастополя от немецких войск. Советским воинам была выражена благодарность. Одновременно Москва салютовала воинам-освободителям 24 залпами из 324 орудий. Стихийный салют провели и в Севастополе. 

Советский флаг над зданием Панорамы в освобожденном Севастополе

Освобожденный Севастополь

Бои ещё продолжались. Немцы оборонялись с отчаяньем обреченных и пытались эвакуировать свои силы из района мыса Херсонес. Здесь полегал их последний рубеж обороны. Из остатков различных соединений, родов войск и служб были сформированы боевые группы, во главе которых поставили наиболее опытных и решительных командиров. В этот район стянули практически всю оставшуюся артиллерию, доведя плотность стволов до 100 на 1 км. Причем боеприпасов было неограниченное количество и их не жалели. 

Однако все усилия немецкого командования были напрасны. Вечером 9 мая советская артиллерия начала обстрел немецкий аэродром в районе Херсонеса. Руководство ВВС было вынуждено перебросить последние истребители в Румынию. Таким образом, немецкие войска лишились поддержки с воздуха. Из Румынии немецкие ВВС решить задачу поддержку своих сухопутных войск уже не могли. Снизились и возможности по эвакуации. В ночь на 11 мая удалось вывезти только командование и штаб 17-й армии. К этому времени на полуострове оставалось ещё более 50 тыс. немцев и румын. 

Нормальная эвакуация была нарушена. Машина вермахта стала давать сбои. Судов не хватало, они опаздывали, продолжали везти боеприпасы, которые были уже не нужны (их просто выбрасывали за борт). Многие суда не были загружены полностью, их капитаны боялись долго стоять под обстрелом. Люди толпились у пристаней в ожидании судов, были вынуждены ждать под ударами артиллерии и авиации. Гросс-адмирал Карл Дёниц лично приказал вывести в море более 190 немецких и румынских судов (тральщиков, транспортов, барж, катеров и т. д.), которых хватило бы на 87 тыс. человек. Однако восьмибалльный шторм вынудил часть судов вернуться, а другие остановиться. Операцию вынудили перенести на 12 мая. Немецким войскам в Крыму предстояло ещё сутки выдерживать удары Красной Армии. В ночь на 11 мая началась паника. Солдаты дрались за места на судах. Многие суда были вынуждены уйти, не закончив погрузки. 

Разведка добыла сведения, что немецкие войска получили приказ с четырех часов 12 мая начать отход на м. Херсонес для эвакуации. Поэтому командование фронта решило начать ночной штурм последнего немецкого оборонительного рубежа, чтобы воспрепятствовать отходу и эвакуации войск противника. После короткого артиллерийского налета, в 3 часа ночи советские войска пошли на последний штурм. Немецкая оборона была прорвана. Эвакуация была сорвана. К 12 часам 12 мая 1944 г. советские войска завершили пленение остатков немецких войск, которые стали массово сдаваться в плен.

В районе м. Херсонес было пленено более 21 тыс. солдат и офицеров противника, захвачено много техники, оружия и боеприпасов. Среди пленных были командующий войсками противника в Херсонском районе командир 73-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Бёме и командир 111-й пехотной дивизии генерал-майор Э. Грюнер. Командир 336-й пехотной дивизии генерал-майор Хагеман погиб. Значительная часть немецких судов, которые прибыли для эвакуации, назначенной на 12 мая, были потоплены ударами артиллерии и авиации. Всего немецко-румынские войска за период генерального штурма Севастополя и ликвидации остатков крымской группировки в районе Херсона 7 — 12 мая 1944 г. потеряли убитыми более 20 тыс. человек и пленными более 24 тыс. человек. Командование сухопутных войск обвинило флот в трагедии. Много месяцев после гибели 17-й армии продолжалось расследование. 

Крейсер «Красный Крым» при возвращении в Севастополь

Итоги операции.

Крымская наступательная операция завершилась полной победой Красной Армии. Если в 1941-1942 гг. вермахту понадобилось 250 дней, чтобы взять героически защищавшийся Севастополь, то в 1944 году советские войска взломали сильные укрепления противника и очистили от него весь Крымский полуостров за 35 дней. 

Цель Крымской операции была реализована. Советские войска взломали глубоко эшелонированную оборону противника у Перекопа, Сиваша и на Керченском полуострове, взяли штурмом мощный Севастопольский укрепрайон и фактически уничтожили немецкую 17-ю армию. Безвозвратные потери 17-й армии составили около 120 тыс. человек, из них более 61 тыс. человек пленными. Кроме того, большие потери немцы понесли во время эвакуации. Так, была фактически уничтожена румынская черноморская флотилия, которая потеряла 2/3 наличного корабельного состава. В частности, советские самолёты утопили большие транспорты «Тотила», «Тея» (конвой «Патрия»). Считается, что на них погибло до 8-10 тыс. человек. Поэтому общие потери немецко-румынских войск оцениваются в 140 тыс. человек. К тому же в руки Красной армии попала почти вся техника немецкой армии. Советские войска и флот в этой операции потеряли более 17 тыс. человек убитыми и более 67 тыс. человек ранеными. 

В стратегическом отношении Крымская победа вернула Советскому Союзу важный экономический район, а флоту — главную базу Черноморского флота. Была окончательно снята угроза с южного стратегического фланга советско-германского флота. Красная Армия ликвидировала последний крупный немецкий плацдарм, который угрожал советскому тылу. Советский Союз вернул себе контроль над Чёрным морем, резко повысил оперативные возможности флота и авиации в регионе. Политический вес Третьего рейха в Болгарии, Румынии и Турции ещё более понизился. Румыния стала серьёзно задумываться сепаратном мире с СССР. 

Крымский полуостров серьёзно пострадал от немецкой оккупации. Сильно пострадали многие города и селения — особенно Севастополь, Керчь, Феодосия и Евпатория. Были разрушены более 300 промышленных предприятий и многие курорты. Сильно пострадало сельское хозяйство, было выбито почти всё поголовье скота. Многих людей угнали в Германию. Хорошо картину разрушений показывает численность населения Севастополя. Накануне войны в городе проживало более 100 тыс. человек, а к моменту освобождения города-героя в нём осталось около 3 тыс. жителей. В Севастополе уцелело всего 6% жилого фонда. 

Ход и итоги Крымской операции показали возросшее мастерство советских войск. 4-й Украинский фронт и Отдельная Приморская армия быстро взломали мощные оборонительные рубежи противника, которые создавались долгое время. Крымская операция в очередной раз показала преимущество наступления перед обороной.

Никакая, даже самая сильная оборона, не может выдержать натиска хорошо подготовленных, мужественных войск. Когда командование искусно выбирает направление главных ударов, организует взаимодействие войск, умело применяет флот, авиацию и артиллерию. За героизм и умелые действия 160 соединений и частей Красной Армии получили почетные наименования Керченских, Перекопских, Сивашских, Евпаторийских, Симферопольских, Севастопольских, Феодосийских и Ялтинских. Десятки частей и кораблей были отмечены орденами. 238 советских воинов были удостоены звания Героя Советского Союза, тысячи участников Крымской операции были отмечены орденами и медалями.

П.П. Соколов-Скаля. Освобождение Севастополя советской армией

Освобождение Одессы

70 лет назад Красная Армия освободила Одессу. 10 апреля 1944 года войска 3-го Украинского фронта под командованием генерала армии Родиона Малиновского освободили важный советский порт от гитлеровцев. Освобождение города стало частью Одесской наступательной операции (26 марта — 14 апреля 1944 года), проведенной войсками 3-го Украинского фронта при содействии сил Черноморского флота. Операция стала частью т. н. «третьего сталинского удара», который завершился освобождением Одессы и Крыма с Севастополем. В свою очередь, «третий удар» был продолжение «второго удара» — серии наступательных операций по освобождению Правобережной Украины (Днепровско-Карпатская стратегическая операция).

Советские солдаты с ребенком в освобожденной Одессе

Обстановка перед операцией

Одесской операции предшествовала Березнеговато-Снигирёвская операция (6-18 марта 1944 г.). В ходе неё войска 3-го Украинского фронта нанесли поражение силам немецкой 6-й армии. Девять немецких дивизий было разгромлено. Как отметила советская газета «Правда», второй состав 6-й армии повторил судьбу первой 6-й армии, которая была уничтожена под Сталинградом. Значительной немецкой группировке грозила полная гибель. Поэтому немецкое командование 12 марта было вынуждено отвести все силы 6-й армии на рубеж реки Южный Буг.

Части 17-го и 44-го немецких армейских корпусов, неся большие потери и бросая тяжелое вооружение, сумели прорваться за Южный Буг и в направлении Николаева. Однако часть блокированной в районе Березнеговатое, Снигиревка немецкой группировки была ликвидирована. Советские войска форсировали Ингулец и 13 марта освободили Херсон. 15 марта были освобождены от гитлеровцев Березнеговатое и Снигиревка. Немцы к 16 марта потеряли более 50 тыс. человек убитыми и пленными, более 2,2 тыс. орудий и минометов, 274 танка и много другого вооружения и техники. 20 марта командующий 6-й армией генерал-полковник К. Холлидт потерял свою должность, его заменил генерал З. Хенрици.

24 марта войска 37-й армии вышли к Южному Бугу и после двухдневных упорных боев, освободили город Вознесенск, заняв важный плацдарм. В полосе 46-й армии частям 394-й стрелковой дивизии, героическими усилиями удалось форсировать Южный Буг в районе Троицкое. 19 марта советские войска захватили важный опорный пункт противника в Андреевке-Эрделева. В яростных боях советские воины отстояли и расширили плацдарм. Однако форсировать Южный Буг с ходу всему фронту не удалось. Немецкое командование в районе Николаева сосредоточило значительную группировку и смогло создать устойчивую оборону. 

В целом армии Родиона Яковлевича Малиновского продвинулись на 140 км. От немцев и румын были освобождены значительные территории Правобережной Украины между реками Ингулец и Южный Буг. 3-й Украинский фронт смог занять выгодное положение для дальнейшего наступления на одесском направлении. Советские армии нанесли врагу тяжелое поражение и, освободив междуречье Ингульца и Южного Буга, захватив плацдармы на правом берегу Южного Буга, создали условия для удара по николаевско-одесской группировке вермахта и наступления в направлении нижнего течения Днестра.

План операции и силы сторон

Ещё в ходе Березнеговато-Снигиревской операции Ставка ВГК уточнила задачу 3-го Украинского фронта. 11 марта Сталин поставил задачу преследовать войска противника, форсировать Южный Буг, освободить Николаев, Тирасполь и Одессу, выйти на р. Прут и северный берег р. Дунай на государственную границу Советского Союза с Румынией. 

План Одесской операции разработали комфронта Родион Малиновский и представитель Ставки маршал Александр Василевский. 19 марта 1944 года они представили Сталину свой доклад, в котором попросили оказать поддержку фронту танками, артиллерийскими тягачами и истребительной авиацией, а также ускорить прибытие пополнений, необходимых для восполнения потерь, понесенных армиями в ходе Березнеговато-Снигирёвской операции. В этот же день план операции был утверждён. 

Сталин пообещал помочь танками и тягачами, но с пополнениями было сложнее. Как отмечал Василевский, погодные условия в начале операции были негативными. Дожди окончательно вывели из строя и так плохие грунтовые дороги. Боеприпасы, горючее и всё необходимые войскам материалы можно было подвозить только с помощью тракторов и вездеходов. Поэтому наступление фронта отложили до 26 марта. 

3-й Украинский фронт должен был нанести удар силами семи общевойсковых армий: 57-я армия под командованием Николая Гагена, 37-я армия Михаила Шарохина, 46-я армия Василия Глаголева, 8-я гвардейская армия Василия Чуйкова, 6-я армия Ивана Шлёмина, 5-я ударная армия Вячеслава Цветаева и 28-я армия Алексея Гречкина. В состав фронта также входил 4-й гвардейский механизированный корпус под началом Трофима Танасчишина (31 марта погиб, корпус возглавил Владимир Жданов), 4-й гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус Иссы Плиева и 23-й танковый корпус Алексея Ахманова. 4-й гвардейский механизированный корпус и 4-й гвардейский казачий кавкорпус входили в состав конно-механизированной группы под общим командованием генерала И. А. Плиева. 

Всего группировка советских войск к началу операции насчитывала около 470 тыс. солдат и командиров, более 12,6 тыс. орудий и минометов, 435 танков и САУ и 436 самолетов. Советские войска значительно (почти в 4 раза) превосходили противника в артиллерии, имели преимущество в танках (2,7 раза), людях (1,3 раза), но уступали в самолетах (в 1,3 раза). 

Поддерживали войска фронта самолеты 17-й воздушной армии под началом Владимира Судеца, а также морская авиация и корабли Черноморского флота адмирала Филиппа Октябрьского. Части морской пехоты были привлечены для освобождения приморских городов и портов. Кроме того, армии левого крыла 2-го Украинского фронта принимали участие в разгроме немецких войск между Южным Бугом и Днестром. 

57-я и 37-я армии Гагена и Шарохина должны были наступать в общем направлении на Тирасполь. Конно-механизированная группа Плиева, 46-я армия Глаголева, 8-я гвардейская армия Чуйкова и 23-й танковый корпус Ахманова должны были наступать в общем направлении на станцию Раздельная, в обход Одессы с северо-западного направления. 6-я армия Шлёмина, 5-я ударная армия Цветаева и 28-я армия Гречкина наступали на Николаев и Одессу.

Подготовка к операции проходила в сложных условиях. Весенняя распутица и проливные дожди совершенно испортили грунтовые дороги. Чтобы не сбавлять темпов наступления, когда основные силы не смогут быстро идти вперёд, в дивизиях были сформированы специальные мобильные передовые отряды. В них включали до роты стрелков, взвод саперов посаженных на автотранспорт, несколько противотанковых орудий, танков или САУ. Подвижные отряды должны были обходить узлы сопротивления, опорные пункты противника, заходить в тыл немецким войскам, захватывать мосты, переправы и узлы коммуникаций. 

Советским войскам противостояли силы немецкой 6-й и румынской 3-й армий группы армий «А» (с 5 апреля «Южная Украина»). Левому крылу 2-го Украинского фронта также противостояли войска 8-й армии. Командовал группой армий генерал-фельдмаршал Эвальд фон Клейст (с 1 апреля генерал-полковник Фердинанд Шёрнер). С воздуха немецкие войска поддерживал авиакорпус 4-го воздушного флота.

Группа армий «А», несмотря на тяжелые потери в прошлой операции, по-прежнему имела значительные силы. Немецко-румынская группировка имела 16 немецких и 4 румынских дивизий, 8 бригад штурмовых орудий и другие соединения. Всего группа армий насчитывала около 350 тыс. солдат, 3,2 тыс. орудий и минометов, 160 танков и штурмовых орудий и 550 самолетов (включая 150 румынских самолетов). 

Немецкие войска имели довольно развитую систему обороны. Основной защитный рубеж на реке Южный Буг начали возводить ещё летом 1943 года. К строительству привлекали местных жителей. В оперативной глубине немцы подготовили вспомогательные оборонительные линии на реках Тилигул, Большой Куяльник, Малый Куяльник и Днестр. Особенно хорошо были укреплены подходы к Одессе. Город считался «крепостью фюрера». Кроме того, сильными опорными пунктами была Берёзовка и Николаев. Немецкая оборона опиралась на значительное число серьёзных водных преград, которые мешали наступающим войскам.

Наступление

Форсирование Южного Буга и освобождение Николаева. 

В ночь на 26 марта войска правого фланга и центра 3-го Украинского фронта приступили к форсированию реки Южный Буг, пытаясь прорвать оборону противника на правом берегу. Однако из-за сильного сопротивления противника и недостатка переправочных средств, в течение дня советские войска успеха не добились. Тогда советское командование перенесло основную тяжесть удара на ранее захваченные плацдармы в районах Константиновки и Вознесенска. Армии Гагена и Шарохина, преодолевая сопротивление противника, который создал у плацдармов серьёзную оборону, к концу 28 марта расширили прорыв до 45 км по фронту и от 4 до 25 км в глубину. 

Малиновский, оценив успех правофланговых армий, решил перебросить в полосу наступления 57-й и 37-й армий конно-механизированную группу Плиева и 23-й танковый корпус Ахманова. Эти корпуса первоначально располагались в полосе 46-й армии, севернее Новой Одессы. Конно-механизированная группа получила задачу наступать на Раздельную, а 23-й танковый корпус — на Тирасполь. 

Подвиг десанта Ольшанского. В первый же день наступления фронта армии левого фланга начали штурм Николаева. Чтобы поддержать сухопутные силы и отвлечь силы немецкого гарнизона, командующий 28-й армией генерал-лейтенант Алексей Гречкин поставил задачу высадить в Николаевском порту десант. Морские десантники должны были высадиться в тылу немецких войск, отвлечь часть сил с фронта и постараться вызвать панику, дезориентировать врага. Эту задачу возложили на бойцов 384-й Отдельного батальона морской пехоты. В морской десант вошло 68 добровольцев: 55 морских пехотинцев, 10 сапёров (из состава 57-го отдельного инженерно-сапёрного батальона 28-й армии), 2 связистов и проводник (рыбак А. И. Андреев). Отряд возглавил старший лейтенант Константин Фёдорович Ольшанский. Начальником штаба отряда был лейтенант Г. С. Волошко, а заместителем командира по политической части был назначен капитан А. Ф. Головлёв. 

Морские десантники в посёлке Октябрьский (село Богоявленское), расположенном на берегу Южного Буга, взяли несколько старых лодок и подготовили их к операции. На весла сели несколько рыбаков и 12 понтонёров из 44-го отдельного понтонно-мостового батальона. Десантники взяли значительный боезапас, каждый боец имел по 10 гранат. Движение отряда сопровождали сложности. Дул встречный штормовой ветер, который замедлял движение и повредил лодки. По ходу движения одна из лодок развалилась. Отряду пришлось пристать к берегу и перегруппироваться. Рыбаки и понтонеры были оставлены на берегу, за вёсла сели десантники. В результате 15 км смогли преодолеть только за пять с лишним часов. Из-за этой задержки саперы, завершив проделывание проходов, не смогли до рассвета вернуться и были вынуждены вместе с проводником остаться.

В 4 часа 15 минут 26 марта 1944 года морпехи высадились в торговом порту и, ликвидировав караулы, заняли несколько зданий. Отряд занял круговую оборону. Связисты передали командованию об удачном начале десантной операции. Утром немцы обнаружили захват элеватора. Предположив, что им противостоит небольшой партизанский отряд, немцы предприняли попытку оттеснить противника небольшими силами. Однако немцы встретили серьёзное сопротивление, понесли потери и отошли.

Далее в ходе непрерывного многочасового боя немцы предприняли 18 атак, постоянно усиливая натиск. Немцы бросили в бой превосходящие силы, артиллерию, шестиствольные реактивные миномёты и бронетехнику, использовали дымовые шашки и огнемёты. Морские десантники не сдавались, несли потери, но каждую новую атаку противника отбивали шквальным огнем. Командованию передали второе донесение: «Вступили в соприкосновение с противником. Ведём ожесточенный бой, несём потери». Вечером 26 марта радисты доложили о тяжёлом положении. Ольшанский вызвал огонь на себя.

Яростный бой продолжался и ночью. Под артиллерийским огнем противника погибли радисты, рация была уничтожена. В строю осталось всего 15 бойцов. Многие были ранены. Ольшанский, который также был ранен, приказал старшине первой статьи Юрию Лисицыну, который был опытным разведчиком, пробраться к своим и попросить поддержки с воздуха. Разведчик успешно пробрался через фронт, но уже около расположения советских войск подорвался на мине. Однако он не погиб. С повреждённой ногой добрался до своих и передал донесение. 

Морпехи бились как титаны. Старший лейтенант Константин Ольшанский пал смертью храбрых. Погибли лейтенант Волошко и капитан Головлёв. Остатки отряда возглавил старшина 2-й статьи К. В. Бочкович. Матрос В. В. Ходырев, который уже потерял руку, во время немецкой атаки, поддержанной танками, вызвался «встретить их по-севастопольски». Двумя связками гранат (все противотанковые ружья были уже повреждены) он уничтожил вражеский танк. И ценой своей жизни сорвал немецкую атаку. 

Утром 28 марта оставшиеся в живых десантники при поддержке штурмовиков Ил-2 отбили последнюю, 18-ю, атаку немецких войск. Всего выжило 11 бойцов, все были ранены, пятеро — в тяжелом состоянии. Немецкое командование до конца было уверено, что русские высадили значительное соединение. Десантный отряд уничтожил более батальона живой силы противника, несколько орудий и танков. 

Десант Ольшанского выполнил свою задачу. Его героические действия навсегда вошли в военную летопись России как образец воинской доблести и умения воинского подразделения. Родина высоко оценила подвиг морпехов и сапёров. Все они получили звание Героев Советского Союза, 55 из них — посмертно. 384-му Отдельному батальону морской пехоты приказом Сталина было присвоено почётное наименование «Николаевский».

В ночь на 28 марта соединения 61-й гвардейской и 24-й стрелковых дивизий армии Шлёмина и 130-й стрелковой дивизии ударной армии Цветаева форсировали реку Ингул и ворвались в город. Одновременно с южного направления город освобождали части армии Гречкина. 28 марта советские войска освободили Николаев. Москва отметила освобождение города орудийным салютом — 224 орудия дали двадцать артиллерийских залпов. 

Немцы, отступая, уничтожили мост через реку Южный Буг в районе Варваровки. Это осложнило наступление 6-й армии и 5-й ударной армии. Однако к вечеру советские войска освободили Варваровку. После восстановления моста переправились основные силы двух армий.

Современный мемориал десантникам К.Ф. Ольшанского. Установлен в г. Николаеве (Украина) в 1974 г. по проекту архитекторов О.П. и В.П. Поповых

Одновременно с наступлением войск левого фланга успешно громили противника соединения правого фланга 3-го Украинского фронта. В ходе трёхдневных упорных боев 57-я и 37-я армии 28 марта прорвали немецкую оборону на правом берегу Южного Буга на фронте в 45 км в глубину до 25 км.

29 марта 28-ю армию вывели в резерв Ставки ВГК. Одновременно с освобождением Николаева войска левого крыла 3-го Украинского фронта развивали наступление вдоль побережья на Одессу. 30 марта 5-я ударная армия под командованием Гречкина при поддержке высаженного с моря десантного отряда форсировала Днепровско-Бугский лиман и освободила город Очаков. Самолеты 17-й воздушной армии и Черноморского флота, по мере возможности и с учётом погодных условий, оказывали поддержку сухопутным силам. Советская авиация наносила мощные удары по отступающим колоннам противника, разрушала транспортные узлы. Авиация также срывала эвакуацию немецких войск морским путём. Транспортные самолеты, стараясь решить задачу снабжения войск в условиях весенней распутицы и бездорожья, доставляли по воздуху горючее, боеприпасы и другие грузы.

Советские солдаты. Марш на Одессу

Немецкое командование в условиях прорыва обороны на левом и правом флангах, а также наступления войск 2-го Украинского фронта (что создавало угрозу окружения николаевско-одесской группировки) начало спешный отвод основных сил немецкой 6-й и румынской 3-й армий за реку Днестр. Одновременно немцы попытались задержать противника на промежуточном рубеже реки Тилигул. Однако войска 57-й и 37-й армий, 23-го танкового корпуса и конно-механизированной группы Плиева прорвали немецкую оборону.

К утру 30 марта основные силы конно-механизированной группы и 23-го танкового корпуса завершили форсирование Южного Буга в районе Александровки и Вознесенска. 31 марта, преодолев упорное сопротивление противника, советские войска приступили к его преследованию в направлении Раздельной. В этот день в районе города Вознесенска погиб командир 4-го гвардейского мехкорпуса, генерал-лейтенант танковых войск Трофим Иванович Танасчишин.

 Уже 4 апреля части конно-механизированной группы Плиева и 37-й армии Шарохина перерезали железную дорогу, которая связывала Одессу и Тирасполь и заняли важный железнодорожный узел Раздельную. В результате немецкая группировка была расчленена на две группы. Соединения 30-го и 29-го армейских корпусов 6-й армии (9 дивизий и 2 бригады штурмовых орудий) под натиском армий Шарохина, Гагена и 23-го танкового корпуса Ахманова откатывались к Тирасполю и за реку Днестр. Остальные войска 6-й армии — соединения 17-го, 44-го и 72-го армейских корпусов, соединения 3-й румынской армии (всего 10 немецких и 2 румынских дивизии, 2 бригады штурмовых орудий, отдельные танковые батальоны и другие части) — отходили к Одессе. Войска 3-го Украинского фронта охватывали немецкую группировку с северного и северо-западного направлений. Прижимали их к Одессе. 5 апреля конно-механизированная группа прорвалась к Страсбургу (Кучургану), возникла угроза окружения одесской группировки противника.

Командование фронта, чтобы окончательно отрезать немцам путь отхода за Днестр, повернуло конно-механизированную группу из района Раздельной на юго-восток. 7 апреля советские войска заняли Беляевку и вышли к Днестровскому лиману. Угроза появления большого «котла» усилилась. Одновременно части 8-й гвардейской и 6-й армии обходили Одессу с северо-запада, а 5-я ударная армия продолжала наступление вдоль побережья моря. 

В районе Одессы оказалось более 6 дивизий противника. Утром 6 апреля они нанесли контрудар в районе Раздельной, пытаясь прорваться в сторону Тирасполя. Удар немецких войск пришёлся по соединениям 82-го стрелкового корпуса 37-й армии. Советские войска ещё не успели создать прочную оборону, их артиллерия и тылы отставали. Ценой значительных потерь часть немецких войск смогла пробиться к переправам через реку Кучурган и соединилась со своими войсками, которые действовали северо-западнее Раздельной. Командование 37-й армии подтянуло дополнительные силы и организовало контрнаступление. Во второй половине 7 апреля немецкие войска, которые не успели прорваться к своим, были отброшены к югу и юго-востоку от Раздельной. 57-я армия в этот день продолжала наступление, но часть немецких войск успела отойти за реку Днестр. 

Вечером 9 апреля части 5-й ударной армии под командованием Цветаева овладели станциями Сортировочная, Kyяльник, Пересыпь и начали сражение за северные кварталы Одессы. В это же время соединения 8-й гвардейской и 6-й армий Чуйкова и Шлёмина вышли к городу с северо-запада. Немецкое командование пыталось эвакуировать часть войск, военных материалов и имущества морем. Однако не получилось. Немецкие корабли и транспорты подвергались постоянным ударам самолетов 17-й воздушной армии и авиации Черноморского флота, атакам торпедных катеров и подводных лодок. Всего было потоплено более 30 вражеских транспортов, другие получили повреждения. Советские бомбардировочные дивизии наносили удары и по судам в Одесском порту. Поэтому у немецких войск остался единственный путь отхода — на Овидиополь с последующим форсированием Днестровского лимана. В этом направлении стали отводить тылы, транспорт и войска. Часть немецких сил попыталась пробиться через Беляевку. Отступающие войска постоянно подвергались воздушным ударам, несли большие потери. 

10 апреля советские армии при поддержке одесских партизан и подпольщиков полностью освободили город от гитлеровцев. Как отмечали сами немцы, Одесса в течение двух лет оккупации стала настоящей цитаделью партизанского движения. Партизаны и подпольщики вышли из подземелий и укрытий и помогли очистить Одессу от врага. К тому же они оказали неоценимую помощь в предотвращении уничтожения порта, причалов, складов, важных зданий и объектов, которые немцы подготовили к подрыву. Партизаны Куяльницкого отряда под началом Л.Ф. Горбеля в ночь на 10 апреля нанесли удар по тылам противника и уничтожили немецкую команду подрывников. Немцы планировали уничтожить дамбу Хаджибеевского лимана и подвергнуть затоплению Пересыпь, которая открывала советским войскам путь в Одессу. 

В Одессе советские войска захватили огромные трофеи, которые немцы не успели эвакуировать. Вся железная дорога от станции Выгода до самого города была забита вагонами с военной техникой, различным оборудованием и награбленным имуществом.

Советские танки Т-34-85 с десантом ведут бой за станцию Раздельная

Ночная атака советских танков Т-34-85 у станции Раздельная

Захват левого берега Днестра

После освобождения Одессы 6-я и 5-я ударная армии были выведены во второй эшелон фронта. Остальные армии фронта продолжили наступление и преследование войск противника. При этом 23-й танковый корпус 10 апреля настолько вклинился в боевые порядки противника, что был окружен в районе Плоское. Танкисты вели бой в окружении до подхода туда 11 апреля частей 57-й армии. 12 апреля части армии Гагена вышли к Днестру, с ходу форсировали реку и захватили небольшие плацдармы на правом берегу. 

Одновременно соединения 37-й армии Шарохина вышли к Тирасполю и в ночь на 12 апреля освободили его гитлеровцев. Советские войска также захватили небольшой плацдарм юго-западнее города до 2 км по фронту и до 1,5 км в глубину. Довольно быстро плацдарм был увеличен по фронту до 16 км и в глубину от 6 до 10 км.

В это же время 8-я гвардейская армия Чуйкова и конно-механизированная группа Плиева, ломая сопротивление противника, наступали на овидиопольском направлении. Однако часть конно-механизированной группы (10-я гвардейская и 30-я кавалерийские дивизии) оказалась в сложном положении. К северу от Овидиополя советские дивизии попали под удар отступающей одесской группировки противника и под давлением превосходящих сил врага были вынуждены отойти к северу. Растянутые на 60-километровом фронте порядки двух корпусов 8-й гвардейской армии не смогли надёжно перекрыть немецким войскам путь отхода на запад. Василевский подверг критике действия командования 8-й гвардейской армии, из-за которых немецкие войска смогли спокойно уйти за Днестр.

Наступавшая к северу 46-я армия Глаголева к исходу 11 апреля вышла к Днестру в районе к югу от Чебручи. 12 апреля передовые батальоны армии форсировали Днестр. 8-я гвардейская армия 14 апреля вышла к Днестровскому лиману и очистила его побережье от противника. В ночь на 15 апреля части 74-й гвардейской стрелковой дивизии форсировали Днестр у Ильичевки (в районе Беляевки). Дальнейшее наступление армий 3-го Украинского фронта было остановлено Ставкой, которая 14 апреля приказала перейти к обороне на достигнутых рубежах. Необходимо было восстановить силы, подтянуть отставшие тылы, пополнить части людьми, подвезти боеприпасы и горючее. 

 Советские войска вступают в освобожденную Одессу

Итоги

Операция завершилась полной победой Красной Армии. Войска 3-го Украинского фронта при поддержке левого фланга 2-го Украинского фронта и Черноморского флота нанесли поражение немецкой 6-й и 3-й румынской армиям. Немецкие войска потеряли более 38 тыс. человек убитыми и пленными. Было захвачено более 950 орудий, около 100 складов с боеприпасами и продовольствием, а также большое количество другого имущества и техники. 

Советские войска продвинулись до 180 км и освободили от немецко-румынских войск Николаевскую и Одесскую области. Также освободили большую часть Молдавии. Многие части и соединения, которые отличились в операции, были награждены орденами. 42 части получили почётные наименования («Николаевские», «Раздельненские», «Одесские» и «Очаковская»). В то же время войскам 3-го Украинского фронта не удалось окружить и уничтожить большую часть сил немецкой 6-й и 3-й румынской армий, тем удалось отступить на правый берег Днестра и организовать на этом рубеже устойчивую оборону. Поэтому советские войска не смогли выйти к государственной границе Румынии.

Возвращение Николаева и Одессы позволило Черноморскому флоту восстановить свои базы в северо-западной части бассейна Черного моря и перебазировать туда легкие корабли и авиацию. В результате блокады крымской группировки противника серьёзно укрепилась. Крым и так уже был окружен с суши. Захват плацдармов на Днестре создал условия для дальнейшего наступления армий 3-го Украинского фронта. На очереди были оставшаяся часть Молдавии, Румыния и Балканский полуостров.

Советские солдаты едут по улице освобожденной Одессы. Улица забита техникой, брошенной немцами

Не успели немцы опомниться от ударов на юге, как в июне 1944 г. на них был обрушен четвертый сталинский удар разгром финской армии в районе Карелии. В результате Красная Армия разбила финские войска, освободила Выборг и Петрозаводск, освободила часть Карело-Финской республики.

Под влиянием успехов Красной Армии наши союзники уже не в состоянии были и дальше затягивать открытие второго фронта. 6 июня 1944 г. американско-английское командование, с опозданием на два года, приступило к высадке крупного десанта в Северной Франции.Источник

(Visited 1 404 times, 1 visits today)

artyushenkooleg.ru

Битва за Крым | Керкинитида Евпатория история с древних времен, до наших дней Отдых и лечение в Евпатории

Среди всех земель огромной России трудно найти ту, за которую было бы пролито столько крови, сколько за Крым. В XVIII веке здесь сражался с турками великий русский полководец Александр Суворов, не проигравший ни одного сражения, даже если его армия противостояла более многочисленному сопернику. В XIX веке в ходе Крымской войны 1853-56 годов Россия билась за крымский полуостров против объединенной военной коалиции, в составе которой были армии Британской, Французской и Османской империй. Потери русской армии во время боевых действий во время Крымской войны составили почти 143 тысячи человек. Мы бережно храним память о доблестных защитниках Крыма и помним героические страницы нашей истории.

Образцом беспримерного героизма и мужества русского солдата стала для всего мира годичная оборона Севастополь  в 1854–1855 гг. во время Крымской войны 1853-56 годов.Нет на свете города более дорогого сердцу русского человека, чем Севастополь – образец героической стойкости и мужества русского воинства и Черноморского флота.

В XX веке, во время Великой Отечественной войны 1941 – 45 годов, слава не покорённого города-крепости, не сдающегося врагу, ещё раз утвердилась за легендарным Севастополем.

Крым всегда был для врага крепким орешком, полуостров не раз превращался в неприступную крепость, выстраивая три и четыре линии оборонительных сооружений на подступах к в ворота Крыма — Перекопу, оборонительные сооружения героической военно-морской крепости Севастополь и  Керчь.

Памятники воинской славы Севастополя,  гора Митридат в Керчи, увенчанная обелиском Славы, стали сегодня символами стойкости героев и вечной памяти воинов, сложивших свои головы, обороняя Крым от фашистов в 1941 году, а потом и освобождая полуостров от фашистских захватчиков в 1944 году.

Сколько людей встретило свою смерть на крымской земле, чтобы сегодня на этих берегах царил мир?Великая Отечественная война 1941 – 45 годов длилась 1418 дней, за годы войны погибло около 40 миллионов человек, в том числе белее 26 миллионов наших соотечественников,  защитников нашей великой Родины.

Немецко-фашистская армия Гитлера вторглась на нашу землю 69 лет назад, разрушая сотни городов Советского Союза, сжигая тысячи сёл и деревень нашего Отечества. Весь народ вместе с Красной армией единым фронтом встал на защиту своей Родины и стал той единственной силой, которая смогла разбить фашистские войска и освободить наше Отечество от немецко-фашистских  оккупантов.  Именно, поэтому в нашей стране эту войну называют Великой Отечественной войной.

Мы с гордостью празднуем День Победы над фашистской Германией и её союзниками в Великой Отечественной войне 9 мая, когда был подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии. Сегодня рядом с нами осталось чуть более одного миллиона ветеранов Великой Отечественной войны. Мы ещё можем выразить им свою благодарность за их стойкость, храбрость и настоящее мужество в войне с озверевшим фашизмом, за освобождение нашей великой Родины от немецко-фашистских захватчиков.

Помним ли мы тех, кому должны быть вечно благодарны за счастье жить под мирным небом? Останки многих солдат погибших в боях за Крым были с почестями похоронены на мемориальных кладбищах и в братских могилах, но огромное количество погибших воинов в той страшной войне до сих пор не найдены…

Русские Витязи в Севастопольском небе

Отдавая дань памяти не погребенным героям Великой Отечественной войны, защитникам полуострова, команда поисковиков из Российского военно-исторического общества отправилась в Крым. В ходе раскопок на местах боевых действий, проводимых по свидетельствам непосредственных участников событий, поисковики военно-исторического общества надеются найти ранее не обнаруженные захоронения и артефакты времен Великой Отечественной войны. Об их уникальных находках снят документальный фильм «Битва за Крым».

http://www.ntv.ru/peredacha/Bitva_za_Krym

 

Статьи по теме:

You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

www.evpatori.ru

Битва за Крым.

Опубликовано: 30 мая 2016 Просмотров: 1922

Подборка фото.

 

Севастополь. Памятник затопленным кораблям, символ города, уцелел.

 

Двухместная миниподлодка в порту г. Ялта. 1942 год

 

Декабрь 1941. После партизанского нападения. Крым. Фото из немецкого архива.

 

Разрушенный Дворец пионеров на Приморском бульваре. Севастополь. 1942 год.

 

1942 год. Стрельба из пушки Flak 88 по кораблям в Ялтинской бухте.

 

1942 год. Немецкие солдаты на пляже г. Ялта, Массандровский пляж.

 

Июль 1942. Дым в порту Севастополя.

 

Отряд немцев в татарской усадьбе в Крыму. 1942 год.

 

Июль 1942. Стирка одежды в порту Севастополя.

 

Потопленный крейсер «Червона Украина» у Графской пристани.

 

Затонувший эсминец в порту Севастополя.

 

Разрушенные орудия форта Максим Горький.

 

Разрушенные орудия форта Максим Горький.

 

Горящий грузовик после бомбардировки.1942 год.

 

 

Уничтоженная башенная орудийная установка №1 35-й береговой батареи Севастополя.

Подбитый советский легкий двухбашенный пулеметный танк Т-26 близ Севастополя. Июнь 1942г.

 

Контрольное бомбометание на входе в Северную бухту Севастополя.

 

 

Уличные бои в Севастополе. Отряды пехоты ведут бой на приморском бульваре в Севастополе

 

 

600-миллиметровая мортира «Карл» на огневой позиции под Севастополем, 1942 г.

 

Ствол мортиры «Карл».

 

Неразорвавшийся 600 мм. снаряд, упавший на 30 батарею береговой обороны. Севастополь, 1942 г.

 

Немецкое сверхтяжелое орудие «Дора» (калибр 800 мм, вес 1450 тонн) на позиции под Бахчисараем. Орудие использовалось при штурме Севастополя для разрушения оборонительных укреплений,

 

Американские солдаты рядом со снарядом и гильзой орудия типа «Дора».

 

 

Севастополь в руинах. Большая Морская, 1944 год.

 

Военнослужащие позируют на брошенном в Крыму немецком истребителе Мессершмитт Bf.109

 

 

 

Эвакуация советских бойцов с Керченского полуострова. Раненых загружают в специальный ящик на крыле самолета По-2. 1942 г

Пленные немцы. Севастополь. Май 1944.

 

Севастополь. Май 1944.

1944 год. Это все, что осталось от завоевателей.

5-7 мая 1944 войска 4-го Украинского фронта (командующий – генерал армии Ф.И. Толбухин) в тяжелых боях штурмовали немецкие оборонительные укрепления; 9 мая они полностью освободили Севастополь, а 12 мая остатки вражеских войск на мысе Херсонес сложили оружие.

 

 

Посеченный снарядами фасад cевастопольского Дворца пионеров после освобождения города. Май 1944 г.

 

 

Командующий 7-м румынским горным корпусом генерал Уго Шваб (второй слева) и командующий XXXXIX горным корпусом вермахта генерал Рудольф Конрад ( в центре справа) проходят мимо расчета миномета во время смотра в Крыму. 27.02.1944

 

Советские солдаты с флагом на крыше разрушенного здания Панорамы «Оборона Севастополя» в освобожденном Севастополе. 1944 г.

 

Танки Pz.Kpfw 2-го румынского танкового полка в Крыму. 03.11.1943

 

 

Начальник штаба 4-го Украинского фронта генерал-лейтенант Сергей Семенович Бирюзов, член Государственного комитета обороны маршал Советского Союза Климент Ефремович Ворошилов, начальник Генерального штаба маршал Советского Союза Александр Михайлович Василевский на командном пункте 4-го Украинского фронта. Апрель 1944 г.

 

Советский катер СКА-031 с разрушенной кормовой частью, выброшенный на отлив в Кротково, в ожидании ремонта. Катер из состава 1-го Новороссийского Краснознаменного дивизиона морских охотников Черноморского флота. 1944 г.

 

Бронекатер Азовской военной флотилии в Керченском проливе. Керченско-Эльтингенская десантная операция. Декабрь 1943 г.

 

 

Танки Т-34 на улице освобожденного Севастополя. Май 1944 г.

 

Бойцы морской пехоты у арки Приморского бульвара в освобожденном Севастополе. Май 1944 г.

 

 

Памятник архитектуры Графская пристань в освобожденном Севастополе. 1944 г.

 

Салют на могиле боевых товарищей-летчиков, погибших под Севастополем. 14.05.1944

 

Бронекатера Черноморского флота осуществляют высадку советских войск на крымский берег Керченского пролива на плацдарм под Еникале в ходе Керченско-Эльтигенской десантной операции. Ноябрь 1943 г.

 

 

САУ СУ-152 1824-го тяжелого самоходно-артиллерийского полка в Симферополе. 13.04.1944

 

Советские солдаты форсируют Сиваш в декабре 1943 года.

 

 

Танк Т-34 в на улице освобожденного Севастополя. Май 1944 г.

 

Уничтоженная немецкая техника на берегу Казачьей бухты в Севастополе. Май 1944 г.

 

Транспорт с немецкими солдатами, эвакуированными из Крыма, швартуется в порту Констанцы, Румыния. 1944 г.

 

Партизаны в Ялте. 1944 г.

 

 

Освобожденный Севастополь. Май 1944 г.

 

Советские воины позируют на брошенном в Крыму немецком истребителе Мессершмитт Bf.109. 1944 г.

 

Советский солдат срывает нацистскую свастику с ворот металлургического завода им. Войкова в освобождённой Керчи. Апрель 1944 г.

 

В расположении советских войск. Крым. 1944 г.

 

 

Освобождённый Севастополь с высоты птичьего полёта. 1944 г.

 В освобожденном Севастополе, вид на Южную бухту. 1944 г.

 Пленные немецкие моряки под Керчью. 1944 г.

 

 

В освобождённом Севастополе: объявление у входа на Приморский бульвар, оставшееся от немецкой администрации. 1944 г.

 

Бойцы 2-й гвардейской Таманской дивизии в боях за расширение плацдарма на Керченском полуострове, ноябрь 1943 г. С разгромом немецких войск на Таманском полуострове открылся путь к Керченскому проливу, чем и воспользовались гвардейцы при высадке для захвата плацдарма в пока еще занятом немцами Крыму. Ноябрь 1943 г.

 

Высадка морской пехоты в районе Керчи. 31 октября 1943 года советские войска начали переправу через Керченский пролив. О тяжести и ожесточенности боев при обороне и освобождении Керчи свидетельствует тот факт, что за эти бои 146 человек были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Ноябрь 1943 г.

 

Бойцы 2-й гвардейской Таманской дивизии в освобожденной Керчи. 11 апреля 1944 года Керчь была окончательно освобождена в результате десантной операции. Апрель 1944 г.

спасибо

feldgrau.info


Смотрите также